Соглашение по терминологии / А. Левенчук

Соглашение по терминологии / А. Левенчук

от Евгений Волков -
Количество ответов: 0
Пишет Anatoly Levenchuk (ailev
2015-01-06 12:27:00
http://ailev.livejournal.com/1157166.html

Соглашение по терминологии

Чтобы понять, как относиться к свободе использования разных вариантов терминов, нам важно различить такие группы людей, как речевые сообщества (speech communities) и сообщества значений (semantic comunities). Это различение подсказывает нам стандарт Semantics of Business Vocabulary and Rules (OMG SBVR, http://www.omg.org/spec/SBVR/).

Людей в речевом сообществе объединяет естественный язык (английский, немецкий и т.д.) и словарь этого языка — в инженерии это чаще всего термины из словарика определений какого-то стандарта, предпочитаемого теми или иными инженерами (ГОСТ 34.320-96, ISO/IEC/IEEE 15288 и т.д.). Поскольку разных инженеров (инженеров-строителей, инженеров-программистов, биоинженеров и т.д.) много, а ещё есть менеджеры, юристы, кадровики — то речевых сообществ даже для одного естественного языка множество, предпочитаемых ими словарей терминов из разных стандартов много, и достичь однозначного соглашения по терминологии заведомо не удастся.

Сообщество значений (semantic commuinty) — это множество людей, которые одинаково понимают какие-то окружающие предметы и явления. Например, они все понимают существование автомобилей и не путают автомобиль с трёхколесным велосипедом и газонокосилкой.

semantic_speech_communities

Когда мы говорим о терминологии (выборе слов для обозначения понятий), мы обсуждаем именно значения терминов, их семантику. Семантика связана с общими для разных ситуаций и обозначаемыми какими-то символами (хоть словом из языка, хоть каким-то сочетанием цифр) значениями, поэтому мы переводим semantic community как “сообщество значений”. 

Не нужно путать “значение” со “смыслом”. Смысл определяется конктерной ситуацией, он связан с прагматикой, а не семантикой — семантика про внеситуационную связь символов с их значением, а прагматика про понимание конкретных ситуаций в деятельности. Брошенная перчатка в некоторых ситуациях имеет смысл просто брошенной перчатки, а в некоторых ситуациях имеет смысл вызова на дуэль.

Использование каких-то определённых терминов (термин — это всегда слово, а то, что этим словом обозначается, обычно называется понятием, concept) для определённых понятий определяет принадлежность к речевому сообществу. Речевое сообщество всегда подсообщество для сообщества значений. Никогда не видевшие автомобиля люди племени мумба-юмба или маленькие дети не входят в комьюнити значений для автомобиля. Если я сейчас начну рассказывать про зергов с протоссами как они объединяются против терранов, то знающие StarCraft II люди меня поймут (они и будут сообществом значений), а не знающие — не поймут, на каком бы я языке об этом не говорил, какими бы я терминами для этого не пользовался. 

Раньше компьютер в России назывался ЭВМ (электронно-вычислительная машина), а теперь — компьютер. Значение не поменялось, поменялась речь — поменялся термин, слово-обозначение.
Системные инженеры мира представляют из себя сообщество значений (semantic community), но все они разделены на разные речевые сообщества — и каждое из этих сообществ использует свою терминологию системной инженерии.

Есть разные отношения к терминологии:
  • Терминологический фашизм (когда только один термин объявляется правильным, а все остальные — неправильными. Ср. “Grammar nazi” — http://lurkmore.to/Grammar_nazi). Есть много самых разных его вариантов — безусловные требования не только к единственности используемого термина (отсутствия синонимов для термина), но и соответствия его каким-то определённым уже принятым стандартам (определённым ГОСТам, например, а не учебникам или другим ГОСТам), обязательности использования отечественного корня в слове (“мокроступы” вместо “галош”), приверженность определённым соглашениям (“галоши”, но никак не “калоши”).
  • Терминологический пофигизм (когда на слова вообще не обращают внимания) — могут просто указать, как в математике, в начале текста, что “T — это будет то-то”, и этого достаточно — никаких “заведомо правильных вариантов” или ссылок на авторитетные источники. Более того, если значение слова меняется по ходу разговора, то это часто вообще не отслеживается, речь “не строга”.
  • Строгость значений с разрешением синонимии разных терминов, обозначающих эти значения. Очень долго договариваются о том, что именно имеется ввиду (какое понятие), а затем используются любые слова-термины для указания на оговорённое понятие — то есть вполне допускается использование терминов, предпочитаемых разными профессиональными сообществами (которые часто являются и речевыми сообществами — разные профессии имеют разные термины для одного и того же: “программное средство” сообщества разработчиков-любителей ГОСТов будет “приложением” для сейлзов иностранного софта, терминология может существенно отличаться не только для разных профессий, но и для разных подпрофессий одной профессии). Более того, можно и не пользоваться точными терминами, если будет понятно значение. Так, при обсуждении автомобиля вполне можно обозвать его “самобеглой тележкой”, и это не будет преступлением, если адресат сообщения поймёт, о чём речь.
В нашей книжке будет использоваться именно строгость значений с синонимией обозначений-терминов. Назови хоть горшком, хоть используй пять терминов из пяти разных стандартов на трёх языках — но договорись о том, какое именно понятие/concept/значение ты тут имеешь ввиду: должны понять не термин, а что ты под этим термином подразумеваешь. 

