Главная Карта Поиск Новости Онтография Консультации
Facebook Расписание КОРНИблог Контакт/Contact

Джон Атак

~ КУСОЧЕК СИНЕГО НЕБА ~

Разоблачение дианетики, саентологии и Л. Рона Хаббарда

Перевод с английского Алексея Матвеева

(Опубликован на сайте http://www.kondra-show.ru/ в августе 2007 года)


Важное замечание! Данный перевод представлен для общего ознакомления с источником, поэтому его не следует рассматривать, как точное отражение оригинального текста. Помните, что эта публикация появилась усилиями людей, которые вносили свой вклад добровольно и бескорыстно. Переводчик стремился сделать работу настолько качественно, насколько мог, однако считает необходимым предупредить, что он никого ни в чем не заверяет и ничего не гарантирует. Только тщательное изучение оригинала самим читателем даст уверенность в его правильной интерпретации.

Источник текста на английском языке, использованный при переводе:

http://www.clambake.org/archive/books/apobs/


Назад
7.1. - Конференция держателей миссий
Содержание Вперед
7.3. - Раскол


~ Глава вторая: саентологическая война ~


За несколько лет держатели миссий научились остерегаться Морской организации. Они наблюдали за помпезной сменой кричащих и улыбающихся физиономий, видели, как маленькие тиранчики сменяют один другого. В прошлом Хаббард время от времени вмешивался и насаживал несколько «черепов на кол». Держатели миссий также знали, что изгнание из церкви саентологии в итоге разрушит их миссии, поэтому они могли лишь подчиниться и ждать. Разнесенные в пух и прах лидерами нового порядка, окруженные хмурыми сотрудниками Международной финансовой полиции держатели миссий старались сохранять спокойствие. Однако на этот раз попытка переждать оказалась тщетной. Ситуация не менялась и не появлялось обычного указа ужасавшегося Хаббарда, в котором отрицалась его осведомленность о произошедшем.

Мартин Сэмюэлс был среди саентологов легендой. Он управлял сетью из пяти миссий. Церковный журнал «Центр», посвященный работе миссий, всегда превозносил Сэмюэлса. В одном из выпусков 1975-го года говорилось, что за один год в миссиях Сэмюэлса 3 000 новых человек начали курс по общению. Его миссии обычно оказывались на вершине квартальных статистик миссий, даже взятые по отдельности. В 23-м номере «Центра» Мартину Сэмюэлсу была выражена «особенная БЛАГОДАРНОСТЬ» за «блестящее применение». Его миссии в Сакраменто, Портленде и Дэвисе занимали первые три места в списке из пятидесяти миссий, участвовавших в квартальном состязании «Центра» «Награждение заслуг».

В начале 70-х Сэмюэлс занялся «Дельфийским проектом». Это началось как центр исследований альтернативной энергии, но для детей сотрудников проекта учредили школу, «Дельфийский фонд». В школе применялась «технология обучения» Хаббарда. Вскоре она заинтересовала и других саентологов, и школа приобрела большую значимость, чем сам проект. Ко времени, когда состоялась конференция держателей миссий, у Сэмюэлса было двенадцать школ с более чем шестью сотнями учеников.

Саентологические миссии еженедельно докладывают церкви о своих статистиках. Цифры доходов миссий составляются в списки и распространяются среди держателей миссий, чтобы они увидели, кто из них достиг наибольшего успеха. В первую неделю сентября 1982-го года, как раз перед конференцией, совокупный доход миссий во всем мире составил 808 435 долларов. Доля американских миссий составляла 643 737 долларов, из них вклад Сэмюэлса – 172 825 долларов. Иными словами, он обеспечивал четверть всего дохода американских миссий и свыше пятой части дохода миссий во всем мире. Кстати, главная миссия Кингсли Вимбуша за эту неделю заработала 154 101 доллар. Таким образом, половина дохода американских миссий складывалась из доходов Сэмюэлса и Вимбуша. Десять процентов от этой суммы выплачивались непосредственно церкви.

