Заключение социально-психологической экспертизы программ ток-шоу «Окна», транслировавшихся ТК СТС и ТК ТНТ в августе-декабре 2002 г.

Архив файла в формате Word

Определение суда по экспертизе ток-шоу «Окна»

Эксперт

Волков Евгений Новомирович, кандидат философских наук, доцент кафедры общей социологии и социальной работы Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. Стаж экспертной работы — 10 лет.

Практикующий психолог (тренер и консультант), конфликтолог, эксперт и консультант по психологии влияния и психологической безопасности. Консультант общественной организации «Общество защиты семьи и личности» (Украина).

Опыт работы в практической психологии — 12 лет, стаж научной и педагогической работы — 26 лет. В 1993-1994 гг. — заместитель директора и научный руководитель областного Психолого-педагогического молодежного центра при департаменте образования и науки Администрации Нижегородской области. Стажер программы «Актуальные проблемы современности» (тема «Злоупотребление психологическим влиянием») фонда IREX в 2000 г. (4 месяца, Университет Калифорнии, Санта-Круз, США) и программы Всемирного банка по совершенствованию преподавания социально-экономических дисциплин в РФ в 2002 г. (2 недели, Университет Уорвика, Великобритания).

Вопросы к экспертизе

  1. Имеются ли в представленном видеоматериале элементы порнографии либо элементы производные, близкие по психологическому действию с порнографией?
  2. Имеются ли в представленном видеоматериале пропаганда половых извращений, гомосексуализма, супружеских измен, иных форм аморального поведения?
  3. Присутствует ли в представленном видеоматериале элементы, указывающие, что создатели программы «Окна» используют специальные психотехники для внедрения в сознание (подсознание) вредных, опасных, либо сомнительных с точки зрения морали и этики установок, идей и образов?
  4. Способна ли программа «Окна» нанести вред нравственному и психологическому здоровью граждан?
  5. Способна ли вышеуказанная программа оказывать отрицательное воздействие на культурный, духовный, образовательный уровень населения?
  6. Провоцирует ли программа стремления и желания нарушать нормы этики и морали? Содержит ли программа призывы к нарушению семейных устоев?
  7. Соответствует ли программа общепризнанным нормам этики и морали современного общества?

Анализируемый материал

Восемь (8) видеокассет с записями ток-шоу «Окна» в трансляции ТК СТС за 25, 26, 29, 30 и 31 августа и 15 передач в трансляции ТК ТНТ за сентябрь-декабрь 2002 г., всего 20 передач (60 сюжетов) без сторонних рекламных вставок общей продолжительностью 13 часов 20 минут (20 передач по 40 мин.).

Основные принципы и методы экспертного исследования

В данном разделе экспертного исследования сформулированы наиболее общие методологические ориентиры и критерии, которыми руководствуется эксперт.

Данная экспертиза именно социально-психологическая, поскольку её предмет — социально-психологический характер и смысл продукта деятельности средства массовой коммуникации и его воздействие на телезрителей, т.е. ситуация социального влияния.

Методику, использованную при экспертизе, можно охарактеризовать, как прием выделения смысловых элементов с точки зрения из социально-психологического значения и затем последующее восстановление из них смысловой и коммуникативной целостности, анализ построения и подачи материала на основании экспериментально выявленных закономерностей восприятия и реагирования реципиентов (получателей информации). Это предполагает рассмотрение анализируемых сюжетов как актов социальной коммуникации с определенными социально-психологическими последствиями, и рассмотрение их не только по отдельным изолированным элементам, но и в качестве целостных явлений.

Эксперт также использует термин «пропаганда» в следующем значении: массовое «внушение» или влияние посредством манипуляции символами и психологией индивидуума. «Пропаганда включает искусное использование образов, лозунгов и символов, играющее на наших предрассудках и эмоциях; это распространение какой-либо точки зрения таким образом и с такой конечной целью, чтобы получатель данного обращения приходил к «добровольному» принятию этой позиции как если бы она была его собственной»[1].

За основу социально-психологической экспертизы ситуаций влияния необходимо взять три главных принципа современной социальной психологии, доказанных на значительном исследовательском и экспериментальном материале за последние десятилетия. Это принцип ситуационизма, принцип субъективной интерпретации и конструирования и представление о психике индивидов и групп как о напряженных системах[2].

Первый принцип заключается в том, что влияние ситуационных факторов (включающих социально значимые свойства местонахождения человека, состав и поведение групп окружающих людей, информационное наполнение и организационное структурирование социального взаимодействия, нормированное или привычно-стереотипизированное восприятие индивидом воспринимаемых элементов ситуации, и т.п.) гораздо значительнее, чем представляется обыденному сознанию и чем отражается во многих профессиональных подходах, не основанных на социальной психологии. Методами полевых наблюдений и экспериментальных процедур было выявлено большое количество типов ситуаций и механизмов ситуационного социального воздействия, чей «вес» в предопределении индивидуального поведения во многих ситуациях оказался существенно выше, чем диспозиционных факторов (личностных черт, т.е. характера, темперамента, телосложения, мировоззрения и т.п.).

Применительно к ситуациям влияния этот принцип позволяет понять, что индивиды часто в большей мере подстраивают свое поведение под воспринимаемые качества социальных ситуаций, чем реализуют какие-то индивидуальные качества и личностную активность. Индивидуализированная же активность оказывается в значительной степени «ведомой» по отношению к социальным факторам. Такое соотношение не является жестко, однозначно детерминированным, но отражает фундаментальную тенденцию, характерную для поведения большинства людей в большинстве реально складывающихся ситуаций.

Поскольку самым значимым (и, следовательно, самым мощным) элементом любой ситуации является поведение наблюдаемых индивидом людей, то модели поведения других людей оказывают на каждого человека непереоценимое воздействие. Это обстоятельство нашло выражение в признанных теориях А. Бандуры о научении посредством наблюдения и Дж. Роттера о социальном научении[3].

