Онтология: тексты, видео, картинки

Смена онтологии: Новая теория предполагает, что мимические выражения лица являются «инструментами социального влияния», а не проявлениями эмоций

Смена онтологии: Новая теория предполагает, что мимические выражения лица являются «инструментами социального влияния», а не проявлениями эмоций

by Евгений Волков -
Number of replies: 0

У вас на лице отражаются не ваши истинные чувства. А что же?

Разные выражения лица
Правообладатель иллюстрацииGETTY IMAGES

Мы всегда считали, что наша мимика отражает наши эмоции и переживания. Но недавние исследования показывают, что, похоже, это далеко не так.

В 2015 году, исследуя эмоции и мимику в племенах Папуа — Новой Гвинеи, психолог Карлос Кривелли обнаружил нечто неожиданное.

Ученый показывал жителям островов Тробриан (архипелаг в Соломоновом море в юго-западной части Тихого океана, принадлежащий Папуа — Новой Гвинее. - Прим. переводчика) фотографии европейцев или американцев и просил определить, какие эмоции переживают люди на снимках.

Классическое (для западного мира) выражение ужаса на лице — широко раскрытые глаза, открытый рот — островитяне восприняли как проявление агрессии и угрозы.

Получается, то, что казалось нам универсальным выражением страха на лице, вовсе не является таковым.

Что же может означать тот факт, что жители островов Тробриан интерпретируют мимику иначе?

Одна довольно распространённая теория гласит, что выражение лица вообще не отражает наших настоящих чувств, оно скорее показывает, какие социальные цели мы преследуем — например, намерение произвести определенное впечатление.

Классическое выражение ужаса на лице западного человека жители Папуа-Новой Гвинеи посчитали проявлением агрессии или угрозы
Правообладатель иллюстрацииISTOCKImage captionКлассическое выражение ужаса на лице западного человека жители Папуа-Новой Гвинеи посчитали проявлением агрессии или угрозы

Наше лицо выполняет функцию своеобразного "дорожного знака, который управляет транспортным движением вокруг нас", объясняет Алан Фридлунд, профессор психологии из Калифорнийского университета в Санта-Барбаре.

Он — соавтор исследования Кривелли, в котором оба ученых пришли к выводу, что "наше лицо — инструмент социального взаимодействия".

Наша мимика не столько показывает, что происходит внутри нас, сколько свидетельствует о том, что мы ожидаем от дальнейшего общения.

Например, недовольное лицо может означать, что вам не нравится, как идет разговор, и вы хотели бы направить его в другое русло.

Улыбка или хмурое выражение появляются на лице, как правило, инстинктивно, но они свидетельствуют о наших дальнейших намерениях в общении
Правообладатель иллюстрацииGETTY IMAGESImage captionХмурое выражение или улыбка появляются на лице, как правило, инстинктивно, но они свидетельствуют о наших дальнейших намерениях в общении

"Это единственная причина, которая может объяснить мимику с точки зрения эволюции", — объясняет Бриджит Уоллер, профессор эволюционной психологии из Портсмутского университета (Британия).

По её мнению, лицо всегда "передаёт какую-то важную и полезную информацию — как для отправителя, так и для получателя".

Хотя эта теория выглядит вполне логичной, учёные пришли к ней далеко не сразу.

Идея, что наши чувства — фундаментальные, инстинктивные и отражаются на наших лицах, глубоко укоренена в западной культуре.

Древние греки противопоставляли страсти уму, а философ Рене Декарт в XVII веке определил шесть основных страстей, которые могут препятствовать рациональному мышлению. Художник Шарль Лебрен нашёл анатомический аналог выражения лица каждой декартовой страсти.

Идея, что наше лицо непосредственно отражает переживаемые нами эмоции, глубоко укоренена в западной культуре
Правообладатель иллюстрацииGETTY IMAGESImage captionИдея, что наше лицо непосредственно отражает переживаемые нами эмоции, глубоко укоренена в западной культуре

В 1960-70-х гг. учёные в определённой степени подтвердили, что наша мимика отражает некоторые базовые эмоции.

