Онтология: тексты, видео, картинки

Психическая травма и картина мира

Психическая травма и картина мира

by Евгений Волков -
Number of replies: 0

Психическая травма и картина мира

Психолог Мария Падун о базисных верованиях, картине мира младенцев и поиске новых смыслов травматического события

8 MARCH 2014

https://postnauka.ru/video/22883

Кто разработал шкалу базисных верований в приложении к картине мира? Откуда берутся базисные верования? И как меняется картина мира под воздействием психической травмы? Об этом рассказывает кандидат психологических наук Мария Падун.

 Концептуальная система репрезентации отношений человека и мира описана Ронни Янов-Бульман через базисные верования. Первое — верование о доброжелательности — враждебности окружающего мира — отражает отношение к миру в терминах "добрый — враждебный" или "хороший — плохой". Внутренняя концепция мира большинства взрослых, здоровых, не страдающих депрессиями или другими расстройствами людей примерно такова: в мире в целом хорошего гораздо больше, чем плохого, а людям можно доверять.

Считается, что базисные представления о мире и о себе существуют у младенца еще на довербальном уровне к первому полугодию. Младенец еще не понимая, не осознавая и не вербализуя это, внутри себя представляет, нужен он этому миру или нет, насколько мир доброжелателен к нему, насколько он готов откликаться на его потребности.

 В посттравматический период людям свойственно искать новые смыслы и значения травматического события, чтобы вписать в картину мира. Результаты исследований показывают, что они склонны сравнивать себя с другими людьми, которые пережили те же события, но попали в более тяжёлую ситуацию.

 

FAQ: Психическая травма и картина мира

5 фактов о последствиях травматических событий

https://postnauka.ru/faq/27081
Mark Chadwick

1. Базисное верование о доброжелательности/враждебности мира

Рекомендуем по этой теме:
Психическая травма и картина мира

Первое — это верование о доброжелательности/враждебности окружающего мира, которое отражает отношение к миру в терминах добрый/враждебный или хороший/плохой. В целом внутренняя концепция в отношении мира большинства взрослых, здоровых, не страдающих депрессией или какими-то другими расстройствами людей такова, что в мире гораздо больше хорошего, чем плохого, что людям в целом можно доверять, что в трудных ситуациях, как правило, люди готовы прийти на помощь.

Это базисное верование в контексте изучения травмы разделяется на два вида: первый — это доброжелательность/враждебность персонального мира, то есть людей, и второй — доброжелательность/враждебность неперсонального мира, то есть природы.

2. Представления о справедливости, самоценности и удачливости

Второе базисное верование — так называемое верование справедливости. Это очень сложный конструкт, он по-разному соотносится с психологическим благополучием человека, но тем не менее по результатам исследований большинство людей считает, что в целом хорошие и плохие события в мире распределяются неслучайно, люди способны контролировать то, что с ними происходит, жизнь влияет на это, и в целом, если человек хороший и совершает преимущественно хорошие поступки, в его жизни в основном будут и должны происходить хорошие события. Таким образом, в некоторой степени исключается фактор случайности.

Третье базисное верование касается «Я» человека. Сюда входит представление о самоценности, то есть о том, насколько человек достоин любви, уважения к себе со стороны других людей. Это внутренние, глубинные структуры. Сюда же Янов-Бульман включает представления человека о его способности контролировать то, что с ним происходит, контролировать ситуации в его жизни, влиять на них, управлять ими, то есть быть в некоторой степени хозяином своей жизни.

Еще одно верование, которое в некоторой степени противоречит предыдущему, — это верование об удачливости. Человек может считать, что он слабый, некомпетентный, что он не может управлять своей жизнью, но тем не менее в жизни ему может везти. Если брать взрослых здоровых людей, то, если объединить все эти базисные верования, их концепция звучит так: «В жизни гораздо больше хорошего, чем плохого, и если плохое и случается, то это происходит где-то на периферии, на экране телевизора, не со мной, не рядом со мной и, возможно, с теми, кто что-то сделал не так».

3. Источники базисных верований

Откуда берутся базисные верования? Считается — и это разделяется основными теоретическими психологическими концепциями, — что эти базисные представления о себе, о мире существуют у младенца на довербальном уровне уже примерно к 8 месяцам. Ребенок имеет глубинные неосознаваемые представления о том, насколько мир доброжелателен к нему, насколько он готов откликаться на его потребности.

Таким образом, маленький ребенок уже имеет какие-то основы для базисной картины мира, и в течение жизни эти основы могут немного меняться. Но в целом считается, что эти верования очень устойчивы в отличие от более поверхностных верований и представлений. Например, представление человека о том, что он хороший профессионал, так или иначе постоянно эмпирически верифицируется, корректируется, и его изменения не вызывают в нас каких-то тяжелых и серьезных переживаний. Система базисных верований, если они в целом позитивные, обеспечивает человеку ощущение относительной неуязвимости и защищенности.

4. Психическая травма: нарушение базисных верований

Когда происходит экстремальное стрессовое событие, которое ставит под угрозу бытие человека, устойчивая и надежная опора — картина мира — нарушается. Человек начинает ощущать себя в состоянии хаоса, потому что мир уже не доброжелателен и не достоин доверия, и человек чувствует себя уже не таким сильным, компетентным, управляющим тем, что с ним происходит, потому что, как правило, травматические события происходят внезапно. Мы не можем утверждать, что картина мира рушится, но она претерпевает серьезные изменения. Далее по механизмам формирования новых когнитивных структур должна произойти либо ассимиляция этого события, то есть событие должно быть вписано в картину мира, либо аккомодация, то есть изменение картины мира под новые условия. Работа в посттравматическом периоде состоит в восстановлении картины мира.

Восстановление не происходит полностью, и обычно после переживания тяжелого травматического события в случае хорошего исхода и отсутствия тяжелых нарушений концепция мира звучит примерно так: «В целом мир доброжелателен, и в нем много хороших людей, и он в целом хорошо со мной обходится, но так бывает не всегда».

В посттравматическом периоде людям свойственно искать новые смыслы и значения травматического события для того, чтобы вписать его в картину мира. Результаты исследований показывают, что людям свойственно сравнивать себя с другими людьми, которые пережили такие же события, но попали в более тяжелую ситуацию, например, тоже лишились имущества в результате наводнения, но их потери были большими. В целом это помогает вписать эту травматическую ситуацию в картину мира, и люди начинают искать в этой ситуации новые смыслы.

5. Посттравматический рост личности

С начала 90-х годов ведутся исследования посттравматического личностного роста. В частности, было обнаружено, что у некоторых людей после переживания психической травмы наблюдаются серьезные личностные изменения в сторону большей личностной зрелости, переоценки ценностей. Эти изменения затрагивают, во-первых, образ «Я», то есть после переживания катастрофы человек ощущает себя более сильным, более достойным и более компетентным; во-вторых, происходит изменение жизненной философии, то есть после травмы, как это ни странно, люди начинают ощущать себя более живыми и начинают ценить то, что раньше казалось незначительным.

Последняя группа изменений после травмы касается отношений с другими людьми. Таким образом, позитивное изменение образа «Я», изменения в отношениях с другими людьми в виде большей близости, взаимной поддержки и изменение жизненной философии — это зоны роста, над которыми мы можем работать, в частности, в психокоррекции, психотерапии травмы.

Мария Падун, кандидат психологических наук, старший научный сотрудник лаборатории психологии посттравматического стресса Института психологии РАН, практикующий психолог, психотерапевт

1195 words