КОРНИ: тексты, видео, картинки

Событие и факт в коммуникации / Егор Чурилов

Событие и факт в коммуникации / Егор Чурилов

by Евгений Волков -
Number of replies: 0

Событие и факт в коммуникации

http://anticomplexity.org/sobytie-i-fakt-v-kommunikatsii/

Из дискуссии.

Pavel Vetokhin Субъект собирается описать событие. По жизни он играет роли каких-то стейкхолдеров. Не исключено что время от времени он застревает в каких-то позициях. Чтобы описать событие по-настоящему межсубъектно ему следует максимально избавиться от «налета» всех методов описаний всех стейкхолдеров, роли которых он играет по жизни? Это вообще возможно? Может человек зарегистрировать событие, а потом его пересказать кому-то другому?

Факт = «Фиксированный АКТ». Репрезентация некоего действия, зафиксированная с какой-то позиции с помощью каких-то средств фиксации. Нет позиции, нет средств — нет факта. Другая позиция, другие средства — другой факт. Никаких «освобождений» нет. Выбрасываешь оптику — слепой. Одеваешь оптику — начинаешь видеть то, что тебе эта и только эта оптика может показать. 

Есть более сильные описания, полученные более качественной оптикой. «Сила» описания — способность его организовывать деятельность считывающего агента (или группы) более качественно (в соответствии с некоторой нормой).

Для онтологии, где вводятся понятия «факта» и «события», лучше считать «событие» объективацией группы фактов. На рисунке событие = цилиндр, факты — фигуры на боковых оптических планах. Проблема с этой картинкой в том, что люди не могут от неё абстрагироваться, и думают, что можно обозревать (через некую более совершенную оптику) событие, так же как этот цилиндр. Более совершенные оптики есть, обозревать можно, но это будет ещё одна проекция. Всё, что нужно, это добиваться согласованности — но даже не столько оптик, сколько групповых практик, построенных на индивидуальных фактах.

Это заблуждение, неспособность останавливать и управлять объективацией, как механизмом внимания, и легло в основу объективистской картины мира, где мы по преимуществу счастливо пребываем.

Агент А1 со своей оптикой регистрирует событие с помощью своих средств представлений в виде факта Ф1. Потом он использует коммуникационную шину К, чтобы выдать Ф1, как Ф1`, который считывается агентом А2 в виде Ф2. На этом основании А2 выполняет действие, которое А1 может регистрировать как Ф3. И далее по кругу.
Если у них есть общая практика и налажен протокол согласования фактов так, что, например, для А1 указание Ф1 и наблюдаемая им реакция Ф3 укладываются в ожидания, то некто А10, наблюдая это в виде Ф10, может констатировать коммуникацию, устойчивую относительно своей нормы оценки устойчивости коммуникаций или совместных практик.

Коммуникация — это передача описаний для обеспечения совместных моторных практик. «Событие» и «факт» — это описания, обеспечивающие группы практик разного уровня абстрагирования: факты — феноменологичный, события — объектный. Смешивают их из-за слабости эпистемологического аппарата, получая плоские, но слабые онтологии, которые плохо применять в сложных практиках.

Я тут много чего существенного опустил, но возвращаясь к вопросу: агент МОЖЕТ регистрировать событие в виде ФАКТА. И передать его другому агенту в виде ДРУГОГО факта. То, что группу этих фактов объективируют в «событие» и начинают о нём говорить как о факте второго эшелона без стеснения и поправок — особенности/издержки наличного эпистемологического аппарата, в определённых ситуация приводящие к проблемам.

Vasyl Luts

Vasyl Luts Просто поразительно, как много людей не понимают этих очевидных вещей...

Yehor Churilov

Yehor Churilov Многие вещи «очевидны», когда лежат на анатомическом столе, вскрытые. Но когда они живые и активные, в естественной среде обитания, вся очевидность пропадает.

Куда уж проще утверждение "карта — не территория, меню — не еда, знак — не означаемое". Но 100% людей, которых я знаю, быстро теряют различение в чуть более (или ещё чуть более) сложных случаях.

