Шесть вопросов — море ответов

Из: Загашев И. О., Заир-Бек С. И., Муштавинская И. В. Учим детей мыслить критически. Издание 2-е. — СПб: «Альянс «Дельта» совм. с издательством «Речь», 2003. — С. 54-72.

Я предпочел бы знать некоторые вопросы, чем все ответы.

Джеймс Тарбер

Один мудрый человек как-то сравнил знак вопроса с крючком, на который ловятся идеи. Мы закидываем этот крючок и некоторое время ждем — вдруг что-то выловим? Искусству задавать вопросы в прошлые времена уделялось пристальное внимание. В различных духовных школах уровень развития адепта определялся во многом по тому, насколько хорошо он умеет спрашивать.

На хороший вопрос всегда интересно отвечать. «Если бы ты был правителем средневекового города, какие бы законы ты издавал, как бы укреплял и защищал крепость?» На эти вопросы интереснее отвечать, чем на такие, как: «Какова система управления средневековым городом?» Даже ни разу не взглянув в учебник истории, ребенок может представить себя на месте правителя, мореплавателя, путешественника. Почему? Потому что это интересно! Потом уже ему самому захочется сравнить свои фантазии с соответствующими главами учебника. Когда вы разгадаете кроссворд, вам ведь захочется сравнить ваши предположения с правильными ответами?

Всегда приятнее отвечать на вопросы, когда вы уверены, что ответ лично вам ничем не угрожает. В школе многие дети привыкли к тому, что если учитель о чем-то спросит, значит, он уже знает ответ. И не дай бог ученик ответит что-то не то!

Вспомните, как вы сами сидели за школьной партой и, не моргая, следили за скользящей по классному журналу авторучкой учителя. Вот она остановилась! Вы еще не верите своим ушам, но ваше тело уже само поднимается из-за парты, только учитель произнес вашу фамилию. «Расскажи нам о развитии производственных сил в Германии в середине XIX века! А мы послушаем!» — в памяти проносятся обрывки фраз, картинки из учебника, а затем вы облекаете в слова все, что помните по этому вопросу. На этот раз обошлось. Вы садитесь на место. Но ведь могли и не вспомнить.

Ясно, что подобные вопросы не способствуют пробуждению интереса к учебе.

Каждый тип вопроса актуализирует, вовлекает в работу какую-то сторону мышления. Педагоги и психологи с давних пор стремились создать классификацию всех вопросов. Это нужно было для практических целей. Зная, что каждый тип вопроса задействует одну из сторон мышления, мы сможем сознательно управлять как своим мышлением, так и мышлением наших учеников, чтобы реализовать интеллектуальный потенциал в полной мере.

Мы решили использовать классификацию вопросов американского психолога Бенджамина Блума, немного видоизменив и упростив ее.

Итак, существует шесть типов вопросов, шесть больших «крючков», на которые вы можете поймать великое множество идей.

(есть рисунок большего размера).

Простые вопросы, или «О пользе забывания»

Вопросы, которые требуют от нас знания фактического материала и ориентированы на работу памяти, называются ПРОСТЫМИ. Многие учителя используют этот тип вопросов для оценки знаний учеников, так же поступают и родители. Если ребенок не отвечает, ему полагается изобразить на лице чувство вины и что-то сказать в свое оправдание.

Хорошо известен тот факт, что более девяноста процентов всей информации, которой мы владеем сейчас, которую «каленым железом» выпытывают многие педагоги у своих учеников, через несколько лет (а иногда и часов) забудется, канет в Лету. «Как же еще тогда проверить знания учеников?» — спросите вы. Помимо использования простых вопросов существуют другие способы. Например, мы можем еще раз подчеркнуть, что если ученик сможет объяснить то, что он узнал, кому-то еще, процесс обучения был результативен.

Когда вы отправляетесь в путешествие, вы ведь не берете с собой все, что только сможете унести. Те, кто поступают так, обрекают себя на мучения. Разумеется, вы стараетесь взять лишь самое необходимое. То же можно сказать и о багаже знаний. Весьма занятно знать, какой высоты Александрийский столп в Санкт-Петербурге, но эту информацию можно, при желании, получить из справочников. Поэтому важнее знать не ответ на вопросы «что?», «сколько?», «кто?», а ответ на вопрос «откуда можно узнать?». Еще Артур Шопенгауэр писал: «Предполагать, что человек может помнить все, — то же самое, что предполагать, что он может удержать в своем организме все то, что когда-то съел».

