Главная Карта Поиск Новости Онтография Консультации
Facebook Расписание КОРНИблог Контакт/Contact

Джон Атак

~ КУСОЧЕК СИНЕГО НЕБА ~

Разоблачение дианетики, саентологии и Л. Рона Хаббарда

Перевод с английского Алексея Матвеева

(Опубликован на сайте http://www.kondra-show.ru/ в августе 2007 года)


Важное замечание! Данный перевод представлен для общего ознакомления с источником, поэтому его не следует рассматривать, как точное отражение оригинального текста. Помните, что эта публикация появилась усилиями людей, которые вносили свой вклад добровольно и бескорыстно. Переводчик стремился сделать работу настолько качественно, насколько мог, однако считает необходимым предупредить, что он никого ни в чем не заверяет и ничего не гарантирует. Только тщательное изучение оригинала самим читателем даст уверенность в его правильной интерпретации.

Источник текста на английском языке, использованный при переводе:

http://www.clambake.org/archive/books/apobs/


Назад
4.1. - Саентология на море
Содержание Вперед
4.3. - Империя наносит ответный удар

~ Глава вторая: Жёсткая этика ~

«Во всей огромной Вселенной у человечества нет
другой надежды кроме нас».

Л. Рон Хаббард «Журнал Рона», 1967

«Этика» ужесточалась в саентологическом мире. С середины 60-х организации управляются по строгой системе. Штатные сотрудники подсчитывают очки для измерения своей производительности. Для одитора это «количество хорошо проведенных часов одитинга», для регистратора писем – количество входящих и исходящих сообщений. Некоторые должности не так просто подвести к статистике. Даже студенты, проходящие саентологические курсы, ведут статистики, где каждое проверенное слово, каждая прочитанная страница, каждая минута прослушивания пленок, каждая пластилиновая демонстрация и каждая проверка имеют единицы измерения. Все статистики, от дохода организации до количества убранных туалетов, изображаются на графиках.

Каждую неделю в соответствии со статистикой штатным сотрудникам назначаются «этические состояния». Легкий тренд вверх на графике называется «нормальной деятельностью», в то время как ровный график, или слегка наклоненный вниз – «Чрезвычайное положение». Сверху вниз состояния следующие: Могущество, Изобилие, Нормальная деятельность, Чрезвычайное положение, Опасность, Несуществование, Помеха, Сомнение, Враг, Предательство, Замешательство. Для каждого этического состояния существует «формула», посредством применения которой положение дел индивидуума можно улучшить.

Хаббард настаивал также, что его этическую систему следует применять и по отношению к «вогам» (несаентологам). [англ. wog – цветной, «нигер» - прим. перев.] В Сент-Хилле это быстро превратилось из забавного недоразумения в полную нелепость. Местный поставщик продуктов, работавший на передвижной столовой, оказался в состоянии Помехи отчасти из-за того, что у него закончились яблочные пироги. Когда он не применил формулу Помехи, его объявили ПЛ, что означало, что саентологи не могут с ним общаться, и пусть он сам съедает свой восполненный запас яблочных пирогов. [1]

Осенью 1967-го Хаббард жил на вилле в Лас-Палмас, работая над последними штрихами к курсу ОТ3 и выявляя возможности Морской Организации (в которую превратился «Морской проект»). В Лас-Палмас он опробовал «Поощрения и наказания» для этических состояний. Наказания для нижних состояний включали лишение сна на определенный период времени (часто на несколько дней) и назначение на физический труд. В сентябрьском инструктивном письме Хаббард хвастался, что наказания в Морской организации «намного серьезнее», чем в других саентологических организациях. Более мягкое наказание для нечлена МО, оказавшегося в Несуществовании, заключалось в том, что он «должен носить старую одежду. Нельзя мыться. Женщинам нельзя пользоваться косметикой или делать себе прически. Мужчинам нельзя бриться. Никаких обеденных перерывов и таким людям нельзя покидать территорию организации. Минимальная зарплата без бонусов». [2] Зарплата и без того была до ужаса низкой в саентологических организациях.

