Правила и благосостояние

Правила и благосостояние

by Евгений Волков -
Number of replies: 0

Так думает россиянин (Крымский вопрос)

18 Март 2015 г. в 22:04

Название статьи в Снобе "Правда жизни или антигришковец" - опубликована в сентябре 2014 года. 

Вопрос с Крымом для российского человека оказался столкновением реального жизненного опыта и абстрактной идеи о неведомых и непонятных правилах поведения. Людям кажется странным, что нельзя забрать то, что считаешь своим по праву, данному ощущением внутренней справедливости или то, что тебе тупо очень нравится, в ситуации, когда у тебя для этого есть достаточно сил, а у того, у кого хочешь отнять, их мало. Это надо быть просто дураком, чтобы не забрать. Так думает россиянин.

Разве не это произошло в 17 году? Разве не это произошло под видом ваучерного перераспределения благ в эпоху перестройки? Разве не это происходило в 90-е в виде бандитских отъемов и в нулевые в виде рейдерских захватов? Мы всегда жили по этим законам, и люди вообще не понимают - чего от них хотят, и чего к ним весь мир прицепился. У нас потому и право частной собственности такое хрупкое, что его укрепление осложнит естественную и органичную процедуру отъема. Нет никаких принципиальных границ - ни между людьми, ни между обществом и человеком - все определяется живым движением и балансом силы и власти. И если Запад чем-то недоволен, то это конечно от зависти, что сам не имеет такой возможности сделать тоже самое, потому, что не так крут и смел. Так думает россиянин.

Россиянин уверен, что всякие международные нормы и правила существуют для внешних приличий, типа нашей Конституции, и никакого реального отношения к жизни не имеют. Рост материального благосостояния последнего десятилетия убедил нас в том, что для этого роста нужен только сам рост, а не какие-то там либеральные ценности и демократические институты. У нас же получилось достаточно хорошо жить и при этом симулировать демократию, значит и на Западе все именно так. Картина мира не потревожилась никаким новым опытом, кроме легкого косметического ремонта. Основы остались теми же. Те, кто считает иначе, воспринимаются или наивными мечтателями, оторванными от жизни, или агентами Запада, который завидует и плетет интриги. Так думает россиянин.

У меня есть друзья и знакомые, которые приветствовали присоединение Крыма и отмахивались от таких зануд как я, которые предупреждали, что это плохо кончится. Они не понимали, отчего это должно плохо кончиться, если внутри страны: и когда они и когда с ними - все кончалось хорошо. Ну, то есть как обычно. Когда ситуация развернулась таки не очень хорошо - развитие военного конфликта на Юго-Востоке Украины, а потом и санкции, то одна часть этих знакомых, отъехала в отрицалово, продолжая настаивать, что все нам ни по чем, а другая, более адекватная, впала в тревогу и панику. Но и эти - адекватные, по-прежнему не могут понять - почему нельзя было забрать Крым и на этом остановиться? Они уверены, что этот вариант устроил бы всех, кроме Украины. Ну, а Украина должна понять - таковы правила реальной жизни, селяви так сказать. Так думает россиянин.

У экономических санкций помимо декларируемого Западом назначения, и помимо предполагаемых последствий, есть еще один, очень важный, возможно не очевидный даже для тех, кто их вводит смысл, что-то вроде побочного эффекта - сформировать новую ментальную связь, продемонстрировать в натуре россиянам, что материальное благосостояние есть обратная сторона либеральных ценностей и работающих демократических институтов. А если последние воспринимаются как абстракция, то материальные блага тоже превратятся в абстракцию и убегут от россиян как "сапоги за утюгами" от неумытого мальчика из стишка про Мойдодыр . В этом стишке описан способ вернуть все обратно. Надо подружиться с «Мойдодыром», согласиться с необходимостью умывать ценности - человеческой жизни, личной свободы, уважения к границам другого (человека, государства) - по утрам и вечерам. Нужно признать для начала хотя бы то, что есть другой способ жить и взаимодействовать между людьми и обществом, и что этот способ предпочтительней. Так думают россияне, которых пока очень мало.

600 words