Главная Карта Поиск Новости Онтография Консультации
Facebook Расписание КОРНИблог Контакт/Contact

Джон Атак

~ КУСОЧЕК СИНЕГО НЕБА ~

Разоблачение дианетики, саентологии и Л. Рона Хаббарда

Перевод с английского Алексея Матвеева

(Опубликован на сайте http://www.kondra-show.ru/ в августе 2007 года)


Важное замечание! Данный перевод представлен для общего ознакомления с источником, поэтому его не следует рассматривать, как точное отражение оригинального текста. Помните, что эта публикация появилась усилиями людей, которые вносили свой вклад добровольно и бескорыстно. Переводчик стремился сделать работу настолько качественно, насколько мог, однако считает необходимым предупредить, что он никого ни в чем не заверяет и ничего не гарантирует. Только тщательное изучение оригинала самим читателем даст уверенность в его правильной интерпретации.

Источник текста на английском языке, использованный при переводе:

http://www.clambake.org/archive/books/apobs/


Назад
4.2. - Жесткая этика
Содержание Вперед
4.4. - Смерть Сьюзан Майстер

~ Глава третья: империя наносит ответный удар ~

«Я не могу поверить, что министр и его
гражданские служащие оказались настолько
беспечны, что издали официальный документ
с беспощадным разоблачением саентологов.
Конечно, это прорекламирует их еще шире
и даст им известность, которую они хотят».

Ричард Гроссмэн «Дневники члена совета
министров», том 3.

25-го июля 1968-го года Кеннет Робинсон, министр здравоохранения Великобритании, сделал заявление в парламенте о саентологии. Назвав ее «псевдофилософским культом», он напомнил палате о своем предыдущем выступлении на эту тему:

«Хотя это предупреждение было замечено общественностью в свое время, практика саентологии продолжается и энергично растет, и правительственные ведомства, члены парламента и местные власти получили множество жалоб на это.

Правительство не сомневается… что саентология социально вредна. Она отчуждает членов семей друг от друга и приписывает низкие, бесчестные мотивы, всем, кто выступает против нее; ее авторитарные принципы и практика – потенциальная угроза личности и благополучию людей, обманом вовлеченных в этот культ; но, прежде всего, ее методы могут быть серьезной опасностью здоровью тех, кто подвергается им. Есть свидетельства, что сейчас проводят идеологическую обработку детей.

При существующем законодательстве нет возможности запретить практику саентологии; но правительство заключило, что она настолько нежелательна, что было бы правильным предпринять все шаги, которые возможны, чтобы обуздать ее рост».

Саентологические учреждения в Великобритании были лишены образовательного статуса. Опираясь на «Акт об иностранцах», по которому министр внутренних дел может отказать во въезде, иностранным подданным запретили изучать саентологию или работать в саентологических организациях. МВД также запретило нахождение в Британии Хаббарда как «нежелательного иностранца». Член парламента от Ист-Гринстеда Джеффри Джонсон Смит, повторил прежние слова Робинсона, сказанные им в парламенте, что саентологи «обращаются к слабым, неуравновешенным, незрелым, не имеющим твердого положения в обществе или эмоционально нестабильным людям». Он сделал это заявление по телевидению, что выходило за рамки парламентских привилегий, поэтому саентологи подали на него в суд за клевету. [1]

В конце июля в отели согнали сотни саентологов и задержали их под стражей в ожидании депортации. Скотланд-Ярд начал расследование саентологии. Национальный совет борьбы за гражданские права опротестовал применение «Акта об иностранцах» на том основании, что это «нежелательно в принципе, и опасно на практике». [2]

Саентологи подали в суд на четыре английские газеты и добивались судебного запрета для предотвращения подобных статей в дальнейшем. В судебном запрете отказали. В новых телефонных справочниках оказалась крупная реклама саентологии, и сбитый с толку главпочтамт объявил, что больше таких объявлений не примет. [3]

Все были согласны с тем, что хотя что-то и должно быть сделано с саентологией, акт об иностранцах не был решением проблемы. Однако выражение общественного сочувствия было сдержанным. За две недели до запрета в «Дейли мейл» рассказали о смерти бывшего саентолога, Джона Кеннеди, в Южной Африке. Кеннеди ушел из саентологии, чтобы учредить собственный Институт Душевого Здоровья, прихватив с собой нескольких саентологов. Он якобы нечаянно застрелился, когда чистил револьвер, но коронер признал наличие преступления без установления преступника. Журнал Хаббарда «Одитор» сообщил о происшествии просто и зловеще:

«Джон Кеннеди, ПЛ, который испортил всю работу в Родезии, застрелился в результате несчастного случая в Южной Африке». [4]

Это была старая новость – Кеннеди умер в 1966-м. Но через три дня после введения в действие акта об иностранцах другой южноафриканский саентолог умер при загадочных обстоятельствах. Джеймс Стюарт был студентом Продвинутой организации в Эдинбурге. Это был тридцатипятилетний эпилептик, чье тело нашли пятнадцатью метрами ниже окна его номера в отеле. В газетных сообщениях не упоминалась важная информация. За несколько дней до смерти Стюарт завершил этическое состояние, при котором он должен был не спать восемьдесят часов. Одним из его заданий во время этого периода было ползать по коврам и собирать мелкие перышки. По словам Роберта Кауфмана, который был очевидцем происходившего, на доске объявлений в Продвинутой организации, был помещено уведомление: [5]

«Джеймсу Стюарту назначено состояние Сомнения за то, что у него были припадки в общественном месте, чем он обесценивал саентологию. Если подобное повторится, намеренно или ненамеренно, ему будет назначено состояние Врага».