20-го сентября Хаббард заговорил о своей Морской Организации и о выпуске ОТ3 в лекции, записанной в Лас-Палмас. Саентологи называют эту лекцию ЖР67, что означает «Журнала Рона», 1967. Хаббард окрестил третий уровень ОТ «Стеной огня». На ОТ3 описывался инцидент, который, по его словам, случился «на этой и на семидесяти других пяти планетах Конфедерации семьдесят пять миллионов лет назад». Хаббард утверждал, что прямой контакт с этой информацией смертелен для непосвященного: «Материал, находящийся в этом секторе, настолько порочен, что все так устроено, чтобы убить любого, кто выяснит точную правду о случившемся… Я совершенно уверен, что я был первым, кто вообще выжил после попытки добыть этот материал».

Хаббард заявил, что сломал колено, руку и спину в процессе исследований. Он приписал это громадному росту «ОТ силы», которого он достиг, проходя этот уровень. Из-за таких способностей можно очень легко ненароком повредить свое тело. Поскольку он время от времени попадал в несчастные случаи (характеристика людей, окруженных ПЛами, согласно Хаббарду), причина не обязательно должна была быть паранормальной. Нет никаких доказательств его утверждений о травмах.

В ЖР67 Хаббард говорил о международном заговоре, направленном на уничтожение саентологии. С самых первых дней Хаббард чувствовал, что некие «заинтересованные круги» пытаются помешать развитию дианетики и саентологии. Главными мишенями Хаббарда были медики и психиатры.

Согласно ЖР67, атаки на саентологию достигли небывалых размеров. Для Заговора, который господствует над всем миром, было жизненно важно раздавить саентологию. Хаббард утверждал, что его жена, Хранитель, докопалась до верхушки Заговора, до 10-12 человек, которые решают судьбу Земли: «Они члены Банка Англии и других высоких финансовых кругов. Они владеют и контролируют сеть газет, и все они, как это ни странно, директора во всех организациях, занимающихся душевным здоровьем в мире». Газетный магнат Сесиль Кинг – один из этой дюжины. Хаббард также утверждал, что тогдашний премьер-министр Британии, Гарольд Уилсон, находится под их контролем, так же как и многие другие главы государств.

Хаббард завершил ЖР67 обнадеживающим высказыванием: «Отныне мир будет меняться. Но если он вообще изменится, если он выздоровеет, это произойдет благодаря саентологам, это произойдет благодаря организации… Во всей обширной Вселенной у человечества нет другой надежды кроме нас».

Саентологи приобрели более крупное судно, которое укомплектовали неопытным экипажем и отправили встречать Хаббарда в Лас-Палмас. «Эйвон ривер» был траулером на 414 тонн. О его первом путешествии из Халла писали в британской прессе после возвращения капитана-несаентолога. Капитан Джозеф Джонс и главный инженер были единственными профессиональными моряками на борту. Джонс называет это самой странной поездкой за всю его жизнь:

«Моя команда состояла из шестнадцати мужчин и четырех женщин саентологов, которые не отличили бы траулер от трамвая. Но они намеревались проплыть на этой бадье 4 000 миль, следуя своей организационной книге. Меня проинструктировали не использовать никакое электрическое оборудование кроме сигнальных огней, радио и пеленгатора. У нас был радар и другое более совершенное оборудование, которое мне не позволили использовать. Мне сказали, что так написано в организационной книге, которую мы должны слушаться без вопросов. Мы опробовали эти методы. Выходя из Халла, мы стукнулись о док. Затем, используя навигационную систему организации, основанную на радиолучах от ВВС и других станций, мы дошли примерно до Лоустофта, когда штурман признался, что заблудился. Я пользовался часами и секстантом, так что, по крайней мере, мы знали, где находимся». [3]

Возможно, этот новаторский метод навигации только на основе радио был отголоском экспериментальной экспедиции на Аляску 1940-го года.

