Современные системы психологии | Ноэль Смит

Часть 7. Ретроспективный обзор. Глава 14. Оглядываясь назад и подводя итоги

Смит Н. Современные системы психологии. — СПб.: прайм-Еврознак, 2003. — 384 с.

(338:)

Часть 7. Ретроспективный обзор

(339:)

Глава 14. Оглядываясь назад и подводя итоги

(340:)

Причинность и системы психологии

Одна из форм классификации, используемая для сравнения систем психологии, предполагает определение того, где следует локализовать источник причинности. Согласно ей, мы имеем четыре категории систем: (а) органоцентрические — источник причинности заключен в организме; (б) энвайроцентрические — источник причинности лежит в окружающей среде; (в) социоцентрические — источник причинности находится в социальной группе и (г) нецентрические — причинность не имеет какого-либо одного источника, но заключена в отношениях или в поле событий. Большинство систем так или иначе попадают в одну из этих категорий, по некоторым из них все же свойственна неопределенность, проявляющаяся в расхождениях при изложении их разными сторонниками системы или в отсутствии четкой позиции относительно локуса причинности, которая не представлена ни имплицитно, ни эксплицитно.

Наибольшей неопределенностью отличаются четыре системы: (а) энвайронментальная психология, (б) диалектическая психология, (в) феноменологическая психология и (г) прямой реализм. Энвайронментальная психология довольно неконкретна в определении локуса причинности; она изучает, главным образом, влияние среды на людей, но определяет себя в терминах взаимных отношений. Если она является интеракциональной, каковой она пытается выглядеть, тогда её следует отнести к категории нецентрических систем, вместе с общественной психологией (с которой она имеет много общего). Если она ближе к допущению Баркера, согласно которому поведение — это функция среды, тогда она должна входить в категорию энвайроцентрических систем. Диалектическая психология иногда склоняется к биологическому редукционизму, и в таких случаях она попадает в разряд органоцентрических систем. Феноменологическая психология сохраняет определенную приверженность психической причинности, обусловленную её теологическим наследием; в этом смысле она органоцентрична. Прямой реализм органоцентричен в том смысле, что он признает психоаналитические инстинкты, но в остальном он обнаруживает явные признаки нецентрической системы. Кроме того, социальный конструкционизм представляет собой специализированную форму энвайроцентризма, поскольку поставленное в нем во главу угла социальное сообщество, определяющее все, что мы можем знать о чем-либо, является частью среды; эту систему можно с полным правом отнести и к энвайроцентрической категории. Как бы то ни было, в табл. 14.1 шестнадцать систем, рассматриваемые в этой книге, разбиваются на четыре категории.

Таблица 14.1. Системы психологии, классифицируемые по локусу причинности


Органоцентризм

Энвайроцентризм

Социоцентризм

Нонцентризм

Когнитивная психология
Эволюционная психология
Гуманистическая психология
Психоанализ

Анализ поведения
Эко-бихевиоральная наука

Социальный
конструкционизм

Общественная психология
Диалектическая психология
Прямой реализм
Экологическое восприятие /
экологический реализм /
экологическая психология
Энвайронментальная психология
Интербихевиоральная психология
Оперантный субъективизм
Феноменологическая психология
Вероятностно-эпигенетическая психология

Таблица поражает тем, что такое большое количество систем относится, по крайней мере преимущественно, к разряду нецентрических. Это может указывать на то, что немалое число психологов оказались неудовлетворенными традиционными органоцентрическими системами и что их наблюдения за психологическими событиями независимо привели их к схожей альтернативе. Однако в США общее влияние этой группы очень незначительно, и большинство систем известно относительно немногим психологам, и следовательно, те лишены возможности рассматривать их в качестве (341:) альтернативных подходов. Теория экологического восприятия Гибсона является наиболее известной системой и оказывает небольшое, но заметное влияние. В Европе самой влиятельной из этих систем является, по-видимому, экзистенциально-феноменологическая психология.

