КОРНИ: тексты, видео, картинки

Почему невозможно выиграть «войну с наркотиками»?

Почему невозможно выиграть «войну с наркотиками»?

by Евгений Волков -
Number of replies: 0

Бенджамин Пауэлл

Почему невозможно выиграть «войну с наркотиками»?

http://old.inliberty.ru/library/689-Pochemu-nevozmozhno-vyigrat-voynu-s-narkotikami

Лауреат Нобелевской премии по экономике Джеймс Бьюкенен говаривал: «Экономика кладет предел утопическим мечтам». К сожалению, поборники объявленной правительством США войны с наркотиками не учли, что экономическая составляющая этой войны не позволит запретительными мерами претворить в жизнь их утопический замысел.

Хотя администрация Обамы и смягчила риторику своих предшественников и теперь чаще говорит о лечении, а не о «правоприменении как основе ′войны с наркотиками′»[1] , на силовые методы по-прежнему выделяются значительные средства, а наказание за распространение остается суровым. По поводу легализации власти заявляют, что «легализация наркотиков идет также вразрез с заботой о здоровье граждан и безопасной наркополитикой. Чем больше американцы употребляют наркотиков, тем больше нам всем приходится тратить на здравоохранение, безопасность, производительность труда и уголовную юстицию»[2].

С темой насилия связал тему наркотиков президент США Барак Обама, выступая в мае 2013 года в Мехико: «Во многих случаях насилие здесь, в Мексике… порождено спросом на запрещенные наркотики в США»[3]. Он не уточнил, впрочем, являются ли причиной насилия сами наркотики или то обстоятельство, что эти наркотики запрещены.

Экономика — наука о целях и средствах. То есть вопрос к экономистам состоит в том, способствуют ли средства — запрет наркотиков — продвижению к цели, состоящей в улучшении здоровья населения, большей безопасности и производительности труда, а также в снижении уровня насилия и затрат на уголовную юстицию.

Экономика войны с поставщиками

И хранение, и распространение наркотиков — уголовные преступления. Но за распространение — неважно, идет ли речь об уличных дилерах или о международной контрабанде, — всегда наказывали строже, чем за хранение. Отдельные штаты постепенно отменяют уголовную ответственность за хранение — по крайней мере, если это марихуана. В то же время правоохранительные органы продолжают заниматься пресечением импорта и разрушением дилерских сетей. Коротко говоря, хотя наказание для потребителей тоже существует, война с наркотиками, которую ведет правительство США, — это главным образом война с поставщиками.

По существу война с поставщиками наркотиков действует как дополнительный налог на их деятельность[4]. Затраты, связанные с поставкой наркотиков на рынок, растут, а значит, сокращается число тех, кто готов этим заниматься. Как и почти на любом другом рынке, в итоге цены увеличиваются, а предложение падает. Возможность победы в войне с поставщиками зависит от того, какой эффект преобладает — рост цен или сокращение количества товара. Чтобы война с наркотиками оказалась действенной, сокращение поставок должно преобладать.

Объем потребления запрещенных наркотиков не особенно чувствителен к изменению цен. Многие наркозависимые, вероятнее всего, будут и далее потреблять столько же или почти столько же наркотиков, даже если обнаружат, что цены значительно выросли. Спрос на запрещенные наркотики обладает свойством, которое экономисты называют «ценовой неэластичностью»[5]. На Иллюстрации 1 показано, как война с поставщиками наркотиков влияет на неэластичный спрос.

Иллюстрация 1. Влияние войны с поставщиками наркотиков на неэластичный спрос

Война с наркотиками перемещает динамику предложения с прямой «предложение (без войны с наркотиками)» на прямую «предложение (на фоне войны с наркотиками)», так как провозить наркотики в США, а потом распространять их среди потребителей становится сложнее. В итоге возникает положительный с точки зрения сторонников запрета эффект: снижение потребления с количества K1 до количества K2.

Главным последствием войны с поставщиками наркотиков оказывается рост цен. Доходы наркоторговцев образуются из удельной стоимости, помноженной на проданное количество. Поскольку война с наркотиками больше способствует росту цен, чем сокращению количества, для оставшихся на рынке наркодельцов эта война означает увеличение доходов. Если посмотреть на приведенную выше диаграмму, то синий прямоугольник — это прибыль, которую поставщики недополучают из-за войны с наркотиками, а больший по площади красный — прибыль, которую поставщикам приносит война с наркотиками. На эту дополнительную прибыль они могут совершенствовать технические средства контрабанды наркотиков в США, приобретать более современное оружие для защиты от полиции или подкупить еще больше судей и полицейских.

Поскольку спрос на наркотики нечувствителен к ценовым колебаниям, каждая «победа» в войне с наркотиками увеличивает прибыль наркоторговцев, и сокращать потребление в дальнейшем становится все труднее. Неслучайно в Мексике ежегодное количество смертей, связанных с наркотиками, с 2007 по 2010 год увеличилось почти впятеро: с 2300 до 11 000. Это потому, что мексиканское правительство стало интенсивнее прибегать к силовым мерам[6]. Благодаря росту своей прибыли наркоторговцы смогли нанести еще более жестокий ответный удар.