В Лас-Палмас экипаж «Эйвон ривер» превратился в подопытных кроликов в «исследованиях» Хаббардом этики, или жесткой этики, как она стала известна. Были выпущены новые нижние этические состояния, каждое с рядом шагов. Человек, которому назначалось низкое состояние, должен был выполнять этические формулы для продвижения вверх по состояниям. Бедной женщине, которая помогала Хаббарду изучать состояние Помехи, пришлось носить грязную серую тряпку на руке, чтобы демонстрировать свою неполноценность коллегам. В состоянии Сомнения она разгуливала с черной отметиной на щеке и большой маслянистой цепью на запястье.

Радисту «Эйвон ривер» Хаббард велел не спать до тех пор, пока не будет доставлено и установлено новое радио на мостике. Радио привезли через пять дней, и все это время радист соблюдал приказ «Коммодора». Похоже, Хаббард был помешан на лишении сна. Это было одним из обвинений, которое сделала в бракоразводном процессе Сара Нортрап шестнадцатью годами ранее. Примерно в это время один из членов МО предложил шестимесячный контракт продлить на миллиард лет. Хаббард с удовольствием принял идею, и члены МО по сей день подписывают контракт на миллиард лет, гордясь девизом «Мы возвращаемся» жизнь за жизнью.

6-го октября для этических состояний были выпущены новые формулы. Формула Помехи содержала тревожный приказ «Нанесите эффективный удар по врагам группы, частью которой вы притворялись, невзирая на личную опасность». Приглашение было очевидным. Этот шаг остается частью формулы Помехи, и любой саентолог, которому назначается Помеха (что случается часто), должен выполнить его. Первоначальная формула Предательства просуществовала недолго и включала: «1. Нанесите парализующий удар по врагам группы, с которой вы работали и которую предали. 2. Совершите поступок во вред себе, который способствует осуществлению целей и задач группы, преданной вами». От такой формулы отказались через год. [4]

Через двенадцать дней Хаббард издал «Наказания для низких состояний», в которые входило: «Помеха – задержка зарплаты, грязная тряпка на левой руке и круглосуточный запрет покидать территорию организации. Предательство - … черная отметина на левой щеке… Враг – Объявление ПЛ. Законная дичь. Любой саентолог имеет право лишить собственности или нанести вред любым способом без дисциплинарных взысканий. Можно вводить его в заблуждение, лгать ему, преследовать в судебном порядке или уничтожить». [5]

В ноябре «Исследовательская компания Хаббарда» купила «Роял скотсмэн» (см. фото), который несколько лет до этого использовался как паром для скота на Северном проливе. Вместимость 3 820 тонн, что в восемь раз превышало тоннаж «Эйвон ривер». Новые владельцы запросили в министерстве торговли разрешение зарегистрировать корабль как «прогулочную яхту» с правом путешествий по Гибралтару. Им ответили, что для этого потребуются значительные модификации, согласно «Конвенции об охране человеческой жизни на море» (SOLAS) 1960-го года. [6]

Через несколько дней, поставив «Роял скотсмэн» в док в Саутгемптоне, владельцы запросили регистрации как «китобойного корабля». В разрешении отказали, и на судно был наложен приказ об аресте с запретом выхода из дока.

Репортерам предоставили пресс-релиз, который гласил, что Хаббард уже провел успешную съемку Ла-Манша и в настоящее время подытоживает свою работу. Прежняя съемка производилась якобы с целью обнаружения нефти и газа на дне моря. Еще одна экспедиция Хаббарда, которая так и не осуществилась. [7]

Видя, что его подчиненные не могут вытащить «Скотсмэн» из Саутгемптона, Хаббард решил взять бразды правления в свои руки и вылетел из Лас-Палмаса с экипажем из двадцати одного человека. «Роял скотсмэн» был поспешно перерегистрирован под флаг Сьерра-Леоне. Однако название написали неправильно, и теперь корабль стал называться «Роял скотмэн».

