Главная Карта Поиск Новости Онтография Консультации
Facebook Расписание КОРНИблог Контакт/Contact

Джон Атак

~ КУСОЧЕК СИНЕГО НЕБА ~

Разоблачение дианетики, саентологии и Л. Рона Хаббарда

Перевод с английского Алексея Матвеева

(Опубликован на сайте http://www.kondra-show.ru/ в августе 2007 года)


Важное замечание! Данный перевод представлен для общего ознакомления с источником, поэтому его не следует рассматривать, как точное отражение оригинального текста. Помните, что эта публикация появилась усилиями людей, которые вносили свой вклад добровольно и бескорыстно. Переводчик стремился сделать работу настолько качественно, насколько мог, однако считает необходимым предупредить, что он никого ни в чем не заверяет и ничего не гарантирует. Только тщательное изучение оригинала самим читателем даст уверенность в его правильной интерпретации.

Источник текста на английском языке, использованный при переводе:

http://www.clambake.org/archive/books/apobs/


Назад
4.4. - Смерть Сьюзан Майстер
Содержание Вперед
4.6. - Наземная база Флага


~ Глава пятая: путешествия Хаббарда ~


Смерть Сьюзан Майстер никак не повлияла на отношения Морской Организации с Марокко. В 1971-м на территории этой страны экипаж «Аполло» основал наземную базу, под названием «Центр приема туров». Там они пытались добиться расположения короля и начали обучать правительственных чиновников, включая марокканскую разведку, саентологическим методам. Франкоговорящие члены МО устраивали чиновникам проверку безопасности на Э-метре. Семья Хаббардов сошла на берег. [1]

Со своей виллы в Марокко в марте 1972-го Коммодор объяснил двенадцать пунктов «Руководящей политики» для финансов. Пункты с A по J были одинаковыми: «ДЕЛАЙ ДЕНЬГИ». Пункт К звучал как «ДЕЛАЙ БОЛЬШЕ ДЕНЕГ». И последний пункт - L - гласил: «ЗАСТАВЛЯЙ ДРУГИХ ПРОИЗВОДИТЬ, ЧТОБЫ ДЕЛАТЬ БОЛЬШЕ ДЕНЕГ». Наконец-то было дано честное признание главного принципа философии Хаббарда. [2]

Хаббард также внедрил «Первичный рандаун», в котором студент «прояснял слова» в десяти лекциях Хаббарда по обучению. Это означало изучение определений каждого слова в лекциях, и не по карманному словарю, с использованием слова в каждом определенном контексте до тех пор, пока оно не будет полностью понято. Это была колоссальная работа. Английское слово «of», к примеру, в «World Book Dictionary», словаре, который в то время предпочитал Хаббард, имеет пятнадцать дефиниций. В конце этой тяжелой процедуры студент якобы становится «суперграмотным».

Южноафриканская комиссия по расследованию представила свой отчет по саентологии в июне 1972-го года. Она рекомендовала учредить реестр психотерапевтов, как рекомендовалось и в докладе Фостера в Британии. Она также рекомендовала законодательный запрет практик разрыва, «гласного расследования» (т.е. шумного расследования), проверки безопасности, и распространения «неточной, недостоверной и вредной информации о психиатрии». В отчете также говорилось: «Никаких позитивных целей запретом саентологии добиться нельзя». Ни это, ни какое либо другое законодательное действие предпринято не было. [3]

В октябре «Аполло» отплыл из Марокко в Португалию для ремонта. Хаббард и часть членов МО остались. В Марокко Хаббард как нигде больше добился внимания правительства, но отношения испортились. В саентологическом мире ходит слух, что это каким-то образом связано с марокканской разведкой, что окутывает все мистическим ореолом. Однако секретной расследование офиса Хранителя нашло более прозаичную ошибку. В 1971-м году Хаббард вновь вернулся к жесткой этике, и саентологи продолжили применять этические состояния. За постоянные опоздания на саентологические курсы сотрудникам марокканской почты назначили состояние Предательства. Для марокканцев, слово «предательство», неважно насколько хорошо они его прояснили, означало лишь одну вещь: казнь. Почтовые чиновники решительно воспротивились саентологии и победили. [4] Мрачное послесловие этой истории: марокканский чиновник, который вел переговоры с саентологами, позже был казнен за измену. Все контакты с разведкой ограничивались связями с группировкой, которая в дальнейшем предприняла провалившуюся попытку государственного переворота.

