Глобальный кризис как кризис верований: предложения к массовому повышению грамотности граждан в работе с проблемами и кризисами

Е. Н. Волков

Текущий глобальный финансово-экономический кризис оказался во многом неприятной неожиданностью для абсолютного большинства как государственных деятелей, так и учёных, не говоря уже о простых гражданах. В результате многократно прозвучала идея, очевидная в подобной ситуации, что необходимо существенно скорректировать наличные верования1 о реалиях современного общества хотя бы у той части населения, которая прямо определяет принципы и правила финансово-экономической жизни. Можно бы на этом успокоиться, решив, что чужие ошибки не имеют отношения к моим собственным заблуждениям.

Стоит всё же задуматься над тем, что конкретные реализации неверных представлений о реальности могут иметь абсолютно идентичные базовые причины, например, в ошибочных навыках и неотрефлексированных шаблонах мышления, в самих системах верований индивидов и социальных групп. И почему бы тогда не сосредоточиться на прямом способе работы с прямыми источниками проблем? Представьте, как бы звучали репортажи и аналитические ток-шоу о кризисе, если бы на примерах ошибок президентов, премьер-министров и нобелевских лауреатов объясняли рядовым гражданам их собственные ошибки в отношениях с реальностью и с окружающими их людьми. Такое изображение ситуации, во-первых, вполне возможно, и, во-вторых, намного более продуктивно и конструктивно во всех отношениях, чем то, что мы наблюдаем на телеэкранах и в прочих СМК. Если бы при этом представители масс-медиа ещё и признавались в том, как распространённые человеческие ошибки сказываются в их деятельности, то можно было бы констатировать существенный прогресс как в решении проблем, так и в социальной коммуникации.

К. Поппер предложил в свое время формулу эволюции: P1 > ТТ > её > Р2. Читается она так: «Проблема (P1) порождает попытки решить её с помощью пробных теорий (tentative theories) (ТТ). Эти теории подвергаются критическому процессу устранения ошибок (error elimination) ЕЕ. Выявленные нами ошибки порождают новые проблемы Р2. Расстояние между старой и новой проблемой часто очень велико: оно указывает на достигнутый прогресс»2. Соответственно, это расстояние может указывать и на застой, и на регресс.

Более полный вариант формулы начинается не с проблемы, а с пробной теории: ТТ > P1 > ТТ1 > её > Р2. Этот вариант интересен тем, что он предполагает возникновение проблем по причине плохого качества или ошибочного содержания исходных пробных теорий (верований). Этот же вариант наглядно указывает на то, что мы видим лишь те проблемы, которые есть в наших верованиях. С этой точки зрения нынешний глобальный кризис свидетельствует, что многие важнейшие проблемы мы либо не замечаем, либо прикладываем к ним неверные теории (и неэффективные решения, вытекающие из них), либо плохо проводим работу над ошибками (если вообще её реально проводим), либо совершаем все три рода ошибок одновременно. Последнее предположение кажется наиболее близким к действительности. Эффективная работа над ошибками, приведшими к такому тяжелому кризису, должна включать, соответственно, все три направления:

  1. поиск новых или недооцениваемых по значению проблем;

  2. исправление (изменение) основных верований, используемых для оценки ситуации и выработки решений;

  3. совершенствование форм и методов работы над ошибками и с верованиями.

Результативной и созидательной такая работа возможна только в рамках концепции пошаговой социальной инженерии К. Поппера, или градуализма3, т.е. посредством постепенных «точечных» решений наиболее болезненных и актуальных проблем в различных областях. Решения эти должны разрабатываться специалистами в открытом критическом диалоге и с осторожными экспериментальными пробами.

Далее я изложу только основные выводы, касающиеся моей сферы профессиональных интересов и опыта, поскольку частично обоснование предлагаемых тезисов уже было мною опубликовано4. Итак, новые или недооцениваемые по значению проблемы, которые следует признать и оценить как первостепенно важные, на мой взгляд, включают:

Конструктивное исправление верований не обязательно предполагает полный отказ от каких-то представлений и идей или фундаментально-революционную переделку всех мировоззрений. Проблемы с регулированием рыночной деятельности, обнажившиеся в грянувшем кризисе, отражают, однако, и серьезные проблемы с регулированием верований, которым весьма активно занимаются и самые раздемократические государства. Как нет и не может быть в обществе абсолютно свободного рынка, так в нем нет и не может быть абсолютной свободы верований — возможно лишь изменение форм, способов и правил регулирования обеих сфер жизни. Два довольно радикальных стратегических мотива представляются просто необходимыми: во-первых, введение более широких и более точно направленных мер по ограничению иррациональных верований, опасных для общества и индивидов; во-вторых, ясное признание, поддержка и продвижение ряда базовых рациональных верований на государственном уровне.

Кризис также является весьма подходящим поводом, чтобы вспомнить о разных уровнях тех концепций (теорий, верований), на основе которых мы оцениваем ситуации и проблемы и принимаем решения, а также о том, что одну и ту же теорию можно сформулировать несколькими разными способами, акцентируя и усиливая разные аспекты.

Например, при составлении каких-нибудь проектов пишется обычно ОБОСНОВАНИЕ, ДОКАЗАТЕЛЬСТВО того, почему нужен именно такой проект и почему его нужно именно так воплощать на практике. Может, изменить требования и заставить авторов описывать еще и все возможные ОПРОВЕРЖЕНИЯ и вероятные ОШИБКИ?