Издержки запрета на наркотики

Поборники запрета наркотиков стремятся сохранить их нелегальность, рассчитывая тем самым на уменьшение их пагубного влияния как на самих потребителей, так и на общество вокруг. И хотя запрет сокращает объем потребления, вреда потребителям и обществу он приносит, к сожалению, несоизмеримо больше, чем пользы.

В условиях запрета наркотики становятся более сильнодействующими. Чтобы уменьшить риск обнаружения каждой продаваемой порции, наркоторговцы стараются минимизировать ее объем и вес. А значит, увеличивается концентрация. Экономист Марк Торнтон обнаружил, что увеличение силы действия марихуаны (на 93 процента) связано с ростом государственных ассигнований на запретительные меры[7].

Кроме того, запрет наркотиков сокращает разницу в цене между наиболее сильнодействующими и не столь сильнодействующими веществами: ведь затраты на то, чтобы не попасться полиции, фиксированы и не зависят от характера сбываемого вещества. Тем самым запрет подталкивает потребителя к более сильнодействующим наркотикам, поскольку они уже не настолько дороже более слабых[8]. Похожие последствия можно было наблюдать во времена сухого закона. Цена крепких алкогольных напитков относительно пива падала, и это вело к росту потребления более крепкого алкоголя — в частности, спирта и джина самодельной выработки[9].

От запрета страдает и качество продукта. Раз наркотики продаются на черном рынке, им не может быть присвоена торговая марка. И когда дилер продает некачественную дозу, то ущерб для репутации канала поставки несравним с тем, как страдает в случае некачественной партии репутация, скажем, торговой марки «Тайленол»[10]. Более того, потребители не могут подать на поставщиков в суд за предоставление более вредного и опасного продукта. В условиях легального рынка наркоторговцам приходилось бы поставлять высококачественный товар, рискуя в противном случае финансовыми потерями и судебными последствиями.

Со стороны потребления cуммарный эффект от запрета наркотиков в лучшем случае состоит в том, что потребителей становится меньше, но для тех, кто продолжает употреблять наркотики, опасность возрастает, потому что они покупают более сильные вещества при менее предсказуемом качестве. Мы это видим по статистике смертей от передозировки. С 1971 года (два года до того, как было создано федеральное Управление по борьбе с наркотиками и президент Никсон объявил наркотикам войну) до 2007 года гибель от передозировки (рассчитываемая как процент от 100 000 смертей) выросла в десять раз[11].

Запрет создает дополнительные проблемы и тем, кто не употребляет наркотики. Вещества дорожают, наркозависимым приходится тратить больше денег, и многие идут на воровство, чтобы получить нужную дозу кайфа. Экономист Дэвид Р. Хендерсон в исследовании, посвященном войне с наркотиками, которую США ведет в Латинской Америке, указывает, что если бы розничная цена кокаина включала в себя такую же сумму наценок, как цена кофе (а при легализации кокаина примерно этого можно было бы ожидать), то расценки на кокаин в США были бы примерно на 97 процентов ниже нынешних[12]. Если бы в стоимость кокаина и других веществ не входила накрутка, образовавшаяся из-за войны с наркотиками, никому или почти никому не пришлось бы преступать закон, чтобы иметь возможность обслуживать свою привычку.

Что же касается участников рынка наркотиков со стороны предложения, то наркобизнес связан с насилием именно потому, что нелегален. Нелегальные предприниматели не могут улаживать споры в суде, а потому делают это путем кровавых разборок. Будь наркотики законным товаром, поставщики в случае разногласий могли бы обращаться в суд и арбитраж. Одна из причин, по которым крупные наркоторговые сети и организованная преступность вытесняют с рынка мелких наркодельцов, состоит в том, что первые способны частично обеспечить разрешение внутренних конфликтов.

Когда в эпоху «сухого закона» алкоголь в США был запрещен, соответствующие потребности населения стали удовлетворять безжалостные преступные банды. После отмены запрета на рынок вернулись обычные коммерсанты, и уровень насилия снизился.

Экономист Джеффри Майрон обнаружил, что к росту числа убийств в США вело и проведение в жизнь запрета на алкоголь, и проведение в жизнь запрета на наркотики. По его оценкам, запреты увеличили количество убийств на 25–75 процентов[13]. Коротко говоря, насилие, связанное с наркотиками, — будь то со стороны потребителей, бьющихся за обслуживание своей привычки, или со стороны поставляющих наркотики банд, — это следствие запрета, а не причина для него.

Все эти издержки вкупе с данными приведенного выше анализа спроса и предложения показывают: если сторонники запрета наркотиков движимы именно заботой о том, как снизить ущерб от потребления наркотиков и уровень насилия в обществе, то как раз эти мотивы должны бы побудить их выступать против запрета.

