Главная Карта Поиск Новости Онтография Консультации
Facebook Расписание КОРНИблог Контакт/Contact

Джон Атак

~ КУСОЧЕК СИНЕГО НЕБА ~

Разоблачение дианетики, саентологии и Л. Рона Хаббарда

Перевод с английского Алексея Матвеева

(Опубликован на сайте http://www.kondra-show.ru/ в августе 2007 года)


Важное замечание! Данный перевод представлен для общего ознакомления с источником, поэтому его не следует рассматривать, как точное отражение оригинального текста. Помните, что эта публикация появилась усилиями людей, которые вносили свой вклад добровольно и бескорыстно. Переводчик стремился сделать работу настолько качественно, насколько мог, однако считает необходимым предупредить, что он никого ни в чем не заверяет и ничего не гарантирует. Только тщательное изучение оригинала самим читателем даст уверенность в его правильной интерпретации.

Источник текста на английском языке, использованный при переводе:

http://www.clambake.org/archive/books/apobs/


Назад
6.2. - Восхождение посланников
Содержание Вперед
6.4. - Слушания в Клируотере


~ Глава третья: юные правители ~


В декабре 1980-го года долгое время пустовавшее кресло международного исполнительного директора было, наконец, занято. Должность оставалась вакантной еще с предполагаемого отхода Хаббарда от управления в 1966-м году. Саентологи во всем мире понимали, что Хаббард, Основатель, Коммодор и Источник был настоящим главой церкви, но по новой корпоративной стратегии было необходимо скрыть его контроль. Новым исполнительным директором стал Билл Фрэнкс, и он должен был им оставаться пожизненно. [1] Правда, эта жизнь оказалась очень короткой. Саентологи всего мира посчитали, что Фрэнкс был непосредственным подчиненным Хаббарда, и что его специально готовили к смене Коммодора.

Юридическое положение Хаббарда ухудшалось. В начале 1981-го в международной организации посланников Коммодора было учреждено подразделение «Все чисто», отчитывающееся непосредственно перед командующим офицером ОПК, который также председательствовал в Сторожевом комитете. Целью подразделения было сделать «Все чистым», чтобы Хаббард смог перестать прятаться.

Дэвид Мицкевич (см. фото) был кинооператором в «Киноорганизации» ОПК в 1977-м. Тогда ему было семнадцать, и он завоевал репутацию бульдозера, способного сломить любое сопротивление. Мицкевич умел добиваться осуществления задуманного. Он славился тем, что стоит на своем даже перед Хаббардом. Его родители были саентологами, и его старший брат, Ронни, также был в ОПК. В возрасте четырнадцати лет Дэвид Мицкевич учился на одитора в Сент-Хилле. Он был обычным посланником, но его железная решимость привела его к быстрому повышению.

Один из бывших начальников «ДМ», как его часто называют, говорил о нем так: «Когда он под контролем… это просто взрывной парень… Он способен бросить вызов чему угодно и встретить это лицом к лицу». И это несмотря на повышенную чувствительность Мицкевича в отношении своего роста (чуть выше пяти футов) и астмы.

Офис хранителя подвел Хаббарда. Мэри Сью, контролер, больше никогда его не видела после их встречи за несколько месяцев до его исчезновения в начале 1980-го. Согласно Хаббарду, ошибки не случаются сами по себе, всегда кто-то обязательно является их причиной. Ошибки и несчастные случаи являются результатом преднамеренного подавления. Такая крупная катастрофа, как процесс правительства против ОХ очевидно последовала в результате деятельности очень тяжеловесной ПЛ. Хаббард не мог признать, что ОХ просто следовал его приказам, поэтому вместо реформирования своих взглядов он предпочел реформировать ОХ.