Что касается разных уровней концепций, то стоит поплотнее заняться разницей между поверхностными декларируемыми (писанными) теориями решения проблем и теми подспудными верованиями, которыми индивиды руководствуются в непосредственной деятельности по реализации «писанных» решений. Ряд форм и технологий работы над ошибками и верованиями напрашивается с очевидностью. Например:

Примером профессионального подхода к столкновению с массовым ошибочным поведением может служить следующий сюжет. Еще в январе 1993 г. в Нижний Новгород приезжал Говард Кассинов (Howard Kassinove), психолог, профессор, тогда декан факультета психологии Университета Хофстра в Нью-Йорке. Выступал он перед нижегородскими школьными психологами с одной-единственной идеей — ввести преподавание психологии как обязательного предмета с первого по выпускной класс. Обосновывал свою идею Говард на опыте 20 лет работы со взрослыми клиентами, обращавшимися за помощью и демонстрировавшими прежде всего и в основном вопиющую психологическую безграмотность.

Идея простая, разумная и вполне реализуемая — заранее и профессионально дать детям жизненно необходимые знания о человеческом сознании, поведении, эмоциях и т.п., т.е. дать самые насущные знания, ежесекундно требующиеся каждому индивиду в течение всей жизни, но не в виде ублюдочно-куцых курсов, вроде ОБЖ, полового просвещения и «психологии семейной жизни», а в виде капитального многолетнего курса адаптированной научной психологии в профессиональном практическом приложении. Отталкиваясь во многом от этой идеи, но не считая психологию исчерпывающим источником для решения проблемы, в 2004 г. я впервые сформулировал свой вариант изменений в содержании образования5. Следующие блоки видятся жестко обязательными:

Для специалистов-консультантов как в сфере помогающей психологии, так и в оргконсультировании предложенные здесь идеи, возможно, покажутся банально очевидными, поскольку они хорошо знают, что им приходится по большей части и в первую очередь заниматься ситуативной ликвидацией указанных видов безграмотности и что большинство их клиентов при этом даже не хотят задумываться о размерах и тяжести последствий своего невежества. С учетом того, что все ныне действующие политики и чиновники (и многие специалисты) тоже пока избежали вкуса предложенного перечня знаний, приходится завершать размышления на пессимистической ноте.

Во время кризиса более отчетливо, чем обычно, выступают важнейшие особенности отношения людей к проблемам. Самая главная: проблемы — отдельно, люди — отдельно. Не вдаваясь в подробности, отмечу, что животные в значительной мере НЕ МОГУТ НЕ РЕШАТЬ встающие на их пути проблемы, и они отступают лишь перед проблемами, превосходящими их силы и способности.

А вот люди МОГУТ И РЕШАТЬ, И НЕ РЕШАТЬ ЛЮБЫЕ ПРОБЛЕМЫ, даже вполне посильные и имеющие давно известные решения, поскольку сами выбирают, что им считать проблемой, а что нет, невзирая на вопиюще очевидные объективные факты. Люди также способны долго (очень долго) и настойчиво (очень настойчиво) применять в решении признанных проблем неэффективные методы, игнорируя известные эффективные.

Я называю это «человеческой проблемой в решении проблем». Если она не будет решена каким-нибудь удовлетворительным образом, — а решена она может быть только посредством активной целенаправленной работы с верованиями индивидов, — то осуществление одного из предвидений С. Лема окажется неотвратимым: «Может быть, мир действительно не имеет края, но мы сами пропасть, а поэтому край создадим»8. И тогда нынешний кризис покажется пустячной неприятностью на фоне тех проблем, что вырастут со временем из-за нашего нежелания решать их сейчас.

1Термин «верования» (beliefs) в данном контексте означает широкий спектр когнитивных структур, определяющих восприятие и оценку реальности и принятие решений человеком. См., напр.: МакМаллин Р. Практикум по когнитивной терапии: Пер. с англ. — СПб.: Речь, 2001. — С. 55-56.

2Поппер К. Р. Эволюционная эпистемология // Эволюционная эпистемология и логика социальных наук: Карл Поппер и его критики. — М.: Эдиториал УРСС, 2000. — С. 57.

3См.: Поппер К. Открытое общество и его враги. Т. 1: Чары Платона. — М.: Феникс, Международный фонд «Культурная инициатива», 1992. — С. 199-211.

4Волков Е. Н. Здоровое мышление как средство профилактики и терапии патологического мышления в деструктивных культах // Медиевистика и социальная работа. — Н. Новгород: ННГУ, 2004. — С. 175-194.

5Волков Е. Н. Здоровое мышление как средство профилактики... — С. 193-194.

6См., напр.: Загашев И. О., Заир-Бек С. И. Критическое мышление: технология развития. — СПб: Альянс-Дельта, 2003.

7См., напр.: Халперн Д. Психология критического мышления. — СПб.: Питер, 2000; Paul, Richard W. Critical Thinking: What Every Person Needs to Survive in a Rapidly Changing World. Rohnert Park, CA: Center for Critical Thinking and Moral Critique, Sonoma State Univ., 1990.

8Лем С. Мегабитовая бомба // Компьютерра, 2002, № 7. — С. 59.