Главная Карта Поиск Новости Онтография Консультации
Facebook Расписание КОРНИблог Контакт/Contact

Манипуляция как наркотик

В чем действительно был выдающимся графоман, мегаломаньяк, параноик и наркоман Рон Хаббард

Евгений Волков, канд. философ. наук, эксперт по социальному влиянию, доцент Нижегородского госуниверситета им. Н. И. Лобачевского, 2005 г. (статья первоначально была опубликована в журнале «Наркомат»)

Многие проблемы, с которыми сталкиваются люди, могут решаться гораздо лучше и эффективнее, если неудачи в их преодолении будут рассматриваться не как проигрыши в лотерею (повезло — не повезло) и не как козни сторонних сил, а как собственные ошибки, которые можно признать, разобраться в них и извлечь полезный опыт для выбора новых инструментов и способов преодоления этих проблем. Такой подход не отрицает, что везение или невезение реально существует, как не отрицает и наличие разного рода внешних вмешательств, в том числе и сознательно злонамеренных, а просто предлагает обратить внимание на постоянно актуальные и нередко самые важные причины неудач, которые удивительным образом упорно игнорируются абсолютным большинством людей.

Качество своей разумности легко оценить на основе следующего определения: «Сумасшедший — это тот, кто тысячи раз делает одно и то же одним и тем же способом и каждый раз ждет другого результата». К этому определению необходимо еще добавить — «и кто повторяет уже известные ошибки». Ирония иронией, но горькой правды здесь ровно 100%.

Ориентация на собственные ошибки необходима по двум основным причинам. Во-первых, это самый доступный и самый контролируемый нами ресурс. Во-вторых, это ресурс, наименее используемый в настоящее время и одновременно один из самых эффективных и перспективных. В XX веке были разработаны интересные и плодотворные концепции, которые убедительно доказывали, что «работа над ошибками» и учет своей ограниченности и несовершенства являются главными двигателями эволюции всех живых организмов, от амеб до людей. Мне представляется, что вообще какие-либо позитивные перспективы на будущее как для общества в целом, так и для каждого отдельного человека связаны с глубоким усвоением этих идей.

Поднятая журналом «Наркомат» тема сайентологии и программы Нарконон представляется мне весьма подходящим поводом, чтобы заострить внимание на общих ошибках, которые допускают люди, попадая как в наркотическую, так и в сектантскую (групповую) зависимости.

Я сразу попробую сформулировать основную мысль, чтобы она не потерялась в последующем тексте. Верное представление о личности Р. Хаббарда, сущности его писаний и о причинах (относительного) успеха его предприятий (дианетика, сайентология и Ко) может быть основано только на современных знаниях о реальных качествах людей вообще. Речь идет о научных представлениях о том, насколько люди рациональны, как они воспринимают действительность, как они влияют друг на друга.

Наука дает следующие ответы (излагаю их очень кратко и упрощенно):

После этих тезисов, собственно, становится очевидным мой ответ на вопрос, вынесенный в заголовок. Р. Хаббард был выдающимся (и абсолютно бессовестным) именно в использовании перечисленных обстоятельств, т.е. в эксплуатации естественных человеческих ограничений и в манипуляции фундаментальной зависимостью людей от себе подобных.

Когда люди удивляются успеху мошенников, подобных Р. Хаббарду, то вольно или невольно преувеличивают их личные таланты или придумывают мифические объяснительные концепции. Такой подход позволяет не сосредотачивать внимание на качествах жертв мошенников, т.е. люди пытаются сохранить нереалистическое самомнение, весьма завышенное представление о своем мышлении и восприятии за счет того, что поднимают на еще более высокий пьедестал тех, кто просто удачно попользовался их слабостями и невежеством.

В результате вполне заурядные манипуляторы и демагоги приобретают дополнительный ореол — и тем легче околпачивают новых и новых Буратино. К разряду подобных мифических объяснений, кстати, относится так называемая «харизма», которая ничего на самом деле не объясняет, но звучит красиво и загадочно. Если же попробовать наполнить это понятие более или менее объективным смыслом, то оно обозначает ситуации удачного совпадения суггестивных и манипулятивных качеств какой-нибудь личности с предрассудками и глупостями части своих современников.

Бывает, правда, и так, что довольно честные, умные и даже в чем-то особенно хорошие люди становятся невольными катализаторами этой самой «харизмы», но тогда мы имеем дело с ситуацией, в которой некоторые группы людей стремятся придать персонализированно-благородный ореол своим предрассудкам и глупостям. Таким образом, харизма — это не качество личности, а явление, суть которого точно схватывает выражение «короля играет свита». Хаббарда и ему подобных «играет» глупость их паствы, а вернее, всего современного общества.