Но в конце конференции Сэмюэлс высказал свое мнение. Сверх обычной десятины держателям миссий велели выплатить пять процентов на рекламную кампанию «Бридж пабликейшнз». Сэмюэлс объяснил, что не может делать дополнительных выплат. Его миссии были некоммерческими, освобожденными от уплаты налогов корпорациями, а «Бридж» отделился от церкви и превратился в коммерческую фирму, и такие пожертвования будут противозаконными. Восемь членов международной финансовой полиции отвели Сэмюэлса в боковую комнату и устроили ему «групповую проверку безопасности». Ему угрожали «объявлением ПЛ», если он не произведет «личных платежей Л. Рону Хаббарду». Поэтому он передал 20 000 долларов и наручные часы стоимостью в 10 000 финансовому полицейскому.

Доступ Сэмюэлса к банковским счетам его миссий был заморожен. Его жену предупредили, что ей придется «разорвать с ним отношения», если его объявят ПЛ. Его направили на Флаг, во Флориду, для прохождения дополнительных проверок безопасности, за что он должен был платить из расчета 300 долларов в час.

За один месяц Мартин Сэмюэлс выплатил церкви саентологии 40 000 долларов. Этого оказалось недостаточно, и его вызвали к этик-офицеру международной финансовой полиции на Флаге. На встрече Сэмюэлс узнал, что его уже объявили ПЛ, и показали ему признание саентологического руководителя, который признался в том, что он трансвестит с гомосексуальными наклонностями. Сэмюэлс утверждает, что ему велели публично исповедаться в «столь же унизительных действиях». Иначе церковь будет преследовать его как по гражданскому, так и по уголовному закону, из-за чего «он никогда не выберется из судов». Также его предостерегли, что за ним будут следить, и церковь «постоянно будет вести на него досье».

Сэмюэлс отказался унижаться, подписывая фальшивую исповедь, даже притом, что его миссии в этот момент были в руках церкви, и он передал ей контроль над своими личными счетами. Тогда саентологи взялись за дело всерьез. Жене Сэмюэлса, его семье, деловым партнерам и друзьям сказали, что он крал средства из своих миссий, что он «безумен» и враг церкви саентологии.

Объявление ПЛ обнародовали, и жена Сэмюэлса оставила его, забрав с собой детей. Она «разорвала отношения» и начала бракоразводный процесс. Его детям сказали, что он «преступник и вероятно в скором будущем окажется в тюрьме». Даже брокеру Сэмюэлса, который был саентологом, велели разорвать отношения, и он отказался выполнить инструкцию своего клиента продать акции. Поскольку он ПЛ, он также должен был покинуть дом своей сестры, где находился, или она тоже будет объявлена подавляющей.

За несколько недель Сэмюэлс потерял свой бизнес, который он развивал больше тринадцати лет, бизнес с ежегодным оборотом в миллионы долларов. Его семнадцатилетний брак был разрушен, и его лишили собственности. Сэмюэлс ощутил себя студентом, который живет у своих родителей без гроша в кармане. Он ответил иском против Хаббарда в 1983-м году, требуя компенсации в 72 миллионов долларов. Суд присяжных вынес решение о присуждении ему 30 миллионов, и саентологи подали апелляцию. В конце концов, дело было решено в 1986-м году внесудебной выплатой Сэмюэлсу 500 000 долларов.

Осталось очень немного крупных держателей миссий. Среди них был Бент Коридон, который руководил франшизой в Риверсайд в южной части Калифорнии. Вскоре после конференции в октябре 1982-го прибыла финансовая полиция. Они потребовали и получили 15 000 долларов за первый день. Они потребовали и получили 15 000 долларов за второй день. В этот момент у Коридона закончились наличные средства. Коридон хотел оставаться в церкви. Он построил миссию с нуля, потерял ее в 70-х и, наконец, пробился назад, только для того, чтобы обнаружить, что его накопленные резервы, равные примерно миллиону долларов, пропали. Он даже думать не хотел о том, чтобы снова потерять свою миссию. В отчаянии он последовал совету своего адвоката и перевел ценное здание миссии в доверительную собственность, пока его не оттяпали вместо какого-нибудь сфабрикованного «штрафа».

