Онтология демократии: избиратели и избираемые

Онтология демократии: избиратели и избираемые

от Евгений Волков -
Количество ответов: 0

Очень, очень поддерживаю. Знаки препинания и ошибки у автора позже поправлю.

Продолжим разговор о демократии.

В данном случае в части её взаимных инструментов: всеобщего права выбора и всеобщего права быть выбранным.

Чтобы подобный разговор мог иметь хоть какой то смысл, нужно априорно отказаться от религиозного мышления.

Речь не о том что нужно обязательно отказаться от веры и стать убежденным атеистом, но о том что более нельзя путать «дух и прах». И вопрос, что нужно спасать из горящего здания: величайшую икону, уникальный культурный артефакт или котенка, должен перестать даже быть вопросом.
Ваш артефакт уникальный вход в мир духа? Ну если вы не способны создавать входы по мере необходимости, зачем вам этот? Покойтесь с миром. А котенку еще жить да жить.

В общем то это канонический вопрос идолопоклонства. О том что в реальности конечного, сформированного, сформулированного — нет и не может быть ничего святого. Просто деревяшка с куском испачканного холста и не более. Просто логический механизм или инструмент, а никак не критерий и коррелят истины.

При слове демократия в ушах не должны звучать колокола, как отзвук святости поименованного догмата. Демократия не сверхценность ради которой человек, а всего лишь инструмент для человека. Он может оказаться в разной степени подходящим, может быть сломанным или плохо заточенным. И именно это и является предметом для обсуждения. И именно такое обсуждение, исключается предваряющей сакрализацией предмета обсуждения.

При десакрализации статуса сверхценности, бессознательно усвоенного в словесных баталиях с оппонентами, становится вполне различимо что идея всеобщности избирательного права, лишь частный случай утверждения всеобщности человеческой личности.
Признанием того, что человек как личность обладает априорным и равным правом определять условия своего бытия. Участвовать на равных в выборе этих условий.

Но здесь же открывается и зазор невидимый в рамках сакрализованного исполнительного механизма.
Да, любой человек как личность, обладает правом участвовать в организации своего бытия, в том числе и через выбор уполномоченных для такой организации. Но правом, а не обязанностью. И сам выбор участия/неучастия — есть право самой личности. Право не подлежащее принуждению не только через угрозу последствий, но и через создание атмосферы, принуждающей к участию морально.

Напротив, поскольку сама процедура осуществляемого выбора, подразумевает самопроявление личности в определяющем ее смыслополагании, разумно выделить границу помогающую индивиду следовать своему собственному желанию участвовать или не участвовать в акте выборов. И если как личности, активное участие в определении социальных условий, индивиду еще не понятно и не интересно, то нет никакой необходимости принуждать его к участию в них. Как минимум будет чуть меньше голосований «по приколу», «за нашего» или «за самые красивые обещания».
Таким различающим механизмом, я бы предложил оплату процедуры волеизъявления. Как справедливо напомнила нам Маргрет Тэчер: «не бывает государственных денег. Бывают лишь деньги налогоплатильщиков.» То есть нас с вами. А это означает что и банкет по имени выборы, мы проводим за свой счет. Так почему бы его не оплачивать лишь тем, кто хочет и принимает в нем участие.

Дабы избежать недобросовестного истолкованивания, подчеркну что речь идет не об имущественном цензе, а о вполне подъемной сумме. В наших текущих реалиях это могла бы быть сумма от одной до пяти тысяч рублей. Возможно сниженная для пенсионеров и студентов. Но в любом случае такая, что по приколу куда приятнее на нее попить пива.

На самом деле, вышеприведенное предложение практически не слишком важно. Оно не способно кардинально изменять результаты безумных выборов. Но оно может быть важно, как признак того что мы наконец начали мыслить всеобщее избирательное право не как самоценный религиозный догмат, а именно как инструмент, призванный выполнять не религиозную, а практическую задачу обеспечения максимально достижимого уровня самоуправления общества.

К гораздо более серьезным последствиям, ведет десакрализация всеобщности права быть избранным.
В исходнике нас опять поджидает базовая формулировка, о том что неотъемлемым правом человека как личности, является право играть ту или иную социальную роль.
Но вопрос немного усложняется когда мы задумываемся о содержании той роли которую призван играть избираемый нами индивид.