Внешние издержки войны с наркотиками

Помимо издержек, связанных с несоответствием целей и средств в борьбе прогибиционистов за запрет наркотиков, многих беспокоят и другие последствия политики запретов — прежде всего, потеря свободы.

Война с наркотиками неизбежно финансируется за счет налогов. Налоги ограничивают личную свободу, лишая людей возможности свободно тратить деньги на товары и услуги. В настоящее время война с наркотиками обходится правительству в 51 миллиард долларов ежегодно[14]. И это без учета налоговых поступлений, которые могла бы принести легализация наркотиков (без учета — поскольку речь в этом случае шла бы не о реальных прибылях, увеличивающими суммарное общественное благосостояние, а о «перекладывании денег из кармана в карман»).

В американских тюрьмах по обвинениям, связанным с наркотиками, сидят более полумиллиона человек[15]. Любой анализ рентабельности войны с наркотиками должен включать в издержки потерю свободы этими заключенными. Остальные члены общества не только оплачивают их содержание в тюрьме посредством налогов, но и не получают тех товаров и услуг, которые эти люди могли бы произвести, оставаясь на свободе.

Потерю других свобод обуславливает сама природа наркоторговли. В случае обычного преступления, например, воровства, появляется жертва, у которой есть мотив сообщить о происшествии в полицию. Но в войне с наркотиками обычные способы выявления и противодействия не работают. Почему? Потому что, вне зависимости от отношения остальной части общества к употреблению наркотиков, ни потребители, ни дилеры не считают себя жертвами. Чтобы следить за соблюдением запрета на наркотики, полиция вынуждена брать на себя такие полномочия и пользоваться такими методами, которые не нужны для контроля за соблюдением других законов. Например, обыскивать подозрительных людей и помещения, прослушивать телефонные разговоры или вести иного рода слежку, устраивать облавы на дома подозреваемых в причастности к наркоторговле.

Иногда подобные действия заканчиваются трагедией. Ошибки в расследовании дел, связанных с наркотиками, нередко приводят к тому, что в дома ни в чем неповинных людей без предупреждения вламываются полицейские. С 1985 года зафиксировано около 200 таких случаев, и в 50 из них от рук полиции гибли невинные граждане[16].

Более того, полицейские регулярно конфискуют личную собственность, если подозревают, что она каким-то образом связана с наркоторговлей. Для этого им даже не требуется довести обвинение до суда, а конфискат пополняет бюджет местных управлений полиции. По данным на 2009 год, за предшествующие 20 лет власти конфисковали таким способом 11 миллиардов долларов личных капиталов, и ежегодно объем конфискации увеличивается на 20 процентов[17].

Данный список издержек не является исчерпывающим. Но эти и другие издержки важно учитывать, когда речь идет об оценке войны с наркотиками.

Заключение

Курс правительства США на запрет наркотиков, подобно «сухому закону» былых времен, является провальным, и его не исправить мелкими поправками и уточнениями. Экономический анализ войны с поставщиками показывает, что она лишь увеличивает доходы наркодельцов, позволяя им отвечать на усиление правоохранительных мер неуклонным наращиванием сил и успешным обеспечением поставок. В итоге война идет дальше по нарастающей, сопровождаясь все большими расходами и все большим насилием.

Более того, вторичные последствия войны с наркотиками дают противоположный желаемому эффект: наркотики становятся более сильными, а их качество — более сомнительным, и в итоге оставшиеся потребители подвергаются большему риску и, по мере роста цен, с большей вероятностью преступают закон ради поддержания своей привычки.

Коротко говоря, средство — запрет наркотиков — не ведет к цели, то есть к улучшению здоровья населения и сокращению уровня насилия. Дальше можно двигаться двумя путями: или воевать не столько с поставщиками наркотиков, сколько с потребителями, или решиться на легализацию.

Война с потребителями, подразумевающая суровые наказания за употребление и хранение наркотиков, не обязательно является провальной с точки зрения соответствия целей и средств. Если цель состоит в том, чтобы просто покончить с употреблением наркотиков, то введение незамедлительной смертной казни для любого, уличенного в хранении или употреблении, было бы прекрасным средством. Но здоровье именно этих людей, конечно, не улучшилось бы. И многие, включая меня, сочли бы такую стратегию еще более несправедливой, чем нынешняя.

Альтернативный путь, то есть легализация, представляется более удачным. Он проходит тест на соответствие целей и средств, не ограничивая личную свободу. Объем потребления может увеличиться, но наркотики станут более безопасными, снизится уровень насилия. А для сокращения потребления есть методы, более действенные, чем принятая сейчас политика запретов, и не сопряженные с отрицательными побочными эффектами: убеждение и просвещение.

Впервые опубликовано: Powell B. (2013). The Economics Behind the U.S. Government's Unwinnable War on Drugs. July 1. Library of Economics and Liberty. 13 July 2015. Перевела Анна Аракелова.

 

2033 words