Было запрошено разрешение на единственное путешествие в Брест [порт на северо-западе Франции – прим. перев.], где будут произведены необходимые ремонтные работы. 28-го ноября разрешение получили, и «Роял скотмэн» отправился в плавание. Корабль последовал традиции «Эйвон ривер» и во внутренней гавани врезался в ограду. В Ла-Манше бушевали штормы, и корабль едва не пошел ко дну в районе Бреста. Хаббард распорядился плыть в Гибралтар, где их поджидал «Эйвон ривер». Был сильный шторм, и гидравлическое рулевое управление и главный компас бездействовали. Один генератор отказал, а на борту были женщины и дети, но Гибралтар был категорически против входа «Скотмэна». В итоге, наспех собрали вспомогательное рулевое управление, и, передавая инструкции по рации с главного мостика, «Скотмэном» стали управлять с кормового швартовного. В Ибице, на Балеарских островах, принадлежащих Испании, кораблю, наконец, позволили встать в док. [8]

Корабль путешествовал из порта в порт на протяжении нескольких недель, пока не встал не зимовку в Валенсии, в Испании. Член экипажа, который не был саентологом, вспоминает: «Он называл себя коммодором и имел четыре разных фуражки… Он сказал мне, что думает, что я репортер».

Этот «вог» начал путешествие как корабельный плотник, но, будучи «высокостатом», закончил его старпомом. В течение этого короткого плавания у него был конфликт с этикой. Ему назначили состояние Сомнения за «неподчинение приказу, поощрение ухода с поста, терпимость к мятежным собраниям и попытку дать взятку главному инженеру». Боцману назначили состояние Врага за «подрыв испанского экипажа, повторяющееся пьянство, ночные и утренние сборища и унижение саентологии». [9]

В день нового 1968-го года Хаббард зарегистрировал ООО «Эксплуатационная и транспортная корпорация» [sic] в Панамском консульстве в Валенсии. «ЭТК» унаследовала от «Исследовательской компании Хаббарда» функцию канала для вытягивания денег из саентологии. Он владел девяносто восемью из сотни выпущенных акций. Хаббард создал сеть корпораций, сама сложность которой отпугивала многих налоговых инспекторов. «Роял скотмэн» был перерегистрирован под Панамским флагом, хотя продолжал плавание под флагом Сьерра-Леоне. [10]

Саентологам во всем мире была представлена эффектная фотография о жизни на море, и когда строгие критерии отбора к членству в МО смягчились, ее ряды раздулись. В основном за счет людей, совершенно безграмотных в мореходном деле.

Члены МО носили псевдовоенно-морскую униформу и получали флотские звания, от низкого «разнорабочего» до высокого звания Хаббарда «Коммодор». Сейчас Морская Организация стала в значительной степени наземной, но звания и униформа сохраняются.

В январе 1958-го года Хаббард открыл уровни ОТ с 4-го по 6-й. Считалось, что ОТ 4 страхует индивидуума (или «пре-ОТ») от будущих «имплантов». Хаббард отказался от «Списка имплантов Курса клирования», и вновь велел «делать мок-апы» [визуализировать – прим. перев.] имплантов и «стирать» их. ОТ 5 и 6 состояли из упражнений, выполнение которых приводит к «экстериоризации из тела». Те, кто одитировали эти уровни, обычно позже признавались, что их «экстериоризованные», или «внетелесные», переживания были полностью субъективными. Некоторые утверждают, что могли делать все, что требуется в материалах, но даже не пытаются предложить доказательств. Забавно, что многое из сверхсекретных материалов уровней 5 и 6 пришло из книги «Создание человеческой способности», впервые опубликованной в середине 50-х.