В 1979-м Хаббард выпустил так называемый «Совет» (внутренняя директива с ограниченным распространением), гласящий, что когда возникает полный хаос, за работой не одна ПЛ. Далее, от тех, кто оказался под влиянием ПЛ, «связей» ПЛ, нужно также избавиться. ОХ и все «связи» внутри и поблизости должны быть прочищены. По иронии, ОХ ранее окончательно убедил Хаббарда, что его рука не должна быть видна в управлении саентологией, поэтому подразделение «Все чисто» стало его инструментом. Кишащий ПЛами ОХ подлежал полному устранению, но для этого требовалась определенная ловкость, поскольку ОХ являлся самой мощной силой в саентологии. Все должны быть уверены, что приказы исходят от Хаббарда, но вещественные доказательства исключены.

Если бы ОХ посчитал, что происходит дворцовый переворот, он мог бы без труда уничтожить маленькую ОПК. В персонале ОХ было 1 100 человек, большинство бывалые, их лидеры были широко известны в саентологическом мире. Посланников же в ОПК Int было два десятка, и, несмотря на недавно обретенную роль в управлении, большинство саентологов о них почти ничего не знали.

Первой задачей ОПК было отстранение контролера. В мае 1981-го Дэвид Мицкевич, которому к этому времени уже исполнился 21 год, встретился с Мэри Сью Хаббард. Он сказал ей, что из-за того, что она осужденная преступница, ее положение в церкви является помехой. Юристы дали понять, что до тех пор, пока она остается в администрации, ее мужа могут подозревать причастным ко всем саентологическим делам, включая кражи со взломом.

Мицкевич решительно напомнил ей, что ее апелляция по приговору, вероятно, будет проиграна, и что когда она будет проиграна, мнение общественности о церкви будет намного лучше, если они применят к бывшему контролеру дисциплинарные меры. Мэри Сью рвала и метала, но Мицкевич не ослаблял своей бульдожьей хватки. Он был невосприимчив к тирадам, и вероятно, улыбнулся, когда уклонился от брошенной в него пепельницы. Ради блага своего супруга, контролер в итоге сдала позицию. Впоследствии она решила, что ее одурачили, и отправила жалобные письма своему мужу. Ответа не было. Она подумала, что письма к ЛРХ подвергаются цензуре. Так и было, но по его собственному приказу.

Гордон Кук стал новым контролером, и старших помощников контролера тоже заменили. Глава ОПК, Диана «Деде» Вогединг, считала Мэри Сью Хаббард своим другом. Она провела подростковые годы на корабле без родителей, и Мэри Сью казалась ей почти матерью. Вогединг запротестовала, и ее отстранили от должности якобы за разглашение тайны местонахождения Хаббарда Офису хранителя.

Лорел Салливан была личным офицером Хаббарда по связям с общественностью на протяжении многих лет. Она была членом маленького личного офиса и непосредственной начальницей Армстронга в биографическом проекте. Также она руководила колоссальной финансовой реорганизацией, миссией «Сортировка корпоративных групп». Салливан также была близким другом Мэри Сью Хаббард. СКГ закрыли, и Лорел Салливан была снята со своей должности. Вогединг и Салливан отправили в отряд проекта реабилитации. Они были первыми из сотен «связей», подлежащих прочистке. [2]

ОПК действовали сообразно вере, взлелеянной Хаббардом, что правительство США пытается сокрушить саентологию. Собрав неуплаченные налоги, Налоговое управление могло уничтожить головную церковь в Калифорнии. Также существовала отчетливая опасность, что все дочерние корпорации будут похоронены под обломками этой катастрофы. «Организация саентологических публикаций США» была перерегистрирована в коммерческую корпорацию «Бридж пабликейшнз». «Организация публикаций» в Дании превратилась в «Нью эра пабликейшнз». Был учрежден новый Юридический офис, отличный от Юридического бюро ОХ, которое в итоге оказалось под его контролем. Это было началом возникновения множества якобы различных и отдельных саентологических корпораций.

Подразделение «Все чисто» стало во всех отношениях автономным, оставаясь под контролем Дэвида Мицкевича. Оно не подчинялось ни ОПК, ни Сторожевому комитету, и никакому другому саентологическому органу. Мицкевич получал приказы от Пэт Броукер, который, в свою очередь, получал приказы только от Хаббарда.