Всем этим перечислением элементов внешнего социального влияния никоим образом не отрицается индивидуальная активность и ответственность. Она должна рассматриваться в сложном интерактивном соотношении с внешним влиянием и с трезвым учетом реальных свойств психики индивида. В общем смысле можно сказать, что социальное влияние не определяет поведения индивида непосредственно. Оно инициализирует каждый раз некую индивидуальную активность, которая и является прямым источником конкретных действий личности и которая описывается принципом субъективной интерпретации и конструирования. Иными словами, внешняя ситуация (воздействие других людей и элементов среды) сталкивается с «внутренней» ситуацией личности, в которой происходит свое собственное непростое взаимодействие свойств и механизмов индивидуальной психики. Однако необходимо сразу подчеркнуть, что «внутренняя» ситуация личности питается материалом внешних ситуаций и воздействий и весьма уязвима для информационного и психологического давления. Кроме того, внешние воздействия могут подкреплять одни проявления внутренней жизни индивида и тормозить другие.

Третий принцип социальной психологии — представление о напряженных системах, — в значительной степени описывает собственно динамику взаимодействия ситуационного влияния и конструпретации. В соответствии с ним индивидуальная психика, а также психологическое состояние коллективных образований (от малых социальных групп до больших наций) должны рассматриваться как системы, пребывающие в состоянии напряжения.

Анализ любой отдельной стимулирующей ситуации следует начинать, как писал К. Левин, с признания, во-первых, того, что “поведение должно выводиться из всего количества одновременно сосуществующих фактов”; а во-вторых, того, что “эти одновременно сосуществующие факты имеют характер силового поля постольку, поскольку состояние каждой части данного поля зависит от любой другой его части”[4]. Существование простых механических закономерностей, соотносящих отдельные стимулы с конкретными реакциями, попросту невозможно, если учесть, что и те, и другие встроены в динамический контекст, видоизменяющий и ограничивающий действие этих закономерностей.

Существует три важнейших следствия приложения понятия “напряженная система”. Первое из них состоит в том, что анализ сдерживающих факторов может быть так же важен для понимания и прогнозирования эффекта от того или иного приема влияния, как и анализ самого этого приема.

Второе важное следствие является оборотной стороной предыдущего. Дело в том, что, находясь на пороге изменений, системы иногда пребывают в неустойчивом равновесии. Тогда отсутствие сдерживающих факторов может приводить к быстрым и серьезным изменениям даже при слабых воздействиях.

Третье следствие приложения понятия “напряженные системы” возникает в результате объединения первых двух. Подобно принципу конструпретации, принцип напряженных систем позволяет понять, почему кажущиеся масштабными манипуляции с ситуациями не дают иногда значительного эффекта, в то время как внешне менее масштабные манипуляции иногда бывают весьма эффективны. Масштабные манипуляции могут оказаться бессильны перед лицом еще более масштабных сдерживающих факторов или даже увеличивать силу сопротивления последних. В противоположность этому менее масштабные манипуляции могут использовать факт ненадежного равновесия либо важный канальный фактор, вызывая сдвиги в системе скорее посредством изменения направления силовых воздействий, чем посредством грубой силы.

В соответствии с последним выводом, даже на вполне устойчивую личность могут оказать значительное влияние сами по себе слабые приемы воздействия, если они используются в широком спектре, согласованно, интенсивно и достаточно длительно. Образно говоря, большое количество тщательно структурированного, но «дешевого», материала вполне заменяет по результативности ограниченный набор более сложных и дорогих методов влияния. Одновременно можно сказать, что оно также подменяет качественную информацию, на отсутствие которой и должны не обратить внимание мишени влияния.

После предыдущего описания свойств человеческой психики в качестве объекта социального влияния встает следующий вопрос: в каких конкретных принципах и приемах может реализоваться использование перечисленных механизмов в целенаправленном, организованном воздействии на личность, особенно манипулятивном и пропагандистском?

Э. Пратканис и Э. Аронсон сгруппировали эти принципы в четырех стратагемах: «Во-первых, следует взять ситуацию под свой контроль и обеспечить благоприятный климат для вашего послания, подобный процесс мы называем пред-убеждением. Пред-убеждение включает в себя манипулирование тем, как структурирована проблема и как сформулировано решение. Вполне успешно осуществленное пред-убеждение определяет то, «что всем известно» и «что все считают само собой разумеющимся» (даже если это отнюдь не так, и данное положение, напротив, следовало бы принять как дискуссионную точку зрения). Умело организуя формулировку и обсуждение вопроса, коммуникатор, однако, может влиять на когнитивные реакции и получать согласие, внешне даже не пытаясь нас убеждать. Затем коммуникатору следует создать положительный образ в глазах аудитории. Эту стратагему мы называем доверием к источнику. Другими словами, коммуникатор должен казаться внушающим симпатию, авторитетным или заслуживающим доверия, либо обладающим любым другим качеством, облегчающим убеждение. Третья стратагема заключается в том, чтобы создать и донести до адресата послание, которое фокусирует его внимание и мысли именно на том, что нужно коммуникатору, — например, отвлекая от доводов против данного предложения, или сосредотачивая его внимание на ярком и мощном образе, или даже побуждая его убедить самого себя. Наконец, эффективное влияние контролирует эмоции мишени и следует простому правилу: возбудите эмоцию, а затем предложите мишени способ реагирования на эту эмоцию, который «случайно» окажется именно желательным образом действия. В таких ситуациях мишень озабочена необходимостью справиться с эмоциями, исполняя требование в надежде избежать негативной эмоции или сохранить позитивную»[5].

Автору экспертизы представляется возможным добавить еще две стратагемы. Пятая стратагема влияния — это применение массированного количества структурированной информации, а шестая — обеспечение достаточной временной длительности, в течение которой информацию предъявляют объекту влияния. Соответствующая техника убеждения может быть выражена формулой «масса информации, помноженная на достаточно длительный и относительно непрерывный для восприятия отрезок времени». Техника такого информационно-коммуникативного марафона, особенно дополненная поведенческими техниками, способна приводить к быстрым и радикальным изменениям сознания и поведения индивида как позитивным, так и негативным.