Первая «Продвинутая организация» открылась на борту «Роял скотмэна» для предоставления этих уровней ОТ 1-го января 1968-го года. Вскоре она была перенесена на берег в Аликанте, а затем в Эдинбург. Продвинутые организации были и остаются единственными церковными организациями, предоставляющими уровни ОТ. С самого начала предполагалось, что в них будут работать только члены МО. Тем временем в одном саентологическом журнале опубликовали интервью с неправдоподобным неофитом. Вильям Берроуз, автор противоречивой книги «Голый ленч», обучился как саентологический одитор и был релизом ступени 5, или «Силы». Берроуз сказал: «Я убежден, что что бы вы ни делали, после процессинга вы сможете делать это лучше». Позднее Берроуз стал клиром под номером 1163, о чем он сказал: «Это чудесно! Все, что вас сопровождало всю жизнь, и, казалось, с этим ничего нельзя поделать, этого больше нет. И вы знаете, что эти неспособности больше никогда не возвратятся». [11]

Восторг Берроуза саентологией продлился недолго, и его последующая работа была приправлена серьезными атаками на саентологию. Он даже написал книгу под названием «Голая саентология».

Саентологические журналы были полны новостей и фотографий улыбающихся музыкантов, писателей, моделей, танцовщиц, врачей, отдавшихся делу саентологии. Сын джазового композитора Дэйва Брубека отправился в Эдинбург, что убедить своего друга покинуть ужасный культ, а кончил тем, что вступил в МО. Актриса Карен Блэк трогательно расхваливала достоинства одитинга другим голливудским звездам. Бобби Ричардс, который делал оркестровку музыки для «Голдфингера», сказал: «Я всегда получаю от саентологии намного больше, чем ожидаю». Саентолог Ричард Грамм работал над космической программой «Маринер». [12]

В таком климате Хаббард решил подтвердить достоверность «прошлых жизней», отправившись на «Эйвон ривер» в турне по местам своих прежних инкарнаций.

«Миссия по полному траку» была записана в книге «Миссия во время». Хаббард делал пластилиновую модель какого-нибудь района перед тем как посылать туда команду для подтверждения его предсказаний. Они якобы открыли опечатанные пещеры и нашли именно то, что предсказал Хаббард. Экспедиция породила множество легенд. Среди них была легенда о том, что он вскрыл тайники с золотом, которое спрятал в прошлых жизнях, особенно когда был римским сборщиком налогов (говорилось, что предшествовавшая поездка в Родезию имела целью возвращение состояния, зарытого в его мнимой инкарнации в качестве Сесиля Родеса). Намного более захватывающая, но, однако, менее известная, легенда о космическом корабле.

Во время «миссии» Хаббард показывал команде записки, в которых сообщался их следующий пункт назначения. По словам одного из членов «миссии», это была спрятанная на северной Корсике «космическая станция», «почти в месте соединения основной территории острова и его северного полуострова, возможно чуть на запад от меридиана острова», где в огромной пещере, спрятанной среди скал в горной местности, лежит громадный корабль-носитель и флот космических аппаратов поменьше. Космические корабли были сделаны из нержавеющего сплава и все еще не были открыты землянами. Отпечаток лишь одной ладони мог заставить каменную плиту отъехать в сторону, открывая взору колесницы богов. Владельцы этой техники не только знали о реинкарнациях, они даже предсказали узор на ладони Хаббарда.

Сказки об этом открытии часто повторялись среди членов МО. Хаббард собирался использовать корабль-носитель, чтобы покинуть Землю. Корабль был защищен ядерными боеголовками. Он ожидал возвращения великого лидера, и ходили слухи о «Космической организации». Когда-нибудь Хаббард вернется и пройдет это испытание, но в тот раз миссия прекратилась, из-за проблем, которые были у «Скотмэна» с портовыми чиновниками в Валенсии. Хаббард так никогда и не вернулся за кораблем-носителем.