Паника, как любит начинать Хаббард с утрированного использования простого слова, закончилась в декабре 1972-го приказом саентологам покинуть Марокко. Самому Хаббарду дали только двадцать четыре часа. Он вылетел в Лиссабон, а затем, тайно, в Нью-Йорк. Французы возбудили против него дело за мошенничество, так что ему пришлось скрыться из виду. Все больше и больше правительств признавали его нежелательным лицом.

Тем временем в Испании арестовали восьмерых саентологов за хранение шоколада с добавкой ЛСД. Их четыре дня продержали в грязных камерах, и агент управления по борьбе с наркотиками США допрашивал их. Как оказалось, шоколадки не содержали ЛСД. [6]

Два члена МО сопровождали Хаббарда в поездке в Нью-Йорк. Эта троица оставалась в бегах девять месяцев. У Хаббарда были проблемы со здоровьем. На фотографиях этого периода мы видим грузного растрепанного мужчину с большой опухолью на лбу. Несмотря на его мнимую отставку из управления в 1966-м, Хаббард продолжал контролировать дела церкви, обычно ежедневно. Теперь у него был только телекс. Его обильная саентологическая выработка снизилась почти до нуля. То немногое, что он написал, показывает его обеспокоенность своим тяжким физическим состоянием. В июле он опубликовал исчерпывающее обобщение подходов к заболеваниям. Он также начал программу «Белоснежка», поручив офису Хранителя удалить из правительственных файлов негативные доклады о саентологии и проследить их источник. Он был убежден в существовании заговора против него и не испытывал ни малейших угрызений совести, нарушая закон, чтобы достичь «наибольшего блага для наибольшего числа людей», что эквивалентно наибольшему благу для Л. Рона Хаббарда. [7]

Пока Хаббард был в Нью-Йорке, Австралийские штаты начали процесс, который в итоге привел к отмене актов о запрещении саентологии. Штат Виктория, который начал жестокое преследование в Австралии, даже предоставил церкви «Новой веры» (она же саентология) статус освобожденной от выплаты налогов организации.

В США санитарное управление получило распоряжение вернуть все материалы, конфискованные восемь лет назад, хотя Э-метры все также признавались неверно маркированными, что и было главной проблемой.

Для Хаббарда открыли еще один секретный банковский счет на имя «Треста церкви саентологии США». Хаббард был единственным доверительным собственником этого швейцарского счета и получал крупные пожертвование от саентологических организаций со всего мира. [8]

В одном из немногих бюллетеней, выпущенных за время его пребывания в Нью-Йорке, Хаббард писал:

«Действительным барьером в нашем обществе является неспособность жить правдой… Саентология это дорога к правде, и тот, кто ей последует, должен совершить правдивые шаги».

Лицемерие Хаббарда не знало границ. В публикации, первоначально названной «Что покупают ваши взносы» («взносы» позднее стали «пожертвованиями»), Хаббард продолжал настаивать, что не получает от саентологии финансовой выгоды, и что он пожертвовал тринадцать с половиной миллионов, если не считать расходов на исследования. Он утверждал, что ему не платили за лекции, и что он даже не принимал авторские гонорары за книги. Саентологи могли положиться на честное слово Хаббарда, что ничто из того, что они заплатили церкви, не пошло ему в карман.