Жена Коридона была одитором класса 8. Возмездие за «не могу платить» было быстрым. Одиторские сертификаты Мэри Коридон отменили. Коридон писал:

«Без сертификатов Мэри мы больше не могли действовать в соответствии с установленной политикой. Церкви пришлось бы прийти к нам на «помощь». Вскоре я получил звонок, приглашающий меня заехать в Лос-Анджелес к этик-офицеру «Международных саентологических миссий». Это могло означать только одно. Они предложат нам превратиться в организацию. Организации находятся под полным контролем руководства и не владеют собственностью… Иными словами, это был бы последний и окончательный захват нашей миссии».

Коридон слышал, что Канзасская городская организация и миссия в Омахе откололись от церкви. Он поговорил с этими «сквирелами» и решил, что для того, чтобы продолжать предоставлять саентологию, ему также придется отколоться. Именно это он и сделал в конце 1982-го года.

Международный финансовый диктатор выполнил часть своего обещания, самые богатые миссии были «проверены» и передали за эту привилегию, несомненно, огромные суммы. Через год после конференции держателей миссий недельная статистика Международных саентологических миссий за 29-е сентября 1983-го года показала прискорбный упадок. С 808 435 долларов во всем мире в неделю в сентябре 1982-го до 171 356 долларов, уменьшение на семьдесят пять процентов, и фактически, меньше чем прежний совокупный доход пяти миссий Сэмюэлса.

После конференции держателей миссий возник еще один корпоративный инструмент нового руководства: «Международная духовная лига пасторов Хаббарда» (I HELP – The International Hubbard Ecclesiastical League of Pastors) Вместо того, чтобы работать на организации или миссии, некоторые саентологи предоставляют индивидуальный одитинг. Они известны как «внештатные одиторы». Наиболее преуспевшие внештатные одиторы зарабатывали неплохие деньги. В декабре 1982-го года I HELP созвала собрание в Лос-Анджелесе. Присутствовало несколько сотен внештатных одиторов, и им велели вступить в этот новый орган. Членство стоило 100 долларов в год плюс десять процентов валового дохода. Внештатные одиторы также должны подавать еженедельные отчеты. Ничто из этого особенно не беспокоило, однако, чтобы вступить, они должны были отказаться от всех предыдущих соглашений с церковью и подписать контракт, ставящий их в зависимость от решений I HELP. Многие уклонились от подписания. Тон собрания напоминал тон на конференции держателей миссий, новости о которой неизбежно уже попали в саентологическое «поле». Из сотен присутствовавших этим вечером подписали контракты, возможно, человек десять. Затем началось запугивание. [1]

Многие годы Валери Стэнсфилд вела частную практику. Она занималась саентологией уже двадцать лет и была высококвалифицированным одитором класса 9. В марте 1983-го года ей позвонил сотрудник финансовой полиции и дал полчаса на то, чтобы прийти в офис. Она вежливо отказалась и после пылкой речи полицейского согласилась на встречу тем же вечером. Когда они с мужем Манфредом пришли, они узнали, что ее диетологические консультации были «сквирельными». Затем финансовый полицейский зачитал список обвинений и потребовал, чтобы она немедленно передала папки своих клиентов. Валери нехотя согласилась отдать папки финансовой полиции, но настояла на том, чтобы они подождали более удобного момента забрать их, поскольку в ее доме еще были клиенты. [2]

Затем вошел этик-офицер МФП Дон Ларсон и начал разносить Валери. Он выкрикивал ей оскорбления, и приказал своим шестеркам удалить Манфреда Стэнсфилдса, который отказался уйти. Ларсон обвинил обоих в «сквирельстве» и сказал Манфреду, что он ПЛ. Манфред вернул оскорбление, на что Ларсон ответил: «Ты хренов ПЛ. Убирайся».

