КОРНИ-новости

Об онтологии любого научения

Об онтологии любого научения

by Евгений Волков -
Number of replies: 0

Об онтологии любого научения, вообще-то, не только про язык.

На изображении может находиться: один или несколько человек, люди сидят и в помещении
 

Половина моей работы на любой консультации состоит в том, чтобы определить, какие фантазии о том, что должно происходить, мешают студенту заметить, настроить и откорректировать то, что реально происходит.

Огромный кризис доверия учителям. В результате вместо того, чтобы заниматься своим делом, своим прогрессом, своими ошибками, удачами, неудачами, студент бесконечно занят терзающими вопросами: «Что со мной делают и зачем? Приведет ли это меня туда, куда мне надо? А КОГДА? Разумно ли я трачу деньги, время и прочие ресурсы? Почему я столько занимаюсь, но по-прежнему не справляюсь со своими нуждами? Почему я ни черта не делаю – а мой учитель мне это позволяет (или даже не замечает)?»

Я это очень хорошо понимаю и очень этому сочувствую. Ситуация кардинально изменилась за последние несколько десятилетий, многие преподаватели не знают, что делать со студентами - либо не знают, как объяснить, что они делают, а также в целом потрясены необходимостью это объяснять. Но приходится. Наши студенты иногда имеют значительно больше живых соприкосновений с языком, чем мы. Часто в тех средах и с теми собеседниками, которые нам чужды и непонятны. Они задают нам вопросы, на которые у нас нет и не может быть ответа, потому что они не описаны ни в какой литературе и методически не освоены никак. Они пользуются ресурсами, в каждом из которых нам – если мы возьмемся, - придется разбираться по две недели только с пользовательской точки зрения, и еще месяц-другой – с точки зрения преподавателя и методиста, который мог бы и хотел бы использовать именно этот ресурс в работе. Поэтому у многих моих коллег реально нет никаких сил и никаких возможностей постоянно бежать впереди этого паровоза, попутно пытаясь заработать себе на хлеб, параллельно объясняя и обосновывая все свои действия студентам, которые приобрели манеру постоянно проверять нас на предмет профпригодности.

Один из ответов на этот кошмар лежит в принципе в области экономики и когда-нибудь я напишу об этом отдельный текст. Если коротко: я практически не вижу ситуации, когда частные студенты платили бы преподавателю даже приблизительно достаточно для того, чтобы у преподавателя было время и ресурсы делать все, чтобы держать себя в идеальной рабочей форме, а именно: а) поддерживать свой язык на должном уровне, т.е. оплачивать свои занятия с носителями / высоко квалифицированными педагогами уровня С2 и ездить в страну(-ы) изучаемого языка; б) постоянно обновлять свой методический инструментарий, т.е. посещать конференции, курсы и мастер-классы коллег, читать свежую специальную литературу, проходить супервизию; в) обновлять свои технические навыки, постоянно разбираясь в интерфейсах новых порталов, программ, онлайн-досок, вебинарных платформ и других техсредств; г) иметь на постоянной основе возможности для канализации всех чувств, которые всегда рождаются при работе с людьми, т.е. посещать психотерапевта и опять же супервизора. Ну как бы если ваш часовой урок с преподавателем стоит даже 3 тысячи – просто знайте, что его урок с его преподавателем будет стоить 7, а сессия с терапевтом – 5, а супервизия – допустим, 4,5, и туда еще вбросим книгу-другую на общую сумму долларов 100 и участие в онлайн конференции (возьмем недорогую) еще, скажем, 3 тысячи (а если возьмем дорогую, то 23, а если живую и за рубежом, то 200 тысяч). И если всего этого в жизни преподавателя нет, а есть желание закрыть ипотеку и накормить детей, то – нет, нет, нет, он не будет готовить именно для вас индивидуальный урок именно по той главе Гарри Поттера, которая вызывает у вас наибольший восторг. Вы не имеете никакого представления о том, что и как нужно сделать преподавателю, чтобы простое «почитаем – разберем» имело смысл, и сколько времени уйдет у преподавателя на такую подготовку. И вообще у него на это время запись к массажисту, иначе на следующем уроке он случайно ляпнет, сам от себя не ожидая: "А голову ты дома не забыл?!" Вот ужас-то будет.