«Роял скотмэн» несколько раз просили изменить место стоянки. Портовый капитан корабля упорно отказывался. Случилось то, что саентологи называют «хлопок» [flap – прим. перев.], и рассерженных, вероятно, столь типичным проявлением высокомерия МО чиновников нужно было умиротворить. Назначили другого капитана, у которого некоторое время дела шли хорошо, пока «Скотмэн» не протащил якорь и чуть не сел на мель. Коммодор Хаббард остался на борту «Эйвон ривер», и, повысив Мэри Сью до звания капитана, отправил ее командовать бoльшим кораблем. Флот направился в Бурриану, несколько миль вдоль испанского берега, для ремонта «Роял Скотмэна». На этот раз «Роял скотмэн» все-таки сел на мель. Коммодор рассудительно назначил кораблю и всем, кто на нем находился, этическое состояние Помехи.

Несколько недель с побережья Испании можно было видеть забавное зрелище: корабль с куском грязного серого брезента, обвязанным вокруг дымовой трубы. Каждый член экипажа носил грязную тряпку. Ходят слухи, что даже собачка Мэри Сью породы корги, Викси, носила серую тряпку вокруг шеи. Мэри Сью переносила долгие часы изнурительного труда и ужасную диету вместе со всей командой. Наконец, «Роял скотмэн» воссоединился с «Эйвон ривер» в Марселе. Экипаж был при параде, блистая новой униформой, и Коммодор провел церемонию повышения статуса корабля с Помехи, завершая таким образом круиз. Вскоре после этого Хаббард перебрался со своими старшими помощниками на «Роял скотмэн», который стал флагманским кораблем флота Морской Организации. Саентологи назвали его просто «Флаг». [13]

В 1968-м с внедрением наказания цепным ящиком этика Хаббарда начала приводиться в действие. Цепной ящик это «темная дыра, где хранятся якорные цепи; сырость, холод и крысы», по словам одного из бывших служащих МО. Такие ящики находятся внизу, в самом нутре корабля. Маленький люк дает доступ, и они неосвещены. Когда член экипажа оказывался в достаточно низком этическом состоянии, его или ее запирали в цепном ящике на срок до двух недель.

Джон Маккастер говорит, что однажды в цепной ящик был отправлен маленький ребенок, возможно, лет пяти. Он говорит, что она была глухонемой, и что Хаббард назначил ей состояние, для которого формула – «Выясните, кем вы являетесь на самом деле». Она не покинула ящик, пока не выполнила формулу, написав свое имя. Маккастер говорит, что Хаббард пришел к нему как-то поздно вечером в несколько подавленном состоянии и попросил его выпустить ребенка. Маккастер выполнил это, по пути ругая Хаббарда. Другой свидетель говорит, что однажды в ящике запирали трехлетнего ребенка.

При другом этическом состоянии негодяя помещали в «старые грязные резервуары в нижней части корабля, где находилась трюмная вода, не было воздуха, и высоты помещений едва хватало, чтобы сидеть… могли там провести от двадцати четырех часов до недели… кислород получали по трубкам, и этик-офицеры прислушивались снаружи, продолжается ли стук. Еду время от времени спускали в ведрах», - рассказывает один бывший руководитель МО.

Негодяям не давали спать, часто несколько дней подряд. Они ели прямо из ведра, доставая еду грязными покрытыми волдырями руками. Они понемножку уменьшали количество ржавчины. Как тактично заметил другой свидетель: «санитарных удобств не имелось». В то время как на кого-то налагали эти «епитимьи», других начали воспитывать, выбрасывая за борт. В мае 1968-го корабли стояли в доке в Мелилле, Марокко. Один из корабельных начальников сошел на берег и заметил, что проволочные тросы, держащие «Скотмэна» и «Эйвон ривер» перекрестились. Он развязал один трос и тут же оказался якорем для корабля, начавшего свободно дрейфовать прочь из дока.

Мэри Сью Хаббард приказала, чтобы этого офицера швырнули за борт в наказание. Он вошел в воду со страшным грохотом. Чуть ниже ватерлинии у кораблей есть пояс наружной обшивки, для страховки от столкновения с другими кораблями в бухте. Выброшенный офицер попал прямо на этот пояс! Команда обеспокоенно вглядывалась в воду, ожидая, когда тело всплывет на поверхность.