Шокированные таким обращением Стэндфилдсы написали своим друзьям. Это письмо было одним из первых публичных заявлений о методах нового руководства; с него сделали копии и распространили их среди все становящихся более растерянными саентологов. На некоторых новых членов I HELP были наложены абсурдные штрафы. Одного внештатного одитора оштрафовали за то, что он познакомил между собой двух преклиров, которые впоследствии занялись совместным бизнесом. Каким-то образом это было истолковано как нарушение этики. [3]

В 1970-х был создан Всемирный институт саентологических предприятий (WISE) для выкачивания денег из преуспевающих бизнесменов, которые также были саентологами. Он якобы возник для предоставления консультационных услуг, для обеспечения их новейшими ИП Хаббарда по администрированию и обучения персонала саентологических предприятий необъятной административной технологии Хаббарда. Практически, WISE очень мало давал своим членам за их десятину. Теперь сообщество саентологов-бизнесменов в Лос-Анджелесе было наводнено братвой финансового диктатора, которая взимала штрафы якобы за злоупотребления привилегиями. Не желающим покориться бизнесменам угрожали объявлением ПЛ. Те, кто в значительной степени в своем бизнесе зависел от других саентологов, не имели выбора и должны были заплатить. Наконец, одному немаленькому предприятию пришлось отправить весь свой персонал на Флаг в Клируотере для прохождения «Сохранения действенности саентологии», что обошлось в десятки тысяч долларов. Сотрудникам, которые высказали недовольство, устроили проверку безопасности за их счет. Человека, который это предприятие создал, подвергли остракизму за «сквирельную технологию». [4]

WISE также изменил контракты с предприятиями, управляющимися саентологами, которые теперь должны были делать ежегодный членский взнос в размере 250 долларов вдобавок к проценту от прибыли.

ЦРТ и МФП практически разрушили сеть, которая обеспечивала связь саентологии с публикой в целом. Они также вызвали полномасштабную схизму, особенно в Калифорнии, где произошла большая часть этих событий. Получил ли Хаббард на Рождество свои 85 миллионов долларов или нет, мы не знаем, но Мицкевич и компания поработали на славу.

Чистка так называемых управленческих слоев в МО продолжалась. Дэвида Мэйо и его подчиненных отстранили в августе 1982-го. Ко времени октябрьской конференции держателей миссий в «Джилмэне» Комитета по уликам ожидали уже семнадцать ведущих руководителей. В их числе были бывший Международный ИД и его заместитель, командующий офицер Канады, командующий офицер «Международных саентологических миссий» и его начальник из церковного управления по миссиям; командующий офицер восточной части США, четыре сотрудника Организации международного управления, командующий офицер киноорганизации ОПК, два старших ответственных за деятельность ВНС (начальник которых, дочь Хаббарда Диана, ушла из саентологии незадолго до этого); и бывший председатель Сторожевого комитета и командующий офицер ОПК Int Джон Нельсон. [5]

Хаббард организовал саентологию в цепь отсеков, и, арестовав этих руководителей, ОПК избавилась от основной оппозиции в каждом отсеке организации.

Задержанных перевезли в место под названием «Счастливая долина», труднодоступный лагерь в индейской резервации недалеко от «Джилмэна». Хотя бывшим руководителям МО и не мешали при желании уйти, их держали под стражей. Тем не менее, им сказали, что если они уйдут, они будут навечно объявлены подавляющими личностями, и их никогда не примут назад в саентологическое братство. Это была жуткая угроза для преданных саентологов, которые посвятили «технологии» большую часть своей взрослой жизни.

Настало время Комитета по уликам, саентологического суда, в котором комитет выступал в роли обвинителей, судей и присяжных одновременно. Задержанным предъявили 36 обвинений, от использования саентологии для получения согласия на интимную близость до получения оплаты от врагов. Дэвида Мэйо признали виновным в «совершении» проблемы. Добытые сведения и рекомендации комитета заняли, в общем, более девяноста страниц. Главной идеей добытых сведений был предполагаемый заговор для свержения ОПК. Утверждалось, что Билл Фрэнкс, бывший ИД Int «промыл мозги» своему заместителю Аллену Букенену, еще одному из подсудимых. Фрэнкс якобы убедил Букенена, что нужно защищать церковь от высшего руководства. В помпезном обвинении мало что говорилось по существу.