В тексте этой книги, когда будут указываться несколько терминов-синонимов, то эти синонимы будут писаться через слеш: программное средство/приложение/софтина. А на то, что каждый из этих синонимов указывает на немного разные оттенки значения обозначаемого понятия, мы не будем обращать внимания.

Критика такого подхода понятна: “как вы можете учить людей, когда одно и то же обозначаете разными словами? Вы должны выбрать один термин, и затем использовать в книге для обозначения какого-то понятия только его! Так всегда делают в учебниках!”. Ответ на эту критику прост: в жизни вы вряд ли встретите понятия, которые обозначаются тем же термином, который будет таким образом дан в книжке. Поэтому книжка будет вас тренировать: обращать внимание на то, что она вас учит не новым словам, не даёт терминологию, а даёт знания о понятиях и их связях — под какими бы словами-терминами эти понятия ни скрывались.

Наука традиционно порождала новые термины (обозначения для каких-то понятий-значений) двумя способами:
  • Бралось обычное (“бытовое”) слово, и нагружалось специальным (“научным”) значением. “Работа” в физике — это отнюдь не работа в бытовом значении этого слова. Это самый частый способ, но он легко приводит к путанице со словами из бытовой речи.
  • Чтобы сделать речь точнее, термином делалось слово, для которого в бытовой речи не было известных значений. Для этого бралось обычное для иностранного языка, но необычное для родного языка иноязычное слово (чаще всего — с греческим или латинским корнем), и уже оно нагружалось специальным терминологическим значением. В русском языке прихватываемым словом может быть и английское бытовое слово, а не латинское или греческое — в русском-то оно не нагружено бытовыми значениями!
У нас в книжке термины выбраны (в том числе при переводе иноязычного текста — стандарта, методики, учебника и т.д.) по понятности их употребления в деятельности: кто поймёт это слово, из какого он речевого сообщества? Как пользователь создаваемой терминологии отнесётся к чуждому для него жаргону “экспертов” из другого речевого сообщества?

Вот пример из проекта “Архимейт по-русски”, в котором переводилась на русский язык терминология стандарта Opengroup ArchiMate 2.0 (http://ailev.livejournal.com/988360.html). Окончательные решения по оплате проектов информатизации на основании архитектурных документов айтишников принимает директор-не-айтишник. Архитектурные диаграммы составляются айтишниками соместно с неайтишниками, ибо неайтишники принимают решение о том, что в их деятельности поддержится или изменится в ходе проекта информатизации. Это означает, что мы должны в переводе использовать слова/термины, понятные неайтишным языковым сообществам, а айтишники как речевое сообщество пусть приспособятся! Так, software application стало “программой” (а не “приложением”), а business actor — “люди” (а не “бизнес-агенты” или “акторы”, которых по незнанию можно и с программой перепутать). 

Профессиональные айтишники сначала возмущаются подобным “терминологическим произволом” (ибо это термины не их речевого сообщества), но потом после получения опыта внешних обсуждений с использованием “депрофессионализированной” терминологии говорят “спасибо, такой перевод помог”.