Сегодня хотелось бы сказать две вещи по этому поводу. Вынем пока деньги из уравнения (хотя вообще мой опыт говорит, что от добавления финансового фактора в любую картину картина только выигрывает, приобретая наконец объем и линии, которые до сих пор были не очерчены вообще). Но – вынем. Оставим всего две вещи.

Первое. В большинстве случаев студент не осознает, что он хочет, где это лежит и какой путь лежит к этому сокровищу. Преподаватель – даже средний – как правило, знает это лучше, причем даже в том случае, если сам в жизни туда не доходил. (Такое бывает. Я никогда не была в Британии, меня бессмысленно просить научить «делать правильный английский small talk», я пошлю. И пошлю я именно и ровно потому, что я знаю, как это сложно и как виртуозно нужно владеть всем остальным, что в нормальной программе обучения должно идти ДО вот этого всего: полилогическая речь, смешение акцентов (география, социальные слои, даже возраста), сложная система отношений, которая лежит в основе разговорного дискурса… Я ни хера не могу обучить small talk’y, но я знаю, как ему обучиться из среды. Для этого должна быть ОТ ТАКЕННАЯ база знаний + ОТ ТАКЕННОЕ умение обрабатывать входящий поток на предмет, чего бы оттуда подцепить, но это годы, годы, годы усидчивого труда в совсем других условиях, и вот их я могу научить совершать, но это очень непрямой и очень долгий путь). Начинаются жалобы: я тут сижу уже вся по уши в международном сообществе, у меня контракты на миллионы долларов горят, а он мне берется объяснять про Present Perfect в третий раз. Правильно. И четвертый еще раз понадобится, и восьмой. Не потому, что в первый раз плохо объяснили или ты, тупица, не всосала, а потому, что это нормальный процесс обучения, так и должно быть. Концепция любого времени, как и других лингвистических категорий, это сложная концепция, в один присест не жрется, требует повторения и дополнения – причем с практикой и периодами покоя в перерывах.

Вы достали просить учить вас «разговорному языку» без грамматики. Достали прибедняться: «мне б хоть как-то понимать вообще, что они говорят», потому что в этой простой фразе, которая звучит по-сиротски и якобы не требует многого, на самом деле, заложена потенциальная потребность знать весь язык и еще немного сверху (например, владеть основами кросс-культурной коммуникации или хорошо воспринимать со слуха акцент конкретного региона (через маску, по телефону, в зуме с выключенной камерой, с дефектами речи, под нос, мимо, с вставной челюстью, через слезы). Откуда мы знаем, ЧТО они вам говорят? Носители свою речь не мониторят. Они не упрощают. Они ни фига не в курсе, что за чем вы проходите, когда изучаете их язык, и что вам вдруг может показаться сложным из того, чем они пользуются каждый день, не замечая того. Вы уже можете без труда читать огромные тексты или смотреть кино без субтитров, но не понять одной фразы, брошенной вам через плечо в баре где-нибудь в Монтане или Ливерпуле.

Достали удивляться, что ваши уроки с преподавателем никак не отражаются на вашей повседневной битве с языком. Если вы начали учить язык, уже попав в среду, от которой ваши знания и навыки отстают на световые годы, ваши уроки никак не будут сказываться на вашей повседневности еще довольно приличное время. Можно подготовить специальный словарь выражений-выручалок на особо атомные случаи, в основном – на случаи необходимости объяснить свои дефициты в языке так, чтобы все же располагать собеседников к себе, а не от себя, но на этом все. «Как бы так сделать, чтобы я – раз – и все понимал, что они говорят, да еще и отвечал желательно впопад» - это не словарь выручалок, это работа лет на 5 последовательных, поступательных занятий, ни одно из которых не будет похоже на яркую картинку «было – стало».