Интуитивно нас сбивают с толку представления доставшиеся нам от тех времен, когда мы самым естественным для себя образом выбирали себе царя (допустим первого Романова), вождя, духовного лидера и тому подобное. Здесь не место пространным рассуждениям о том, был ли этот исторический этап естественным этапом развития личности, или все же отклонением от нормы, но в основе идеи выбора своего хозяина, лежит психологическая установка на проекцию своего личностного сознания на специальную фигуру с определенным социальным статусом. Фигуру призванную олицетворять человеческие мотивации, благодаря освобожденности от любых жизненных забот и волнений. Фигуру представляющую общую субъектность общества, выражающую ее в законах и правилах ограничивающих органические мотивации индивидов общества, в рамках которых они одновременно могут руководствоваться привычными органическими целями, оставаясь в рамках человечности. А совмещение статуса носителя и источника субъектных (культурных) мотиваций и жизненного благополучия, мотивировать индивидов на подражание и освоение образцов, демонстрируемых высшими сословиями.

Иначе говоря, неограниченное право выбора любого индивида, есть следствие выбора его в роли личности. Представителя личностного начала в социуме. И тогда понятно и естественно, что выбираемая фактура не имела и не могла иметь объективных критериев. Но зато она имела интуитивно распознаваемый критерий различимой субъектности.

Роль на которую мы выбираем представителей власти сегодня, совершенно иная. Опять придется опустить пространные рассуждения о современном субъекте, но из самой окружающей реальности должно быть хорошо видно, что наличие сформированной индивидуальной субъектности, не только прямо исключает готовность следовать единой субъектности лидера, но и косвенно исключает саму возможность быть представителем единой субъектности для целого общества.
Сегодня мы сознательно выбираем исполнителя коллегиальной субъектной воли общества, в задачу которого входит в том числе, как раз отказ от приоритета своей собственной субъектной воли.
Мы говорим о том, что субъект способный увлекать других своей формулировкой идей и убеждений, не может и не должен иметь инструментов принуждения. А тот кому мы вверяем подобные инструменты, напротив, должен отказаться от приоритета личных представлений и предпочтений.
В конце концов, полезно увидеть что инструменты распределенной власти устойчивых демократий, не причина, а инструмент их возможности. Подлинной причиной выступает усвоенная культура самоограничения личной воли, в роли представителя власти. А инструменты лишь помогают следовать этой культурной установке. И хорошо видно, что сталкиваясь с ее отсутствием, механизмы все таки проигрывают живому разуму. И шансы Трампа на второй срок как никогда велики.

Так вот, возвращаясь к обсуждаемому вопросу, сегодня мы выбираем не личность, а исполнительный механизм. Точно так же как мы выбираем не Иванова, а хорошего врача, не Сидорова, а хорошего программиста. И хотя безусловно, любой человек может стать хорошим врачом или программистом, он должен им стать уже на момент выборов.
Мы не выбираем личность, которая заменит нам свою собственную, и поэтому не определяемую критериально. Мы выбираем компетентного исполнителя. И поэтому критерий предваряющего квалификационного отбора, не просто легитимен, а абсолютно необходим.
Или можно сказать еще так, что отказавшись от принципиально необъективируемого критерия личностной явленности избираемых кандидатов, мы вообще потеряли разумные критерии такого выбора. Опустили их на уровень вкусовых предпочтений. И результат не замедлил сказаться.

Не буду входить в технические подробности, но упомяну один из ключевых критериев. Индивид допускаемый претендовать на участие в процедуре избрания, должен иметь развитую способность отличать себя как личность, от своего мышления. Уметь пользоваться мышлением как инструментом исполнения, любого смыслополагания. Как своего собственного, так и коллегиального смыслополагания общества. Это единственный критерий способности к внутреннему отделению и самоограничению своих личных предпочтений от объективных обстоятельств. И соответственно единственный надежный защитный механизм, от ползучего, бессознательного преображения роли исполнителя воли избирателей, в роль единственного субъекта управляемого им общества.
Любые внешние механизмы, способны лишь тормозить этот процесс, защищать от слишком быстрого преображения. Но как и любые механизмы, бессильны против живого разума ищущего возможности.
И других способов избежать демократического выбора общества на «свою же голову», просто нет.

Последнее что здесь стоит сказать, это то что одним из бессознательных опасений, побуждающем нас избегать мыслить любые ограничения, это проблема - «а судьи кто?»
Опасение недобросовестности играет немалую роль в неприятии всеобщего права на оружие, в сопротивлении легитимизированной эвтаназии, в спорах о жесткости уровня контроля наркотических средств и др.
И это конечно не беспочвенное опасение. Плохо то, что оно предпочитает не артикулировать себя, а превентивно останавливаться на сакрализованной формуле «право быть избранным — есть священное право».
Если же преодолев сакральный рубеж, подойти к практической стороне проблемы, можно ее и решить. И работать она будет ровно так же как и все прочие демократические механизмы. Исполнять наличную культурную установку сознания, или имитировать ее отсутствие.
Ухудшить "демократичность" тоталитарного общества, она конечно не сможет. Разве что напротив — сделать видимой поддельность любой имитирующей себя «демократии».