Примерно так же мы перевели semantic community: для специалистов из речевого сообщества лингвистов или даже айтишников привычней бы звучало “семантическое сообщество”, но мы попытались дать шанс что-то понять и неспециалистам из других речевых сообществ. 
С другой стороны, мы используем тут жаргонное слово “айтишник”, а не “программист” — ибо нас заботит не только речь и привычные её термины, но и семантика, подразумеваемые терминами значения понятий: программист много уже айтишника — администратор базы данных, модельер данных, системный администратор, IT-архитектор, электронщик не программист, но айтишники. И да, можно было бы слово “айтишник” заменить словом “компьютерщик” — кому-то это было бы понятней. С учётом всего этого мы могли бы написать программист/айтишник/компьютерщик — чтобы никому не было обидно и было бы понятней, какое значение всех этих терминов мы имеем ввиду.

Если какой-то термин, для которого легко ошибиться в его значении, уже закрепился в языке какой-то узкой профессиональной группы (например, “управление” для governance), то в данном курсе будут использоваться вариант, который ведёт к меньшему числу ошибок понимания (например, governance как “подконтрольность”), и никакие “словари” и “стандарты” тут не указ. Если какой-то “процессный стандарт” (например, ISO 15288) под словом process имеет ввиду “практику” (в традиционном смысле стандартов ситуационной инженерии методов), то в данном курсе это будет “практика”, а не “процесс” (ибо характерной для процессов никакой особой развёртки во времени в этом “процессе” из ISO 15288 нет, там перечисляются именно “практики жизненного цикла”. Если вы попали в речевое сообщество “процессного подхода”, смело используйте слово “процесс” вместо слова “практика” — но знайте, что при этом вы теряете информацию по различению процессов и практик и речь ваша будет время от времени вызывать недоумение).

Очень часто за одним и тем же термином закреплено множество разных значений, так что уточнить значение даже очень распространённого термина никогда не бывает лишним. Например, Andries van Renssen (со стр. 79 тут: http://repository.tudelft.nl/assets/uuid:de26132b-6f03-41b9-b882-c74b7e34a07d/its_renssen_20050914.pdf) выделил следующие часто используемые значения для термина “функция” (function):
  • Подтип активности (поведения) -- процесса или события,
  • какой-то сущности в определенной роли или сделанной для определенной роли,
  • самой роли сущности, обычно это роль физической вещи, которую эта вещь играет в активности (поведении), [играемая роль и сущность, играющая роль — это разное! Роль Гамлета, сущность Пупкин]
  • указания на связь, например корреляция между какими-то аспектами: “ежели высота растёт, то давление падает”,
  • математическое отношение между числовыми объектами, определяющее их соотнесение/mapping.
Вот ещё пример — что подразумевается под отношением “мета”? При обсуждении одного из языков моделирования данных (MOF, meta-objec facility) было найдено, что слово “мета” (meta) используется обычно в шести разных значениях, выражая шесть разных типов отношений (слайд 8 в подробной презентации http://jtc1sc32.org/doc/N1751-1800/32N1764-WG2-Tutorial-OnMOF-forSC32.ppt):
  • Экземпляризация (тип -- экземпляр)
  • Группирование (тип-подтип), оно же категории (философские, а не из теории категорий! — термин “категория” любим самыми разными речевыми сообществами, и обозначает в них разное!)
  • Описание (описание -- всё что угодно)
  • Применение/стереотип (шаблон -- воплощение)
  • Основа-вариант (основная модель -- кастомизированная)
  • Выражение (абстрактный синтаксис -- выражение)
Не обращайте внимания на выбранные конкретные слова, никогда они не являются истинной в последней инстанции. Каждый раз пытайтесь понять, о чем идёт речь — какое значение слова имелось ввиду в каждом конкретном случае.

Использование терминов из стандартов не гарантирует однозначности, использование не-терминов не гарантирует многозначности говоримого. "Косил косой косой косой" -- ведь всё понятно, не правда ли? 

В нашей книжке нет попытки делать точные определения и выбрать правильные термины. Есть попытка передать понимание наиболее важных понятий и предложить разные слова, которыми их можно обозначать. На вопрос “сколько будет дважды два” будут приниматься ответы и IV, и 4, и “четыре”, и four. Но не нужно обольщаться: ответы “горшок”, 5, “per aspera ad astra” приниматься не будут.
* * *
Это я потихоньку переписываю книжку по системноинженерному мышлению (её текущий июньский 2014 г. вариант лежит тут:http://techinvestlab.ru/files/systems_engineering_thinking/systems_engineering_thinking--TechInvestLab_2014.pdf). Понимать бы ещё, зачем я трачу на это время, вместо того, чтобы сразу переписывать текст по-английски.
 
 
Все понятно. 