Настоящим преступлением Стюарта было то, что после того как у него прошли тяжелые судороги, он сказал в больнице, что является саентологом, осквернив, таким образом, имя саентологии. Он повредил себе голову, поэтому во время выполнения «исправительного проекта» носил перепачканный кровью бинт. Возможно, его заставили ползать по крутому и скользкому шиферу крыши организации для завершения формулы Сомнения. Эта ненормальная практика была довольно обычна в то время. [6]

Незадолго до смерти Стюарта отстранили от курса в Продвинутой организации. Роберт Кауфман, который обучался с ним, в тот же день когда прочитал похоронное уведомление о Стюарте, видел его вдову, Телму, произносившую восторженную речь о своем завершении ОТ2. В своей книге «Внутри саентологии» Кауфман написал, что Телма «триумфально получала овации сотрудников Продвинутой организации». Саентологический представитель сказал прессе: «Миссис Стюарт не знает, как это произошло, но она точно знает, что это не имеет отношения к саентологии». Прессе также сообщили, что миссис Стюарт была «более серьезным» студентом, чем ее муж. На самом деле, Стюарт, описанный в газетах как образцовый моряк, [7] был основателем саентологической организации в Кейптауне и ее старшим руководителем. Он был одитором класса VII, высший уровень подготовки в то время, клиром номер 153 (на тот момент было уже свыше двух тысяч) и ОТ 3 когда умер. Одна из его историй успеха была опубликована в журнале «Одитор» незадолго до его смерти. Она была озаглавлена: «Как саентологическое обучение помогает мне в жизни»:

«Я нахожу, что обучение и одитинг помогают мне неисчислимыми способами: когда я веду машину (терпеливо, в сложном движении), просыпаюсь утром, сталкиваюсь с чем-то неприятным в жизни, занимаюсь чем-нибудь на досуге, пишу письма, делаю телефонные звонки, в случайных беседах с незнакомцами. На самом деле, обучение помогает мне в любой мыслимой ситуации или событии где угодно и когда угодно. Попробуйте сами и увидите!»

Саентологи с готовностью отрекаются от смущающих членов, особенно в случае смерти. К несчастью, репутация саентологии для них неизменно важнее, чем правда. Любопытный поворот истории в том, что имя Стюарта сообщила в прессу полиция. В Шотландии имена самоубийц прессе не дают. Однако нет доказательств того, что Стюарт был убит.

Этот странный период в саентологии в подробных деталях описан в книге Роберта Кауфмана «Внутри саентологии». Кауфман был первым, кто осмелился опубликовать детали уровней ОТ, и его книга остается лучшим описанием личного опыта в саентологии.

Реакция на британский акт об иностранцах была практически немедленной. Хаббард объявил, что его работа закончена, сказав, что он «ушел в отставку со всех руководящих должностей в саентологии двумя, или более, годами раньше ради исследования и изучения упадка древней цивилизации», поддерживая сказку, которую рассказал для получения флага Клуба исследователей. Хаббард обвинил Англию в том, что она полицейское государство. [8] Для обслуживания саентологов в западном полушарии в Лос-Анджелесе открыли еще одну Продвинутую организацию. Но запрет, хотя и был столь ревностно воплощен сначала, вскоре перестал использоваться. В начале 70-х большинство студентов и сотрудников Сент-Хилла были иностранцами.

Лондонская «Дейли мейл» (см. фото) опубликовала детали частных банковских счетов Хаббарда в Швейцарии, их номера и прочие подробности. В ней также говорилось о том, что Хаббард заявил, что у него есть 7 миллионов долларов. Также они раскопали рецепт, подписанный «Л. Рон Хаббард, доктор философии», на успокаивающее нембутал, «только для садоводческих целей». В лабораториях Эббот, производителя нембутала, сказали, что «нет мыслимого» способа как можно использовать нембутал в садоводстве. Вероятно, он был нужен для ремонтантных томатов Хаббарда. [9]