Комментарии
  • Андрей Быстров
    Андрей Быстров Дима, вот у меня серьга в ухе. Я пишу на трех десятках языков программирования. Я могу претендовать на быть избранным в твоей схеме? И, если я не хочу платить тысячу за и так предоставленное мне право голоса, на какую сумму я должен упасть? Президент -- $100, муниципал -- 10 рублей?
     
  • Евгений Волков
    Евгений Волков Плата не за право голоса, а за допуск к участию в определённых выборах. У Вас есть право на защиту здоровья, но кое за что приходится платить.
     
  •  
  • Андрей Быстров
    Андрей Быстров Вопрос к Диме, думаю, он не обидится. А в условиях авторитарного государства рассуждать о принципах и способах демократических выборов по меньшей степени наивно.
     
  • Евгений Волков
    Евгений Волков Андрей Быстров Вы запрещаете выбирать предмет рассуждений и в то же время поддерживаете всеобщее избирательное право? Не находите это крайне противоречивым ;)
     
Евгений Волков
Напишите ответ...
  •  
  • Евгений Волков
    Евгений Волков Очень, очень поддерживаю. Спасибо!
     
  • Андрей Быстров
    Андрей Быстров Я не считаю всеобщее избирательное право панацеей от окружающего дерьма. Просто пока не придумали чего-то лучше. Вы придумываете варианты, я выдвигаю возражения, вы их выслушиваете и объясняете, в чем я не прав. Но нужно слышать друг друга.
     
  •  
  • Дмитрий Лучихин
    Дмитрий Лучихин Спасибо друзья. Прошу прощения, не всегда могу отвечать сразу.
    Понимаешь Андрей, в тексте это было но я еще раз подчеркну. Сама постановка вопроса, не столько предложение обсудить конкретную идею, сколько повод преодолеть известную сакрализацию либеральных тотемов, превратившихся уже в действительно религиозные. Поставить вопрос о всеобщности так, как если бы мы отвечали на него впервые и решали его с точки зрения реализации цели которую он преследует, здесь и сейчас.
    Позволить себе усомниться в уже осточертевшей формуле: лучшего не придумано.
    Мы тоже теперь будем бухтеть про диды завещали? Давайте придумаем черт возьми.

    Про "и так предоставленное право" - забавно. Вот ты не находишь что допустим я не хожу на выборы, но средства на их проведение берутся и из моих налогов?
    Может быть будет понятнее если я конкретизирую механизм. Вот ты имея приблизительную информацию об уровне оплаты, решил на выборы сходить. И через пару месяцев после всех подсчетов получаешь квитанцию об оплате. Не оплатил - больше не голосуешь. Все. Можно даже снизить общий налог на 0.1 процент, а выборы оплачивать как целевой налог. И кстати это шаг к целевому распределению индивидом своих налогов. Вот я готов на дороги и дураков, а на танчики хрен вам. То же и с выборами.

    Почему это имеет смысл повторять не буду. Можно и развернуть, но если вопросы подойдут к ответам.

    А что касается твоего права быть избранным - то это куда более значимый момент. Вот как на духу - мы тебя знаем и любим в нашем кругу, так что не сомневайся. Вот хочешь на должность главврача в детской больнице? А может директором цирка лучше? Ты только скажи. улыбаюсь

    И еще раз - мы в принципе не выбираем личность, лидера. Мы выбираем менеджера нашего коллективного "совета директоров". Как думаешь - должен этот менеджер хоть что то уметь в рамках возлагаемых задач - или достаточно быть хорошим парнем? Вот если выбирать себе хозяина, вождя - тогда согласен - хороший парень лучший выбор. А здесь прежде всего - это вполне достоверно вычисляемый уровень самоосознанности, исключающий поползновения на переход с роли исполнительного менеджера, на роль хозяина и владельца нашего "предприятия". Это не навыки управления как таковые - но психологическая пригодность и уровень адекватности социальной норме. Даже в учителя и врачи, по крайней мере в теории, требуется способность к работе человек-человек.