Американские психологи Фло Конвэй и Джим Зигельман выдвинули гипотезу о том, что существенные и скороспелые изменения в сознании и поведении людей могут являться результатом рассчитанного манипулирования информацией, ведущего к информационной перегрузке[6]. Основываясь на своих исследованиях, Конвэй и Зигельман предположили, что такие воздействия могут порождать новую форму психического заболевания: «информационную болезнь» (information disease)[7]. Если учесть все вышеизложенные научные представления о социальном влиянии и его эффектах, то становится ясно, что независимо от субъективных целей и намерений производителей информации могут возникать объективно закономерные негативные последствия в восприятии и психике потребителей информации, если последняя имеет достаточно регулярную частоту повторения, соответствующее смысловое наполнение и структуру преподнесения.

В связи с вопросами, поставленными судом перед экспертизой возникла также необходимость уточнить социально-психологическую составляющую порнографии.

Как представляется эксперту, свойство порнографичности текста, видеоряда или ситуации в социально-психологическом смысле образуется не столько в результате откровенного описания или изображения половых органов и сексуальных действий, сколько прежде всего в такой подаче материала о сексуальной жизни человека, которая создает или подкрепляет примитивно-огрубленные аттитьюды (устойчивые оценочные и эмоциональные предпочтения или отвержения), в соответствии с которыми индивид склоняется к предпочтению собственно порнографических материалов и к примитивной культуре оргийно-физиологического секса, сопряженной с деградацией человеческих отношений.

В заключение теоретического введения приведу мнение одного из самых известных и авторитетных российских специалистов по проблема семьи и сексуальности, доктора философских наук С. И. Голода об эксгибиционистских тенденциях в современной российской культуре: «Выставление приватной жизни на всеобщее обозрение — нечто большее, чем просто эпатаж. Это попытка с помощью оргийности убедить себя и других в раскованности и свободе волеизъявления. Воспользуюсь грубой метафорой: как кислотные дожди разъедают почву, так и оргийность разъедает сердцевину культуры — нравственность. Больше того, скажу кое-что, с чем согласится не всякий: падение ценности любви, рост доступности женщин содействует поиску её заменителей; полагаю, с этим связана не только интенсификация, но и подчас открытое бравирование гомосексуальными контактами (ответная реакция женщин — лесбиянство)»[8].

Структура исследуемых телесюжетов (видео- и звукоряд)

В результате просмотра и анализа исследуемых материалов в них были выявлены повторяющиеся сюжетные и поведенческие элементы, существенно определяющие восприятие их телезрителями и результаты воздействия на психику последних.

За основу выделения основных типов сюжетов экспертом были взяты главные движущие мотивы (основные темы) демонстрируемых историй. Частично они оказывались заявленными в названиях сюжетов, но чаще проявлялись в сюжетных кульминациях (разоблачениях или признаниях участников), а также подчеркивались и акцентировались высказываниями и поведением ведущего шоу и его рекламными презентациями газеты «Окна». Если в сюжете почти одинаково были представлены две основные темы, то он классифицировался одновременно по обеим.

Таким образом были определены 5 (пять) основных типов сюжетов:

  1. Секс.
  2. Любовь.
  3. Деньги.
  4. Родители и дети.
  5. Супружеские и прочие конфликты.

Краткая характеристика типов сюжетов

Секс — в эту рубрику отнесены сюжеты, в которых основная интрига и фокус внимания зрителей так или иначе сводились к сексуальным отношениям и сексуальному поведению участников сюжета.

Любовь — в эту рубрику были отнесены сюжеты, в которых основная интрига и фокус внимания зрителей так или иначе сводились к любовным отношениям участников сюжета, но без обращения к сексуальным аспектам.

Деньги — в эту рубрику были отнесены сюжеты, в которых основная интрига и фокус внимания зрителей так или иначе сводились к дележу денег или к финансово-имущественным мошенничествам участников сюжета.

Родители и дети — в эту рубрику были отнесены сюжеты, в которых основная интрига и фокус внимания зрителей так или иначе сводились к детско-родительским (кровно-родственным) отношениям участников сюжета.

Супружеские и прочие конфликты — в эту рубрику были отнесены сюжеты, в которых основная интрига и фокус внимания зрителей так или иначе сводились к супружеским конфликтам участников сюжета или к их иным конфликтам, не попавшим в остальные рубрики.

Статистика по типам сюжетов

1. Секс. Сюжетов этого типа было выявлено 49 из 60 (81,7%). Эта же тема является главной и в рекламе еженедельной газеты «Окна», которая идет после каждого сюжета 45 раз из 60 сюжетов, представленных на экспертизу. Соответственно, реальный удельный вес данной темы еще выше, поскольку эта реклама следует за всеми тематическими сюжетами в 15 передачах из 20. Примерная оценка в совокупности — не менее 85%.

2. Любовь. Сюжетов этого типа было выявлено 6 из 60 (10%).

3. Деньги. Сюжетов этого типа было выявлено 8 из 60 (13,3%).

4. Родители и дети. Сюжетов этого типа было выявлено 8 из 60 (13,3%).

5. Супружеские и прочие конфликты. Сюжетов этого типа было выявлено 8 из 60 (13,3%).

Общая сумма удельного веса всех сюжетных типов больше 100% (131,6% или 134,9% с учетом рекламы газеты), поскольку ряд сюжетов представлен сразу двумя типами. Соответственно, были выявлены следующие сочетания тематических типов:

«Секс» и «Супружеские и прочие конфликты» — 5 раз.

«Секс» и «Родители и дети» — 4 раза.

«Секс» и «Деньги» — 4 раза.

«Секс» и «Любовь» — 2 раза.

«Деньги» и «Любовь» — 2 раза.

«Деньги» и «Родители и дети» — 1 раз.

«Родители и дети» и «Супружеские и прочие конфликты» — 1 раз.

Из этих подсчетов видно, что превалирующая тема в сюжетах с сочетаниями тематических типов — это тема «Секс», которая встречается в этих сочетаниях 15 раз из 19.

На втором месте стоят темы «Деньги» — в сочетаниях встречается 7 раз, и на третьем — «Родители и дети» (6 раз).

Тема «Любовь» встречается в сочетаниях 4 раза, но лишь в связи с темами «Секс» и «Деньги».

