Недокапитализм: идеология «крепости в осаде»

Недокапитализм: идеология «крепости в осаде»

by Евгений Волков -
Number of replies: 0

Недокапитализм: идеология "крепости в осаде"

1 марта, 19:05 http://gazeta.zn.ua/socium/nedokapitalizm-ideologiya-kreposti-v-osade-_.html

Задача новой элиты заключается в том, чтобы обеспечить переход от введенного в стране социал-дарвинизма -- апофеоза животной рефлексии -- к практике солидарных действий, экономики смыслов, поставив общечеловеческие ценности и мораль впереди монетарной целесообразности.

 Наша младобуржуазия должна понять формулу, по которой существует капитализм: 

-- народ признает, легитимизирует собственность (хотя бы потому, что сам является мелким собственником);

-- власть через институционную процедуру такую собственность легализует;

-- в результате собственность превращается в капитал, а ее владельцы становятся капиталистами.

Ошибка нашей младобуржуазии заключается в том, что она сосредоточена только на легализации собственности властью. Но без признания народом эта собственность будет только "квазикапиталом". Такой капитал без предварительного признания -- легитимизации людьми -- неизбежно со временем распадется. То ли вследствие бунтов, то ли вследствие революций или хотя бы из-за того, что он становится коммерчески невыгодным, его содержание -- чрезвычайно затратно по причине необходимости содержать псевдопартии, финансировать псевдовыборы и удовлетворять нужды псевдовласти.

Она, младобуржуазия, занимается чем угодно, только не судьбой страны. Ее главная задача -- прийти к власти любой ценой. Она забыла, что политике нужна не реклама -- политике необходимо содержание.

Когда в римском сенате выступал Цицерон, все вставали и аплодировали -- мол, какой великий оратор наш Марк Тулий. Когда в Греции Демосфен выступал за войну против персов, никто не аплодировал -- все побежали сдавать деньги на войну.

Нынешняя идеология -- это идеология клиентел. Основную свою задачу политики, рекрутированные бизнесом, видят в приходе к власти, а уже там собираются выстраивать идеологию своей работы. Такая обезображенная конструкция приводит к тому, что во власти они в лучшем случае пытаются удовлетворить социальный заказ измученного народа, который сам является "измученным". В худшем -- удовлетворяют нужды клиентелы и игнорируют окружающую действительность. И в одном, и в другом случае любая идеология (не говоря об идеологии прогресса) становится им чуждой. 

Младобуржуазия держит трудовые ресурсы в закрепощенном состоянии, поскольку так проще всего эксплуатировать физиологические комплексы и страхи электората. Подавляя инициативу и новаторство, загоняя малого предпринимателя и бизнесмена в фискальную и институционную ловушку, она лишает большинство активного населения возможности планировать свое будущее. Но еще Сократ говорил, что непродуманная жизнь ничего не стоит. Следовательно, одновременно уничтожается и возможность планировать ценность жизни людей. А ведь стоимость трудовых ресурсов (и здоровье, и образование, и специальность, и правовая защита) -- это капитализация страны!

Действия политиков ситуативные, мотивы -- куцые. Несмотря на локальный сомнительный успех, их деятельность обречена в перспективе. Капитализм, который сейчас строится, окажется коммерчески невыгодным, поскольку трансакционные затраты на содержание сформированных капиталов окажутся чрезмерными. 

Если Морган говорил, что отчитается обо всех своих миллионах, только не спрашивайте о первом, то у наших олигархов -- ни одного "подотчетного" миллиона. Это так, пока система легализации собственности в капитал не будет признана народом, людьми. Построена система (и ее существование поддерживается), в которой закон не действует, а применяется. Если институты, легализирующие капиталы, теряют к себе доверие (легитимность), то это обстоятельство автоматически переносится на капиталы в целом. И не имеет значения, это первый миллион или "свежеиспеченный".

Политическая жизнь по реализации программ развития жизни людей и страны преобразована в инструмент конкурентной борьбы за собственность. Все объективные достижения, возникшие часто вопреки такой деятельности, власть предержащие сублимируют в свой политический (а иногда и собственный) капитал.