Тем не менее, простые вопросы необходимо использовать, чтобы вовлечь в работу ту сторону мышления, которая отвечает за фактическую информацию. Предположим, дети услышали от вас слово «консилиум». Они выучили его к следующему уроку. Вы проверили, насколько они помнят определение. Вы уверены, что они будут помнить определение через год, через два года? («Я же вам еще два года назад говорила, что такое консилиум, а вы не помните!»).

Рекомендации по использованию простых вопросов

1. Спросите у ребят, что, по их мнению, означает это слово (57:)

(Не оценивайте ответы сразу же — соберите все варианты и благодарите каждого ученика, даже если он говорит совершенную нелепицу).

2. Спросите, где можно узнать значение этого слова. Примерные ответы:

— Спросить у друзей, у учителей или родителей.

— Узнать в справочниках (в каких и где они находятся?).

— Узнать у специалиста.

— Воспользоваться сетью Интернет.

3. Попросите детей привести примеры словосочетаний, содержащих это слово.

Итак, простые вопросы — это вопросы, ответы на которые требуют знания фактической информации. Если знания не используются, они быстро забываются, поэтому разумнее помнить, где можно получить необходимые сведения, а не зазубривать механически. Во многом вследствие неграмотного использования простых вопросов на уроке обучение превращается в игру «Я — хороший (читай: «знаю ответ»), ты — плохой (читай: «не знаешь ответ»)».

Упражнение «Не знать — не стыдно»

Предлагаем вам выполнить следующее упражнение, которое можно назвать «НЕ ЗНАТЬ — НЕ СТЫДНО!». Предположим, вы где-то встретили слово «бастонада».

1. Дайте 2-3 возможных определения слова «бастонада»

[.............................................

..............................................]

2. Какое понятие ассоциируется у вас с этим словом?

[.............................................

..............................................] (58:)

3. Из каких источников можно узнать значение этого слова?

[.............................................

..............................................]

4. Люди каких профессий могут знать значение этого слова?

[.............................................

..............................................]

5. Скажите, какими путями можно добраться (доехать, дойти) до источников знаний о слове «бастонада»?

[.............................................

..............................................]

Ответив на все эти вопросы, вы со спокойной совестью можете забыть об этом слове. Зачем постоянно носить с собой то, что можно, при желании, взять из других источников. Если вы считаете, что образованный человек должен напоминать собой огромный шкаф со множеством ящичков, где хранится разнообразная информация, продолжайте использовать простые вопросы в их традиционном применении. (59:)

Уточняющие вопросы, или «Правильно ли я тебя поняла?»

Чужая душа потемки.

Народная мудрость

В психологии есть такой термин — вербализация. Его используют, когда говорят об одной из техник активного слушания. При пассивном слушании человек стремится (как правило, неосознанно) «подогнать» воспринимаемую информацию под свое представление об обсуждаемом предмете. Активное слушание отличается от пассивного рядом особенностей.

Во-первых, при активном слушании человек нацелен на установление психологического контакта с собеседником. Слушая, он пытается понять тот своеобразный язык, с помощью которого его визави выражает свои мысли. При некоторой общности, образ мира у каждого человека индивидуален. Один психолог сказал: «Мы все смотрим на происходящее вокруг нас под углом своих проблем». В этих словах есть значительная доля правды.

Во-вторых, активный слушатель стремится найти общее между своей точкой зрения и высказываниями собеседника, тогда как пассивный слушатель акцентируется на различиях, на спорных моментах. Мы все знаем по личному опыту, что второй путь гораздо привычнее и легче.

В-третьих, слушая активно, человек предоставляет собеседнику обратную связь. Обычно она начинается со слов «Насколько я понял...», «Правильно ли я вас поняла, что...», «То есть вы говорите, что...», «Я поняла, что ты сказал о...» и т.д. Такие вопросы называются уточняющими или вербализацией. Мы как бы говорим: «Мне кажется, я вас понял... Можно я скажу, как я это понял, а вы уточните?»