Тема «Родители и дети» в основном сочетается с темой «Секс» — 4 раза из 6.

Тема «Деньги» сочетается с темами «Секс» и «Любовь» в общей сложности 6 раз из 7 тематических сочетаний, где она присутствует. Плюс к этому дважды в рамках темы «Секс» возникает тема «Покупного секса» или «Секса за деньги» (помимо сюжетов с упоминанием проституции), из них одна тема посвящена покупке за деньги супружеского секса.

Типология и статистика дополнительных сюжетных элементов

В число дополнительных сюжетных элементов экспертом включены:

· рекламные вставки о газете «Окна»;

· сюжетный элемент «Измена»;

· уточняющие определения характера сексуальных отношений в сюжетах темы «Секс» (девиация, проституция, стриптиз, гомосексуализм, педофилия);

· сюжетные элементы «Мошенничество», «Шантаж», «Интриганство» и «Рвачество» в теме «Деньги»;

· демонстрация половых органов и обнаженной женской груди;

· сюжетный элемент «Лжесвидетельство» в теме «Супружеские и прочие конфликты».

Рекламные вставки о газете «Окна» представляют из себя показ ведущим Д. Нагиевым первой страницы очередного номера газеты, на которой дается крупным шрифтом ключевая фраза, одно крупное фото и несколько мелких фотосюжетов. Ключевые фразы имею следующее содержание: «Посторонним подсматривать разрешено», «Пикантные тайны», «Попаримся!», «Завяжи мне глаза» и т.д. Большинство крупных фото на обложках газеты имеют сексуальный характер и в сочетании с заголовками создают у зрителей однозначное впечатление о скандально-сексуальной тематике содержания издания. Этому же способствуют и фразы Д. Нагиева, сопровождающие эти рекламные презентации газеты: «Беспредел человеческих чувств», «Дерзкие откровения мужчин и женщин», «Не стесняйтесь своих желаний» и т.п.

Эти рекламные вставки идут вслед за 45 сюжетами из 60 и составляют смысловое целое со всем шоу, являясь одной из его составляющих (частота встречаемости — 75%).

Сюжетный элемент «Измена» представляет из себя случаи измены либо супружеской, либо измены любимому (любимой). Он встречается 23 раза среди 60 сюжетов (38,3%).

Уточняющие определения характера сексуальных отношений в сюжетах темы «Секс» позволяют конкретизировать, какие именно проявления сексуальности и сексуального поведения представлены в этих сюжетах. Анализ выявил следующие аспекты сексуального поведения, изображенные в сюжетах темы «Секс»:

· проституция;

· стриптиз;

· гомосексуализм;

· педофилия;

· некоторые иные формы сексуальной девиации (отклоняющегося сексуального поведения);

· раннее (в подростковом возрасте) начало половой жизни;

· порнография;

· секс по телефону;

· секс за деньги.

Все эти элементы в совокупности встречаются 19 раз из 60 сюжетов (31,7%).

Сюжетные элементы «Мошенничество», «Шантаж», «Интриганство» и «Рвачество» в теме «Деньги» встречаются каждый по одному разу, но их общий удельный вес в данной теме составляет 50% (4 из 8) (во всей совокупности сюжетов — 6,7%).

Демонстрация половых органов и обнаженной женской груди. Мужские половые органы демонстрируются в сюжете «Кто ты?» (3-я передача на видеокассете с передачами за сентябрь-октябрь 2002 г.), а практически обнаженные женские груди демонстрируются также в одном сюжете («Ариэль», передача № 118, 2-я на видеокассете с передачами за ноябрь-декабрь 2002 г.) (2 из 60 — 3%).

Сюжетный элемент «Лжесвидетельство» присутствует один раз в сюжете «Чья идея?» (передача № 73), в котором одновременно пересекаются темы «Секс», «Деньги» и «Супружеские и прочие конфликты» (1,7%).

Типология и статистика элементов поведения

В качестве статистически выделяемых элементов поведения использованы «Драка» и «Мат», поскольку оба эти элемента имеют отчетливую сюжетную значимость и надежно выделяются визуально и аудиально, а также имеют высокую повторяемость.

К элементу «Драка» отнесены все случаи агрессивных физических контактов участников сюжетов, требовавшие вмешательства службы безопасности шоу.

«Драка» присутствует в 22 сюжетах из 60 (36,7%), причем один раз драка связана с имитацией попытки изнасилования, а еще один раз — с имитацией попытки самоубийства с помощью взрывного устройства.

К элементу «Мат» отнесены все случаи употребления нецензурной лексики участниками шоу. Замена подобной лексики звуковыми вставками не исключает этот элемент из поля восприятия зрителей, а скорее провоцирует её воспроизведение на стороне зрителей.

«Мат» присутствует в 17 сюжетах из 60 плюс интенсивная грубая ругань в одном сюжете (30%).

Характеристика поведения участников сюжетов

Другими важными характеристиками невербального и вербального поведения участников шоу «Окна» является тотальная неконгруэнтность, инфантилизм, демонстративность, неконструктивность в разрешении конфликтов. Эти характеристики являются атрибутами (неотъемлемыми свойствами) всех сюжетов без исключения.

Неконгруэнтность (несоответствие как психологическая характеристика) участников сюжетов проявляется в несоответствии их вербального (слова, фразы), невербального (мимика, жесты, позы, эмоциональные проявления) и паравербального (тональность, мелодика, громкость и эмоциональная окраска речи) поведения содержанию и сути сюжетов.

Текст их высказываний носит в существенной степени сценарно-имитационный характер (заученно-отрепетированный), т.е. является для них неестественным, не индивидуально-личностным.

Невербальные проявления часто не совпадают со смысловым и эмоциональным содержанием сюжетов, в мимике часто проскальзывают улыбки или ухмылки в самые неподходящие моменты, либо наблюдается нейтрально-равнодушное выражение (связанное, видимо, с ожиданием очереди для своей реплики). Телесные позы в основном отражают не сюжетные эмоции и состояния, а прежде всего отбывание роли. Проявления физической агрессии, выливающиеся в сюжетные элементы «Драка», носят демонстративно-показной, неподлинный характер.