Корреспондент «Дейли мейл» взял у Хаббарда интервью на борту «Роял Скотмэна» в Бизерте, Тунис: «он непрерывно курил сигареты с ментолом, нервно ерзал… Он записывал разговор на пленку… Снаружи саентологи – некоторые в униформе, некоторые маленькие дети – неподвижно стояли по стойке смирно… настроение Хаббарда прыгало от хвастливого «вы будете поражены тем, сколько у меня друзей в британском правительстве» до угрожающего «Я получаю развединформацию из Англии. Вы не поверите, сколько у меня уже есть всякой грязи». [10]

Хаббард настаивал, что больше не связан с саентологией, и сказал репортеру, что все, что у «Дейли мейл» было на саентологию, было фальшивкой. Он знает, потому что видел это, благодаря своим «шпионам». Хаббард также дал уникальное интервью британскому телевидению, где вновь выглядел нервным и противоречил сам себе, как говоря о количестве браков, так и о том был у него швейцарский счет или нет. Несмотря на его предполагаемые открытия в сфере коммуникации и связях с общественностью, он был далек от того, чтобы завоевать расположение прессы. [11]

В конце августа 1968-го года в Нью-Йорке Джил Голдмэн стала самым молодым в мире клиром. Ее фотография появилась в журнале «Одитор». Ей было десять лет, и она со своим восьмилетним братом были уже квалифицированными одиторами. [12]

В середине августа «Роял скотмэн» вошел в порт Корфу. Сначала все шло хорошо. Как писала одна газета, Морская Организация обогащала экономику острова примерно на 1000 фунтов в день. Они были радушно приняты капитаном порта и местной прессой. [13]

В сентябре в журнале «Одитор» Хаббард объявил о новом курсе одитора класса VIII. Объявление сопровождалось напечатанными на разворот фотографиями Хаббарда. Есть снимок этик-офицера с тяжелой деревянной палкой в темных очках и форме, который хмуро смотрит на студента, а тот нерешительно улыбается в ответ. Заголовок гласит: «Никто не одурачит этик-офицера Морской Организации. Он знает, чья этика отстает». На другом снимке два члена МО, один широко скалится, держат в воздухе третьего. Его вот-вот выбросят за поручни в море. Заголовок гласит: «Студентов выбрасывают за борт и предают морской пучине за грубый аут-тек!» «Аут-тек» это хаббардизм, означающий «неправильное применение процедур саентологического одитинга». Редактор сорок первого «Одитора» подумал, что это шутка Хаббарда, но Хаббард был смертельно серьезен. [14]

Каждая саентологическая организация получила распоряжение прислать двух одиторов для подготовки на класс VIII. На уровне VIII их одитинг будет безупречен. Курс должен был занять три недели, поэтому от предыдущих этических процедур было бы мало толку – они требовали слишком много времени. Вместо томления в цепном ящике на протяжении недели и трех дней без сна на «исправительных проектах» теперь студенты должны были подвергаться «немедленной этике», или выбрасыванию за борт. Не остается сомнений, что Хаббард отдавал такие приказы (один бывший сотрудник МО говорит, что Хаббард даже пару раз приносил любительскую видеокамеру и снимал это). [15]

Саентологи, которые вступили после 1970-го, часто не знают, что практиковалось выбрасывание за борт. Большинство из тех, кто слышал об этом, и те, кто был подвергнут этому, отмахиваются как от промежуточного этапа; неприятно, но более не имеет значения. Люди, которые пережили это, часто сбрасывают все со счетов, и даже настаивают, что это было «исследование». Может потребоваться настойчивость, чтобы вытянуть признание реальности выбрасывания за борт. Студенты и команда ежеутренне выстраивались на палубе. Они ждали, прозвучит ли их имя в списке негодяев. Те, кто знал, что прозвучит, снимали обувь, пиджаки и наручные часы. Высота падения была от пяти до пятнадцати метров, в зависимости от того, какая палуба использовалась. Иногда людям завязывали перед этим глаза, и не туго – руки или ноги. Тех, кто не умеет плавать, привязывали к веревке. Должно быть, ужасно было лететь связанным с такой высоты, ничего при этом не видя, в холодную морскую воду. Хуже всего был страх, что можешь удариться о борт корабля и разорвать себе кожу до мяса об морских уточек. Выбрасывание за борт было очень травмирующим переживанием. [16]

Лекции курса, похоже, для многих тоже оказались травмирующим переживанием. Хаббард читал их с освещенной кафедры, окруженный высокопоставленными помощницами Коммодора в белых свободных платьях. Лекции проходили в старом беззаботном стиле, но прерывались ударами кулаком по столу и выкриками. Позднее некоторые из приступов гнева Хаббарда вырезали из записей лекций. Лекции были «конфиденциальными» и только полностью проникнутые учением саентологи могли на них присутствовать.