Характеристики каждой категории причинности

Органоцентризм

Теория. Органоцентризм уходит корнями в рационалистическую философию континентальной Европы, получившую развитие в XVIII в. — особенно в Германии, Франции и Шотландии. В своей примитивной форме он восходит к анимистическим верованиям охотников и собирателей, которые помещали психологические события в сердце или каком-то ином телесном органе. Греки классического периода заменили анимизм более совершенным натурализмом, а Аристотель сформулировал нецентрическую психологию. Но органоцентрическая психология вернулась в виде патристической теологии и продолжает существовать поныне в ссылках на психе, витальную и разумную душу, разум, мозг, сознание и «я», а также в конструктах обработки информации. Опираясь на рационалистов, пользовавшихся влиянием в континентальной Европе, она постулирует врожденное знание или врожденные механизмы, которые реагируют на внешнюю стимуляцию, в результате чего стимул отображает мир в той или иной форме. Тем самым она постулирует двойной мир: физический вовне и ментальный (психический) внутри. Внутренний мир часто сводят к биологии, в частности, к головному мозгу, который затем продуцирует поведение и является причиной собственных действий (самокаузальность). Чтобы облегчить это превращение и объяснить его механику, зачастую используют аналогии, наиболее распространенной из которых сегодня являются компьютер и компьютерные программы. Поскольку дихотомия внутреннего и внешнего — это одна из форм дуализма «душа — тело», возникает ряд вопросов. Тождественен ли разум (душа) головному мозгу? Или же разум является эмерджентным феноменом мозга, его эпифеноменом? Обычно предполагается одна из форм последнего (см. главу 2, с. 70-72).

Органоцентрические системы неизменно начинают свои изыскания с конструктов, таких как нейронные сети и компьютерные программы (когнитивизм), самоактуализация (гуманистическая психология) и инстинкты (эволюционная психология и психоанализ), интерпретируя результаты исследований в терминах этих же самых конструктов. Все эти системы, за исключением когнитивизма, отводят достаточно значимую роль среде. В отличие от них, когнитивизм относится к среде как к чему-то лишь немного большему, чем входные сигналы, которые упорядочиваются и обрабатываются с помощью врожденных механизмов мозга. Однако некоторые когнитивисты стараются наделить среду большей ролью, хотя будущее этих попыток отличается неопределенностью.

Возможно, конструктный подход, характерный для органоцентрических систем, как и присущую им линейность, может символизировать структурная формула S—O—R Вудвортса (см. главу 2, с. 58) или схема S —>O—>R. S — это стимулирующая среда, которая обеспечивает поступление входных сигналов в О, головной мозг организма. R обозначает ответную реакцию или поведение, всего лишь проявление или признак чего-то скрытого или личного. O можно также назвать опытом, «я», обработкой информации, когнитивной способностью, разумом, Оно (id), интеллектом, коннекционистскими сетями, мотивацией и множеством имен иных конструктов, которые (342:) помещают между двумя наблюдаемыми событиями. Эти системы, особенно когнитивизм и эволюционная психология, являются гипотетико-дедуктивными в том смысле, что они акцентируют внимание на дедукциях из теоретических конструктов, которые они проверяют экспериментально как гипотезы. Эта практика, наряду с использованием R-методологии для сравнения групповых средних (см. главу 11), следует модусу методологического бихевиоризма.

Сторонники этих систем, по-видимому, меньше знакомы с альтернативами, чем приверженцы любой из других школ. Именно в этих системах (и в социальном конструкционизме) мы чаще всего обнаруживаем формулировки, в которых либо эксплицитно, либо имплицитно утверждается, что никаких иных возможностей не существует. Возможно, это происходит потому, что данные системы глубоко укоренены в традиционных схемах мышления, тогда как другие в определенной степени отошли от традиции и благодаря этому больше знакомы с альтернативами.