В паравербальных характеристиках речи преобладает слабая индивидуальная и эмоциональная интонированность, невовлеченность и неискренность.

Инфантилизм (признаки психологически незрелого поведения и мышления, нравственно-психологическая незрелость) участников сюжетов проявляется прежде всего в межличностных отношениях, как изображаемых в сюжетах, так и в ходе непосредственного их обсуждения. Эта характеристика выражается в преимущественном преобладании поступков, элементов поведения и эмоциональных проявлений, характерных для детско-подростковых фаз психологического и нравственного развития до возраста 14 лет.

Демонстративность (утрированные, напоказ внешние проявления эмоциональности, отказ от ответственности за свое поведение) проявляется прежде всего в самом факте участия персонажей в подобном шоу. Дополнительные индикаторы — элементы «Драка» и «Мат».

Неконструктивность в разрешении конфликтов проявляется прежде всего в скандальном поведении персонажей сюжетов, нацеленном не на разрешении спорных вопросов или проблем, а на оскорбление, запугивание или провоцирование ответной агрессии.

Характеристика поведения ведущего Д. Нагиева

Важными характеристиками невербального и вербального поведения ведущего шоу «Окна» Д. Нагиева является тотальная неконгруэнтность и тотальное ерничанье. Эти характеристики являются атрибутами (неотъемлемыми свойствами) всех сюжетов без исключения. К ним добавляются также демонстративность в подчеркивании сексуально-эротических аспектов, оценочно-предвзятое отношение и неконструктивность в разрешении и анализе конфликтов, которые проявляются в той или иной степени в большинстве сюжетов.

Неконгруэнтность ведущего шоу проявляется в несоответствии его вербального (слова, фразы), невербального (мимика, жесты, позы, эмоциональные проявления) и паравербального (тональность, мелодика, громкость и эмоциональная окраска речи) поведения содержанию и сути сюжетов. В частности, большинство вступительных и завершающих фраз ведущего, обрамляющих каждую передачу, претендуют на некоторое умудрено-отстраненное исследование жизни людей, тогда как реальное поведение Д. Нагиева в ходе сюжетов представляет из себя активное включение в действие в роли конферансье, клоуна, ерника и судьи одновременно.

Кроме этого, неконгруэнтность ведущего проявляется также в принижении или ироническом обыгрывании любых драматических по своей сути моментов (ерничанье) и в демонстративном выпячивании своей фигуры на первый план, в частом использовании сюжетов и их участников для подчеркивания своей личности.

Ерничанье (нарочито принижающая насмешка, циничное иронизирование. По «Толковому словарю русского языка» С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведова (с. 190), ерничать — озорничать, повесничать, беспутничать, развратничать) проявляется прежде всего в принижении или ироническом обыгрывании любых драматических по своей сути моментов, в подчеркнуто иронических комментариях, в демонстративном выпячивании сексуально-эротических аспектов.

Демонстративность в подчеркивании сексуально-эротических аспектов проявляется:

в соответствующих комментариях (например, в сюжете «Сексуальный террор» фраза «Видимо, я встретил женщину своей мечты» о героине с повышенными сексуальными потребностями; в сюжете «Хочу быть дочерью африканского вождя» фраза «Еще и в задницу»);

в поведении, в частности, в периодических проходах по студии со зрительницами шоу в обнимку, а в сюжете «Целоватушки-обниматушки» — в демонстрации подчеркнуто сексуальных объятий и поцелуев;

в подчеркивании сексуальных аспектов в сюжетах и в рекламе газеты «Окна».

Оценочно-предвзятое отношение проявляется в периодических оценках личности участников, а в сюжете «Мальчишник» Д. Нагиев однозначно встает на сторону жениха, участвовавшего в мальчишнике с проститутками, и грубо обзывает невесту, «отомстившую» жениху изменой.

Неконструктивность в разрешении и анализе конфликтов проявляется прежде всего в вышеперечисленных аспектах поведения ведущего, нацеленности не на разрешение и разумный анализ конфликтных и жизненных ситуаций, а на создание из них фона для самоутверждения и на смакование сексуальных и негативных сторон поведения людей.

Характеристика поведения зрителей в студии

Поведение зрителей в студии характеризуется соучастием в создании общей атмосферы и смысла шоу, оценочностью (морализаторством), инфантилизмом, неконструктивностью в разрешении конфликтов.

Соучастие в создании общей атмосферы и смысла шоу проявляется в отсутствии оппозиции поведению и позиции ведущего, в молчаливой или активной поддержке его ерничанья и самодемонстрации.

Оценочность (морализаторство) проявляется в безапелляционных характеристиках участников сюжетов и в морализаторских советах.

Инфантилизм (признаки психологически незрелого поведения и мышления, нравственно-психологическая незрелость) зрителей в студии проявляется прежде всего в реакциях и поведении, характерных для детско-подростковых фаз психологического и нравственного развития до возраста 14 лет. Это, в частности, отсутствие зрелого этического отношения к происходящему в студии и к содержанию обсуждаемых сюжетов. Одним из весьма показательных моментов является поддержка большинством женской части аудитории идеи «свободной любви» в сюжете «Free love» (передача от 29.07.2002).

Неконструктивность в разрешении конфликтов является следствием всех вышеперечисленных характеристик поведения зрителей в студии.

Комплексная характеристика исследуемых сюжетов шоу «Окна»

Исследованная совокупность передач телевизионного ток-шоу «Окна» за август-декабрь 2002 г. характеризуется следующими особенностями:

1. Преимущественная нацеленность на привлечение и удержание внимания зрителей любыми средствами, которые создатели и ведущий шоу считают эффективными для данной цели.

2. Абсолютное преобладание сексуально-скандальной тематики и, соответственно, провоцирование и подкрепление вуайеристских тенденций (стремление к подглядыванию за сексуальными сценами и за обнаженными людьми противоположного пола) в поведении и психике зрителей в студии и телезрителей и эксгибиционистских тенденций (стремление к прилюдному обнажению или обсуждению подробностей своей сексуальной жизни) участников сюжетов и ведущего шоу.