Студенты носили зеленые комбинезоны, а после определенного этапа курса добавляли короткую веревочную петлю вокруг шеи как почетный знак. Времени для сна было мало, и они, разумеется, были очень осторожны в одитинге. Если они допускали ошибку, это было предметом «немедленной этики», и их бросали за борт. [17]

Хаббард опубликовал цель курса Класса VIII: «сделать одитора БЕЗУПРЕЧНО СТАНДАРТНЫМ… безукоризненным фанатиком стандартной технологии». «Миссии» МО отправлялись во все уголки земного шара, чтобы подстегнуть производительность организаций. Хаббард провозгласил, что эти «миссии» имеют «неограниченные этические полномочия». [18]

Алекс Митчелл из «Санди таймс» Лондона сообщил, что женщина с двумя детьми крича, выбежала с корабля, но ее нагнали и вернули другие саентологи. Журналист также сказал, что за борт выбрасывали восьмилетних детей:

«Дисциплина… сурова. Члены экипажа сегодня могут быть офицерами, а завтра драить палубы. Статус отмечается похожими на бойскаутские знаками отличия: белый галстук для студентов, коричневый для младших офицеров, желтый для офицеров, и синий для личного штата Хаббарда… Недавно команда решила покрасить баки для воды. Не желая передать работу местным подрядчикам, саентологи сделали это сами, а на следующий день обнаружили, открыв краны, что из них бежит вода с краской». [19]

Кеннет Уркухарт присоединился к кораблю в Корфу. От дворецкого Хаббарда он поднялся до старшего администратора Сент-Хилла. Он решительно избегал вступления в Морскую Организацию, но, в конце концов, его уговорили отправиться на Корфу. Он был поражен переменой в Хаббарде. В Сент-Хилле он видел его каждый день. Хотя Хаббард временами выходил из себя, Уркухарт лишь однажды видел, как его трясет от бешенства. Теперь визгливые припадки стали обычной чертой. ОТ 3 и Морская Организация преобразили Хаббарда.

Посреди этой суматохи под давлением запрета в Соединенном Королевстве и облаков негативной прессы, Хаббард отменил принудительный «разрыв». Практика объявления кого-нибудь «законной дичью» была также отменена: [20]

«ЗАКОННАЯ ДИЧЬ больше не должна появляться в этических приказах. Это вызывает плохую реакцию общественности. Это инструктивное письмо не отменяет никакую политику, касающуюся урегулирования и обращения с ПЛ [подавляющими личностями]».

Вскоре по прибытии в Корфу Хаббард выпустил бюллетень для всех саентологов, отменяющий проверку безопасности и практику записи проступков преклира. [21] Фактически, было изменено название проверки безопасности: сначала на процессинг целостности, затем на исповедальный одитинг. Однако списки, составленные Хаббардом в 60-х, по которым проводились проверки, остались и до сих пор находятся в употреблении. Одитор делает запись высказываний преклира во время сессии одитинга, которая затем хранится в организации, на которую он работает.

Многие жители Корфу, похоже, приняли выбрасывание за борт, и 16-го ноября Хаббард был желанным гостем на приеме во Дворце Ахилла. За примечательным исключением префекта, присутствовали все знаменитости острова. На следующий день с такой помпой, какую МО могла себе позволить, «Роял скотмэн» еще раз переименовали, на этот раз намеренно. Диана Хаббард (слева на фото), которая только что отметила свое шестнадцатилетие и получила звание лейтенант-коммандер, разбила бутылку шампанского о нос «Скотмэна» и корабль стал «Аполло». В этой же церемонии «Эйвон ривер» назвали «Афина». К тому времени «Чародей» уже был переименован в «Диану», но, тем не менее, и его включили в церемонию.

На домашнем фронте в Англии дела у саентологии были неважные. На заявление, поданное местным властям на разрешение пристройки к Сент-Хиллу, ответили отказом. Саентологам велели оплатить судебные издержки трех газет из тех, с которыми они судились, прежде чем они смогут продолжать. Сыну саентологического представителя, Дэвида Геймана, было отказано в месте в Ист-Гринстедской школе до тех пор, пока саентология не восстановит свое честное имя. Иностранные саентологи представлялись туристами, чтобы посетить конгресс в Кройдоне во избежание выдворения по акту об иностранцах. Гейман сказал: «Они маскировались под людей». Справедливый комментарий. [22]

Английский верховный суд отказался препятствовать использованию министерством внутренних дел акта об иностранцах. Саентологи сопротивлялись так, что каждый день появлялось свыше сорока судебных протоколов по делам о клевете и злословии.

Правительство Родезии, которое отказало Хаббарду в продлении визы в 1966-м, ввело запрет на ввоз материалов, которые рекламируют саентологию или хоть как-то с ней связаны. Штаты Южной и Западной Австралии присоединились к Виктории в полном запрете саентологии. Похоже, Морская Организация вышла в море как раз вовремя.

Западноавстралийский «Акт о запрещении саентологии» было намного лаконичнее принятого в Виктории:

«1. Запрещается практиковать саентологию. 2. Запрещается прямо или косвенно требовать или получать вознаграждение или выгоду любого рода от любого человека, если это каким-либо образом связано с практикой саентологии. Наказание: за первое нарушение двести долларов, а за повторное нарушение – пятьсот долларов или тюремное заключение на год, или и то, и другое».