Исследования. Чтобы проверить дедукции из множества теорий, из которых их выводят, когнитивизм проводит многочисленные исследования. Он взял на вооружение R-методологию бихевиоризма — которую тот, в свою очередь, позаимствовал из сферы сельского хозяйства и пивоварения — для выявления групповых различий. Эволюционная психология также очень продуктивна в области исследований, особенно учитывая её относительно недавнее возникновение. В последние годы стал серьезно относиться к исследованиям и психоанализ, который изыскивает адекватные методологии и в рамках которого уже проведен ряд хорошо спланированных экспериментов. Но он по-прежнему испытывает недостаток в исследовательской поддержке из-за слабости своих связей с университетами. Гуманистическая психология, как правило, смотрит свысока на экспериментальные и количественные исследования, но ряд её сторонников все-таки обращается к ним. Большинство проводимых ими исследований являются качественными по своему характеру. Эта система также противится анализу эффективности своей психотерапии. Гуманистические психологи считают, что объективные данные не могут адекватно отражать её субъективные эффекты. Тем не менее несколько самых ранних исследований, посвященных эффективности психотерапии — клиентоцентрированной терапии, — было проведено именно с этой системой.

Приложения. Психоанализ всегда был не только теорией личности, но и психотерапевтической процедурой, и он продолжает следовать тому же курсу. Теперь эта система берется за более трудные клинические случаи и разрабатывает новые теории. Основным приложением когнитивной психологии является психотерапия, гуманистической психологии — образование, промышленная сфера и психотерапия. В области образования гуманистический подход во многом совпадает с курсом на «расширение жизненного опыта» (experience curriculum), который начали проводить в американской педагогике в 1930-е годы. Хотя степень реального влияния гуманистической психологии на образование не ясна, некоторые критики объясняют ухудшение успеваемости учащихся тем, что она избегает прямых наставлений.

Энвайроцентризм

Теория. Эти системы остаются верны присущему английской эмпирической философии XVII в. акценту на среду как формирующую и направляющую индивида и требованию позитивизма ограничить науку наблюдаемыми событиями. Опять же, в согласии с английским эмпиризмом, эти системы уделяют больше внимание индуктивным доказательствам, а не дедукции. (Дедукция более характерна для органоцентризма, который часто проверяет свои дедуктивные выводы из теоретических конструктов1.) Они начинают свой поиск с наблюдений (индуктивный акцент), которые они систематизируют, превращая их в конструкты. Догмат эко-бихевиоральной науки, согласно которому поведение — это функция среды (метапостулат 5), по-видимому, наиболее близок из всех современных систем формуле классического бихевиоризма S—>R. Хотя анализ поведения использует тот же самый догмат (метапостулат 4), чтобы дать эффективную трактовку своим данным, он идет дальше и переходит от S—>R к трехчленной ассоциации, SD—RO—SR, выделяя стимульный антецедент, поведение и следствие. Возможно, если бы эко-бихевиоральная наука проработала формальным образом отношения между стимулом и реакцией в сеттинге поведения, эти отношения также оказались бы достаточно сложными.

1 В гипотетико-дедуктивном методе дедуктивным способом выводят гипотезы из теоретических конструктов, таких как коннекционистская сеть, после чего эти гипотезы экспериментально проверяют. В эмпирико-индуктивном методе сначала собирают данные (индукция), получаемые в экспериментах или систематических наблюдениях (эмпирико-), и уже в них ищут регулярные структуры (устанавливают закономерности). (343:)

Анализ поведения занимается преимущественно отдельными организмами, стараясь обнаружить согласующиеся паттерны поведения — будь то людей или животных, — вместо того, чтобы выискивать общие тенденции в больших совокупностях. Полученные им данные о характере реакций при определенных режимах подкрепления относятся к наиболее устойчивым и последовательным закономерностям во всей психологии, обеспечивая предсказание и контроль, однако далеко не абсолютные. Эко-бихевиоральная наука обращается к естественным условиям (сеттингам), игнорируемым другими системами, — таким как школьная группировка, вечерняя служба в церкви и близлежащий магазин, — выявляя устойчивые модели поведения и механизмы, которые их (343:) контролируют. Эти паттерны также хорошо предсказуемы, но находятся под влиянием самого сеттинга поведения, а не исследователя. Вопросы души и тела, аналогии и биологический редукционизм для этих систем совершенно не характерны. Баркер подчеркивает необходимость того, чтобы исследования обусловливались сеттингом (опора на события), а не теорией (опора на конструкты). Скиннер также разграничивает события и конструкты в своих экспериментах и всегда начинает с наблюдения событий. Хотя и в иных выражениях, он резко критикует широко распространенную в психологии практику начинать с конструктов. Однако обеим системам можно задать вопрос, адекватна ли производимая ими выборка событий (см. ниже, с. 346).