3. Демонстрирование сексуальных и социальных девиаций, скандальных и аморальных отношений без конструктивного анализа и без противопоставления разумных моделей поведения. Подобное преподнесение объективно провоцирует и подкрепляет негативные формы поведения и мышления.

4. Сознательная эксплуатация определенных слабостей и несовершенств психики как зрителей, так и участников сюжетов (и для удержания внимания, и для привлечения к участию в шоу), без каких-либо реальных признаков результативной нацеленности на позитивные и конструктивные эффекты.

5. Элементы информирования и просвещения в данном шоу являются либо слабыми, либо рамочно-формальными, практически не связанными с основным содержанием и смыслом передачи. Развлекательная же составляющая сведена к доминирующей демонстрации сексуальных аспектов человеческого поведения с высоким удельным весом сексуальных девиаций (сексуальных отклонений).

6. Навязывание телезрителям искаженной картины мира с подчеркиванием низменных и отклоняющихся проявлений человеческой сексуальности и человеческого поведения в целом.

Выводы исследования (ответы на вопросы к экспертизе)

1. Имеются ли в представленном видеоматериале элементы порнографии либо элементы производные, близкие по психологическому действию с порнографией?

Да, такие элементы имеются, при этом они имеют существенный удельный вес в представленных видеоматериалах и не являются случайными.

2. Имеются ли в представленном видеоматериале пропаганда половых извращений, гомосексуализма, супружеских измен, иных форм аморального поведения?

Пропаганда половых отклонений, супружеских измен и иных форм аморального поведения является в этих видеоматериалах, вероятно, не спланированным осознанно, но объективно сопутствующим эффектом, закономерно возникающим из всего строя и содержания шоу.

3. Присутствует ли в представленном видеоматериале элементы, указывающие, что создатели программы «Окна» используют специальные психотехники для внедрения в сознание (подсознание) вредных, опасных, либо сомнительных с точки зрения морали и этики установок, идей и образов?

Создатели программы «Окна» не используют каких-либо специальных психотехник, неизвестных современной социальной психологии. Однако в этой программе широко используются эффективные социально-психологические приемы привлечения и удержания внимания зрителей, объективно сопряженные как с прямым, так и с косвенным внедрением в сознание зрителей вредящих и аморальных представлений, идей и образов.

4. Способна ли программа «Окна» нанести вред нравственному и психологическому здоровью граждан?

Да, способна, поскольку навязывает телезрителям искаженную картину мира с подчеркиванием низменных и отклоняющихся проявлений человеческой сексуальности и человеческого поведения в целом; объективно провоцирует и подкрепляет негативные формы поведения и мышления; эксплуатирует слабости и несовершенства психики как зрителей, так и участников сюжетов без каких-либо реальных признаков результативной нацеленности на позитивные и конструктивные эффекты.


5. Способна ли вышеуказанная программа оказывать отрицательное воздействие на культурный, духовный, образовательный уровень населения?

Да, способна, поскольку навязывает телезрителям искаженную картину мира с подчеркиванием низменных и отклоняющихся проявлений человеческой сексуальности и человеческого поведения в целом; объективно провоцирует и подкрепляет негативные формы поведения и мышления; эксплуатирует слабости и несовершенства психики как зрителей, так и участников сюжетов без каких-либо реальных признаков результативной нацеленности на позитивные и конструктивные эффекты.

6. Провоцирует ли программа стремления и желания нарушать нормы этики и морали? Содержит ли программа призывы к нарушению семейных устоев?

Да, программа «Окна» провоцирует стремления и желания нарушать нормы этики и морали. Прямых призывов к нарушению семейных устоев программа не содержит, но объективно подкрепляет формы поведения и мышления, опасные для семейных отношений.

7. Соответствует ли программа общепризнанным нормам этики и морали современного общества?

Нет, не соответствует. Нормы этики и морали в данной программе игнорируются и нарушаются постоянно, полностью подчиняются единственному принципу — успех любой ценой.

17 мая 2004 г.

Эксперт: Волков Евгений Новомирович, кандидат философских наук,

доцент кафедры общей социологии и социальной работы

Нижегородского госуниверситета им. Н. И. Лобачевского

Волков Е. Н.

Приложение к экспертизе

Таблица. Основные темы и элементы поведения в сюжетах ток-шоу «Окна»

В/кассеты

(дата)

Передача (дата, номер)

Названия сюжетов

Основная тема

Элементы

поведения

Секс

Любовь

Деньги

Родители и дети

Супруж. и пр. конфликты

Драка

Мат

25.07.2002

25.07.2002,

№ 9

Лолита

+ (педофилия)

+

Отец купит своего сына

+

+

Проклятые гены

+

26.07.2002

26.07.2002,

№ 10

В погоне за любовником

+ (измена)

Две семьи

+ (измена)

Свекровь и теща

+

+

29.07.2002

29.07.2002,

№ 12

Голос крови

+ (измена)

+

Подружка-разлучница

+ (измена)

+

Free love

+ (проституция)

30.07.2002

30.07.2002,

№ 13

Сексуальный террор

+

(секс-телефон)

Одна мама –

хорошо…

+ (ранний секс,

педофилия)

Звездные войны

+ (измена)

+

31.07.2002

31.07.2002

№ 14

Иезуит

+ (измена)

+

Папаши

+

+

Порча

+ (намек на секс)

сентябрь-октябрь 2002

1-я на в/к

Моя вторая мама

+ (измена)

(гомосексуализм)

(рекл. газеты)

+

+

Стриптиз на

праздничном столе

+ (измена)

(стриптиз)

(рекл. газеты)

+

+

Не помню

+ (рекл. газеты)

сентябрь-октябрь 2002

2-я на в/к,

№ 73

Чья идея

+ (измена)

(рекл. газеты)

+

+

(лжесвидет-во)

Давид и Голиаф

+ (рекл. газеты)

Стрелец

+ (измена)

(рекл. газеты)

+

сентябрь-октябрь 2002

3-я на в/к

Мальчишник

+ (измена)

(стриптиз)

(проституция)

(рекл. газеты)

Портрет жены

художника

(рекл. газеты)

+

Кто ты?