В июле 1981-го международный ИД Билл Фрэнкс и небольшая группа посланников прибыли в штаб-квартиру ОХ США в Лос-Анджелесе. Всему персоналу ОХ велели вступить в Морскую организацию и учредили подразделение по урегулированию преступников. Фрэнкс со своим войском прибыли сюда для устранения последнего настоящего препятствия контролю ОПК над Офисом хранителя, Джейн Кембер, собственно хранителя. Кембер была приговорена за причастность к кражам в Вашингтоне, но отпущена под залог в ожидании решения по апелляции. Узнав о действиях Фрэнкса, Мэри Сью Хаббард вновь назначила себя контролером и аннулировала предыдущее разрешение, данное ОПК расследовать Офис хранителя. Фрэнкса и его команду физически вышвырнули из штаб-квартиры ОХ в Лос-Анджелесе. Замки поменяли. Мэри Сью назначила Джейн Кембер временным контролером.

Фрэнкс, будучи международным ИД, сам занимал офис контролера, и Кембер навестила его с группой громил из ОХ. Фрэнкс ринулся в атаку на Мэри Сью Хаббард, среди прочего обвиняя ее в том, что она «сквирел», практикующий астрологию. Игнорируя угрозы Фрэнкса, бригада Кембер унесла все документы контролера, оставив Фрэнкса в пустом кабинете.

ОХ захватил офис в бывшем комплексе «Сидерс-ов-Лебанон», родине многих саентологических организаций в Лос-Анджелесе. Там документы контролера охраняли день и ночь. Мэри Сью предприняла отчаянную попытку найти своего мужа, чтобы сокрушить ОПК. Три дня продолжалось состязание в крике с Дэвидом Мицкевичем и несколькими высокопоставленными посланниками, присоединившимися к нему. Они играли на страхе схизмы в церкви. В конце концов, ей показали отправленную Хаббардом депешу без датировки, в которой говорилось, что ОХ должен перейти в подчинение ОПК, когда высшие руководители окажутся в тюрьме. Джейн Кембер и Мэри Сью Хаббард признали поражение.

В конце июля новые лидеры Офиса хранителя издали «Удар по заговору», в котором саентологов уверяли, что «ОХ круглосуточно работает над тем, чтобы в ближайшие шесть недель нанести сокрушительный удар по заговору. Это не пи-ар и не уловка. Это правда». По иронии, заговор против саентологии, похоже, из Офиса хранителя и происходил.

Последняя крупица сопротивления захвату власти ОПК была в штаб-квартире Офиса хранителя, Международном ОХ, в Сент-Хилле, Англия. «Наблюдательская миссия» ОПК отправилась в Англию, и 5-го августа был созван комитет по уликам против ведущих членов Офиса хранителя. Комитет, возглавляемый Дэвидом Мицкевичем, состоял исключительно из посланников. Сотрудников признали виновными. В Сент-Хилле было учреждено подразделение ОПК, и Билл Фрэнкс, международный ИД, издал директиву, в которой разъяснялось, что будучи преемником Хаббарда в управлении, он вправе распоряжаться Офисом хранителя.

«Добытые сведения и рекомендации» комитета по уликам не были обнародованы. Высших чиновников ОХ отправили в Джилмэн-Хот-Спрингс на «программу реабилитации». Посланники назвали их преступниками. Этих руководителей церкви, людей средних лет, заставляли копать канавы и ждать, пока молодые правители покончат со своей трапезой. Их будили посреди ночи и подвергали новому типу «исповеди». С интимностью сессий одитинга было покончено, равно как и с хорошими манерами одитора. Группа посланников забрасывала исповедующегося вопросами, и пока он пытался найти ответ, ему выкрикивали обвинения. Ответы обесценивали, и все посланники орали разом. Изможденному сотруднику ОХ угрожали вечным отлучением от саентологии. Вопросы были также новыми. В ОПК были убеждены, что сотрудники ОХ внедрены «вражескими» агентствами, поэтому «преступников» снова и снова спрашивали: «Кто вам платит?», и обвиняли в работе на ФБР, АМА и ЦРУ. Эта бесчеловечная форма допроса стала известна как «групповая проверка безопасности». Она полностью нарушала все опубликованные принципы саентологии. Под давлением персонал ОХ начал ломаться. Большинство этих закаленных руководителей покидали Джилмэн готовые подчиняться распоряжениям новых хозяев. На руководство ОХ Сторожевой комитет назначил одного из их числа. Дэвид Гейман, бывший глава отдела по связям с общественностью ОХ после возвращения из Джилмэн-Хот-Спрингс стал новым хранителем.