Исследования. Анализ поведения делает множество открытий, как для фундаментальной науки, так и для её приложений, причем все они ориентированы на процедуры, что обеспечивает высокий уровень предсказуемости для отдельного испытуемого. За долгие годы аналитики поведения расширили диапазон своих исследований, перейдя от обусловливания животных к сложной человеческой деятельности, и продолжают совершать открытие за открытием. Поскольку эко-бихевиоральная наука, напротив, имеет небольшое число последователей, объем её исследований невелик. Однако её достижения несоизмеримы с этим незначительным объемом, придавая совершенно новую грань нашему пониманию человеческого поведения, которое имеет место в обычных сеттингах в совокупности с физическими компонентами сеттинга. её открытия, касающиеся сравнения малых и больших школ, важны для улучшения государственного образования, хотя эти открытия, как правило, игнорируются. Баркер старался не вмешиваться в сеттинг поведения, который он изучал, но некоторые из его приемников используют вмешательство в естественные сеттинги в качестве ускоренного способа получения информации, следуя во многом подходу европейских этологов.

Приложения. Вероятно, анализ поведения уступает по известности только когнитивизму. Эта известность обусловлена частично строгими исследованиями, которые принесли значимые и воспроизводимые результаты, и частично его несравнимым успехом в решении огромного количества прикладных проблем в психологии. В психотерапии уровень его успехов выше, чем у других подходов, многие из которых сочетают поведенческую терапию с собственными методами.
Хотя эко-бихевиоральная наука мало используется на практике, её открытия, относящиеся к кадровой политике, управляющим схемам, размеру школ и эффектам изменения характеристик физических компонентов поведенческих сеттингов, таят в себе значительный потенциал для повышения социального благополучия. Эти исследования вдохновляют прикладные системы общественной и энвайронментальной психологии.

Социоцентризм

Теория. Социоцентризм, представленный единственной системой — постмодернизмом / социальным конструкционизмом, — это направление, получившее развитие главным образом в конце XX века. К его предшественникам можно отнести: (а) Плотина, мистика III в., который объединил познающего с познаваемым; (б) эксперименты с социальными утопиями, проводившиеся в XIX веке (описания утопий в литературе восходят к 1516 г.); (в) марксизм, который утверждает, что люди определяют свое общество и, в свою очередь, определяются им; (г) немецкого философа Мартина Хайдеггера, который учил, что основополагающими источниками человеческого знания являются социальные отношения и удовлетворение практических потребностей, а не отдельные индивиды или философия; и (д) американского философа Джона Дьюи, который отверг предположение, что знание начинается с теорий познания, и настаивал на том, что познание состоит из интеракций между людьми и их окружением, совершения действий и подверженности воздействиям, т. е. оно характеризуется взаимодействием.

Социальный конструкционизм утверждает, что любое знание относительно и обусловлено социальной группой, которая его конструирует, и что познающий неотделим от теоретизирующего сообщества, которое создает конструкции. Возможно, подход системы можно изобразить как Группа—>R. Большинство её сторонников отвергают объективное знание, но некоторые оставляют место для знания, которое остается в силе для различных социальных групп, хотя и полагают, что подобное знание никогда не является полностью свободным от социальных влияний. Приверженцы системы критикуют психологические школы, находящиеся под влиянием рационализма, позитивизма и эмпиризма. Они отрицают причинность, обусловленную разумом, мозгом и средой. Они отвергают то, что, на их взгляд, является ошибками господствующей психологии, в том числе культ индивида, приверженность количественным методам в ущерб качественным и допущение линейной причинно-следственной связи. Поскольку они также рассматривают собственную систему как конструкцию, то имеют намного более ясное представление о характере конструктов в различных системах, чем сторонники органоцентрических систем. Они стремятся избежать дуализма, исповедуя социальный редукционизм, подобно тому, как когнитивизм и эволюционная психология пытаются избежать его, прибегая к биологическому редукционизму.