Возможные ошибки

Те, кто впервые начинают использовать уточняющие вопросы, обычно совершают следующие ошибки:

Повторяют сказанное слишком подробно и дословно.

Рассмотрим пример:

Ученица 6-го класса отвечает на вопрос учительницы о разборе слова по составу: «Разбор слова по составу это (60:) выделение частей, из которых состоит слово. Разбирая его, нам надо сказать о его частях». В данном примере не ясен смысл второго предложения ответа. Учительница захотела уточнить: «Правильно ли я тебя, Катя, поняла, что разбор слова по составу — это выделение частей, из которых состоит слово, и нам надо сказать о его частях?»

Слишком подробное уточнение может вызвать различную реакцию. У кого-то возникнет страх: «Я что-то сказал неверно, но не знаю, что», а у кого-то раздражение: «Слушать надо внимательнее!!!» В данном случае следовало бы уточнить: «То есть ты говоришь, что при разборе надо указать какие-то части?». Теперь ученик поймет, в каком месте его слова вызвали некоторое непонимание.

Некоторые задают не уточняющие, а наводящие вопросы. Их еще называют формирующими.

На уроке литературы ученица решилась обосновать свое мнение о том, что Илья Обломов гениальный человек. Учительнице эта точка зрения явно не понравилась, но пройдя недавно тренинг активного слушания, она решила применить уточняющие вопросы: «Ты действительно ТАК думаешь?».

Обычно после таких «уточняющих» вступлений следует: «А не кажется ли тебе, что...». Схожие по форме с уточняющими, эти вопросы по своей сути таковыми не являются. Более того, они наносят развитию мышления учащихся реальный вред. Привыкнув испытывать давление в полемике, молодые люди будут обречены на непонимание во многих жизненных ситуациях.

Некоторые просят уточнить то, что им полностью непонятно.

Что греха таить, бывают такие ситуации, когда мы совершенно не понимаем того, что нам говорят. Также бывает, что мы, задумавшись, пропускаем сказанное. Случайно «выхватив» какой-то отрывок информации, некоторые люди задают к нему уточняющий вопрос. Это лишняя трата времени. Если вы не поняли, что вам сказали, то либо вам ничего и не хотели сказать, либо вам следует попросить повторить сказанное еще раз. (61:)

Некоторые используют негативные мимику и жесты

Уточняя, мы проявляем интерес к точке зрения другого человека, подчеркиваем её ценность для нас. Если же мы используем уточняющие вопросы, но у нас на лице в это время написано, что нам не нравится все, что говорит собеседник, грош цена нашим уточнениям. Они будут восприниматься как критические выпады. Ученые давно определили, что, общаясь с людьми, мы склонны на девяносто процентов доверять невербальным проявлениям: мимике, жестам, интонации, громкости голоса и т. д. И только оставшиеся десять процентов приходятся на слова.

Уточняющие вопросы необходимы для формирования у ребенка способности выражать свои мысли. Уточняя, мы обобщаем услышанное и возвращаем свое понимание полученной информации собеседнику. Учащийся узнает о том, как он только что выразил свою идею. Он уточняет сказанное, тем самым совершенствуя свои речемыслительные способности.

Проявляя положительное внимание, мы поощряем учащихся, детей к дальнейшим размышлениям.

Правильно ли я поняла, тебе нравится Обломов?

— Да, мне нравится Обломов.

А что тебе в нем нравится?

Его стиль.

Стиль?

Мне нравится его свобода от жесткого, продажного мира. Пускай он и умер, но его смерть тоже была частью его стиля.

Спасибо. То есть свобода от чего-то не присущего ему тебе понравилась в Обломове?

Да.

Только что мы представили возможный вариант использования уточняющих вопросов. Они помогли ученице оформить свои мысли и понять, что в Обломове ей нравится не гениальность, а свобода от чего-то, ему не присущего. Ясно, что можно было бы и дальше продолжать использовать уточнения, но не рекомендуется их затягивать при работе с целым классом. Следует помнить о том, что остальные тоже в это время думают и испытывают жажду самовыражения. (62:)

Для чего нужно использовать уточняющие вопросы (отметьте галочкой):

Чтобы проявлять положительное внимание учителя □

Чтобы предоставить ученику необходимую обратную связь □

Для подготовки к сочинениям □

Для самоконтроля □

Для развития воли □

Для развития мышления □

[.................