Я не имею в виду глупость в обыденном смысле слова, а обозначаю этим словом для краткости весь комплекс систематических ошибок и несовершенств любого человека, выявленный экспериментальными исследованиями во второй половине прошлого столетия. И я считаю, что именно на эту сторону проблемы необходимо обращать главное внимание, т.е. я настаиваю, что Хаббарды отнюдь не обладают какими-то магическими способностями и выдающимся интеллектом. Они в основном всего лишь отражают множество существенных прорех в знаниях и навыках абсолютного большинства людей, практически любого человека, т.е. и меня, и тебя (тебя, именно тебя, читающего сейчас эти строки), и твоих друзей, и всех-всех. Гораздо полезней разобраться не в сказке «Винни-Пух и все, все, все», а в реальной трагикомедии «Хаббард и все, все, все».

В ходе занятий со слушателями президентской программы по подготовке управленческих кадров мне был задан вопрос о членах одной секты, которые носят на лбу колокольчики. Задавшему вопрос это виделось очевидной нелепостью и глупостью, и он очень хотел узнать, какими же такими особыми психологическими приемами людей принудили к столь явному абсурду. В ответ я прежде всего попросил поднять руки тех, кто курит. Аудитория оказалась сообразительной и сразу же почувствовала подвох, почти никто из присутствовавших курильщиков руки не поднял. Тогда я задал встречный вопрос: «А что сравнительно абсурднее — носить на лбу колокольчик или курить? Что опаснее и вреднее для здоровья, для жизни человека? Что противоестественнее?» Ответа не последовало, поскольку он был настолько всем очевиден, что казалось несерьезным еще и произносить его вслух.

Применительно к конкретному случаю с Р. Хаббардом и его мифами я могу сформулировать тот же вопрос: «Что сравнительно абсурднее — верить в межгалактическую войну с маркабианцами и в способность человека стать волшебником («тэтаном») или курить ядовитые сигареты и употреблять ядовитые спиртные напитки?» Если не вдаваться в подробности, то можно сказать, что первое опаснее для психического здоровья, а второе — для физического, но скорее всего, это равноглупое поведение, вызванное в обоих случаях нездоровым социальным влиянием на несовершенное мышление и недостаток необходимых знаний. В случае с сайентологией — это эффект воздействия психопата Р. Хаббарда на невежество своих слушателей и читателей, а в случае с курением и употреблением алкоголя — эффект социального заражения нелепыми привычками и традициями, результат внушения со стороны друзей, родственников, коллег, рекламы и т.д., действенного опять же в основном благодаря социально-психологическому и медицинскому невежеству большинства людей (а отнюдь не благодаря всепобеждающей магии рекламы или группового давления).

Сильны не манипуляторы с их манипуляциями — слабы соответствующие знания и навыки манипулируемых. Наше невежество, некритичность и неоправданно завышенные представления о самих себе — вот главная плодородная почва Хаббардов и Ко. Точно такая же почва и у наркомании.

Что общего между манипуляцией и наркотиком? Эффективность воздействия того и другого на человека определяется, в первую очередь, качествами не манипулятора или самого наркотика, а реципиента, т.е. свойствами жертв манипуляций и мишеней рекламы наркотиков. Я этим утверждением ни в коей мере не хочу уменьшить вину манипуляторов или наркомафии и переложить ее на самих пострадавших. Слабость оборонительных порядков жертвы агрессии не оправдывает агрессора, но вполне естественно требует разговора о причинах слабой защиты и о мерах по ее укреплению. Еще раз подчеркну, что в случае социального воздействия, — а приобщение к секте или наркотику как раз является ситуацией такого воздействия, — по-настоящему полное объяснение его механизмов и результатов невозможно без одновременного учета как действий и качеств агента воздействия, так и качеств мишени воздействия.

А знаешь ли ты, мудрый и всезнающий читатель, сколько в твоем сознании и поведении уязвимых мест для «минных подкопов» или тайных проникновений? Когда я взялся составить их перечень, учитывая только те, которые выявлены надежными научными методами и экспериментами, то количество пунктов превысило сотню. Свыше ста брешей в крепости!!! Мы в этом отношении, если продолжить образную метафору, напоминаем скорее решето, чем крепость. На своем сайте «Социальное влияние: научное знание и критика мифов. Освобождение от манипуляций и скрытой эксплуатации» (http://evolkov.net) я разместил и этот перечень, и инструкцию по сопротивлению нежелательному социальному влиянию, разработанную американскими психологами. Рамки данной статьи не позволяют подробно рассказать обо всех наших «брешах» и о принципах защиты от вовлечения в опасные зависимости (со многими подробностями можно ознакомиться на моем сайте), но на двух важнейших стратегических моментах я кратко остановлюсь, используя для иллюстраций пример Р. Хаббарда и сайентологии.