Исследования. Социальные конструкционисты исследуют множество вопросов. Они используют широкий набор исследовательских методов, отдавая предпочтение интервью и повествованиям в письменной форме. Становится все более популярным Q-метод (см. главу 11). Среди часто изучаемых вопросов кросс-культурные сравнения и проблемы женщин, но внимание также уделяется множеству (344:) других тем, рассматриваемых в качестве социальных конструкций, включая психопатологию.

Приложения. Одной из областей приложения является образование, где сторонники социального конст-рукционизма пытаются учить социальному дискурсу, раскрывать социальные смыслы и прививать любовь к предметам вместо того, чтобы требовать овладения типовым содержанием учебных предметов. Знание, согласно утверждениям социальных конструкционистов, относительно, обусловлено данной социальной группой и не содержит какой-то истины, выходящей за рамки этой группы. Некоторые из этих целей схожи с подходом к образованию, свойственному гуманистической психологии. Вторая область приложения — система психотерапии, являющаяся собственной разработкой социальных конструкционистов, наиболее важной формой которой является семейная терапия.

Нонцентризм

Теория. К предшественникам нонцентризма можно отнести естественную философию Колумбийского университета и прагматизм. Он имеет общие черты даже с некоторыми из принципов Аристотеля. Однако диалектическая психология уходит корнями в Древний Китай и досократовскую Грецию; а «интенциональность» феноменологической психологии берет начало в философии Фомы Аквинского (XIII в.). Другие системы являются новациями XX века, которые в той или иной степени вышли за рамки традиции и оказывают небольшое влияние на традиционную философию. Каждая из девяти систем в этой категории развивалась, по-видимому, независимо от других. Объединяет их то, что все они фокусируют внимание на отношениях или взаимозависимостях как составных частях психологического действия, а не на линейной причинности, обусловленной либо средой, либо организмом. Кроме того, они начинают свои изыскания — в большей или меньшей степени — с наблюдаемых событий, а не с конструктов. Поскольку они занимаются взаимозависимыми отношениями как поступательными событиями, то не нуждаются в дуализме «душа — тело» или в какой-либо форме редукционизма и не прибегают к ним. Интербихевиоризм особенно резко критикует смешение конструктов с событиями. Сторонникам этих систем известны альтернативы доминирующему органоцентризму, так как их системы находятся в числе этих альтернатив.

Мы можем изобразить нонцентризм в его простейшей форме как S<—>R. Двусторонняя стрелка показывает, что отношения между стимулирующим миром и реагирующим организмом — это не входные и выходные сигналы и не линейные причина и следствие, а взаимность или интеракция, и именно эта интеракция составляет все психологические события, какими бы явными или скрытыми они ни были. В интеракцию вносят свой вклад и такие участвующие события, как контекст, в котором происходит интеракция, биологическая организация конкретного организма вместе с любыми возможными нарушениями и история интеракций. Не требуется какого бы то ни было причинного агента, такого как разум, когнитивная способность, инстинкт, мозг и т. д.
Вот краткий комментарий к каждой из девяти систем в том порядке, в котором они расположены в табл. 14.1:

Исследования. За двумя исключениями нецентрические системы эклектичны в своем использовании исследовательских методологий. Этими исключениями являются: (а) феноменологическая психология, которая использует только качественные методы, такие как анализ аудио- и видеозаписей; и (б) оперантный субъективизм, у которого своя собственная Q-методология. Q-сортировка оказалась очень полезной как для центрических, так и для нецентрических систем, обеспечив центрированные на субъекте измерения, которые совершенно не используются усредняющими методами, применяемыми в R-статистике. Диалектическая психология утверждает, что какой бы метод ни использовался, необходимо заниматься смысловыми отношениями, которые отличаются естественностью и имеют место в определенном контексте. Общественной психологии еще предстоит выработать полностью адекватные методологии, но большинство из девяти систем включают в себя совокупности исследований, значение которых обычно выходит за рамки конкретной системы, на базе которой проводилось исследование.

Приложения. Будь то в промышленности и организационной политике, в сфере образования, в области проблем индивидуальной адаптации или других прикладных ситуациях, нецентрические системы указывают на необходимость изучать отношения человек—среда, не ограничиваясь рассмотрением одного из этих элементов.