+ (измена)

(гениталии)

(рекл. газеты)

+ (имитац.

изнасил.)

+

сентябрь-октябрь 2002

4-я на в/к

Идеальная жена

+ (измена)

(рекл. газеты)

ругань

Шантажистка

(рекл. газеты)

+

(шант.)

Мамин секрет

+ (измена)

(рекл. газеты)

+

+

сентябрь-октябрь 2002

5-я на в/к

Целоватушки-обниматушки

+ (рекл. газеты)

Яблоко раздора

+ (измена)

(лесбиянство)

(рекл. газеты)

+

Погибну за любовь

+ (девиация)

(рекл. газеты)

+

угроза взрыва

ноябрь-декабрь 2002

1-я на в/к

Верните моего

любимого

+ (измена)

(девиация)

(покупной секс)

(рекл. газеты)

+

+

Мамина работа

+ (рекл. газеты)

+

Конкурс

+ (рекл. газеты)

ноябрь-декабрь 2002

2-я на в/к,

№118

Случайный мой

попутчик

+ (измена)

(рекл. газеты)

+

+

Ариэль

+ (рекл. газеты)

(обнажен. груди)

+

+

Человек-паук

+ (лесбиянство)

(рекл. газеты)

+

+

ноябрь-декабрь 2002

3-я на в/к,

№ 119

Невеста с браком

+ (измена)

(девиация)

(рекл. газеты)

Рыжая любовь

+ (измена)

(рекл. газеты)

+

Битва титанов

(рекл. газеты)

+

+

+

ноябрь-декабрь 2002

4-я на в/к,

№ 188

Патологический врун

+ (измена)

(рекл. газеты)

Здравствуйте,

я ваша няня

(рекл. газеты)

+

Танго втроем

+ (гомосексуализм)

(рекл. газеты)

+

ноябрь-декабрь 2002

5-я на в/к,

№ 189

Лотерея

+ (рекл. газеты)

+

(рвач.)

+

Мы из разных миров

(рекл. газеты)

+

+

Эммануэль

+ (рекл. газеты)

декабрь 2002

1-я на в/к

Блеф

+ (измена)

(рекл. газеты)

+

(интриган.)

+

Кукольный дом

+ (рекл. газеты)

+

+

Хочу замуж

+ (рекл. газеты)

+

декабрь 2002

2-я на в/к

Хочу быть дочерью

африканского вождя

+ (педофилия)

(рекл. газеты)

+

+

Братская любовь

+ (мотив инцеста)

(рекл. газеты)

+

+

Новая амазонка

+ (измена)

(секс с насилием)

(рекл. газеты)

+

декабрь 2002

3-я на в/к

Бедная Лиза

+ (рекл. газеты)

+

Давайте жить дружно

+ (рекл. газеты)

+

Наследница по прямой

(рекл. газеты)

+

декабрь 2002

4-я на в/к

Деньги не пахнут

+ (измена)

(покупной секс)

(рекл. газеты)

+

+

Любовь из телевизора

+ (рекл. газеты)

+

Шведский переполох

+ (девиация)

(рекл. газеты)

+

+

декабрь 2002

5-я на в/к

Наездница

+ (девиация,

зоофилия)

(рекл. газеты)

+

За чужой счет

(рекл. газеты)

+

(мошен)

+

+

Имитатор

+ (порно)

(рекл. газеты)






При производстве экспертизы была использована следующая специальная литература:

1. Аронсон Э. Общественное животное. Введение в социальную психологию. — М.: Аспект Пресс, 1998. — 517 с.

2. Аронсон Э., Пратканис Э. Эпоха пропаганды: Механизмы убеждения — повседневное использование и злоупотребление. — СПб.: прайм-Еврознак, 2001. — 384 с.

3. Аронсон Э., Уилсон Т., Эйкерт Р. Социальная психология. Психологические законы поведения человека в социуме. — СПб.: прайм-Еврознак, 2002. — 560 с.

4. Аронсон Э. Социальное животное. Исследования. Часть 1. — СПб.: прайм-Еврознак, 2003.

5. Аронсон Э. Социальное животное. Исследования. Часть 2. — СПб.: прайм-Еврознак, 2003.

6. Белинская Е. П., Тихомандрицкая О. А. Социальная психология личности. — М.: Аспект Пресс, 2001. — 301 с.

7. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. — М.: «Медиум», 1995. — 323 с.

8. Берковиц Л. Агрессия: причины, последствия и контроль. — СПб.: прайм-Еврознак, 2001. — 512 с.

9. Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры / Пер. с англ. под ред. Н. Бурыгиной, Р. Кучаровой. — М.: Апрель Пресс, Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2001. — 640 с.

10. Большаков В. Ю. Эволюционная теория поведения. — СПб.: Изд-во СПбГУ, 2001. — 496 с.

11. Бэрон Р., Бирн Д., Джонсон Б. Социальная психология: ключевые идеи. — 4-е изд. — СПб.: Питер, 2003. — 512 с.

12. Волков Е.Н. Критерии, признаки, определения и классификация вредящего психологического воздействия: психологическое травмирование, психологическая агрессия и психологическое насилие // Журнал практического психолога, 2002, № 6. – С.183-199

13. Грачев Г. В., Мельник И. К. Манипулирование личностью: организация, способы и технологии информационно-психологического воздействия. Изд. 2-е, испр. и доп. — М.: Алгоритм, 2002. — 288 с.

14. Голод С. И. XX век и тенденции сексуальных отношений в России. — СПб.: Алетейя, 1996. — 190 с.

15. Гофман И. Представление себя другим в повседневной жизни. — М.: «Канон-пресс-Ц», «Кучково поле», 2000. — 304 с.

16. Доценко Е. Л. Психология манипуляции: феномены, механизмы и защита. — М.: ЧеРо, 1997. — 344 с.

17. Зимбардо, Ф., Андерсен, С. Объяснение контроля сознания: экзотические и обыденные психологические манипуляции // Журнал практического психолога, 2000, № 1-2. — С. 8-34.