Американский психолог Пол Экман путешествовал по разным странам мира и предлагал их жителям определить, какие эмоции испытывают люди на фотографиях.

Его исследование указывает на то, что некоторые выражения лица и соответствующие им эмоции узнают представители любой культуры. Такими базовыми эмоциями можно считать радость, удивление, отвращение, страх, грусть и гнев.

Из исследования Пола Экмана вроде бы следовало, что некоторые базовые эмоции, например отвращение, узнают люди всех культур, однако этот вывод оказался ложнымПравообладатель иллюстрацииGETTY IMAGESImage captionИз исследования Пола Экмана вроде бы следовало, что некоторые базовые эмоции, например отвращение, узнают люди всех культур, однако этот вывод оказался ложным

Теорию Экмана применяют и сегодня — например, в инструкциях правительства США по выявлению потенциальных террористов.

Впрочем, выводы его исследования неоднократно подвергались критике. Среди ярых оппонентов Экмана была исследовательница Маргарет Мид, которая считала, что мимика — поведение приобретённое, а не присущее человеку от рождения.

Новое исследование подвергает сомнению два основных положения теории эмоций.

Первое — что эмоции являются универсальными и узнаваемыми в любой культуре мира. И второе — что выражение лица точно отражает, что именно чувствует человек.

В новое исследование вошли и наблюдения Кривелли, который много месяцев изучал эмоции коренных народов Папуа — Новой Гвинеи и Мозамбика.

Ученый установил, что люди там не воспринимают выражение лица так же, как представители западного мира.

Лишь небольшое количество папуасов признало улыбку на лице проявлением радостиПравообладатель иллюстрацииGETTY IMAGESImage captionЛишь небольшое количество папуасов признало улыбку на лице проявлением радости

И это касалось не только эмоции страха. Лишь небольшое количество папуасов, к примеру, признали улыбку на лице проявлением радости.

Около половины опрошенных описали такие лица с помощью слова "смех", таким образом, называя действие, а не чувство, которое улыбка отражает.

Некоторые другие отметили, что лицо обладает "магией привлекательности" — присущей тробрианцам уникальной эмоцией, которую Кривелли толкует как восхитительное, волшебное очарование.

Похожим образом описывали мимику и другие этнические группы, как выяснила психолог Мария Жендрон из Северо-Восточного университета (Бостон, США).

Представители народностей химба в Намибии и хадза в Танзании определяли не эмоции на лице (например, радость или печаль), а действия человека (смех или плач). Или делали это через объяснение возможных причин такой мимики ("кто-то умер").

Когда другие люди интерпретируют наше выражение лица, они могут приписывать нам эмоции, которых мы на самом деле не чувствуем
Правообладатель иллюстрацииGETTY IMAGESImage captionКогда другие люди интерпретируют наше выражение лица, они могут приписывать нам эмоции, которых мы на самом деле не чувствуем

Осложняет проблему и тот факт, что другие люди довольно часто неправильно трактуют наше выражение лица, приписывая нам те эмоции, которых мы не ощущаем.

Аналитический обзор более 50 исследований показал, что лицо человека выражает его истинные чувства в очень небольшом количестве ситуаций.

Самое значительное исключение: когда нам весело, это почти всегда сопровождается улыбкой или смехом.

Соавтор исследования Райнер Райзензейн считает, что этот феномен можно объяснить с точки зрения эволюции. Ведь откровенная демонстрация нашего внутреннего состояния, очевидно, не выгодна для нас.

Тот факт, что наше лицо правдиво не отражает наших чувств, может иметь серьезные последствия. Например, для сферы искусственного интеллекта и робототехники.

С точки зрения эволюции, искренняя демонстрация нашего внутреннего состояния не выгодна для насПравообладатель иллюстрацииGETTY IMAGESImage captionС точки зрения эволюции, искренняя демонстрация нашего внутреннего состояния не выгодна для нас

"Разработчики искусственного интеллекта преимущественно опираются на классические выражения лица: нахмуренные брови — недовольство, улыбка — радость", — объясняет Фридлунд.

Но если человек, мрачно взглянув на работа, на самом деле чувствует что-то другое, машина наверняка отреагирует неадекватно.