Когда перепачканный офицер поднялся по трапу, он с удивлением обнаружил, что экипаж все еще перегибается через борт на другом конце корабля. К счастью для совести миссис Хаббард и ухудшающейся репутации саентологии, офицер, о котором идет речь, был не только хорошим пловцом, но и отличным дзюдоистом. Он увидел пояс наружной обшивки, и грохот раздался из-за того, что он оттолкнулся от него во время падения. На некоторое время от выбрасывания за борт отказались.

Сложно понять стоицизм, с которым некоторые саентологи выносили «этические состояния». Это поражает даже многих бывших саентологов. Еще примечательнее тот факт, что большинство саентологов, вероятно даже не слышали о цепном ящике, резервуаре для трюмной воды или выбрасывании за борт. Саентологи привыкли к методам одитинга, где они не задают вопросы о смысле, стоящем за набором команд, а просто отвечают, или выполняют их. Многие старались не попадать в неприятности, а когда неприятности неизбежно наступали, они старались любыми средствами быстро подняться по состояниям.

Большинство членов Морской Организации принимало эти причудливые практики из преданности Хаббарду. Невозможно добавить что-то еще к этим голым фактам, чтобы лучше передать харизму Хаббарда. Члены МО видели себя элитой, немногими избранными, которые жизнь за жизнью возвращаются для воссоединения со своим лидером в борьбе против страданий. Хаббард высвободил религиозный и воинственный пыл в своих учениках.

А на суше в Ист-Гринстеде фарс саентологической этики и его применения к несаентологам, продолжался в виде письма в двадцать две местных фирмы:

«В результате недавнего осмотра магазинов в районе Ист-Гринстед, ваш магазин и горстка других, объявлены вне территории саентологов… Эти магазины показали, что они не желают распространения саентологии в Ист-Гринстеде, и поэтому мы освобождаем их от болезненного опыта получения наших денег». [14]

В запрещенные «магазины» вошла одна адвокатская контора. Другому предприятию выразили благодарность за выставление саентологической литературы, несмотря на местную критику.

«Технологии» этики и связей с общественностью имели резонанс в Британии. В июле 1968-го Британское правительство, наконец, сделало свой ход.


Сноски и дополнительные источники:

[1]. News of the World, 28 July 1968; Evans, p.88; interview with witness.

[2]. HCOPL, "Conditions, Awards, Penalties," 27 September 1967 (not in Organization Executive Course).

[3]. Sunday Mirror, 24 December 1967.

[4]. HCOPL, "Condition of Liability," 6 October 1967 (not in Organization Executive Course).

[5]. HCOPL, "Penalties for Lower Conditions," 18 October 1967 (not in Organization Executive Course).

[6]. Garrison, Playing Dirty, p.75; Foster report, para 216.

[7]. Sunday Mirror, 18 November 1967.

[8]. Foster report, para 216.

[9]. The People, 18 February 1968.

[10]. Articles of incorporation OTC; CSC vs. IRS, 24 September 1984.

[11]. Auditor 32, p.5; Auditor 39.

[12]. Auditors 37 & 39.

[13]. Vosper, p. 178; Auditor 43.

[14]. Sunday Express, 14 July 1968.

Дополнительные источники: RJ 67; correspondence with Hana Eltringham/Whitfield; interviews with O.R., a former Sea Org executive; interviews with McMaster; interview with Virginia Downsborough; also interviews with Neville Chamberlin, Kenneth Urquhart, Bill Robertson, Phil Spickler.


Назад
4.1. - Саентология на море
Содержание Вперед
4.3. - Империя наносит ответный удар

Original text is © Jon Atack; 1990
Русский перевод © Алексей Матвеев, Алексей Кондрашов; 2007
Переработка оригинальной html-версии для русского перевода © Алексей Кондрашов; 2007