Инженерия: тексты, видео, картинки

Контроль над историей: возвращение средневековья

Контроль над историей: возвращение средневековья

by Евгений Волков -
Number of replies: 0
Евгений Ермолин
 
Михаил Майзульс

Я "Матильду" не смотрел, но скажу. Возможно (судя по трейлеру - очень вероятно), что это развесистая вампука и псевдоисторический китч про "Россию, которую мы потеряли". Аксельбанты на будуарах, пеньюары и вензеля.


Но сейчас это неважно. Любовные томления "Русского Царя" Николая II внезапно превратились в катализатор православного фундаментализма и в целом полит-архаики (отсюда "про-поклонские" голоса от мусульманских товарищей с Северного Кавказа). Православие, самодержавие, цензура. Как аргумент - святой коктейль Молотова.

Мол, раз мы считаем императора Николая Александровича Романова (1896-1917) страстотерпцем, все слова о нем должны быть благочестиво выверены; клевета на него - клевета на Святую Русь (сиречь на Господа Бога), а правда, не вписывающаяся в сакральный шаблон, - все равно что хула. Если у святого государя был внебрачный (добрачный) роман с танцовщицей, его все равно не могло быть, а значит, и вовсе не было.

Вся эта абсурдная история уже не про реального цесаревича и балерину-эмансипе. Не про кино, госзаказ и важнейшее из искусств. И не про даму-прокурора, сдвинувшуюся на царебожестве. А про контроль над прошлым, "хозяев дискурса" и (потенциальный) следующий шаг в исторической политике: от десоветизированной версии "Краткого курса истории ВКП(б)" к "Степенной книге царского родословия". Если здесь уступить, учесть "чувства верующих", марево цензурно-дисциплинарной сакральности примется расползаться еще быстрее.

Реальное прошлое, со всеми противоречиями, закатывается в державно-агиографический ламинат. О святых и святом (а границы святого, конечно, определяет начальство - в ризах и без) как о покойниках - либо хорошо, либо никак. На этом фоне политтехнолог Мединский с его апологией политически мобилизационного мифа покажется приятным воспоминанием. Державно-религиозный миф, с его притязаниями на абсолют, по определению, радикальнее и бескомпромисснее политтехнологической манипуляции - она цинична, но (пока не вырвалась из-под контроля) относительно рациональна.

Борьба с "Матильдой" ясно показывает, как устроен православный фундаментализм. В нем христианство по сути оборачивается имперско-геополитической "Русской верой" и мнительной национальной самосакрализацией (такое случается с религией во многих странах, но нам от этого ничуть не легче).

Там, где государство в качестве опоры идентичности продвигает героический миф о Великой отечественной войне, появилась другая сила с более радикальным традиционалистским мифом. И, возможно, большое начальство, которое ее выпестовало и время от времени прибегает к ее услугам (казаки с нагайками, борющиеся за всеобщую нравственность и против врагов отечества, околоцерковные депутаты-морализаторы и пр.), теперь не знает, как с этим быть.

Явно, что товарищам во многих кабинетах эта стихийная активность (с поджогами, угрозой поджогов и потенциальными беспорядками) не по нутру. Но строго ее пресечь, значило бы пойти против союзных (беспокойных, но явно полезных) сил. Потому пока о Поклонской сверху пошучивают, но к порядку не призывают (PS. Мединский сегодня дал ей здравую отповедь - осталось посмотреть, насколько успешно). А по Невскому проспекту пускают крестные ходы (мол, выйдет "Матильда", сгинет Россия) против фильма, снятого за госфинансирование.
Долой сакрализаторов, да здравствует императорское либидо!
Управление
Натан Малер
Натан Малер Учитель влез в историю, поэтому виноват.
Управление
Юрий Ильин
Юрий Ильин Мединский, собственно, столкнулся с практической реализацией собственного подхода к истории.

472 words