"Запрограммировать робота точно распознавать эмоции на человеческом лице — очень сложная задача. Ведь для этого он должен понимать человека, иметь опыт общения с ним", — объясняет Фридлунд.

Он консультирует компании, которые разрабатывают искусственный интеллект, и советует им интерпретировать человеческие эмоции, исходя из контекста ситуации, а не выражения лица.

Впрочем, многим из нас это открытие способно помочь улучшить навыки общения.

Глядя на лицо собеседника, надо пытаться понять не его эмоции, а то, чего он ожидает от взаимодействия с вами
Правообладатель иллюстрацииGETTY IMAGESImage captionГлядя на лицо собеседника, надо пытаться понять не его эмоции, а то, чего он ожидает от взаимодействия с вами

Мы бы достигли в этом больших успехов, если бы в лице собеседника пытались рассмотреть не то, что он там на самом деле чувствует, а то, что он хотел бы нам сказать.

Лицо собеседника надо воспринимать как дорожный знак, советует Фридлунд.

"Или как железнодорожную стрелку, которая показывает нам, в каком направлении в разговоре стоит или не стоит двигаться дальше", — объясняет исследователь.

Сердитый взгляд вашей подруги может вовсе не означать, что она сердится, а лишь то, что она хочет, чтобы вы согласились с её точкой зрения.

Наше лицо — инструмент социального взаимодействия

Надутые губы вашего ребёнка не обязательно отражают обиду, возможно, он просто хочет вашего сочувствия или защиты в неудобной ситуации.

Или, например, смех. "Когда и как вы смеётесь, имеет чрезвычайно важное значение для социального взаимодействия", — отмечает Уоллер.

Неуместный смех, например, не означает радости, а свидетельствует о том, что вы невнимательно следите за разговором, а может быть даже демонстрируете собеседнику враждебность.

Кривелли вообще сравнивает нас с кукловодами, которые дёргают за ниточки разных выражений лица с целью манипулировать другими людьми.

Но и наши собеседники тоже манипулируют нами в ответ. Что тут поделаешь? Мы — существа социальные.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Future.

 

Новая радикальная теория предполагает, что мимические выражения лица являются «инструментами социального влияния», а не проявлениями эмоций | A radical new theory proposes that facial expressions are not emotional displays, but "tools for social influence" https://digest.bps.org.uk/2018/05/02/a-radical-new-theory-proposes-that-facial-expressions-are-not-emotional-displays-but-tools-for-social-influence/

 

EMOTIONFACESSOCIALMay 2, 2018

A radical new theory proposes that facial expressions are not emotional displays, but “tools for social influence”

GettyImages-151557041.jpgExpressing sadness or seeking protection?

By Emma Young

You’re at a ten-pin bowling alley with some friends, you bowl your first ball – and it’s a strike. Do you instantly grin with delight? Not according to a study of bowlers, who smiled not at a moment of triumph but rather when they pivoted in their lanes, to look at their fellow bowlers. 

That study provided the earliest evidence for a controversial hypothesis, the Behavioural Ecology View (BECV) of facial displays, outlined in detail in a new opinion piece in Trends in Cognitive Sciences. Carlos Crivelli at De Montfort University, Leicester, UK and Alan Fridlund at the University of California, Santa Barbara, put forward the case that facial displays are not universal, “pre-wired” expressions of emotion – a concept supported by 80 per cent of emotion researchers in a recent poll – but are flexible tools for influencing the behaviour of other people. 

The same range of specific facial displays have been associated with anger, disgust, fear, joy, sadness and surprise in many different cultures. As Paul Ekman at the University of California, San Francisco – the best-known proponent of the “basic emotions theory” or BET – writes in a blog post: “The capacity for humans in radically different cultures to label facial expressions with terms from a list of emotion terms has replicated nearly 200 hundred times.”

However, Crivelli and Fridlund write in their paper: “Despite its popularity, the assumptions and prescriptions of BET are meeting unprecedented challenges.” They argue that there are “serious methodological problems” in the initial studies on indigenous societies, and point to “countervailing” data from more recent studies, also conducted on small-scale indigenous societies, one Melanesian (the Trobrianders of Papua New Guinea) and two African (the Himba of Namibia and the Mwani of Mozambique). 