Машина ОХ почти остановилась. Сотрудники Юридического бюро, которые понимали слабость позиций саентологии во многих делах, число которых непрерывно росло, хотели урегулировать, когда возможно, вне суда, но политика сражения до смерти оказалась сильнее. Экспертов бюро уволили, и их место заняли дорогие частные юридические фирмы. Большинство этих исков были, в конечном счете, удовлетворены по гораздо большим суммам, чем Юридическое бюро изначально обсуждало с потерпевшими. ОПК контролировала всю административную структуру саентологии. Не выходя из укрытия, в сентябре 1981-го года Хаббард сделал парочку комментариев, но лишь по теме саентологической «технологии». [3]

В то время, когда происходил захват ОХ, ОПК также основала еще одну корпорацию под названием АО «Авторские услуги». Она была зарегистрирована в Калифорнии в октябре 1981-го как коммерческая организация. «АУ» несколько месяцев не приступала к активной деятельности. В корпоративную структуру саентологии нужно было внести еще несколько последних изменений.

В ноябре Хаббард отдал распоряжение ОПК прислать ему информацию, характеризующую международное положение саентологии. Он хотел знать все статистики. Информация собиралась две недели и затем была представлена так, чтобы Хаббард увидел эффективность своих приказов ОПК захватить власть в церкви. Хаббард обучил своих посланников подвергать цензуре идущую к нему информацию, чтобы оградить себя от расстраивающих новостей. После впечатляющего ритуала сбора информации ОПК осталась у власти, так что, очевидно, Хаббард был очень доволен тем, что получил.

Различные элементы всей организации продолжали функционировать; в основном мало кто знал о радикальных переменах, происходящих наверху. За время неучастия Хаббарда в прямом руководстве с 1980-го цены урезали, и делались шаги к примирению с отошедшими от церкви саентологами. Эти меры все еще распространялись среди рядовых членов, в то время как новый режим все основательно изменял в руководстве. В такой обстановке в ноябре 1981-го года организация «Международные саентологические миссии», которая координировала деятельность сети якобы независимых миссий, или франшиз, созвала собрание с целью решения существовавших конфликтов между держателями миссий и церковью.

В 70-х подавляющими личностями объявили нескольких крупных держателей миссий, и их франшизы передали другим. Большинство из них исчерпали все внутренние процедуры в попытках восстановиться в должности и вернуть свои миссии. Держатель миссии иногда оказывался в странной ситуации: он вложил большую часть своих активов в свою миссию, но, будучи объявленным ПЛ, он был вынужден сдать контроль Офису миссий церкви, который затем назначал новую администрацию. Держатель миссии больше не имел доступа к своим активам, которые нередко достигали сотен тысяч долларов, и обнаруживал, что никакими усилиями он не может вернуть себе милость церкви. Некоторые из уволенных держателей начали гражданские тяжбы против церкви.

В опубликованной политике Хаббарда говорится, что человека можно объявить ПЛ за то, что он судится с церковью. Это была безвыходная ситуация. На ноябрьском собрании хотели попытаться найти выход из этого тупика с помощью «открытой двухсторонней коммуникации». И держатели миссий, и персонал МСМ ощутили прогресс, произошедший благодаря этому собранию. Ни те, ни другие не знали, что происходит в высших эшелонах церкви.

