КОРНИ-новости

Онтология А. Платонова гениальна

Онтология А. Платонова гениальна

by Евгений Волков -
Number of replies: 0

Федор Федорович Гопнер заметил Якова Титыча изо всей массы прочих, он ему показался наиболее расстроенным человеком, живущим вдаль по одной инерции рождения; но расстройство Якова Титыча уже замертвело в нём, он его не чувствовал как неудобство состояния и жил, чтобы забыться кое-чем: до Чевенгура он ходил с людьми и выдумывал себе разные думы, что его отец и мать живы, и он тихо идёт к ним, и когда дойдёт — тогда уж будет ему хорошо; либо брал другую думу, что пешеход, идущий с ним рядом, есть его собственный человек и в нём находится всё самое главное, пока недостающее в Якове Титыче, поэтому можно успокоиться и идти дальше с твёрдыми силами; нынче же Яков Титыч жил посредством таракана. А Гопнер как пришёл в Чевенгур, так не знал, что ему делать, первые два дня он ходил и видел — город сметён субботниками в одну кучу, но жизнь в нем находится в разложении на мелочи, и каждая мелочь не знает, с чем ей сцепиться, чтобы удержаться. Но сам Гопнер пока не мог изобрести, что к чему надо подогнать в Чевенгуре, дабы в нём заработала жизнь и прогресс, и тогда Гопнер спросил у Дванова:

- Саш, пора бы нам начинать налаживать.
- Чего налаживать? — спросил Дванов.
- Как чего? А зачем тогда прибыли на место? Весь детальный коммунизм.

Дванов не спеша постоял.
- Здесь, Федор Федорович, ведь не механизм лежит, здесь люди живут, их не наладишь, пока они сами не устроятся. Я раньше думал, что революция — паровоз, а теперь вижу, нет.

Гопнер захотел себе всё это представить с точностью — он почесал себе ушную раковину, где от отдыха уже пропала синева кожи, и представил, что поскольку нет паровоза, постольку каждый человек должен иметь свою паровую машину жизни.

- Для чего ж это так? — почти удивился Гопнер.
- Наверно, чтоб было сильнее, — сказал в конце Дванов. — Иначе не стронешься.

Платонов А. Чевенгур

297 words