Главная Карта Поиск Новости Онтография Консультации
Facebook Расписание КОРНИблог Контакт/Contact

Джон Атак

~ КУСОЧЕК СИНЕГО НЕБА ~

Разоблачение дианетики, саентологии и Л. Рона Хаббарда

Перевод с английского Алексея Матвеева

(Опубликован на сайте http://www.kondra-show.ru/ в августе 2007 года)


Важное замечание! Данный перевод представлен для общего ознакомления с источником, поэтому его не следует рассматривать, как точное отражение оригинального текста. Помните, что эта публикация появилась усилиями людей, которые вносили свой вклад добровольно и бескорыстно. Переводчик стремился сделать работу настолько качественно, насколько мог, однако считает необходимым предупредить, что он никого ни в чем не заверяет и ничего не гарантирует. Только тщательное изучение оригинала самим читателем даст уверенность в его правильной интерпретации.

Источник текста на английском языке, использованный при переводе:

http://www.clambake.org/archive/books/apobs/


Назад
6.5. - ЦРТ и МФП
Содержание Вперед
7.2. - Саентологическая война

ЧАСТЬ СЕДЬАЯ
независимые 1982-1984


~ Глава первая: Конференция держателей миссий ~


С начала 1950-х Хаббард перепробовал разные франчайзинговые схемы. Новый саентологический центр принимался в сеть франшиз в обмен на существенную лицензионную плату, приобретение значительного количества книг, Э-метров и пленок Хаббарда, и десять процентов валового дохода. С 1953-го года, когда Хаббард завладел Филадельфийским центром, он время от времени прибирал к рукам в свои активы процветающие центры.

В 1960-х Хаббард создал новую схему. Применялись те же правила, включая десятину, а взамен франшизы (также называющиеся «центры» или «миссии») получали право предоставлять вводные курсы или одитинг, составляющий первую треть Хаббардовского «Моста». Они должны были отправлять своих выпускников в организации для прохождения услуг более высокого уровня. Они должны были строго придерживаться политики и технологии саентологии, но теперь организации контролировали их не так строго. Выплатив должное, держатели миссий могли оставлять себе оставшуюся прибыль. Некоторые их них создали очень доходный бизнес.

В 1982-м организация «Международные саентологические миссии», которая курировала деятельность миссий, выпустила для держателей миссий новые контракты. По словам держателя миссии Бента Коридона, «мы оказались перед необходимостью подписывать новые соглашения, которые, по сути, лишали нас юридической автономности в качестве отдельных корпораций. Почти все наши корпоративные книги удалили… Примерно через месяц после того, как большинство из нас подписали эти соглашения, нас вызвали на конференцию держателей миссий». [1]

Применением новых корпоративных прикрытий ОПК собиралась поставить держателей на место. Офис Хранителя тихо и приватно запугивал индивидуумов, но ОПК готовилась к шумному столкновению с целой группой саентологов. Отложив в сторону маску дружелюбия, они показали свои подлинные лица. На всеобщее обозрение был выставлен железный кулак, который и не пытались прикрыть лайковыми перчатками. Держателям миссий велели явиться в Сан-Франциско, в отель «Хилтон» 17-го октября 1982-го года.

Перед собранием держателю миссии Гэри Смиту, сидевшему в дальнем конце зала с женой и четырехлетней дочерью, велели пересесть на незанятые ряды впереди. Он отказался, за что его тут же объявили подавляющей личностью.

В 1981-м году Кингсли Вимбуш и его миссии стали предметом разговоров во всем саентологическом мире. Главная миссия, «Стивенс крик булвар» в Сан-Хосе, приносила столько денег, что Вимбуш не знал, как ими распоряжаться. Ее доход иногда превышал 100 000 долларов в неделю, что превосходило суммированные доходы восьмидесяти других миссий. До конференции 1982-го года Вимбуша объявили ПЛ, якобы за создание «сквирельной» процедуры одитинга, «дедингинга» [de-dinging – прим. перев.]. Эта «сквирельная» процедура в действительности с энтузиазмом распространялась самой церковью. Вимбуш делал все, что было в его силах, чтобы ублажить нынешних правителей и восстановить свой прежний статус. Поэтому утром 16-го октября, когда член МО взбежал по лестнице и сообщил ему, что у него минута на сборы для поездки в Сан-Франциско, он ухватился за шанс. Он даже не подозревал, что его берут в Сан-Франциско, лишь чтобы сделать частью унизительного спектакля. [2]