Второе. Я понимаю фрустрацию, я понимаю растерянность, я понимаю нежелание тратить время на работу с преподавателями, которые не обращают внимания на ваши запросы и в целом отстали от прогресса (или вам так кажется). Я понимаю отвращение к очередному упражнению на раскрытие скобок. Или к обсуждению темы, которая не вызывает у вас никакого энтузиазма. И вообще к курсу обучения, который никак не отражает ни ваших профессиональных нужд, ни бытовых потребностей, ни сфер интересов. Я разделяю скуку от необходимости общаться в группе с собеседниками, которые по-человечески вас не привлекают или говорят на языке хуже вас. Я понимаю, что хочется быстро, качественно, интересно, с огоньком. Но – честное слово, - все то время, которое вы тратите на поиск очередного преподавателя, на притирку к нему, на разочарование от его методов, уход, переживание очередного краха, прокрсатинации перед очередным стартом, созреванием на этот старт, поиск очередного преподавателя и всю эту песню «У попа была собака», было бы куда эффективнее потратить на занятия языком у самого заштатного, совершенно скучного, местами безнадежно устаревшего преподавателя. Да, это было бы не идеально, и да, есть лучше. А кто спорит? Но половина из ваших представлений об этом «лучшем» все равно разобъется о то, что вам это «лучше» окажется недоступным. Либо вы не будете знать, где искать, такого преподавателя, либо найдете, но не сможете оплачивать, либо найдете, но он откажется вас брать, потому что как студент вы ему недостаточно интересны. Либо вам покажется, что вы его нашли, будете платить ему огромные деньги, питать огромные надежды, а потом свалитесь в тот же крах, потому что окажется, что супер дорогие и качественные преподы тоже иногда просят раскрывать скобки в предложениях или объясняют то, что вы якобы уже проходили. Или потому что эти занятия все равно не приблизят вас к вашим заветным целям с той скоростью и легкостью, на которые вы рассчитывали.

Я очень давно и много консультирую, я этот компот знаю во всех подробностях. Здесь очень много ингредиентов. Иногда претензии студентов бывают очень обоснованы и справедливы. Иногда – абсолютно оторваны от реальности и оскорбительны для работников нашего горячего методического цеха. Но так или иначе, вылезать из этого всего куда-то необходимо, и универсальных путей нет. Этот текст не отражает (и не должен) всех-всех сторон описанного клубка проблем. Между полностью изменившимся ландшафтом международного общения, с одной стороны, стремительно развивающимися техническими средствами, с другой, и бездной новаторских методических решений, качество и уместность которых пока не проверена временем и отложенными результатами, даже лучшие педагоги не всегда чувствуют себя уверенно и современно. Хороший педагог – как и любой хороший профессионал – обязан время от времени задаваться страшным вопросом: «А не хуйню ли я творю?» Честный педагог (по моим представлениям) хотя бы иногда сам себе ответит на этот вопрос положительно. Потому что готовые и верные решения для текущих задач еще не всегда имеются, а делать что-то нужно уже сейчас, и мы вынуждены пробовать. И это не всегда удачно, честное слово. Но мы стараемся.

Однако хорошо бы понимать, что постоянно работать в таком темпе невозможно. Все кругом поменялось, а нейрофизиология человека – ну не то чтобы. И некоторые золотые принципы изучения иностранного языка, которые были верны 50 лет назад, верны и до сих пор. И – да, те результаты, которые они могут дать, далековато отстоят от того, в чем у большинства современных изучающих есть насущная, пригорающая местами потребность, но эти результаты, скорее всего, окажутся лучше, чем результаты чехарды с учителями, эмоциональных качелей и мегатонн речевого материала, поглощаемого без всякой обработки и супервизии. В конце концов, кто ж вам мешает слушать ваши любимые подкасты параллельно со спокойненькой, ровной учебой у обычного, классического преподавателя.

Из тех, кто успешно пользуется языком сегодня, многие учились именно так. И я в том числе. Это не идеальный путь, но он работает. Если по нему шагать, разумеется.

1804 words