В августе 1973-го была образована еще одна корпорация, вновь с единственной целью – перекачивать средства Хаббарду. Хаббард снова доказал, что в вопросах уплаты налогов побеждает тот, у кого «воображение богаче», а у Хаббарда оно было очень живое. Фонд религиозных исследований (ФРИ) был зарегистрирован в Либерии. Студенты–неамериканцы за курсы на флагманском корабле платили ФРИ, так что корпорации, которая управляла кораблем, не доставалось ничего, и деньги шли напрямую на банковский счет, контролируемый Хаббардом. Церковь саентологии вновь получила счет задним числом, за услуги предоставленные ранее. Это был второй раз, когда церковь платила так Хаббарду: ретроактивный счет составлял суть «Счета доброй воли для ЛРХ» в конце 60-х. Церковь заплатила и в третий раз, в 1982-м. Миллионы долларов, добросовестно выплаченные саентологами для дальнейшего распространения их веры, отправлялись прямиком на личные счета Хаббарда и использовались для того, чтобы содержать его в роскоши: на коллекцию камер стоимостью около миллиона, на шелковые рубашки, пошитые на Савил-Роу, и на большую личную свиту, которая всегда была в его распоряжении. [9]

Хаббард вернулся на «Аполло» в Лиссабоне в сентябре 1973-го года. Он пожаловался на пыль на корабле, так что экипаж три месяца ползал по вентиляционным шахтам на корабле, вычищая их зубными щетками, в то время как «Аполло» плавал между португальскими и испанскими портами. [10]

В ноябре «Аполло» был на Тенерифе. Хаббард отправился в увеселительную поездку по холмам на одном из своих мотоциклов. Мотоцикл занесло на узком повороте дороги на 180 градусов, и Коммодор вылетел в гравий. Он сильно пострадал, но все же как-то смог доковылять до корабля. Он отказался от доктора, а его медицинский дневальный Джим Динкальчи удивился, что он потребовал обезболивающее. Хаббард взъелся на него и сказал: «Вы пытаетесь меня убить». Кима Дуглас заняла место Динкальчи. Она думает, что тогда Хаббард сломал руку и три ребра, но не могла подобраться ближе, чтобы убедиться. Хаббарда закрепили ремнями в его стуле, когда «Аполло» вышел в море, где встретился с приличным штормом. Коммодор кричал в агонии, и крики не прекращались шесть недель. [11]

Как рассказывает Дуглас: «С ним было отвратительно находиться – больной, капризный, недовольный старик, крайне антагонистичный ко всему и ко всем. Его жена часто была в слезах, и он орал на нее насколько ему позволяли легкие: «Убирайся отсюда!» Все было не так. Здоровой рукой он отшвыривал от себя еду через всю комнату; я часто видела тарелки, разбитые о переборку… Он категорически отказывался от врача. Он сказал, что они все дураки и только сделают ему хуже. Правда в том, что он боялся врачей, и только из-за этого всем нам пришлось пройти через такой ад».

Идя на поправку, Хаббард внедрил свое последнее новшество в этической технологии: «Отряд проекта реабилитации». Это стало саентологическим эквивалентом тюремного заключения, очень напоминающим китайский центр идеологического перевоспитания. Теоретически, ОПР имеет дело с членами МО, которые делают мало хорошего. Их направляют на «работу с МЭПВ», то есть на физическую работу, и каждый день они по несколько часов исповедуются в своих овертах (проступках) и раскрывают свои злые цели.

Жизнь в МО уже и так была довольно ужасной, но «Отряд проекта реабилитации» смог ее еще чуть-чуть ухудшить. Джерри Армстронг, который свыше двух лет провел в ОПР, дает такое описание:

«Это, по сути, было тюрьмой, в которую отправляли членов экипажа, которые мало производили, представляли угрозу безопасности или просто хотели уйти из Морской Организации. Политика Хаббарда по ОПР определяла условия. Членов ОПР изолировали и не позволяли им общаться больше ни с кем. У них были собственные помещения, и им не позволяли входить туда, где располагался нормальный экипаж корабля. Они ели после того, как поели члены нормального экипажа, и только то, что оставалось на столе. Их спальные места были худшими на корабле, в грязных заселенных тараканами и непроветриваемых грузовых отсеках. Они носили черные комбинезоны даже в самую жаркую погоду. От них требовали перемещения бегом. Дисциплина была суровая и неестественная, за малейшее нарушение, например, если забыл к старшему обратиться «сэр», назначались круговые пробежки по кораблю. Работа была тяжелой и расписание строгим: на сон отводилось семь часов с того момента, как гасили огни и до их включения, с короткими перерывами для еды, никаких привилегий и никакого свободного времени…