Data gathered in the past five years from these societies are “inconsistent with the universality thesis”, the pair write. For instance, when Trobrianders are presented with the “gasping face”, which is usually taken as expressing fear, they perceive it as a “threatening” face. 

According to the BET, this is an example of an unusual local cultural influence. But Crivelli and Fridlund aren’t convinced. They point to data showing that the gasping face is used as a threat display also in several African, Amazonian and Pacific small-scale indigenous societies. 

“Mismatches on the original face studies were always attributed to thin, cultural rule-governed overlays,” they write. But, they argue “Those deviations, just like the new evidence found in African and Melanesian populations may indicate fundamental [my italics] human diversity.”

It’s true that people from many different countries associate smiles with happiness (the Trobrianders are, in fact, a notable exception), but this has more to do with convergent genetic and cultural evolution, Crivelli and Fridlund argue, than to do with smiles being some kind of involuntary, hard-wired read-out of positive emotion.

How does what we know about babies’ facial displays and emotions feed into this debate? Babies often smile when they see a family member or pet. They wrinkle their nose and protrude their tongue when given food they don’t like. Their eyes open wide at loud noises. And their mouths turn down when they cry. But according to BECV, this doesn’t necessarily mean that these are expressions of the emotions of happiness, disgust, fear or sadness.

For the BECV, which holds that these displays have not evolved to provide a fixed read-out of internal states but rather to influence the behaviour of other people, common facial displays are seen as having the following communicative functions – in adults, as well (the more traditional BET interpretation of the corresponding felt emotion is in brackets): 

  • Smile – (Happiness) – Influence interactant to play or affiliate
  • Pouting – (Sadness) – Recruit interactant’s succour or protection
  • Scowling – (Anger) – Influence interactant to submit
  • Gasping – (Fear) – Deflect interactant’s attack via one’s own submission or incipient retreat
  • Nose scrunching – (Disgust) – Reject current interaction trajectory
  • Neutral – (“Suppressed emotion” or no emotion) – Lead the interactant nowhere in interaction trajectory

It may well be that when we’re in a positive mood state, we’re more open to interacting and affiliating with others – and more likely to smile. But we all sometimes – or even often – smile when we’re not feeling happy. According to the BET, these are insincere smiles. But if the purpose of a smile is to encourage other people to interact and affiliate (when meeting new people for the first time, say, or walking into an important meeting), they aren’t insincere at all.

In their paper, Fridlund and Crivelli also point to a re-conceiving of animal facial (and postural) displays as an “ecology of signalling”, based on the interests of the displayers and the receivers, who all have their own histories of interaction and who must negotiate for advantages within their group and their environment.  

There is some research (such as the bowling study) that finds we are more likely to use facial displays – or that the displays are more pronounced – when we’re with other people. But one criticism of the BECV approach is that we do smile, grimace and frown when we are alone. Crivelli and Fridlund argue that while we may be alone physically we are never “psychologically alone”. “Our cast of interactants may include fantasised humans, real non-humans, humans who are not proximal, or any nearby objects”, they write. 

But this won’t be the BECV argument that doubters will find hardest to accept. BECV will always be a tough sell, Crivelli and Fridlund note, in part because it’s more demanding to investigate experimentally than BET, and also, they argue, because “BECV requires shaking off a romanticised view of human nature…that makes the face a battleground between an interior ‘authentic self’ and an external, impression-managed ‘social self’…Within BECV both ‘selves’ are illusory. We are unified organisms, and like our words, voices and gestures, our facial displays are part of our plans of action in social commerce.” 

But it isn’t only the BET itself that BECV challenges. What about the body of work on the role of facial displays in triggering emotion contagion? Or in empathy, for that matter. The BECV is fascinating. But to call it “controversial” is probably an understatement.   

Facial Displays Are Tools for Social Influence

Emma Young (@EmmaELYoung) is Staff Writer at BPS Research Digest

2346 words