Но все же смущает перевод "semantic community". Получается, что "речевые сообщества" (speech communities) - это именно сообщество (людей) некоторого типа (речевого), а вот "сообщества значений" (semantic community) по-русски читается не как какое-то сообщество (людей), а сообщество чего - не людей, а значений, мол есть какие-то значения, которые объединились в сообщество )). По аналогии с "сообщество значений" speech communities надо было бы переводить как "сообщество речей". Конечно, понятно, что "значеньевое сообщество" недопустимо, но что-то придумывать же надо. Уж лучше "семантическое сообщество" - сложнее для понимания, но соответствует нормам русского языка. Хотя можно подумать над "понятийное сообщество", поскольку дальше по тексту речь идет именно понятиях.
Верное замечание, но и "сообщество по понятиям" тоже двусмысленно in many ways (в том числе потому как акцент-то не на понятия, а на единство значений разных символов, обозначающих какое-то понятие). И "смысловое сообщество" было бы совсем неправильно. Когда найдётся удачный вариант, заменю немедленно -- а пока пусть побудет, как сейчас, тем более что разобраться из текста, что имелось ввиду, вполне можно.
«но и "сообщество по понятиям" тоже двусмысленно ... И "смысловое сообщество" было бы совсем неправильно.»
Я в комментарии предлагал "понятийное сообщество" и "речевое сообщество".
Да, еще, резанула по ушам фраза "Терминологический фашизм" - после современных игр с словом "фашизм", на мой взгляд, его лучше бы не использовать. Вполне сойдет Терминологический абсолютизм" - тем более, он и точнее.
После такого объемного и тщательного описания рука не поднимается обвинить в лени привести терминологию в книге к единообразному виду улыбаюсь
З захапленьнем назіраю за Вашаю працай. І нястомна нагадваю: сутнасць тога, што мае імя, робіцца даступнай кожнаму толькі пасьля таго, як ён даведваецца, што яно робіць. Таму найхутчэйшае збліжэньне праз разуменьне магчымае не праз дамовы аб адзінай назве, іменю рэчы ці з'явы, а праз фармалізацыю апісаньня тога, што яно робіць. Руская і ангельская мовы маюць па 730-750 жывых дзеясловаў, што стварыліся на падставе 20 базавых, зыходных.
говоря "терминологический фашизм" вы сужаете для себя варианты выбора до "демократических". Во-первых, там не фашизм, а всего лишь целевое желание снизить "речевую энтропию" заранее, то есть до того, как она начнёт мешать процессу. Во-вторых, отказываясь от "терминологического фашизма" вы теряете в некоторых случаях динамику за счёт необходимости доооооооооолго договариваться, а потом использовать туеву хучу одинаковых по смыслу (в рамках ВАШЕГО договора), но разных по звучанию слов, при этом у вас опять же нет финально чётких гарантий (кроме вашего договора) что термин не начнёт "плавать" в зависимости от прокачанности навыков того, кто им оперирует в конкретный момент.

Ни разу не специалист в вашей области, но вот зацепило. Как пример могу привести ООП. Собственно язык С позволяет написать и реализовать ВСЁ. В этом смысле язык С++ придуман исключительно для "фашизации" программного кода, то есть накладывания "правильных" и запрещения "неправильных" конструкций в программе. То есть казалось бы по вашей логике правильнее было "договариваться о С" и дальше, чем вводить С++. Или я чего-то не понял?
Правильно, вы чего-то не поняли: естественные языки не компьютерны по принципу и неоднозначность в них принципиально существует. Так, в языках программирования есть механизм неймспейсов, а в естественных языках такого механизма нет. Плюс в языке программирования кто писал программу, тот и прав -- и договаривается он только с компьютером и библиотеками обычно. А у людей тоже такого нет, сколько бы человек ни спорило, каждый считает себя правым и никто ему не указ, и сам выбирает с кем ему договариваться и договариваться ли ему вообще (или это с ним остальные должны договариваться!).
вы не поняли пример. я говорил об однозначности языка С для разных программистов. Зачем тогда было вводить С++ по сути сужая для программистов вариативность языка С? Понятно, что С++ наоборот расширяет подмножество языка и служит для упрощения договоров между программистами, НО(!!!) помещая их в рамки ООП. Но ведь переход от свободы к рамкам -- это фашизм, не? улыбаюсь
Для разных программистов язык си определён стандартом, а со стандартом не спорят (если ты, конечно, не автор супер-пупер-компилятора, вспомним войну браузеров и стандарт HTML). Естественный язык стандарта не имеет, в этом и проблема.

