Онтокритика: текущая сборка

Дух, бытие и я

Дух, бытие и я

by Евгений Волков -
Number of replies: 0

Евгений Волков

https://www.facebook.com/envolk/posts/4923599197667474

Я читаю это в своём онтокритическом переводе, не знаю степень его совпадения со смыслом оригинала.

Первичная дискуссия с интересными репликами Д.Лучихина тут:

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=1947342155433757&id=100004739742130

 

Дмитрий Лучихин

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=1950204705147502&id=100004739742130

Ответ Андрею Ракину.

Сначала я планировал ограничиться комментарием, и обойти некоторые непростые вопросы.

Но потом пришел Борис Цейтлин и совершил акцию которую Ницше называл «падающего толкни»: «напомнили Вы мне высказывание Аверинцева: духовность не всегда хорошо, она ведь бывает разного знака, отец лжи тоже дух». За что я конечно искренне благодарен.

Но поскольку теперь мне уже придется выбираться оттуда, куда вы друзья меня совместными усилиями загнали — то текст.

Вопрос с которого придется начать путь наверх это: в какой позиции мы можем находиться по отношению мысли, мыслимых конструкций, притчевых образов созданных для визуализации мысли — пятисотлетней, тысячелетней или двухтысячелетней давности.

Самый общий ответ которого нам здесь будет достаточно такой: мы можем относиться к историческому наследию разума как к вопросам, но не можем принимать его в роли готовых ответов. Нет никаких оснований предполагать, что если в своей социальной, естественно-научной ипостаси она очевидно представляется нам наивной, контекстно укорененной в несовершенном бытии и знании, то в своем онтологическом и религиозном ракурсе она может играть роль авторитетной истины, к которой можно апеллировать в дискуссиях.

При всём моем уважении к Аверинцеву, его религиозность, точнее даже архаично-православная версия его религиозности — это его самое слабое место.

Древняя как наша историческая память идея мира духов — дитя бессубъектного сознания, того типа самоидентификации, в котором особый тип переживаний получивший терминологическое определение духа или духовного, понимался (переживался) как внеположный индивидуальному сознанию человека.

Одним из следствий переживания изолированности бытийно-жизненной реальности от «горнего» мира, был чисто экстенсивный способ полагания идеального. Как проекция очищенного и укрупненного, но того же самого бытия. Именно эту слабость самого досубъектного типа сознания, отождествленного с религиозным мировоззрением, поскольку другого просто не было, без устали пародировали аниклерикальные «блогеры», от Анатоля Франса до Жана Эффеля. Уже освободившись от миссии «расколдовывания мира», это направление гротескно-пародийного жанра стало проникать во все сферы массового искусства. Например, известный мультфильм «падал прошлогодний снег» во всю использует, смешное и нелепое для современного сознания, чисто количественное представление о совершенстве: «мы бояре народ работячий», «вот это мой размерчик» и т. д.

Никаких других причин полагать дублирующий мир жизни, мир духов, существующий по тем же правилам — просто нет. И логически, это удвоение в качестве объяснения или обоснования — совершенно бессмысленно ибо ничего не объясняет. Классическая дурная бесконечность.

Если отложив в сторону, «что сказал сам Акакий Суздальский в тысяча триста лохматом году», мы обратимся к феномену духа с позиций современного сознания и современных знаний о мире, мы увидим что духом мы называем такой особый тип действующих сил, явлений и переживаний, которые одновременно и позволяют и побуждают к выходу за рамки существующего. К созиданию, творению, осознанию творящего аспекта реальности.

Для вхождения в сущность феномена (понимание), полезно совершить перевертыш. Увидеть что не дух (как уже некое сложившееся в нашем сознании представление) это само творение «во плоти», а именно еще безымянное переживание возможности творения и есть то что мы именуем духом, про которого потом создаем антропоморфизированные комиксы.

В современном комплексе онтологических представлений, сохранилась единственная по-настоящему легитимная версия представлений о духе. Это самый простой из уровней его различаемого проявления — энергия. Об энергии мы тоже ничего не знаем кроме того что она воздействует на материальное бытие. Не менее очевидные воздействия на живую форму бытия (сила жизни) и разумную (культуросозидание, творчество, порождение мысли) под влиянием «творческого импульса», «одухотворенности», «стремления к идеалу» — мы в раже борьбы с досубъектными презентациями духа, из «официально утвержденной» системы представлений вывели. И это конечно нимало способствует сохранению в сознании досубъектных представлений о духе.

Наверное что бы избежать возможного недопонимания, стоит хотя бы просто отметить что и переживание своего Я это переживание духа внутри сознания — разомкнутости разумного сознания в дух или «небытие». И опять настоятельно рекомендую совершить перевертыш. Не переживание Я как мы о нем думаем есть дух, а непосредственное переживание возможности и своей способности к созиданию, к выходу за рамки наличного — и есть то переживание которому мы присвоили термин Я. Если последовательно провести разотождествление с привычной идентификацией Я со своими «телами»: физическим, социальным, умственным — легко непосредственно увидеть что сущностное переживание Я, есть переживание способности к самодействию.

Если теперь с определившихся онтологических оснований, посмотреть на «мир духов», то нам придется признать что «духи» имеют к духу не больше отношения чем допустим духИ.