Рэя Кемпа, очень старого сторонника Хаббарда, который одно время был его близким помощником, объявили ПЛ в середине 70-х и его Калифорнийскую миссию забрали. Незадолго до «объявления» Кемпа и его жены в одной из публикаций церкви саентологии появилась статья, в которой с гордостью рассказывалось о миссии Кемпа в Калифорнии, о том, что она занимает пять современных зданий на двух акрах с парковкой на 200 автомобилей. Кемп даже умудрился убедить городской совет переименовать место расположения миссии в «Площадь им. Л. Рона Хаббарда».

Кемп перепробовал все возможности внутри самой церкви для возвращения миссии, но безуспешно. В конечном счете, Кемп без особой охоты начал гражданский процесс против церкви, но, по его словам, лишь после физического унижения сотрудниками ОХ. В результате первой конференции держателей миссий Кемп и его жена вновь оказались «на хорошем счету». Для расследования подобных случаев был учрежден «Совет по пересмотру». Проведение очередного собрания было запланировано через несколько недель.

Питер Грин, который был держателем миссии, в 1982-м году записал на пленку описание событий, произошедших на этих собраниях, и их подоплеки. Офис хранителя все больше беспокоило то, что ряд действий правительственных агентств США мог бы выбросить церковь из бизнеса. У ФБР накопилось огромное количество обличительного материала, а иски Налогового управления могли в итоге обанкротить саентологию. Грин утверждает, что с середины 70-х у Офиса хранителя была программа по захвату власти над миссиями, которые при наихудшем развитии событий стали бы отдельными корпорациями. Ведущих держателей миссий изгоняли и заменяли новыми людьми, которые оказывали меньше сопротивления ОХ.

Вскоре после первого собрания держателей миссий возникла еще одна корпорация: Международная церковь саентологии. Она должна была стать «материнской церковью», заместив Калифорнийскую церковь саентологии. Старые цепи инстанций надлежало спрятать под новыми названиями департаментов; например, Личный офис Хаббарда стал Международным офисом по разработке продукции. [4]

Второе собрание держателей миссий состоялось в декабре 1981-го года на Наземной базе Флага в принадлежащем саентологам отеле «Сэндкасл». По расписанию собрание должно было продлиться два дня, и в первый день прибыло пятьдесят человек. Нарастающее возбуждение овладело всеми, и собрание продолжалось пять дней, а к моменту закрытия присутствовало уже около двух сотен человек. [5]

На собрании председательствовал держатель миссии Дин Стоукс. Присутствовали большинство держателей крупных миссий и некоторые из тех, кого миссий лишили. Были некоторые представители Офиса хранителя, и собрание превратилось в массовую исповедь, на которой присутствовавшие постепенно начинали признаваться в своих планах и тайно предпринятых действиях в прошлом. Грин описывает радостное оживление, которое испытали как держатели миссий, так и персонал Офиса хранителя и Офиса миссий, вновь находя общий язык друг с другом.

Отсутствие одного руководителя было заметно: Билла Фрэнкса, международного ИД, который созвал собрание. Держатели миссий узнали, что анонимный Сторожевой комитет теперь над Фрэнксом, несмотря на инструктивное письмо Хаббарда, гласящее, что Фрэнкс – глава церкви. Они потребовали присутствия Фрэнкса. Он прибыл в сопровождении миссионера ОПК.

Один из держателей миссий, Браун Макки, сказал, что он назначает низшее этическое состояние Сторожевому комитету. Формула для прохождения этого состояния проста: «Выясните, где вы находитесь». Замешательство вызывало то обстоятельство, что Сторожевой комитет явно управлял церковью, что противоречило инструктивному письму международного ИД, и при этом не имел на это видимых полномочий. Сторожевой комитет воспринимался держателями миссий как часть мятежного переворота. Парадоксально, но именно так Сторожевой комитет воспринимал держателей миссий.