Первую линию обороны можно обозначить как проблему доверия-недоверия. Глубинное и самое драматическое жизненное противоречие заключается в том, что человек формируется на основе доверия к окружающему миру, к людям и ко всему, что люди делают, и одновременно сталкивается с тем, что доверие может оборачиваться обманом, эксплуатацией, издевательством и предательством. Лидеров сект (деструктивных культов, манипулятивных групп любого типа), как и всех распространителей наркотиков любого вида, можно определить как «бандитов доверия». Бандит доверия — действительно подходящее описание этих воров наших сердец, душ, умов, тел, здоровья и бумажников.

«Бандитское» использование доверия Р. Хаббардом и его последователями заключается в том, что несусветные фантазии и примитивные ненаучные способы решения «сразу всех проблем» преподносятся замаскированными под «современную науку» и «нормальные» семинары, лекции и тренинги. Современный человек, проводящий первые двадцать, а то и все двадцать пять, лет своей жизни за партой в учебной аудитории, привыкает доверять печатному слову и людям, уверенно навязывающим себя в качестве учителей, особенно если они обрушивают на него поток завораживающей псевдонаучной риторики.

Приобщение к никотину, алкоголю и другим наркотикам происходит в значительной степени потому, что вокруг них как стихийно, так и сознательно создается атмосфера «нормальности», «приемлемости», «мужественности», «традиционности», «экспериментальности» и прочих мифических оправданий. Вновь приобщающиеся к сигаретам, рюмке, марихуане или героину видят перед собой множество людей, уже попавших в рабство «легальных» и «нелегальных» наркотиков и оказывающихся — невольно или вполне сознательно — в уже упомянутой роли «бандитов доверия», поскольку своим поведением и отказом признать его глупость они дезориентируют остальных.

Человек, приходящий в аудиторию центра дианетики, видит вокруг себя вполне разумных, похожих на него людей и одновременно существенно недооценивает свою уязвимость и переоценивает свою рациональность и критичность. Человек, впервые употребляющий какой-нибудь наркотик, делает это обычно в компании людей, демонстрирующих «нормальность» и «кайф» этого действа, при этом существенно переоценивает свои способности контролировать дальнейшее потребление наркотика и недооценивает степень своей общечеловеческой глупости и угрожающей опасности.

История сайентологии и ее основателя демонстрирует, как причудливо могут пересекаться темы наркотиков и манипуляций. Хорошо известно благодаря целому ряду надежных свидетельств, неоднократно опубликованных, что Р. Хаббард с 1950-х годов и до конца своей жизни был завзятым наркоманом «широкого профиля» — ему были знакомы кокаин, вытяжки из мексиканских кактусов и «колеса», не говоря уже о непрерывно курившихся сигарах. Многие свои тексты он писал в состоянии наркотического «отлета» и, видимо, это придало им дополнительную отупляющую силу. Однако для придания благообразия своей фантастической доктрине и организации он ввел в кодекс сайентолога пункт о запрете употребления наркотиков и даже создал программу Нарконон и соответствующую «технологию очищения организма» (безграмотную и опасную для здоровья — чего же можно было ждать от недоучки-наркомана, параноика и мегаломаньяка).

Рядовые сайентологи не верят утверждениям о наркомании Р. Хаббарда, ссылаясь на его запреты наркотиков и на Нарконон. Чего они не учитывают, так это того, что сам Р. Хаббард не считал себя сайентологом и не распространял на себя никаких запретов и ограничений, придуманных для одурачиваемых им последователей. Никакие кодексы морали, нравственности и здоровья, которые он так любил писать для других, не имели для него ровно никакого смысла. Адептам Хаббарда действительно сложно понять всю степень его цинизма, поскольку они наивно полагают, что тот писал в своих «трудах» именно то, что сам исповедовал. А он на самом деле был просто выдающимся «бандитом доверия».

Означает ли это, что нужно стать таким же параноидально недоверчивым, каким был Р. Хаббард? Конечно, нет. Достаточно принять на вооружение старое правило «доверяй, но проверяй», а также овладеть навыками критического мышления, чтобы отличать ситуации и людей, которым можно доверять, от тех случаев, когда надо быть непреклонно недоверчивым.