Это напоминает постмодернистский перформанс: вся политическая массовка, в которую постоянно рекрутируются "новые лица", как сумасшедшая, носится по вагону, заглядывает в купе и в разнообразных ток-шоу упорно спорит о цвете занавесок на окнах. Сначала она выясняет, какими занавески должны быть -- "национальными" или "толерантными". Потом придумывает наказания для "бригады проводников" -- единственных, кто работает (публика в студии не менее упорно давит на кнопки). И никому не приходит в голову, что поезд уже давно двигается не в том направлении, и уже надо "срывать стоп-кран", чтобы не сорваться с рельсов в пропасть.

Это не преувеличение, поскольку капитализм, построенный в нашей стране, является коммерчески невыгодным, его трансакционные затраты чрезмерные. И, если верить нобелевскому лауреату Роналду Коузу, такая экономика приходит в упадок.

Затраты на поиск цены, товара, продавца, покупателя в условиях тотального отсутствия доверия становятся непрогнозируемыми. Такими же становятся и затраты на ведение переговоров. Для составления контрактов надо искать новые и новые гарантии, которые опять же сложатся в затраты. Все это вызовет необходимость расширять и углублять мониторинг, увеличивать затраты на содержание прав собственности.

У такой экономики нет перспективы, капиталы в таких условиях становятся больше бременем, чем основой для дальнейшего развития.

Сформированная таким способом система политической жизни -- без идеологии, без ответственности власти, без независимости ветвей власти и подотчетности их обществу, без динамического социального статуса трудовых ресурсов, без установленных взаимных прав, но с тотальной манипуляцией смыслов -- приводит к потере доверия как в экономических, так и в социальных, да и просто в бытовых трансакциях. Стремительный рост затрат делает коммерчески невыгодной саму трансакцию. Как следствие -- экономические процессы остановятся, социальная жизнь станет вялой, а бытовые отношения, отравленные постоянным подозрением, превратятся в источник перманентной невротизации. Следовательно, жизнь человека станет невыносимой.

Надо прекратить всяческие манипуляции с социальным заказом людей: они разрушают фундаментальный концепт "Доверие". Массовое сознание имеет одно неприятное свойство: в нем живут "химеры и страхи". Ответственная политика в том и заключается, чтобы не дать проявиться этим грубым явлениям. Не говоря уже о том, чтобы их не эксплуатировать.

Свои трансакции с миром человек решает условно в трех секторах: "купить-продать" (этим занимается рынок); "договориться" (прерогатива общества); "запрет-принуждение" (дискурсы государства). Если власть зарегулирует рынок, если институты гражданского общества заблокированы, или, что еще хуже, они сымитированы, то человек попадает в "нишу выживания". Это идеология "крепости в осаде". Каждый сигнал извне воспринимается как угроза. Свобода, собственность, инициатива в такой конструкции становятся бременем и источником постоянных проблем -- непрогнозируемых и уязвимых. Такая конструкция содержится уже не за счет создания добавленной стоимости, а за счет истощения трудовых ресурсов -- "ниш выживания".

Именно в таком состоянии находится Украина, именно таким является ее "капитализм", именно таким является общественный договор, культивируемый в стране, -- установки "ниш выживания": эгоистические, лоскутные и кургузые.

Жизнь страны непосредственно зависит, а скорее, отображает сформированный в стране общественный договор. Основные установки общественного договора культивируются людьми, интерпретируются институтами общества и воплощаются властью. Общественный договор удивительно динамичен. Его неформальная составляющая, которую формируют опыт, знание, традиции, мораль, установки веры и их многочисленные импровизации, находится в постоянном изменении. Эти изменения должны находить свое оперативное отображение в формальной составляющей общественного договора -- Конституции, законах, нормативных актах. Все это вместе должно содействовать развитию общества и страны в соответствии с новыми ожиданиями людей. Адаптацию изменений общества по отношению к способу его действий должна обеспечивать элита. Ее задача -- реализация общественных установок справедливости через законность. Как она распознает изменения, как учтет "внешний контекст", как определит возможные угрозы и закрепит это свое видение в формальной составляющей общественного договора, так и будут развиваться общество и страна. Ошибки или беспечность элиты в этом процессе повлияют на развитие общества и страны. Ошибочные действия элиты в течение продолжительного времени приведут к накоплению проблем, что это обернется общественным кризисом -- совокупностью ошибочных решений.