    Впрочем, наш новый гуманитарный фетишизм, так просто не преодолевается. улыбаюсь
     
  • Андрей Быстров
    Андрей Быстров Дмитрий Лучихин Дима, ну не надо теплое с мягким. Я бы хотел выбирать себе исполнительного директора по профессиональным принципам. Не было и не будет такого. Я нашел простой выход -- работать только на себя. Не все к этому готовы, а жаль. Большинству нужен директор. Значит, будут выбирать по статусу. Эта дилемма пока, на мой взгляд, неразрешима.
     
  • Дмитрий Лучихин
    Дмитрий Лучихин Как обычно, я был неубедителен. улыбаюсь
     
  • Андрей Быстров
    Андрей Быстров Дмитрий Лучихин Как обычно, я встрял не в свой уровень улыбаюсь
     
  • Дмитрий Лучихин
    Дмитрий Лучихин А вот дразниться не надо. улыбаюсь
     
  • Kosta Urramer
    Kosta Urramer Дмитрий Лучихин опять поллайка. )
    Вопрос с выбором менеджера решается только сокращением его функций. У него (точнее - у них, функции управления должны быть разделены между многими) просто физически не должно быть возможности стать хозяином. И тогда от него требуется именно способность управлять его участком. Точнее - эффективно реализовывать конкретную программу.
     
  • Kosta Urramer
    Kosta Urramer А с оплатой участия в выборах я полностью согласен. Возможно, это безусловный доход, который заменяет все социальные пособия, но который нужно вернуть для участия в голосовании. Сумма должна гарантировать невозможность подкупа. Если сейчас на это пустить доходы от нефти, выйдет около 2-3тыс в месяц. Откажись от них на время избирательного цикла, доказав этим свою вовлечённость в общий процесс, и голосуй.
     
  • Андрей Быстров
    Андрей Быстров Попробуйте разделить. Есть многоэтажный дом. Там есть капремонт, водоснабжение, водоотвод, электричество, интернет, еще много чего. Сколько менеджеров, по вашему на это нужно? И какую сумму я буду читать в квитанции на оплату их труда?
     
  • Дмитрий Лучихин
    Дмитрий Лучихин Я бы сформулировал эту проблему иначе. Во первых мы должны четко осознать что наши само-собой разумеющие представления о выборе представителя всего общества, содержат бессознательные ассоциации с образом лидера и вождя. То есть даже без негативного оттенка, как Вацлав Гавел или допустим Ганди в индии, это связывание логики выбора с образом человека формирующего моральную нормативность для общества, в форме инициируемых законов, правил, поддержки идейно близких и т.д.

    И если от этой подсознательной ассоциации сознательно избавится, то сам взгляд на проблему проясниться.

    Во вторых, уже на основе прояснившегося зрения, можно увидеть что нужно четко развести персоны исполнителя коллективной воли, которому неизбежно вручаются инструменты принуждения, и властные полномочия в рамках задач исполнения функций, и фигуры лидеров общества, духовных, культурных, интеллектуальных - которым любые властные полномочия запрещены.
    То есть роль идейного лидера артикулирующего свои максимы и прозрения духа, может быть исключительно частной. А при любом вхождении в официальную власть, должны убираться в сарай до окончания срока полномочий.
    Нарушение принципа должно быть законодательно запрещено, и обладать дейсвенным механизмом реализации запрета.

    И наконец, когда роли эффекторов развития общества и уполномоченных по поддержанию его наличного состояния, оказываются системно и персонально разведены - вопрос о ограничивающем отборе последних перестает быть принципиальным, сакрализованным. А напротив становится очевидным и исключительно практическим.
     
  • Дмитрий Лучихин
    Дмитрий Лучихин Андрей Быстров Вообще это конечно сложная тема. Но естественное развитие культуры организации производства, ведет к тому что руководитель из статуса начальника, постепенно переходит в статус обслуживающего персонала. улыбаюсь
     
  • Андрей Быстров
    Андрей Быстров Дмитрий Лучихин Дим, чтож ты сакрализируешь все, что в руки? Власть от Бога, Бога нет, как там со властью? Она есть, и ей насрать на богов, меня и тебя. У нас не много способов превратить менеджера в эффективного. Отчитываться он будет только перед теми, кто его продвинул. Лучше, если это будут баба Люся и дед Василий. Уже потом мы.
     
  •  
  • Михаил Гуртовой
    Михаил Гуртовой Есть законы которые не принимают нигде в мире из-за их высокой коррупционной составляющей. Идея платить заинтересованым из таких. А значит и обсуждать ее нет сиысла. При аыборах кметов ( мэров) тут цыганам платят по 25 евро за галочку. Купить голоса может и человек и партии, коих много. Избежать этого можно лишь лишив избирательного права определенные категории людей.
     

всего слов - 2645