Хотя «Добытые сведения» обычно оставались внутренним документом, существуют переводы полностью лишенные саентологических терминов. Это наводит на мысль, что отчасти он был составлен с заботой об адвокатах, на случай, если последует судебное разбирательство.

Комитет рекомендовал осуществить прежние угрозы о вечной анафеме. Большинство рекомендованных приговоров содержали утверждение, что подсудимому никогда, ни в одной жизни не позволят получать саентологические услуги. Также они включали предписание вечного разрыва отношений, которым всем саентологам запрещалось содействовать или общаться с подсудимыми. Далее церкви рекомендовалось искать возможность возбуждения уголовного дела против подсудимых. Расследование должно принять во внимание список обвинений, включая саботаж и промышленный шпионаж.

Главный инспектор ЦРТ одобрил рекомендации для семи из подсудимых, одну из которых оправдали, (она была арестована по ошибке) а шесть остальных уже в отвращении ушли из «Счастливой долины». Десяток оставшихся проинформировали, что рекомендации комитета не будут осуществлены, если подсудимые отрекутся от своих убеждений. Тем не менее, все их саентологические сертификаты отменялись. Дэвид Мэйо и его жена Меррил были одиторами 12-го класса, высшего класса одиторов, достигнутого лишь горсткой саентологов. Им потребовалось бы четыре года обучения в полный день для восстановления статуса.

Каждый подсудимый должен обнародовать заверенное признание в недобрых мотивах. Главный инспектор закончил свою речь словами о благонамеренности его решений.

История со «счастливой долиной еще не закончилась». Летом 1982-го года Хаббард испытал с помощью Мэйо еще одну идею. Руководители изматывались, поэтому вместо того, чтобы сократить их восемнадцатичасовой рабочий день, Хаббард выпустил «Программу бега». Руководители должны были бегать вокруг неподвижной точки около часа в день и принимать в огромных количествах минеральные добавки. Для арестантов «Счастливой долины» время увеличили. Они должны были бегать в жаре пустыни по пять часов в день вокруг дерева.

Возможно, из-за его особенно мощной заразности, Мэйо отделили от остальной группы, выделили ему отдельный столб (ради этого столб даже покрасили в красный цвет). Бегуны насколько это было в их силах, старались легче к этому отнестись. К ним приставили только одного охранника, поэтому Мэйо и арестанты у дерева попеременно садились, и охраннику приходилось бегать между ними, и заставлять их подняться на ноги. [6]

Программа бега имела негативные последствия. Мэйо, худощавый мужчина, сбросил около десяти килограмм. То ли из-за программы, то ли просто из-за отсутствия должного медицинского ухода в МО зубы и десна Мэйо также сильно пострадали. В феврале 1983-го года, убежденный, что он ничего не может сделать, чтобы изменить отношение руководства, он принял объявление ПЛ и покинул церковь.


Сноски и дополнительные источники:

[1]. Jon Zegel taped talk, June 1983

[2]. Stansfields, "Knowledge Report," 14 March 1983

[3]. Zegel talk, June 1983

[4]. Interview, former employee

[5]. RTC Conditions Order 1-3

[6]. Interview with David Mayo

Источники: Complaint in Martin Samuels vs. Hubbard, Circuit Court, Oregon State, Multnomah County, case no. A8311 07227, November 1983; Bent Corydon, taped talk, July 1983, and interview in Copenhagen Corner, 11; Religious Technology Center Conditions Order 1-3.


Назад
7.1. - Конференция держателей миссий
Содержание Вперед
7.3. - Раскол

Original text is © Jon Atack; 1990
Русский перевод © Алексей Матвеев, Алексей Кондрашов; 2007
Переработка оригинальной html-версии для русского перевода © Алексей Кондрашов; 2007