....................]

Если вы не уверены, правильно ли поставили «галочку», перечтите подглавку еще раз. (63:)

Вопросы-интерпретации, или «Почему Красная Шапочка все спрашивает и спрашивает?»

Когда все думают одинаково, тогда никто не думает.

Из записной книжки

Некоторые философы считают, что сущность человеческого восприятия состоит в постоянной интерпретации происходящего [Очень странная фраза, поскольку фундаментальный принцип субъективной интерпретации выявлен социальной психологией почти полвека тому назад. — Е.В.]. То, что мы воспринимаем, мы перед этим себе объясняем. Просто это происходит так быстро, что мы не успеваем порой отдать себе в этом отчет.

Побуждая учеников к интерпретации, мы учим их навыкам осознания причин тех или иных поступков или мнений.

Рассмотрим пример использования «объясняющих» вопросов на уроке психологии в пятом классе (тема: «Человеческие поступки»). Для развития у детей способности к осознанию своих поступков учитель решил обсудить сказку о Красной Шапочке. Детям говорится, что в этой сказке много непонятного. И сейчас все на время станут следователями как в детективе. Нужно изучить все «улики». Самый проницательный сыщик получит приз.

Учитель:

Итак, ребята, все мы помним сказку о Красной Шапочке. Кто подскажет нам, с чего все началось?

Класс:

Жила-была Красная Шапочка, и у неё была бабушка... Мама послала Шапочку к бабушке отнести пирожки.

Учитель:

Зачем нужно было относить пирожки?

Класс:

Чтобы бабушке сделать приятное...

Нет, там бабушка была больная, и мама попросила проведать бабушку и отнести ей пирожки, чтобы та поправлялась...

Учитель:

А почему мама сама не могла пойти с Красной Шапочкой?

Класс:

Она тоже больная была... (64:)

Нет, здоровая, просто нужно было за домом следить.

Так и Красная Шапочка могла бы последить за домом…

А она была еще маленькая...

А в лес идти немаленькая?! К волкам!!!

Учитель:

Проницательные сыщики не спорят! Нужны все версии...

Класс:

Она просто хотела избавиться от Шапочки!

Учитель:

Зачем?

Класс: А она ей мешала!

Учитель:

Спасибо за все версии...

Класс:

Мама хотела, чтобы Шапочку съел Волк! (начинается шум в классе).

Учитель:

Итак, Шапочка вошла в лес. Кто помнит, что происходит дальше?...

Подобным образом обсуждаются все «спорные» моменты сказки. Дети интерпретируют поступки сказочных персонажей. Чем непонятнее отрывок, тем больше интерпретаций он вызывает (чем и хороши сказки, подобные «Красной Шапочке»!).

Начинать использовать вопросы-интерпретации можно с первого класса, но наибольшую актуальность они имеют, начиная с пятого класса и старше. Объясняя поведение персонажей сказок или других произведений, дети развивают вариативность мышления, а также способность к осознанию причин собственных поступков.

Некоторые учителя считают, что подобный тип вопросов уместнее всего использовать на уроках литературы или психологии. В самом крайнем случае, на уроках биологии и географии («Если бы вы были птицей, живущей в средней полосе России, куда бы вы улетели на зиму?»). Разумеется, по большому счету, это так и есть. Тем не менее, на других предметах, а также — везде, где можно выделить какой-то мотив (к решению задачи, примера и т.д.), могут быть использованы и вопросы-интерпретации. («Зачем лично мне нужно знать закон гравитации?»). (65:)

Рекомендации по использованию вопросов-интерпретаций

1. Задавайте их, когда вам самим интересно услышать ответы.

2. После своего вопроса и ответа учащегося сделайте паузу.

3. В течение одного обсуждения не нужно задавать больше четырех вопросов-интерпретаций.

4. За один раз не выслушивайте больше двух-трех версий ответов. Не стоит выпускать сразу весь пар — оставьте на потом.

Упражнение «Объяснялки»

Поупражняйтесь в задавании вопросов-интерпретаций на следующие темы:

Сначала определите наиболее запоминающиеся моменты и наиболее непонятные, сточки зрения мотивации, поступки. Затем задайте к ним пару вопросов-интерпретаций.