Держатели миссий потребовали присутствия Сторожевого комитета. Держатель миссии Бент Коридон, чья миссия в Риверсайде только что была ему возвращена, пошутил, что держатели вполне готовы вылететь в Джилмэн-Хот-Спрингс и объясниться со Сторожевым комитетом «бейсбольными битами». Прежде чем это смогло осуществиться, представители СК прибыли для подавления «мятежа». [6]

Старший международный кейс-супервайзер Дэвид Мэйо сбивчиво начал ободряющую речь о новых «технических» исследованиях. Без большого успеха. Норман Старки, который прибыл вместе с ОПК и в действительности заведовал новым церковным Юридическим бюро не входящим в ОХ, попытался зачитать статью Хаббарда о терпимости и прощении под названием «Что есть величие?». Тоже без большого успеха. Дэвид Мицкевич наблюдал, как собрание распалось на меньшие группы, и держатели миссий пытались объяснить свои действия представителям СК. Их попытки также не возымели успеха.

Большинство участников собрания и не подозревали, но план вырвать контроль у Сторожевого комитета на самом деле существовал. В этом заговоре приняла участие маленькая группа саентологов, в состав которой входили несколько держателей миссий и ветераны МО. Он развалился, когда один из них доложил о тайных переговорах.

ОПК предоставила Хаббарду отчет о событиях, после чего он принялся рассылать депеши старшим руководителям в Джилмэн с описанием «мятежа» держателей миссий и внедрения вражеских агентов. Хаббард с негодованием вспоминал Дона Перселла и прочую старину, когда «заинтересованные круги» пытались выбить дианетику из-под его контроля. [7]

Для противодействия «мятежу» были предприняты оперативные меры. 23-го декабря 1981-го года было издано инструктивное письмо озаглавленное «Международный сторожевой комитет». Вероятно, немногие люди заметили, что оно было подписано не Л. Роном Хаббардом, а Международным сторожевым комитетом. В нем совершенно ясно утверждалось: «Международный сторожевой комитет является высшим руководящим органом Международной церкви саентологии».

Четырьмя днями позже «пожизненный» международный ИД был замещен. Переворот практически завершился. В разгар этой кипучей деятельности под именем Хаббарда была опубликована новая дефиниция почитаемого состояния «клир». Все прежние определения, включая идеальную память, полное отсутствие психосоматических заболеваний и тому подобное, хотя и не отрицались, больше не имели силы. Новая дефиниция явилась великолепным образцом круговой логики, красиво замыкающейся на собственной алогичности: «Клир – это существо, у которого больше нет собственного реактивного ума». [8]

Если вы принимаете гипотезу о реактивном уме, тогда у клира его нет. Однако дефиниция предполагает, что он может иметь реактивные умы других (боди-тетаны?) и быть таким же неспособным как всегда. Никакой научный эксперимент не сможет опровергнуть это новое определение. Дианетика продолжает притворяться наукой, но остается вне экспериментального подтверждения. Как только она переместилась в область веры, ее стало невозможно доказать или признать ошибочной.


Сноски и дополнительные источники:

[1]. HCOPL, "The Executive Director International," 11 December 1980.

[2]. Sullivan in vol. 19A of transcript of Church of Scientology of California vs. Gerald Armstrong, Superior Court for the County of Los Angeles, case no. C 420153, pp.3144f.

[3]. David Mayo letter, 8 December 1983.

[4]. Litt in Armstrong vol. 28, p.4734.

[5]. McKee, vol. 4 of transcript of Clearwater Hearings, 1982, pp.397ff.

[6]. Bent Corydon, taped talk, July 1983.

[7]. Mayo letter 8 December 1983.

[8]. HCOB, "The State of Clear," 14 December 1981.

Дополнительные источники: correspondence with a former CMO executive; interview with former Guardian's Office executive; Peter Green, taped talk, 23 June 1982.


Назад
6.2. - Восхождение посланников
Содержание Вперед
6.4. - Слушания в Клируотере

Original text is © Jon Atack; 1990
Русский перевод © Алексей Матвеев, Алексей Кондрашов; 2007
Переработка оригинальной html-версии для русского перевода © Алексей Кондрашов; 2007