В проходах, пристально наблюдая за аудиторией, выстроились хмурые этик-офицеры МО с листами бумаги на планшетах для записи малейшего признака несогласия. Ведущим был двадцатидвухлетний Дэвид Мицкевич, «Коммандер» МО, и, чего не знали участники конференции, председатель правления Акционерного Общества «Авторские Услуги». В начале горячего обращения держателям миссий сообщили, что теперь торговые марки в руках Центра религиозных технологий (ЦРТ). Ларри Хеллер, которого представили как юриста церкви, сказал следующее:

«ЦРТ имеет право направить делегацию непосредственно к каждому держателю для установления, должным ли образом вы используете торговые марки. Эта делегация может просмотреть ваши книги, записи и опросить персонал…

ЦРТ… имеет право немедленно приостановить любое использование отдельными миссиями этих торговых марок. Слово «немедленно» является ключевым. Нет необходимости в слушании для такой приостановки. ЦРТ приказывает вам, чтобы вы более не использовали торговые марки, и вы должны прекратить или будете подвергнуты гражданским взысканиям и, в конечном счете, уголовному преследованию».

Юрист Хеллер был единственным из выступавших, кто не блистал галунами и знаками отличия. Новые лидеры величественно ступали на подиум, надутые важностью своих военизированных титулов, - новые правители ничтожной диктатуры. Но комизм ситуации затерялся среди возгласов. О новых соглашениях для миссий «уорент-офицер» Лайман Сперлок, директор корпоративных дел церкви саентологии, сказал следующее:

«Отныне все миссии будут корпорациями. Для этого есть очень хорошие причины. Многие из вас, должно быть, знают, что совсем недавно вы получили новые корпоративные документы. Да, некоторые кивают, хорошо. Эти корпоративные документы предназначены для того, чтобы сделать всю структуру неуязвимой, особенно для налогового управления… ЦРТ это грозная группа членов МО, у которых хватит жесткости, чтобы проследить за тем, чтобы технология применялась стандартно».

Церемониймейстер «коммандер» Дэвид Мицкевич дал пламенную, если не причудливую, гарантию: «[Новая] корпоративная структура обеспечит, что саентология будет здесь бесконечно».

Теперь наступила очередь «коммандера» Стива Марлоу, главного инспектора ЦРТ, стращать держателей миссий: «Мы религия, и эта религия спасет человечество. Понимаете? Через тридцать лет какой-нибудь «сквирел» начинает искажать саентологию и называет это саентологией, потому что так можно сделать много денег… И вот у вас новые фракции, схизмы, все эти ужасные вещи – это никогда не случиться с этой церковью, никогда… у вас новая порода управления в церкви. Они жесткие и безжалостные… их не напугает налоговое управление или сумасшедшие лунатики… вы играете за победителей». (В опубликованном ОПК протоколе собрания словосочетание «налоговое управление» вырезали)

По иронии, сама конференция ускорила схизму. Главный инспектор затем обвинил держателей миссий в «воровстве» публики у организаций, что стало главной темой собрания:

«Руководство настроено серьезно. Есть дела церковные, есть дела светские. Нарушители будут преследоваться судебным порядком без сомнения [выделено в протоколе]. Мы здесь не для того, чтобы вам угрожать. Это также и ваше спасение. Просто посмотрите с той точки зрения, что кто-то будет любоваться саентологией из-за решетки. Не слишком сладко. Мы не позволим, чтобы нам наступали на ноги…

В рамках ЦРТ существует Сеть главного инспектора. У них колоссальные информационные линии. У них есть ресурсы, которые позволяют им добраться до низшего эшелона в сфере деятельности. И, откровенно говоря, они все узнают».