Переход от свободного стиха (верлибра) к рамкам сонетной формы -- это не поэтический фашизм, это может быть уместно в какой-то ситуации. Но требование переписывать все стихотворные формы на утверждённый ГОСТом гекзаметр уже попахивает.

Но вообще на аналогиях далеко не уедешь: "--Гиви, синхрофазотрон знаешь? --Нет. --Так вот, вертолёт на него совсем не похож". Не всяк мужик, что в штанах ходит -- это как раз про сравнение языков, фашизмов и т.д.
стандарт языка программирования в концепции ваших рассуждений -- это алфавит. Он для всех носителей языка одинаков. Программисты разговаривают между собой "словами" функций, "прилагательными" структур и переменных, "фразами" библиотек и "книгами" программ. улыбаюсь Так моя аналогия более понятна?

В общем у вас слово "фашизм" это скорее "остракизм" или "нетерпимость", а не то самое, от чего наши немцев лечили.
убедительность безапелляционных высказываний о единственно правильном употреблении слов исключительно в их буквальном значении несколько подрывается тем обстоятельством, что от фашизма лечили итальянцев
кстати, программисты, пишущие совместно программу (особенно не по одному разу) вынуждены договариваться друг с другом "о терминологии и конструктах" не менее ожесточённо, чем люди с людьми. И каждый программист, а точнее очень многие, внутри программы или своего куска кода как раз считают себя правыми и никто им не указ, хотя договариваться тем не менее приходится.

e2k_4d_x_ussr

6 января 2015, 14:37:51 UTC Комментарий изменен:  6 января 2015, 14:45:42 UTC

 
"Косил косой косой косой" -- заяц или косоглазый косил кривой косой, а может пьяный, а может перекошенный одноглазый человек косил. -- офигенная однозначность! улыбаюсь

Ваша идея в общем-то хороша в качестве идеи динамических книг и статей. То есть человек перед прочтением книги выбирает для себя (из нескольких вариантов) удобные речевые термины и далее получает статью в наиближайшей для него терминологии, а так же даёт вариант "переучиться" на иное речевое подмножество по сути на том же материале. Было бы реально КРУТО. Потому что позволит прокачать навык абстрагирования до самой сути явления как это понимает сам "написант" ;) статьи или книги.
Не всё так просто, но переписать какой-то набор учебников с одной терминологии на другую (перевести с русского на русский) было бы интересной задачей для переводчиков. Вообще, многие задачи могут решаться как задачи перевода -- даже у математиков перевод с языка одной теории на язык другой теории трудная задача, даже у физиков (мои посты по теории категорий полны ссылок на эти темы).
здесь перевод как таковой не нужен. есть термин, есть его речевые конструкции типа падежей и склонений, а дальше xml и наложение словаря. Примитивно, но работать то должно?
Увы, не должно. Вы попробуйте сами )))

Если бы такое было легко, то давно бы сделали. Увы, часто используются нюансы значений, и "перевод" с заменой терминов требует почти полной переделки текстов: термины редко соответствуют друг другу 1:1.
скорей всего, изначальная проблема в том, что нет инструментария для написания подобных статей одновременно на множестве словарей внутри одного языка. "Зелёная машина ехала" и "зелёный автомобиль ехал" в смысле замены термина "транспортное средство" не так уж и сложно сделать автоматически. Правда автору придётся не просто фразу написать, а сделать лингвистическую конструкцию, создающую в итоге эту фразу с нужным словарём. Элементарная лень говорит, что проще написать десяток обычных книг, чем одну полноценно мультитерминалистическую.
> Понимать бы ещё, зачем я трачу на это время, вместо того, чтобы сразу переписывать текст по-английски.

чтобы мог явиться представитель озабоченной общественности и потребовать замены "текста" на "словоплетение", патамушта надо пользоваться отечественной термино... эээ...
Всё это замечательно. В теории. Жизнь гораздо сложнее.

Два инженера за соседними столами могут использовать разные термины для обозначения одного и того же. Не потому, что у них разные "речевые сообщества", а потому, что им так нравится. И фиг без специальных знаний кто-то разберётся в подобной конфигурации.

Что ещё хуже, один и тот же термин в разном контексте может значить разные вещи. Причём, котнекст может меняться не от области к области или от документа к документу, а от абзаца к абзацу. И там чёрт ногу сломит, потому что никакие словари не работают. Что самое обидное, попытка их использовать создает ошибки.

всего слов - 3257