Онтология и онтологика: кейсы и основы

Онтология власти и метафора велосипеда

Онтология власти и метафора велосипеда

by Евгений Волков -
Number of replies: 0

 

Перейти с восточного типа государственности на западный — это, примерно, тоже самое, что пересесть
с трехколесного велосипеда на двухколесный.
Трехколесный — надежный, не падает даже, когда не едет. Есть царь с неограниченными полномочиями.
Если в стране что то идет не так, царской власти должно хватить навести порядок.
На двухколесном ездить сложнее. Нужно уметь удерживать баланс.
Западная система — система сдержек и противовесов. Она гораздо сложнее, но едет быстрее в несколько раз.
Восток монополистичен. Одна религия, единая власть, один правящий класс.
На Западе светская власть поделена на 3 части, духовная власть отделена от светской и правящих классов два -
чиновники и буржуи. Расстаться с неограниченной властью — то же самое, что оторваться от берега и поплыть
или сесть на 2-х колесный велосипед и поехать. Психологически сложно.
Когда В Путин говорит, что не видит альтернативы вертикали власти и своей собственной власти,
он искренен. Любой самодержец, не только русский, чувствует то же самое.
Как можно бразды правления отдать нынешней Думе? Нет. Народ до демократии не созрел.
С этим можно согласиться с одним условием. До прямой демократии не созрел, до такой, какая была в античной Греции классического периода и продолжалась всего полтора века.
Жизнь усложнилась настолько, что управлять государством могут только профессионалы.
Но демократия, изобретенная на Западе, и не предполагает, что бы кухарка управляла государством.
Государством управляют профессиональные чиновники под верховным водительством не менее профессиональных представителей партийной верхушки.
Кухарка просто голосует за того, кто денег больше потратил на предвыборную кампанию или за того, кто харизматичней.
С этой задачей кухарка справится. Выборы нужны только для того, что бы чиновники не сговорились с политиками и не образовали единый правящий
класс, как это бывает во всех авторитарных режимах. Выборы в таких системах либо отсутствуют либо фальсифицируются.
Классическая современная демократия зиждется на разделении властей ,
подзаконности этих властей и ротации власти через выборы.
Но эти принципы остались бы на бумаге, если б не было мотивационно-силового механизма поддержания принципов демократии.
Силовой фундамент обеспечивается противостоянием двух правящих классов: буржуйского и чиновного.
В руках чиновников - сила, в руках буржуев - деньги.
Если придумать систему взаимного силового контроля , то такая такая система поедет, как двухколесный велосипед.
Схема в ее грубой основе следующая: буржуи на свои деньги содержат партии и финансируют предвыборную кампанию.
Политики избираются и командуя чиновниками, лоббируют интересы буржуев. Чиновники следят за тем, что бы буржуи,
которые способны по К Марксу на все мерзости при 300% прибыли, действовали в рамках закона.
Получили замкнутую петлю, в которой ни буржуи ни чиновники не обладают монопольной властью.
Только в таких условиях можно говорить о независимом суде, чья основная ф-ция - обеспечение верховенства закона. Т е власть власти чиновников уравновешивается властью денег буржуев.
В итоге, обеспечивается объективный суд, закон торжествует. Вот почему В Путин, преследуя классовый интерес чиновничества, запретил частное финансирование партий в самом начале своего правления.
Именно здесь корень монопольной власти чиновников, их кощеева игла. Не имея политического органа в виде партии, буржуи чиновникам не страшны. Китайские буржуи еще менее страшны китайским чиновникам. Там партий вовсе нет, даже, фейковых. Возможно, поэтому там им больше воли предоставили.

487 words