Краткая сводка

В этом разделе был дан обзор четырех основных гипотез, касающихся причинных условий, которые мы обнаруживаем в психологии: организм, среда, социальная группа или взаимозависимые отношения. Причинность для каждой изображена символически в табл. 14.2.

Органоцентризм. Для этих систем основной причинной силой является средний элемент — назовем мы его разумом, мозгом, обработкой информации или другим конструктом, — а не S (стимул) среды. Это единственная категория, которая отдает приоритет конструкту как причинному условию.

Энвайроцентризм. Причинность в энвайроцентрических системах — как и в случае трехчленной ассоциации — может быть чем-то большим, чем просто поведением, являющимся функцией среды.

Социоцентризм. Социальный конструкционизм занимается не столько причинностью, сколько познанием. Поэтому стрелку, идущую от «группы», следует рассматривать больше как указание на источник знания, чем на источник причинности. Возможно, она должна быть двусторонней.

Нонцентризм. В органо- и энвайроцентризме причинность линейна. В нонцентризме причинность лишена особого смысла. Происходят взаимозависимые события, и единственной задачей научной психологии является описание функциональных отношений. Эту событийность можно принять за причинность или же данный термин можно отбросить.
Итак, мы имеем четыре варианта того, что вызывает поведение (или на что направлено познание): организм, среда, социальная группа или отношения. Причем внутри трех из них возможны дополнительные альтернативы. Даже социоцентрическая категория предлагает ряд альтернатив, таких как строгий (346:) или радикальный конструкционизм, контекстуальный конструкционизм, конструктивизм и другие варианты.

Критерии научных конструктов

Приводимые ниже критерии научных конструктов воспроизводятся (с незначительными изменениями) из главы 2, с. 66-67. Они согласуются с прогрессом в науке, однако, вероятно, не каждый согласится со всеми из них. Например, социальные конструкционисты доказывают, что всякое наблюдение — а в этих критериях акцент делается на наблюдение — подвержено социальным или культурным влияниям, и по этой причине знание неприменимо за пределами социального сообщества, которое его сконструировало. Гуманистические психологи полностью отрицают объективные события как элемент психологии, настаивая, что последняя должна быть исключительно субъективной, т.е. ментальной (mental). Она должна основываться на конструктах, а не на событиях, вопреки этим критериям, а некоторые, возможно, захотят добавить другие критерии. Тем не менее, большинство психологов (возможно, за исключением социальных конструкционистов и гуманистических психологов) должны согласиться, по крайней мере, с некоторыми пунктами в этом перечне. Первый видится наиболее фундаментальным. Мы должны различать то, что является частью природы, и то, что мы всего лишь конструируем, прежде чем сможем создать науку, которая отражает природу, а не наши предполагаемые конструкты. Однако, опять же, социальные конструкционисты скажут, что подобное разграничение относится только к группе, которая его конструирует. По крайней мере, если мы делаем критерии эксплицитными, у нас появляются более ясные альтернативы. Читатель может лучше понять эти альтернативы, рассмотрев полезность каждого критерия относительно науки в целом и относительно каждой из систем в частности.

Таблица 14.2. Символическое изображение причинности


Органоцентризм

Энвайроцентризм

Социоцентризм

Нонцентризм

S —> O —> R

S —> R
SD —> RO —> SR

Группа —> R

S <—> R

Методология

Методы лабораторных экспериментов и статистический анализ R-типа, характерные для (347:) традиционной психологии, были заимствованы главным образом из биологии и физики. Кох (Koch, 1959) замечает: «Науки добивались своей независимости и, в конечном счете, статуса института, накапливая объем знаний, позволяющий им стать признанной наукой. Но на момент своего признания психология была уникальной в том смысле, что её институционализация предшествовала оформлению её содержания, а её методы предшествовали формированию её проблематики» (р. 783, курсив автора). Некоторые обзоры исследований, использующих господствующие методы, рисуют скорее удручающую картину (Furedy, 1990). Например, несмотря на огромное множество исследований памяти, налицо лишь незначительный прогресс (Tulving, 1979). Цитаты из учебников, касающиеся того, что является важным в этой области, свидетельствуют о почти полном отсутствии согласия. Физиологическая психология (Melzak, 1989) также демонстрирует малое продвижение вперед, а эксперименты в социальной психологии имеют настолько далекое отношение к повседневному поведению, что практически лишены смысла (MacIntyre, 1985). Более того, 11 ведущих психологов не пришли к согласию почти ни по одному пункту, касающемуся серьезных проблем в психологии (Wade, 1982).