Когда одна молодая женщина, направленная в ОПР, слишком легко отнеслась к этому, Хаббард создал ОПР ОПР, и отправил ее туда. Это было еще более унизительным переживанием. Обрывалась возможность общения даже с теми, кто в ОПР, держали под стражей, заставляли вычищать днище судна, и времени на сон выделялось еще меньше». [12]

Другие подтверждают рассказ Армстронга. ОПР быстро раздулся. В нем оказывался любой, кто чем-то не понравился Хаббарду. Вскоре около 150-ти человек, почти треть личного состава «Аполло», проходили реабилитацию. Это тщательное подражание старым военным методам для достижения беспрекословного подчинения и немедленного выполнения приказов, или, проще говоря, способ сломить дух, было частью ритуала унижения для членов МО.

Сетования Хаббарда на «врагов свободы» (т.е. критиков саентологии) продолжились в конфиденциальной публикации: «Мое намерение таково, что с помощью применения профессиональных тактик по связям с общественностью любая оппозиция должна быть не просто ослаблена, но полностью искоренена… Если будет долгосрочная угроза, вы должны немедленно оценить ее и развернуть кампанию по дискредитации, с тем, чтобы разрушить репутацию человека, разрушить ее настолько, чтобы его подвергли остракизму». [13]

Везде Хаббард определял кампанию по дискредитации, или черный пиар, как «распространение лжи скрытыми источниками» и добавлял, что это является неизбежным следствием совершаемых несправедливостей». [14] Большинство саентологов не знают об этой конфиденциальной публикации по связям с общественностью.

Несмотря на исследования Хаббардом этой темы, отношения с общественностью не улучшились. В 1974-м «Аполло» запретили вход в несколько испанских портов. В октябре, когда он стоял на якоре в Фушале, остров Мадейра, корабельные музыканты «Все звезды Аполло» провели рок-фестиваль. Что-то пошло совершенно не так, и день закончился тем, что сердитая толпа забросала «Аполло» камнями: «рок»-фестиваль [англ. слово «rock» имеет значения «рок, музыкальный жанр» и «камень» - прим. перев.] (каламбур привязался и обычно используется теми, кто там был). Все началось с того, что на док приехало такси, из багажника которого маленькая группа жителей Мадейры выгрузила камни. Билл Робертсон, тогдашний капитан «Аполло», отдал распоряжение полить их из пожарного шланга, и вскоре док оказался переполнен издевающимися аборигенами. Мятежники пытались отправить «Аполло» в дрейф. Они посталкивали с дока мотоциклы и автомобили, принадлежащие саентологам. Версия саентологов, по которой контингент португальской армии находился неподалеку, и они просто смотрели на происходящее, не подтверждается свидетелями. В ней также не упоминается ответ экипажа «Аполло», некоторые члены которого кидали камни и бутылки обратно. Коммодор расхаживал туда-сюда в боевом неврозе и выкрикивал приказы. Наконец «Аполло» отплыл от дока, чтобы встать на якорь на расстоянии от берега. Забавно, но жители Мадейры, похоже, считали, что «Аполло» это шпионский корабль ЦРУ. Саентологи приписывают это черному пиару ЦРУ. Другие наблюдатели приписывают это крайне секретному поведению «Аполло» и поддерживающимся «береговым легендам» (лжи) о его настоящем назначении и деятельности. [15]

Средиземноморье оказалось практически закрытым для «Аполло» из-за параноидной секретности Хаббарда и его неспособности поддерживать дружеские отношения. Теперь испанцы и португальцы были настроены против него. Хаббард решил направиться к Америкам, и объявили, что «Аполло» отплывает в Буэнос-Айрес. Еще одно ухищрение, так как в действительности они направились в Чарльстон, Южная Каролина, через Бермудские острова.