Реакция саентологов на запреты была характерной:

«Год прав человека близится к концу. Нынешнее английское правительство отметило его, бросив за решетку наших иностранных студентов, запретив религиозному лидеру въезд в Англию и начав упорную кампанию, цель которой – уничтожить все церкви и всех священнослужителей в Англии. Те, кто стоит за действиями правительства, просто используют саентологию, чтобы выяснить, потерпит ли общественность искоренение всех церквей и священнослужителей… Каллаган, Кроссмен и Робинсон выполняют распоряжения тайной иностранной группы, которая недавно обосновалась в Англии, и чьей целью является захват любого, кто им не нравится или кто с ними не согласен [sic], обезвреживание или уничтожение таких людей. Они считают, что чтобы сделать это, сначала они должны ослабить все церкви и покончить с христианством. Саентологические организации вскоре разоблачает эту тайную группу… [с] достаточным количеством улик, чтобы их могли повесить в любой западной стране».

Общественность, похоже, не имела совершенно ничего против уничтожения саентологии. Ни обещанного разоблачения «тайной группы», ни разрушения «всех церквей и священнослужителей» не последовало. Вместо этого Дэвид Гейман, глава бюро по связям с общественностью офиса Хранителя, выпустил «Кодекс реформ». Строгий, аскетический, проникнутый духом наказания подход более не являлся необходимым. Церковь собиралась стать умеренной либеральной организацией, которая продолжит свою битву со злом психиатрии (представителей обучают атаковать психиатрию в ответ на любую критику саентологии). Отозвали тридцать восемь исков за клевету. Но пока пресса и правительства уверялись в новом либеральном отношении, новые одиторы класса VIII возвращались в организации и изобретали новые версии выбрасывания за борт. [23]

В Продвинутой организации Эдинбурга злодея бросали в ванну с горячей, холодной или грязной водой. В Лос-Анджелесе его прямо в одежде поливали на парковке из шланга, хотя позднее стали использовать водный резервуар. Джон Маккастер говорит, что на Гавайях голову нарушителя засовывали в унитаз, а потом нажимали на слив. Этот же метод применялся в Копенгагене.

В Продвинутых организациях Эдинбурга и Лос-Анджелеса персоналу велели носить белую форму с серебристыми ботинками, в подражание галактическому патрулю, который существовал семьдесят пять миллионов лет назад. Согласно приказу Хаббарда по Флагу номер 652 человечество примет управление от группы, которая в последний раз предала его. Итак, Морская Организация должна была подражать зачинщикам эпизода ОТ3. По этой же примете все обложки книг пересмотрели, и изобразили на них сцены из этого летального инцидента.

«Капитан» Билл Робертсон, который вводил форму как в Эдинбурге, так и в Лос-Анджелесе, в последнем также решил организовать ночной дозор. Команда собиралась на крыше каждую ночь и наблюдала, не появятся ли космические корабли врагов Хаббарда. «Капитан» Билл продолжал свой крестовый поход против вторгающихся пришельцев, «маркабианцев», и в 90-е.

В январе 1969-го в Британии сэру Джону Фостеру поручили провести расследование саентологии. В Перте, Австралия, полиция совершила рейд в местную организацию, и 14 саентологов и международную ассоциацию саентологов Хаббарда подвергли судебному преследованию за «практику саентологии». В Новой Зеландии в феврале началось другое расследование.

Хаббард все также пытался втереться в доверие к военной хунте, которая контролировала Грецию. Он выразил свое одобрение в интервью, сказав, что «действующая конституция унаследовала самые блестящие традицию греческой демократии». Чтобы завоевать расположение Хаббард провозгласил о создании «Комитета помощи Греции», который издал поддерживающую статью для «Университета философии в Корфу». Он хвастался, что большинство профессоров психологии предполагают, что в скором будущем частью их уроков станут дианетика и саентология».

Символом «Комитета помощи Греции» стал греческий православный крест, расположенный в центре тринадцатилистных лавровых ветвей Морской Организации. Это оказалось не очень тактичным жестом; епископ Поликарпос уже беспокоился по поводу духовного влияния саентологии. Британского вице-консула Джона Форте, больше беспокоило материальное влияние саентологии. Он получал жалобы с тех пор, как саентологи оказались здесь. Позднее он издал буклет под названием «Коммодор и полковники», в котором рассказал о том, чему был свидетелем. Форте заинтересовался несколькими случаями дезертирства с «Аполло», включая случай Уильяма Дейтча, который бесследно исчез. В начале марта 1969-го прибыло подразделение морской пехоты США. Колин Крейг встретил нескольких из них и описал жизнь на борту саентологического корабля. Пехотинцы настояли на том, чтобы он немедленно рассказал эту историю вице-консулу Великобритании.