 
Павел Ветохин
Павел Ветохин Yehor Churilov, объективного нет совсем или оно нам просто недоступно, и поэтому мы объективируем по принципу "слепила из того, что было"?
 · 
Yehor Churilov

Yehor Churilov Это эпистемологический вопрос и на него нельзя отвечать в онтологическом виде, в виде формулы с квантором существования. Хотя на него обычно так и отвечают.

Квалификация "объективное", в позитивистском смысле "независящее от нашего сознания" или подоб
ном, имеет смысл для позитивистской парадигмы/эпистемы, где различаются "субъективные" и "объективные" факты. Позитивист может сказать "да, субъективный и объективный опыт существуют". Позитивист с конструктивистским приращением добавит "..но второй опосредован первым". Ну и дальше по кругу, про "недостижимость абсолютной истины", "релятивизм" и всякое такое. Если хотите порассуждать в этом ключе, то лучше обратиться к носителям дискурса.

С т.з. управляемой эпистемологии констатации наличия чего-либо — это формулы из чьей-то локальной эпистемы, чьи-то личные представления. Эпистемологии они, как конкретные состояния, не интересны. Есть Бог, нет Бога — вообще не колышет. Интересно параметризованное место в эпистеме, определяющее практику. И процессы размещения в нём тех или иных конструктов.

 · 1 дн.

Павел Ветохин

Павел Ветохин Какую функцию в позитивистком мире выполняет объективация? Как эта функция реализуется в мире управляемой эпистемологии?

 · 

Yehor Churilov

Yehor Churilov "Объективация" — термин перегруженный, даже если феминисток не вспоминать.

"Представление в виде объекта". Наша лимбическая (условно говоря) система миллионами лет затачивалась под определённые схемы оперирования, и "объект", если понимать это как паттерн внимания (а на самом деле — огромная аттенциональная инфраструктура), наиболее сильный инструмент уменьшения сложности, который мы имеем. И наиболее привычный. Поэтому, мы им активно пользуемся, и всякий внутренний и внешний сенсорный поток стараемся завести на эту шину. Но, как со всякой оптикой, объектная оптика определяет практики, преломляя своим специфичным образом, уменьшая возможное разнообразие реакций, представления, понимания.

В высокоразнообразном техногенном мире, который не был известен никаким биологическим видам до нас, объектная инфраструктура внимания уже не так эффективна, как минимум при актуальной эпистемической параметризации. Нужно управлять параметрами объективации, как и других систем внимания — представление/формализация этого и составляет предмет управляемой эпистемологии.

Для позитивизма объект — как вода для рыбы, они его не видят. Слепо нащупывают, и это нащупывание оборачивают в мутную философию.

Павел Ветохин

Павел Ветохин На всякий случай. Речь идет про объективацию в смысле придания чему-либо статуса " объективного" существования независимо от разума человека?

 ·  · 
Павел Ветохин

Павел Ветохин Написал вопрос с уточнением до того, как увидел ответ на предыдущий комментарий.

 ·  · 
Yehor Churilov

Yehor Churilov Детальной рефлексией позитивизма и подбором удобных терминов пусть тамошние гносеологи занимаются)

 · 
Павел Ветохин

Павел Ветохин Просто хотелось бы разделить понимания и обсудить их отдельно.
1. Объективация как вера в существование "объективного" межсубъектного мира, только благодаря которому мы и можем регистрировать факты.
2. Объективация как способность видеть/регистрировать
только объекты.
3. Объективация как "на-самом-делизация" своих субъективных представлений (например, смена научных парадигм).
4. Объективация как явление регистрации практически идентичных фактов практически "непересекающимися" агентами.
Мне интересно было бы обсудить 4-й вариант. Можно ли это назвать объективацией?

· 
Yehor Churilov

Yehor Churilov Pavel Vetokhin сомневаюсь, что философы воспримут такие определения.

 · 

1004 words