Саентологи утверждают, что шпион на борту «Аполло» предупредил правительство США о его подлинном пункте назначения. Они не упоминают отправленную ранее миссию «Всех звезд Аполло», которые обычно предшествовали появлению корабля, для создания музыкой и песнями дружеской атмосферы. После приема на Мадейре «Всем звездам» следовало понять, что пора менять имидж. Вместо этого они отправились в Чарльстон. По словам саентологов, среди встречающих были агенты иммиграционной службы, управления по борьбе с наркотиками, таможни, и береговой охраны вместе с несколькими судебными исполнителями, которые должны были арестовать Хаббарда и вручить ему вызов в суд по делу о налогах. [16]

Как раз перед вхождением в территориальные воды на «Аполло» узнали о такой встрече, и, послав радиограмму, что отправляются в Новую Шотландию, они изменили курс на Вест-Индию. Затем «Аполло» путешествовал по Карибскому морю. Первоначально отношения были хорошими, но вскоре, невзирая на все усилия «Всех звезд Аполло» и новое прикрытие Рона как профессионального фотографа (он повсюду таскал за собой свою «фотоорганизацию»), гостеприимство ослабло. [17]

Летом 1975-го года на Кюрасао у Хаббарда случился сердечный приступ. Несмотря на его протесты, Кима Дуглас, его медицинский ординарец, поспешила доставить его в госпиталь. Пока Хаббард был в скорой, у него произошла эмболия легочной артерии (сгусток крови в артерии). Два дня он провел в отделении интенсивной терапии, и три недели в частной больнице. Пока он там находился, еду ему носили с корабля, стоявшего в десяти милях оттуда. Три посланника круглосуточно сидели возле его палаты (им приходилось довольствоваться больничной едой). Он еще три месяца не возвращался на «Аполло». [18]

Пока Коммодор был нетрудоспособен, некоторые церкви в США восстановили статус освобожденных от уплаты налогов организаций, а генеральный прокурор Австралии отменил смехотворный запрет на слово «саентология». Апелляционный суд в Родезии также отменил запрет на ввоз саентологических материалов.


Сноски и дополнительные источники:

[1]. Sea Org Orders of the Day ("OODs"), 7 June 1971; GA 15, pp.2482-4 & 17, pp. 2847-9.

[2]. Hubbard, The Management Series 1970-1974, p.384.

[3]. Wallis, p.198.

[4]. Interview with witness.

[5]. Vol. 9 of transcript of Church of Scientology of California vs. Gerald Armstrong, Superior Court for the County of Los Angeles, case no. C 420153, p.1436; Playing Dirty, p.80.

[6]. Playing Dirty, p.82.

[7]. Armstrong vol. 17, p.2675f; Schomer in GA 25, p.4480; Technical Volumes vol. 8, p. 189; Guardian Order 732, "Snow White Program," 28 April 1073.

[8]. CSC vs. IRS, 24 September 1984, p.66.

[9]. Kima Douglas in Armstrong vol. 25, pp.4444ff; Laurel Sullivan in Armstrong vol. 19A, pp.3007, 3018 & 3020; Mary Sue Hubbard in Armstrong vol. 17, p.2776.

[10]. Armstrong vol. 9, p. 1436; Urquhart interview.

[11]. Miller interview with Kima Douglas, Oakland, California, September 1986.

[12]. Gerald Armstrong affidavit, March 1986, pp.53ff.

[13]. BPL "Confidential - PR Series 24 - Handling Hostile Contacts / Dead Agenting," 30 May 1974 (not in Organization Executive Course).

[14]. Hubbard, Modern Management Technology Defined, definition 3.

[15]. Playing Dirty, p.82; Interview Urquhart; Miller interview with Kima Douglas.

[16]. Playing Dirty, p. 84.

[17]. Armstrong vol. 9, p.1431; Sullivan in Armstrong vol. 19A, p.3190.

[18]. Miller interview with Kima Douglas.

Дополнительные источники: "Debrief of Jim Dincalci on NY Trip with LRH"; What Is Scientology?, pp. 154-8 & 184.


Назад
4.4. - Смерть Сьюзан Майстер
Содержание Вперед
4.6. - Наземная база Флага

Original text is © Jon Atack; 1990
Русский перевод © Алексей Матвеев, Алексей Кондрашов; 2007
Переработка оригинальной html-версии для русского перевода © Алексей Кондрашов; 2007