Крейг и еще один человек из Белфаста, Джек Рассел, откликнулись на объявление о слесарях-ремонтниках. Прибыв на Корфу, они попали в подчинение к пятнадцатилетнему главному инженеру «Аполло». Рассела привлекла саентология, но Крейг так встревожился, что притворился больным и заперся в своей каюте. При содействии Форте их обоих вернули на родину.

Когда это все происходило, Хаббард объявил о том, что саентология «движется в направлении мягкой этики и взаимодействия с обществом. После девятнадцати лет атак ставленниками заинтересованных кругов, передовыми группами психиатров, мы разработали очень дисциплинированную организационную структуру… Нам никогда не потребуется суровая спартанская дисциплина для нас самих». [24]

Греческое правительство, обеспокоенное количеством жалоб, которые оно получили, безапелляционно велело двум сотням саентологов на Корфу покинуть греческую территорию. Последовали протесты, что «Аполло» не годен для плавания, поэтому на корабль отправили инспекцию, которая сообщила, что плавание по Средиземному морю не причинит ему никакого вреда. Флагманскому кораблю «Аполло» дали 24 часа, чтобы покинуть греческие воды. Он вышел 19-го марта, направившись, якобы, к Венеции.

Двумя днями позже прибыл молодой саентолог и представился вице-консулу Форте. На вопрос почему «Аполло» отплыл, Форте просто передал ему отпечатанное объяснение Хаббарда. Отбытие было «вызвано непредвиденными проблемами с валютой и нестабильной ситуацией на Ближнем Востоке». Много лет спустя Форте узнал, что после этого этот саентолог обыскал его офис и его виллу в поиске улик, подтверждающих вовлеченность Форте в Заговор.

Вскоре после этого, расследование началось в Южной Африке. Хаббард повернулся спиной к миру «вогов» и сосредоточился на внедрении новой формы дианетики и объединении ее с саентологическим «мостом». Он издал причудливый приказ по МО под названием «Зоны действия», в котором обрисовывались его планы. В планах саентологии было отвоевать районы, контролируемые Смершем (организация злодеев, с которой сражался Джеймс Бонд), загрести огромное количество наличных, очистить все от психотерапии, внедриться в каждую группу меньшинств и подружиться со злейшими врагами западных стран. Заявленным намерением Хаббард был подрыв предполагаемого фашистского заговора, цель которого – править миром.

30-го июня 1969-го года Новозеландская комиссия представила свой отчет. Их отношение к саентологии было благоразумным. Вместо запретов, штрафов или заключений саентологов под стражу, они предложили прекращение политики разрыва и объявлений подавляющими личностями членов семей. Далее, они рекомендовали запрет на предоставление одитинга и обучения лицам младше двадцати одного года без согласия родителей (включая согласие относительно гонорара), уменьшение потока рекламной литературы, а также, при необходимости, оперативную приостановку ее выпуска.

Комиссия рекомендовала не предпринимать законодательных мер. Однако она нашла «ясные свидетельства того, что деятельность, методы и практики саентологии в Новой Зеландии увеличивают отчуждение в семьях… отношение саентологии к семье является холодным, сухим, и незаинтересованным… комиссия получила письмо от Л.Рона Хаббарда, в котором говорилось, что совет директоров церкви не имеет намерения возобновлять политику [разрыва]. Он также добавил, что, со своей стороны, он не видит причин для повторного внедрения политики… Это предприятие не заходит так далеко, как комиссия надеялась… [было установлено, что] деятельность, методы и практики саентологии действительно приводят к тому, что личность подвергают бесчестному и неразумному давлению». Тем не менее, Новозеландское правительство не поставило саентологию вне закона. Похоже, приливная волна развернулась.

В июле церковь саентологии одержала формальную победу над санитарным управлением в США. В 1963-м управление совершило рейд в Вашингтонскую организацию с арестом Э-метров и книг. Все это дело с тех пор с определенной периодичностью являлось предметом судебных разбирательств. Теперь федеральный судья постановил, что хотя Э-метр и был «неверно маркирован» и его «светское» применение должно быть запрещено, он, тем не менее, может быть использован в «религиозном» консультировании, при условии, что будет тщательно перемаркирован так, чтобы было указано, что это устройство не имеет целебных или диагностических свойств. До сего дня церковь саентологии так и не выполнила полностью требование об изменении маркировки, но на Э-метрах есть сокращенная версия новой. Впрочем, на этом проблемы с санитарным управлением не закончились.

Также в 1969-м была открыта Продвинутая организация в Копенгагене. Теперь уровни ОТ стали доступны в Англии в Сент-Хилле (туда переехала Эдинбургская ПО), в Лос-Анджелесе, в Копенгагене и на борту «флагманского корабля» «Аполло».