18. Зимбардо Ф., Ляйппе М. Социальное влияние. — СПб.: Питер, 2000. — 448 с.

19. Кабаченко Т. С. Методы психологического воздействия. — М.: Педагогическое общество России, 2000. 544 с.

20. Колесов Д. В. Общество (психология связей и отношений). — М.: изд-во Московского психолого-социального института; Воронеж: изд-во НПО «МОДЭК», 2003. — 768 с.

21. Кули Ч. Х. Человеческая природа и социальный порядок. — М.: Идея-Пресс, Дом интеллектуальной книги, 2000. — 320 с.

22. Левин К. Теория поля в социальных науках. — СПб.: «Речь», 2000.

23. Лефрансуа Г. Теории научения. Формирование поведения человека. — СПб.: прайм-Еврознак, 2003. — 278 с.

24. Майерс Д. Социальная психология. — СПб.: Питер, 1996. — 684 с.

25. Майерс Д. Социальная психология. Интенсивный курс. — СПб.: прайм-Еврознак, 2000. — 512 с.

26. Матвеева Л. В., Аникеева Т. Я., Мочалова Ю. В. Психология телевизионной коммуникации. — М.: РИП-холдинг, 2002. — 316 с.

27. Милгрэм С. Эксперимент в социальной психологии. — СПб.: Питер, 2000. — 336 с.

28. Найссер У. Познание и реальность. — М.: Прогресс, 1981. — 230 с.

29. Ольшанский Д.В. Психология масс. СПб, «Питер», 2001

30. Пайнс Э., Маслач К. Практикум по социальной психологии. — СПб.: Питер, 2000. — 528 с.

31. Перспективы социальной психологии / Пер. с англ. — М.: ЭКСМО-Пресс, 2001. — 688 с.

32. Поварнин С. И. Искусство спора: О теории и практике спора. — М., 1993. — 97 с.

33. Покрасс М. Л. Залог возможности существования. Четвертая категория психологии. — Самара: Издательский Дом «Бахрах», 1997. — 456 с.

34. Психология влияния. Хрестоматия. — СПб.: Питер, 2000.

35. Психология социальных ситуаций. Хрестоматия. — СПб.: Питер, 2001. — 416 с.

36. Робер М.-А., Тильман Ф. Психология индивида и группы. — М.: Прогресс, 1988. — 255 с.

37. Росс Л., Нисбетт Р. Человек и ситуация. Уроки социальной психологии. — М.: Аспект Пресс, 1999. — 429 с.

38. Сидоренко Е. В. Тренинг влияния и противостояния влиянию. — СПб.: Речь, 2001. — 256 с.

39. Словарь психолога-практика / Сост. С. Ю. Головин. — 2-е изд., перераб. и доп. — Мн.: Харвест, М.: АСТ, 2001. — 976 с.

40. Смит Н. Современные системы психологии. — СПб.: прайм-Еврознак, 2003. — 384 с.

41. Социальная психология в современном мире. — М.: Аспект Пресс, 2002. — 335 с.

42. Тернер Дж. Социальное влияние. — СПб.: Питер, 2003. — 256 с.

43. Фернхем А., Хейвен П. Личность и социальное поведение. — СПб.: Питер, 2001. — 368 с.

44. Фестингер Л. Теория когнитивного диссонанса. — СПб.: Речь, 2000. — 320 с.

45. Халперн Д. Психология критического мышления. — СПб.: Питер, 2000. — 512 с.

46. Харрис Р. Психология массовых коммуникаций. — СПб.: прайм-Еврознак, 2003. — 448 с.

47. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. Основные положения, исследования и применение. — СПб.: Питер Пресс, 1997. — 608 с.

48. Чалдини Р. Психология влияния. — 2-е испр. изд. — СПб.: Питер, 2001. — 270 с.

49. Шейнов В. П. Скрытое управление человеком (Психология манипулирования). — Мн.: Харвест, М.: АСТ, 2000. — 848 с.

50. Шрейдер Ю. А. Лекции по этике. — М.: МИРОС, 1994. — 136 с.

51. Чалдини Р., Кенрик Д., Нейберт С. Социальная психология. Пойми себя, чтобы понять других! — СПб.: прайм-Еврознак, 2002. — 336 с.

52. Чалдини Р., Кенрик Д., Нейберт С. Социальная психология. Пойми других, чтобы понять себя! — СПб.: прайм-Еврознак, 2002. — 256 с.

53. Шибутани Т. Социальная психология. — Ростов-на-Дону: Феникс, 1998. — 544 с.

54. Шихирев П. П. Современная социальная психология. — М.: ИП РАН; КСП+; Академический Проект, 1999. — 448 с.

55. Экман П. Психология лжи. — СПб.: Питер, 1999. — 272 с.


[1] Аронсон Э., Пратканис Э. Эпоха пропаганды: Механизмы убеждения — повседневное использование и злоупотребление. — СПб.: прайм-Еврознак, 2002. — С. 28

[2] См: Росс Л., Нисбетт Р. Человек и ситуация. Перспективы социальной психологии. — М.: Аспект Пресс, 1999.

[3] Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. Основные положения, исследования и применение. — СПб.: Питер Пресс, 1997. — С. 373-430.

[4] Цит. по: Росс Л., Нисбетт Р. Человек и ситуация. Перспективы социальной психологии. — М.: Аспект Пресс, 1999. — С. 50.

[5] Аронсон Э., Пратканис Э. Р. Эпоха пропаганды: Механизмы убеждения — повседневное использование и злоупотребление. — СПб.: прайм-Еврознак, 2002. — С. 67.

[6] См.: Conway, Flo and Siegelman, Jim. Snapping: America's Epidemic of Sudden Personality Change. Second Edition. Stillpoint Press, NY, 1995; Волков Е. Н. Основные модели контроля сознания (реформирования мышления) // Журнал практического психолога. 1996. № 5. — С. 90-91.

[7] См.: Conway, F. & Siegelman, J. Information disease: Have cults created a new mental illness? Science Digest, January,1982, pp. 86-91.

[8] Голод С. И. XX век и тенденции сексуальных отношений в России. — СПб.: Алетейя, 1996. — С. 149.