Зачем вы читаете эту книгу?

[.............................................

..............................................]

Оценочные вопросы, или «Крошка-учитель» к детям пришел, и спросила «кроха»...

Сколько отличий между «хорошо» и «плохо»?

Вопрос

Мы очень часто забываем, что в наших мыслительных процессах эмоции занимают далеко не последнее место. Мы склонны сначала формировать эмоциональное отношение к какому-то явлению или предмету обсуждения, а затем уже осмысливать его рационально: приводить аргументы «за» и «против», анализировать и т. д.

Иногда наше эмоциональное отношение к человеку, информация о нем складываются на основе неосознаваемых нами частностей. Например, если слово «алгебра» связано у вас с чем-то негативным, то человек, его использующий, может невольно вызвать у вас неприязнь. И наоборот, если информация, которую вы слышите, связана в вашей душе с чем-то приятным и близким, тогда, вероятнее всего, вы будете испытывать доверие к новым знаниям. Порой эти эмоциональные «ключики» к вашему доверию скрыты даже от вас самих.

Поэтому очень важно с детского возраста учить детей отдавать себе отчет в тех эмоциях, которые оказывают влияние на мышление. И осуществлять это призваны так называемые оценочные вопросы. Речь идет о типе вопросов, которые вовлекают в работу эмоциональную сторону мышления. Осознавая свое отношение к тем или иным людям, событиям, фактам и даже формулам, мы извлекаем на поверхность образы, которые оказывают на наше мышление значительное влияние, но в существовании которых мы не отдавали раньше себе отчета.

Иногда для развития способности к осознанию эмоциональной стороны мышления педагоги и психологи используют упражнение «горячий стул». Оно заключается в следующем. В какой-то момент ведущий останавливает занятие и просит кого-нибудь из участников выразить свои эмоции по тому или иному поводу. « Какие чувства вызывает у тебя этот отрывок?», «Как ты относишься к этому герою?», «Что ты чувствуешь, решив эту задачу?» и т.д. (67:)

Нам кажется, что специальные упражнения стоит вводить очень дозированно. Такие процедуры разрывают урок и при неправильном использовании могут снизить активность класса. Здесь очень многое зависит от интуиции учителя, его педагогического опыта. Разумное использование оценочных вопросов по ходу урока сохраняет целостность занятия.

Когда необходимо использовать оценочные вопросы

• Когда вы слышите, что кто-либо из учеников выражает соседу по парте свое недовольство или удовольствие от произошедшего на уроке.

• Когда вы видите, что мимика и жесты учеников говорят об их желании что-то изменить в уроке (речь идёт о мимике скуки, раздражения, возбуждения и т. д.).

Рекомендации по использованию оценочных вопросов

1. Иногда учителя используют оценочные вопросы в пиковые моменты ученической активности. Этого не стоит делать. Активность не снизится, но её знак может поменяться с плюса на минус.

На уроке истории по теме «Революция 1917-го года» в классе разгорелась продуктивная дискуссия между сторонниками монархии, приверженцами капиталистического пути и теми, кто симпатизировал социалистическому направлению. Учительница решила использовать оценочные вопросы для того, чтобы ученики почувствовали настроение людей прошлого. Разумеется, это было необходимо сделать, но не в самый разгар спора. Получилось, что дети «свернулись»: продуктивная активность поиск аргументов, активное слушание, групповая дискуссия переросла в раздражение и неконструктивные перепалки. Если бы эти взаимные упреки возникли сами собой, тогда использование оценочных вопросов было бы уместным.

2. Нужно уметь распознавать невербальные сигналы, говорящие о чувствах учеников. Затем с помощью оценочных вопросов помочь детям осознать свои чувства. (68:)

3. Не следует задавать формирующие оценочные вопросы. Например: «Вам, ребята, вообще-то нравится изучать тригонометрию?». Цель вопросов-оценок состоит в осознании уже сформированных эмоциональных отношений, но не в формировании их. Вспомните, что вы испытывали, когда у вас спрашивали: «Что вам понравилось вчера на концерте больше всего?», а вам происшедшее вчера было безразлично.