Вплоть до этого времени Джон Маккастер, «первый в мире настоящий клир», был эмиссаром саентологии. Он храбро встречал язвительные допросы телевизионных интервьюеров, и вопреки дурной ее славе, вдохновил многих людей заняться саентологией. Хаббард даже отправил его как представителя саентологии в ООН в Нью-Йорке, и Маккастер смог добиться собеседования с несколькими высокопоставленными персонами. В ноябре 1969-го Джон Маккастер покинул церковь саентологии. По его мнению, «технология саентологии» обладает большой ценностью, но он ставил под вопрос мотивы тех, кто управляет церковью, в первую очередь, мотивы Хаббарда.

Возможно, Маккастер опасался за свою безопасность. Его несколько раз выбрасывали за борт, а в последний раз он около трех часов барахтался в воде со сломанной ключицей.

Последней каплей для Маккастера стало зверское убийство трех подростков в Лос-Анджелесе. Двое были саентологами, а третий был так обезображен, что нельзя было установить его личность. Изувеченные тела обнаружили в сотне метров от места проживания саентологов. Маккастер почувствовал, что это возмездие за двуличность саентологов. Через несколько недель «Нью-Йорк таймс» напечатала разоблачение, где сообщалось, что Чарльз Мэнсон занимался саентологией. Внутренние саентологические документы показывают, что Мэнсон действительно получил около 150-ти часов одитинга, находясь в тюрьме. Степень вовлеченности Мэнсона успешно скрыл Офис Хранителя.

В 1970-м году комиссия Онтарио по «целительским практикам» объявила: «Ни одна другая группа в целительских практиках не проявила большего нежелания сотрудничать, чем церковь саентологии… органам государственной власти в Онтарио… следует держать деятельность саентологов под непрерывным наблюдением». Однако никаких рекомендаций объявить саентологов вне закона комиссия не сделала.

В ноябре того же года, дело саентологов по клевете против Джеффри Джонсона Смита, члена парламента от Ист-Гринстеда, наконец, дошло до суда. Церковь предъявила нескольких впечатляющих свидетелей. Ко времени, когда Вильям Бенитец познакомился с саентологией, он провел большую часть своей взрослой жизни в тюрьме за преступления связанные с наркотиками. Его жизнь полностью преобразилась, он преодолел свое пристрастие к наркотикам и учредил Нарконон для помощи другим людям с похожими проблемами. Сэр Чэндос Хоскинс-Абрахалл, вице-губернатор Северной Нигерии, сказал о своем занятии саентологией: «Сначала я подумал, что в этом, возможно, что-то есть. В конце концов, я убедился, что в этом есть все».

Но самым поразительным свидетелем был личный парламентский секретарь министра Кеннета Робинсона. Вильям Хэмлинг был членом парламента от западного Вулиджа, и решил сам составить свое мнение о саентологии. Он использовал самый непосредственный метод: отправился в Сент-Хилл и прошел курс по общению. Находясь на месте для дачи свидетельских показаний, Хэмлинг назвал этот курс «первосортным». Он сказал, что саентологи, которых он встретил, это нормальные, приличные, интеллигентные люди. Он получил одитинг и действительно, после суда продолжил заниматься саентологией.

Джеффри Джозеф Смит шесть дней выступал свидетелем, и Кеннет Робинсон также появился перед судом. Но центральной свидетельницей стала Хилари Хенслоу (см. фото), мать девушки, больной шизофренией, от которой отказались саентологи.

Инструктируя присяжных, мистер Джастис Браун сказал: «Вам может показаться, что миссис Хенслоу подняла все камни, брошенные в нее как в свидетельницу, и швырнула их обратно с такой же силой». Он назвал любовные письма, написанные Карен Хенслоу своему любимому-саентологу «вполне разрывающими сердце», и добавил: «Вы можете посчитать совершенно безнравственным, что эти письма попали в руки саентологов или что они фигурировали в этом деле… вы должны определить справедливую значимость этих писем для дела».

Суд продлился тридцать два дня, и присяжные совершенно определенно показали степень значимости, как писем, так и саентологов. Они решили, что утверждение Джонсона Смита, что саентологи «обращаются к слабым, неуравновешенным, незрелым, не имеющим твердого положения в обществе или эмоционально нестабильным людям» «не был клеветническим», было высказано «честно и без злого умысла», и было «добросовестной характеристикой». Дело полностью обернулось против самих же саентологов. Расходы, которые газета «Таймс» оценила в 70 000 фунтов, пришлось уплачивать им. Представитель Дэвид Гейман сказал, что апелляции не будет.

Это решение, похоже, не оказало никакого влияния на Хаббарда, и двумя днями позже он беспечно издал приказ Флага 2673 по Морской Организации. Он был назван «Рассказанные истории», и пояснял, что «Эксплуатационная и транспортная корпорация», которая управляет кораблями, в действительности занимается обучением бизнесменов, и что на вопросы саентологи должны отвечать именно так. Экипаж рассказывал эту «береговую легенду», избегая любого упоминания саентологии. Она стала слишком сомнительным предметом. Так еще один слой лжи был добавлен к методам обращения саентологов с миром «вогов».