Затем к трибуне вышел «Коммандер» Норман Старки, один из двух ветеранов МО, принятых в ОПК, и провозгласил, что юридические баталии, как Коммодора, так и церкви почти закончены. Это было далеко от правды. После этого Старки принялся довольно обстоятельно бранить самого эффективного критика саентологии, юриста Майкла Флинна. Старки утверждал, что бывший держатель миссии Браун Макки – наемник Флинна. О Макки он сказал:

«Он никогда, никогда, никогда, я вам обещаю, ни в одной своей жизни не коснется Э-метра [в протоколе заменено на «не попадет на одитинг»] и не получит шанса выбраться из этой ловушки. Те, кто на ОТ3, знают, [sic] что это означает! Это означает умирать, и умирать, и умирать, и умирать снова и снова. Всегда, бесконечно».

Если бы Старки потрудился проверить, он бы выяснил, что Макки завершил ОТ3 несколько лет назад. Однако это дает некоторое представление о значимости, которой саентологи наделяют технологию Спасителя Хаббарда.

Для того чтобы стать Международным ИД «капитан» Гийом Лезевр вылетел из Европы всего за несколько дней до конференции. Он пожаловался, что, хотя миссии направляют публику в шикарную Наземную базу Флага в Клируотере, они не направляют их в местные организации. Он считает эту практику неразумной. Только то, что организация «грязная», еще не причина, чтобы не посылать в нее состоятельных клиентов. Лезевр обвинил тех, кто писал книги о саентологии, которые продавались повсеместно в церкви в том, что «они пытаются сделать деньги на [sic] технологии Л. Рона Хаббарда», хотя авторские права на большинство этих книг были на имя Хаббарда, и издавались они в саентологических издательствах.

Затем Лезевр объявил о квоте для каждой миссии. Американские миссии должны будут в целом направить в организации 348 человек за следующую неделю. Была реальная угроза, что если они не выполнят эти очень высокие квоты, с ними случиться нечто неприятное. Кроме того, квоты должны еженедельно увеличиваться. Но все это было разогревом. На сцену вышел международный финансовый диктатор и перешел к сути дела. Он говорил без обиняков:

«Ну ладно, вы все здесь в каких-то непонятных низких [этических] состояниях. В связи с этим, если не по другим причинам, в ваших миссиях расплодились «сквирелы», реальные «сквирелы»… сейчас вы контрнамерение на моих линиях, может одно исключение на весь зал, хотя сомневаюсь, потому что вы сидите на публике, обворовываете организации, делаете одну глупость за другой…

Итак, некоторые из тех, кто стоит здесь вокруг вас, из международной финансовой полиции и их работа – пойти и выяснить все [о преступлениях против церкви], и виновны вы в этом или нет. Короче, вы поняли…

Было так заведено, что когда вы делаете что-то неправильно, к вам применяют процедуры саентологического правосудия. Так вот, все вы отдельная от церкви корпорация, и когда вы обворовываете и обкрадываете организации, пытаетесь дать взятки – это корпоративное преступление, можете быть полностью уверены, что вы закончите тюрьмой».

Затем международный финансовый диктатор сообщил держателям миссий, что они заплатят по 75 долларов с человека за привилегию быть обруганным, и повелел им пожертвовать пять процентов чистого дохода на кампанию по продвижению «Дианетики: современной науки душевного здоровья». Он добавил: «Если я услышу, что кто-то в этой комнате не желает раскошелиться на пять процентов минимум, он получит расследование, потому что у него есть другие преступления».

Далее диктатор объяснил, как его международная финансовая полиция планирует собирать средства. Он не сказал держателям миссий, зачем нужны такие огромные суммы, и, возможно, сам не знал.

«Чтобы у вас было представление о взысканиях за увод публики с линий организаций – в соответствии с политикой, это 10 000 долларов за человека. Если вы переманиваете штатного сотрудника, или если в вашей миссии работает штатный сотрудник, который в то же время в штате организации, вы оплачиваете все его обучение/одитинг плюс 2 000 долларов штрафа…

Если мы дружно возьмемся за это, уберем с линий весь этот идиотизм и действительно займемся дианетикой и саентологией, можете идти куда пожелаете. Сейчас в миссиях столько преступности, что я даже слышать об этом не хочу. Если вы признаетесь во всем, мы выработаем способы компенсации за все воровство, которое вы совершили в прошлом, и разрешим все недоразумения. Если вы не желаете сознаваться, забудьте об этом. Если вы делали все это в прошлом и расскажете правду, вы получите преимущества сомнения… Если вы не сознаетесь сегодня, и я нахожу что-то завтра – вы сами это заслужили».