4. Ответы на оценочные вопросы должны быть интересны лично вам. Мы уже не раз говорили о необходимости положительного внимания. Как вы прекрасно понимаете, сложнее проявлять внимание к тому, что не затрагивает вашу душу.

5. Не следует (особенно в начальной школе) учителю первому отвечать на им же поставленный оценочный вопрос. Иногда паузы пугают учителей, и они сами начинают отвечать, руководствуясь принципом: «Ни один вопрос не должен оставаться без ответа». Чаще всего затянувшаяся пауза свидетельствует о том, что вопрос был задан не совсем уместно.

6. Не надо злоупотреблять оценочными вопросами. Даже взрослым людям бывает сложно говорить о своих эмоциях.

Упражнение «Оценочные вопросы-1»

1. Вспомните, когда вы в последний раз переживали эмоциональный подъём (сильное раздражение, вспышку гнева, радостное возбуждение).

[.............................................

..............................................]

2. С чем эта эмоция была связана?

[.............................................] (69:)

3. Опишите свои чувства максимально точно.

4. Какие оценочные вопросы вы могли бы задать человеку, испытывавшему подобные чувства?

Упражнение «Оценочные вопросы -

1. Назовите свою любимую книгу (фильм, театральную постановку). (70:)

2. Если бы вы были преподавателем, который дает урок по теме, связанной с этим произведением, какие бы оценочные вопросы и в какие моменты изложения вы бы задали?

[.............................................

..............................................] (71:)

Творческие вопросы, или «Кабы я была царица...»

Это совершенно неважно. И именно поэтому так интересно.

Агата Кристи

Тот, кто считает, что творчество — удел избранных, весьма ошибается. Как правило, люди склонны думать, что творить — значит уметь хорошо рисовать, петь, танцевать, играть на фортепиано или строить замки. Творчество — это особый склад ума. Вы можете с абсолютной точностью исполнять на арфе итальянские мелодии, но в то же самое время быть совершенно нетворческим человеком. Но если вы придумали новейший способ завязывания шнурков или заваривания чая, нет никаких сомнений в ваших творческих способностях.

Посмотрите на следующий список качеств и поставьте галочку рядом с теми, которые, по вашему мнению, связаны с творческим мышлением:

Возможно, вы допишете ещё несколько особенностей творческого ума. (72:)

Те из вас, кто отметил «критичность», «логичность мышления», «умение вести споры» и «навык игры на пианино», к сожалению, имеют несколько смутное представление о сущности творческого мышления. Конечно, при определенных условиях творческий человек может обладать и подобными качествами, но они не являются необходимыми. Остальные характеристики непосредственно связаны именно с ним.

Когда ученик преобразует, видоизменяет учебный материал, он тем самым присваивает его. Вопросы, которые направлены на развитие творческого мышления, называют творческими.

«Если бы какой-то природный катаклизм погубил войска Чингисхана, как бы выглядела современная карта мира?»

«Как бы выглядела наша страна, если бы в октябре 1917 года Великая Октябрьская революция провалилась?»

«Что бы вы чувствовали на месте Татьяны Лариной?»

«Как изменились бы правила русского языка, если бы не существовало предлогов?»

«Как бы люди осуществляли вычисления, если бы не было дробей?» («Что бы изменилось в жизни людей?»)

«Если бы Менделеев не увидел во сне Периодическую Систему химических элементов, что бы изменилось в этой науке?»

Задавая творческие вопросы, мы изменяем течение урока. Дело в том, что фантазия по определению не бывает правильной или неправильной — каждый волен придумывать все, что захочется. Побуждая детей к подобной игре воображения, мы автоматически оказываемся с ними на равных. Их фантазии имеют точно такую же ценность, как и ваши! Разумеется, в своей предметной области вы — эксперт (потому что «взрослый»), но в мире предположений и вымыслов каждый сам себе специалист.

Некоторые учителя не любят задавать творческие вопросы. «Как потом остановить этот поток фантазий?», «А если они напридумывают что-нибудь несусветное — разубеждай их потом!» — подобные опасения, разумеется, имеют место. К сожалению (а может быть — к счастью?), без риска нет и не может быть никакого творчества. Выбор — рисковать или нет — всегда остается за вами!