Но саентологи были не единственными людьми, повинными в обмане. В США для борьбы с ней пошли окольными путями. Президент Никсон внес саентологию в список своих врагов, и налоговое управление начало осложнять саентологам жизнь. ЦРУ через американские консульства передавало иностранным правительствам отчеты (некоторые были неточными и выдуманными) о саентологии. Такая закулисная тактика в итоге обратилась против самих интриганов, сделав принятие разумных мер против злоупотреблений церкви саентологии более сложным. [25]

В 1971-м, после трехлетней приостановки, строгие наказания саентологической этики были приняты вновь, что прошло незаметно для СМИ и правительств, которые совсем недавно были столь заинтересованы. [26] В декабре сэр Джон Фостер представил свой доклад Британскому правительству. Во введении говорилось:

«Большинство правительственных мер, принятых в июле 1968-го, были не оправданы: сам факт, что кто-то является саентологом, на мой взгляд, еще не причина для того, чтобы изгонять его из Соединенного Королевства, в то время как в нашем законе нет ничего, что помешало бы нашим согражданам и его коллегам продолжать заниматься здесь саентологией».

Далее он рекомендовал «организовать психотерапию как ограниченную профессию, открытую лишь для тех, кто прошел должное обучение и готов придерживаться соответствующего этического кодекса». Несомненно, этические состояния саентологии не отвечали требованиям «соответствующего этического кодекса». Доклад Фостера, тщательно подготовленный, по большей части основанный на собственных заявлениях Хаббарда, был выполнен с большим профессионализмом. Однако Британское правительство ничего не предприняло. Применение акта об иностранцах продолжалось, и иностранные саентологи продолжали учиться и работать в Британии просто благодаря тому, что при въезде не сообщали о своих философских взглядах. Офис Хранителя словом и делом помогал в получении виз. Один бывший саентолог пошутил, что если бы МВД провело проверку, они бы узнали, что в его маленькой квартирке проживало свыше сотни человек.

Обращение с экипажем на борту кораблей улучшилось в начале 70-х, но лишь после нескольких лет цепного ящика и выбрасывания за борт. Тем не менее, Морская Организация все также работала на изматывающем графике и подчинялась капризам Хаббарда. Временами он был терпелив, иногда становился рычащим монстром.

Кухонный персонал был известен как галерные рабы. С утра до ночи они трудились в духоте и вони. Летом 1971-го года с одним из этих галерных рабов произошло трагическое событие. Оно и по сей день сокрыто за завесой тайны.


Сноски и дополнительные источники:

[1]. Foster report, para 14; Rolph, pp.74ff.

[2]. Evening News, 31 July 1968; Daily Sketch, 31 July 1968; Daily Telegraph, 7 August 1968.

[3]. Evening News, 1 August 1968.

[4]. Auditor 17, back page.

[5]. The Observer, 11 August 1968; Kaufman, pp. 195--6f; Cooper, pp.81-2.

[6]. Interview with Phil Spickler, Woodside, California, October 1986.

[7]. Kaufman; The Observer, 11 August 1968; Auditor, "Special South African Issue," c. summer 1968.

[8]. Daily Sketch, 2 August 1968.

[9]. Daily Mail, 3 August 1968.

[10]. Daily Mail, 6 August 1968.

[11]. The Shrinking World of L. Ron Hubbard, Granada Television, 1968.

[12]. Auditor 43, pp. 2 & 4.

[13]. Playing Dirty p.75; Commodore and the Colonels, p.19.

[14]. Auditor 41.

[15]. Chamberlin to author, 1984.

[16]. Chamberlin to author, 1984; Commodare and the Colonels.

[17]. Interview McMaster; Interview Chamberlin; Technical Volumes vol. 6, p.276.

[18]. Technical Volumes vol. 6, p.273; Organization Executive Course 1, p.487.

[19]. Technical Volumes vol. 6, p.276.

[20]. Organization Executive Course 1, p.489.

[21]. Organization Executive Course 1, p.486.

[22]. Rolph, pp.63ff; Daily Telegraph & Daily Mirror, 6 August 1968; Daily Sketch, 13 August 1968; The People, 18 August 1968.

[23]. Wallis, p. 196; Daily Telegraph, 25 November 1968.

[24]. Wallis, p. 222.

[25]. Playing Dirty, p.80; CSC vs. IRS, 24 September 1984.

[26]. HCOPL, "Ethics Penalties Re-instated," 19 October 1971 (not in Organization Executive Course).

Дополнительные источники: Rolph; the Auditor; Forte, The Commodore and the Colonels; interviews with Chamberlin, O.R., Urquhart and McMaster.


Назад
4.2. - Жесткая этика
Содержание Вперед
4.4. - Смерть Сьюзан Майстер

Original text is © Jon Atack; 1990
Русский перевод © Алексей Матвеев, Алексей Кондрашов; 2007
Переработка оригинальной html-версии для русского перевода © Алексей Кондрашов; 2007