Держателям миссий велели выписывать «оверты» (проступки), что вполне обычно для персонала в саентологических организациях. Затем их подвергли самой массовой проверке безопасности из всех, что когда-либо были в саентологии. Опрашивающие сидели с Э-метрами за столами, а держатели миссий рядами сидели напротив и признавались в своих «преступлениях».

Хотя международный финансовый диктатор давал гарантии, что если они «расскажут всю правду», им же будет проще, сложно представить, как это можно было сделать более сложным. После проверки безопасности диктатор Рейнольдс вновь вышел на сцену и привел примеры «компенсаций», которые потребовала церковь. Лучше всех организованная сеть миссий, церковь саентологических миссий Дэвиса, должна была выплатить «миллионы долларов». Бывшую миссию Вимбуша оштрафовали на четверть миллиона долларов только за последние несколько месяцев. Миссии этих двух сетей будут посещены в первую очередь, и затем наступит черед всех остальных саентологических миссий в мире.

Миссиям позволяли обучать людей только до определенного уровня. Одиторы, проходящие подготовку выше этого уровня, должны были ехать в церковную организацию. Миссиям приписали неоднократное «предоставление» этих запрещенных курсов, посредством чего они вторгались в эксклюзивную сферу интересов организаций.

Миссиям позволялось одитировать людей только на уровнях ниже клира. Затем они должны были ехать в организацию, и далее – в одну из четырех продвинутых организаций. Миссиям не позволялось одитировать клиров. Их обвинили, в том, что они это делали. И они должны были быть оштрафованы на 10 000 долларов за каждого клира, который получил у них одитинг.

Это была странная ситуация. Как заметил коммандер Лезевр, церковные организации нередко были довольно грязными. Их плановые расходы были низкими, персонал беден, обычно намного ниже черты бедности, так как члены религиозных организаций не защищены законом о минимальной зарплате. Конечно, львиная доля дохода уходила Хаббарду. Держатели миссий были готовы инвестировать свои доходы обратно в миссии, и обходились без регулярных визитов миссионеров МО, поэтому их деятельность была намного эффективнее. Обстановка в миссиях была неизменно привлекательнее, и большая часть дохода уходила персоналу. Вследствие этого, работа в миссии привлекала наиболее квалифицированных саентологов. Было обычным делом встретить в миссии одиторов класса 8. Они получили эквивалент полных двух лет обучения саентологическим процедурам, все до ОТ3 включительно. Организациям нередко приходилось довольствоваться единственным одитором класса 4, который имел только несколько месяцев подгтовки. В основном миссии были финансово успешнее церковных организаций, но они были ограничены в услугах, которые могли предоставлять, поскольку МО контролировала уровни выше клира.

Финансовый директор Рейнольдс, проинформировав держателей миссий о штрафах, сообщил им, что международная финансовая полиция отправляет «контролирующие делегации», которым миссии должны будут выплатить 15 000 долларов за каждый день работы.

Сложно передать силу, с которой произносились эти тирады. Существует запись, и опьяненные своим достижением молодые правители даже выпустили прошедший тщательную цензуру и редактирование протокол. Они хотели, чтобы саентологи совершенно определенно поняли, насколько «жестки и безжалостны» их новые хозяева. Этот протокол сыграл решающую роль в моем уходе из церкви. Впоследствии я с успехом использовал его, чтобы убедить уйти и других.


Сноски и дополнительные источники:

[1]. Bent Corydon interview in Copenhagen Corner, issue II.

[2]. Kingsley Wirebush, taped talk, 1984.

Основной источник: Sea Org Executive Directive, "The Flow Up the Bridge - the U.S. Mission Holders Conference - San Francisco 1982," 7 November 1982, and a tape of the proceedings.


Назад
6.5. - ЦРТ и МФП
Содержание Вперед
7.2. - Саентологическая война

Original text is © Jon Atack; 1990
Русский перевод © Алексей Матвеев, Алексей Кондрашов; 2007
Переработка оригинальной html-версии для русского перевода © Алексей Кондрашов; 2007