Важно понять правильную взаимосвязь между реальными качествами Р. Хаббарда и тем, как он воспринимается фанатичными адептами или досконально копающимися в его биографии критиками сайентологии. Эффекты его деятельности создали сильную подсветку личности и одним дают повод боготворить, другим — смаковать разоблачения. А на самом деле его личность — всего лишь своеобразный «канальный фактор» для максимального проявления нашей глупости. Ничтожная личность с выдающимися способностями игнорировать нравственность, логику и социальные нормы доверия вскрыла собой, как острым консервным ножом, залежи наших ошибок, заблуждений и невежества.

Вторую линию обороны, следовательно, можно обозначить как проблему знания, незнания (невежества) и не-знания (мифов). Дело в том, что о целом ряде вещей, с которыми мы сталкиваемся в жизни, уже наработаны весьма достоверные, надежные данные, хорошо исследованные и много раз проверенные научными методами (они-то и называются знаниями в точном смысле слова). Такие знания о практически всех видах наркотиков или психоактивных веществах (ПАВ) и о механизмах социального влияния и манипулирования в настоящее время настолько значительны по объему по качеству, что если они целенаправленно, осознанно освоены, то могут создавать почти непробиваемую защиту и даже исцелять тех, кому ничего другое не помогает. Есть великолепные профессиональные сайты в интернете с базами данных в десятки мегабайт (см., напр. adic.org.ua), есть и множество бумажных источников — нет привычки искать нужные знания прежде, чем решаться на эксперименты со своим здоровьем и своей жизнью. Опять же проблема во многом в том, что почти никто лично себя не считает невежественным. Почти никто и спустя две с лишним тысячи лет после Сократа, мудро признавшего: «Я знаю только то, что я ничего не знаю», так по-настоящему и не понимает, что мы попадаем в ловушки наркотиков или манипуляторов как раз потому, что по-глупому не боимся принимать решения, для которых не собрали необходимую информацию.

Ситуацию, к сожалению, осложняет то, что помимо невежественного игнорирования своего невежества в принятии жизненно важных решений нам еще мешает интенсивное производство мифов, не-знаний, т.е. того, что маскируется под знания, но таковым не является. Пример сайентологии и тут можно привести как весьма типичный, просто классический. Во всех писаниях Р. Хаббарда нет ни одного реального признака настоящего научного исследования, кроме псевдонаучной риторики и наглого именования своих фантазий «наукой». При этом в малозаметном издательском комментарии к его «главной» книге «Дианетика. Современная наука душевного здоровья» почти прямо утверждается, что она на самом деле является чудесным откровением: «Эта книга — часть работ Л. Рона Хаббарда, разработавшего ДИАНЕТИКУ®, технологию духовного излечения. Она представлена читателю как запись наблюдений и исследований человеческого разума и духа, а не как заявления автора».

Что означает отрицание «не как заявления автора»? Чьи же они? Понятно, конечно, что подлинный смысл расшифровывается так: «это не субъективные мысли и наблюдения обычного человека по имени Рон Хаббард», т.е. это отрицание обыденности, обычности текста, отрицание принадлежности его к обычным научным трудам «обычных» авторов.

А что же утверждается прямо, без столь сложных спиралей отрицаний? Что указанный текст — это «запись наблюдений и исследований человеческого разума и духа». Опять же не так просто сразу разглядеть подвох в таком словосочетании, но при некоторых усилиях появляется возможность раскодировать его смысл. Вот он: Р. Хаббард непосредственно, без каких-либо субъективных искажений, воззрился на истины о человеческом разуме и духе и зафиксировал их. «Тут примчались санитары и зафиксировали нас…», а все откровения, надиктованные святыми духами остальных конфессий, адепты Хаббарда предлагают сдать в утиль. Таким образом, этим утверждением отрицается принадлежность текста Р. Хаббарда к явлениям обычного человеческого мира и утверждается причисление его к жанру «святых откровений, чудесным образом абсолютно-истинных». Роберт Лифтон, известнейший исследователь «промывания мозгов» в коммунистическом Китае, характеризовал этот манипулятивный прием так: «… В наш век нечто должно быть как научным, так и духовным, чтобы иметь существенное влияние на людей».

В отличие от Хаббарда я хочу быть понятым максимально точно и, не боясь быть занудным, сформулирую главную идею, которую хотел донести этой статьей: у современного человека и у общества в целом есть ряд весьма действенных, но почти неиспользуемых ресурсов для сведения к минимуму вреда от наркотиков и от почти столь же опасных манипуляций с сознанием. Давайте пробовать пользоваться ими. Чем? Критическим мышлением и знаниями. Подробностями практической разработки и применения этих ресурсов я готов делиться со всеми заинтересованными организациями и лицами.