Ряд систем призывает либо вообще отказаться от традиционных методологий, либо дополнить их такими методами, как наблюдения в естественных сеттингах, интервью, Q-сортировка и т.д. Например, Баркер (см. главу 7) настаивает на систематических наблюдениях без какого-либо вмешательства. Он возражает против доминирующего в психологии конструкта, согласно которому мир хаотичен и должен быть упорядочен с помощью экспериментов. Он показал, что можно наблюдать порядок, который уже существует, не нарушая его. Стефенсон (см. главу 11) призывает снова включить испытуемого в исследование и допустить самосоотнесение, с тем, чтобы смысл определялся испытуемым, а не экспериментатором. Социальный конструкционизм, гуманистическая психология и психоанализ опираются в основном на качественные исследования и Q-методологию. Анализ поведения и оперантный субъективизм ищут закономерности в поведении одиночных испытуемых, а не в усредненных результатах больших групп.

Оперантный субъективизм, феноменологическая психология и некоторые другие системы возражают против используемой доминирующей психологией гипотетико-дедуктивной процедуры, в которой начинают с какого-то теоретического конструкта, например с влечений или хранилищ памяти (иногда определяемых операционально), выводят дедуктивным путем гипотезы, а затем экспериментально проверяют каждую гипотезу относительно конструкта. Они доказывают, что эта процедура использует конструкты для подтверждения конструктов. Анализ поведения, эко-бихевиоральная наука и оперантный субъективизм используют только эмпирико-индуктивный метод: они начинают с наблюдений, а затем собирают данные либо экспериментальным путем (анализ поведения и оперантный субъективизм), либо с помощью систематических полевых наблюдений (эко-бихевиоральная наука) и выводят конструкты, такие как наблюдаемые закономерности, из своих исследований, а не из какого-то исходного конструкта. Эмпирико-индуктивная процедура основывается на событиях, гипотетико-дедуктивная — на конструктах. Подобно тому, как некоторые системы основываются на конструктах или событиях, на конструкты или события опираются и некоторые методологии. Например, методы, использующие шкалы, начинаются с таких конструктов, как интеллект или личность, а затем возвращаются к шкале, чтобы дать интерпретацию результатам. Как это ни странно, оба вида методологий используются различными категориями систем.

Очевидно, что какая-то одна методология, например R-методология, не может быть адекватной для всей психологии, хотя и остается полезной при изучении определенных фактов и информации. Другие, такие как Q-сортировка и процедуры анализа аудио- и видеозаписей, предлагают новые возможности, хотя и признаются немногими, кроме небольшой группы их преданных сторонников. Применение компьютерного анализа множественных компонентов событий, записанных на видео (см. главу 10), является еще более перспективным. При принятии информированного решения знание о таких методологиях столь же важно, как и знание о различных системах, имеющихся в наличии.

Выводы

Занимается ли психология изучением того, как разум или мозг продуцируют поведение? Рассматривает ли она ментальные процессы? Касается ли она того, как условия подкрепления определяют поведение? Является ли она изучением самоактуализации? Интенциональностей? Диалектических конфликтов? Или же интеракций индивид—среда? Возможно, пришло время исследовать конструкты и постулаты систем, как относящихся, так и не относящихся к доминирующему направлению, и произвести сравнительные оценки их научной пригодности. Например, вместо того чтобы спорить, что лучше: когнитивизм или социальный конструкционизм, полезнее определить, какие постулаты можно считать логически и обсервационно обоснованными на каждом уровне обобщения и как следует подходить к конструктам.

Поскольку лишь немногим из тех, кто принадлежит к доминирующему направлению, известен весь спектр современных альтернатив, читатели окажутся в лучшем положении (если этой книге удалось приблизиться к поставленным перед ней целям), чем большинство специалистов этого направления, в отношении принятия информированных решений. (348:)