Дух по сущностному определению один, един и всеобщ. Как определил его Библер — уникальность всеобщего. Уникальность как единственный атрибут всеобщности.

А то что мы с незапамятных времен именуем духами — есть вполне себе бытийные формации сознания — автономизировавшиеся комплексы, благодаря остаточной открытости в дух сохранившие способность к механической активности. К механическому воспроизводству логики своей организации. Это интересная тема, которой активно занимался Юнг, но здесь мы ее оставим до лучших времен.

Здесь нам важно только одно. Какими бы сложным не были такие автономизировавшиеся комплексы сознания, какое бы впечатление свободной (и злой) воли не производили от своего влияния на сознание — они лишь механизмы, в принципе не обладающие способностью самодействия за рамками программы своей организации. И поэтому они в принципе не могут стоять за мотивациями к преодолению наличного.

Можно подойти к тому же самому и с другой стороны. Я буду искренне рад ознакомится и препарировать любой предложенный пример сущностного зла. Не важно, злой предмет, поведенческий паттерн или мотив. Сущностно злой, то есть такой который зол технически, по самой логике организации отличающийся от добрых видов бытия. Другой.

Мне лично таковых обнаружить не удалось. О чем косвенно свидетельствует и тоже исторически почтенная точка зрения, полагающая, что дьявол лишь «обезьяна бога». Способен искажать и извращать, но не способен сотворить из своего специфически дьявольского естества. Ну а если злой дух не способен творить, то как он вообще может быть духом в свете исходного определения духа как способности к созидающему самодействию.

Другое дело, что будь то автономизировавшиеся комплексы сознания, будь то человек в своей внутрибытийной части являющийся набором бытийных комплексов поведения, мышления, традиции; не интегрированных личностью комплексов бессознательного и вполне связанных с субъектом сознательных представлений и взглядов — реагируют на активное воздействие духа в рамках своих представлений и своей логической организации. Индивид одержимый духом, или может быть оказавшийся на пути духа — ведет себя сообразно тому, что он уже внутрибытийно есть. Вот как человек внезапно получивший крупную сумму денег. Один построит больницу, а другой купит себя новую яхту. Ну явно же, второму достались неправильные (злые) деньги.

Вся история человечества, история культуры — есть история интервенции духа в индивидуальное сознание. Как реперными точками она размечена моментами борьбы за становление небывалого. И хотя результаты такой активности в конечном итоге видны с полной очевидностью фактов, сами исторические события и идентифицирующиеся с ними персонажи оцениваются нами сегодня по-разному. Одних мы сразу зачисляем в благодетели, другим прощаем несовершенство ради плодов, а глядя на третьих сильно морщимся. Типа, объективно конечно это привело туда, куда привело, но какая все таки была гадина.

Тоже может быть чуть избыточно, но полезно для общего понимания, стоит отметить что именно «одержимость духом», синхронизацию индивидуальных качеств и обстоятельств, мы и различаем как харизматичность лидеров, которая есть бессознательно считываемая прозрачность лидера для вектора духа. Даже если по-человечески он и гадина.

Когда по схожему поводу задали вопрос Ауробиндо, он ответил коротко: «бог не полицейский».

Ну вот мы и вышли на финишную прямую, или вернулись к исходному вопросу.

Мы сегодня, в силу ряда обстоятельств и событий естественного ходя вещей, оказались в несколько сложном положении. Привычно не различая мотивацию и действия, индивидуальность и ее субъекта, подняв на щит лозунг « в сортах дерьма не разбираюсь», мы встали в позу буриданова осла. Если мы поддерживаем активность где сегодня манифестирует себя дух, мы поддерживаем всех идиотов которые в силу дефективной недостаточности в укорененности в наличном, оказались наиболее беззащитны перед его силой. Но в то же время, в силу той же психологической неполноценности, действующие под влиянием силы духа как инфантильные пациенты детского сада для дефективных.

А если, глядя на пиршество инфантилизма, мы отказываем им в своей поддержке, то делаем это отрицая движущий ими дух. То ли сводя причину их одержимости к таким хитрым и сложным манипуляциям ради банальной выгоды, на которые будучи нередко лидерами в своей дисциплинарной области интересов, сами еще совершенно не способны. То ли объявляя движущий ими дух каким то неправильным (напомню про «злые деньги»)

Все это мешает нам обратить внимание на единственную правильную стратегию. (ИМХО само собой).

Распознавать в местах (направлениях) социальной активности дух (или как я чаще пишу — субъектное). Отличать его от инициированных им проявлений. И если эти проявления малоадекватны, не пытаться бороться с духом, что в общем не более эффективно чем пытаться остановить танк схватив его за гусеницу, а искать альтернативные и адекватные формы для его воплощения. И именно в виде альтернативы успешно противостоять идиотизму существующих форм «одержимости».

Иначе говоря, не сводить Грету к историческим аналогам, схожесть с которыми при ближайшем рассмотрении ограничивается самим фактом «одержимости духом», а различать сам вектор духа движущий ей и ее восторженными поклонниками.

Понимая всю неотвратимость «шагов духа», пытаться научиться мыслить их осознанно, и именно этим предотвратить стихийные и поэтому статистически неадекватные формы реализации его импульса.

P.S. Да и самое главное конечно. Андрей — спасибо за возможность такого диалога. Это бесценно.

1460 words