Наша элита к тому и ведет. Очень важно разобраться во всем без лишних эмоций, чтобы выделить объективные причины положения вещей.

Следует сразу отметить, что в основе большинства неадекватных решений элиты лежит не "злое намерение", а унаследованный вассальный способ мышления. Бюрократия и технократы, вышедшие из кабинетов советской Украины, по-иному и не мыслили. Они приучены выполнять указания. Новаторство и инициатива были зашлюзованы доминионом. Ресурсный базис, на котором они могли себе разрешить "экспромт", был регламентирован Центром и формировался по остаточному принципу. Такой и была элита -- остаточной. Такую страну она и будет строить -- остаточную! Частные случаи пассионарности или немедленно подавлялись, или рекрутировались в Центр. Следовательно, нашу элиту очень долго пропускали через сепаратор "негативного отбора". С этим не надо бороться -- это надо понимать!

"Вассальная элита" никогда не признает суверенитета гражданина, она "не понимает", что это такое. Самое большое, что она сможет сделать, -- это превратить гражданина в "бюрократического крепостного".

В 90-х годах в стране произошли фундаментальные трансформации -- изменения в правах собственности. Эти изменения индуцировали новые ожидания у людей: раскрепощение инициативы обеспечило появление динамического социального статуса для предпринимателя, для получателя образования, специальности. Тогдашняя элита и технократы это точно отобразили в формальных нормах, введя понятие СПД, установив упрощенную систему налогообложения, единый налог. Но дальше этого не пошло. Вассальные стереотипы мышления элиты втянули ее в перераспределение того, что есть, вместо того чтобы создавать новое на базе раскрепощенной инициативы. Далее пошло сворачивание реформ. Проиллюстрировать это можно нынешним состоянием: страна от динамического социального статуса трудовых ресурсов вернулась в состояние "бюджетного крепостничества". Происходит наиболее опасное -- люмпенизация общественных настроений: "Я тебе -- лояльность, ты мне -- обеспечение; я не работаю, а "отбываю номер", а ты мне -- пенсии и зарплаты". Это установки и ожидания крепостного. Это апофеоз установок "вассальной элиты": не создавать новые ресурсы (те же трудовые), а делить то "куцее", что есть! А это "куцее" формировать за счет истощения остатков предпринимательской инициативы и "рейдерского захвата" государством уже "ниш выживания" семей (крестьяне, мелкие предприниматели, заробитчане, "шабашники", бабушка с бутылкой молока на продажу и т. д.).

Новое будущее страны может быть связано только с одним: осознанием элитой своего нового предназначения. Для этого она, новая элита (новая не по возрасту или по составу), не с вассальных, а с суверенных позиций должна ответить на вопросы:

1. Как представляет нынешний мир и место Украины в этом мире?

2. Как определяет эпоху, в которой мы живем, место и предназначение человека в ней?

3. Что в стране является доминирующим суверенитетом: элиты или гражданин? (Автор определил бы таковым домохозяйство, семью.)

4. Способна ли однозначно договориться о природе власти в стране?

5. Может ли четко установить суверенитеты базовых понятий (права человека, свобода слова, свобода веры и т. п.)? (Автор добавил бы суверенитет домохозяйства, его взаимные права с государством, общиной, частным сектором, обществом.)

6. Как соотносятся национальное и глобальное, что для элиты является доминирующим?

7. Как соотносятся Конституция и общественный договор?

8. Как, через какие механизмы взаимодействуют общество и элиты, как происходит распределение полномочий между ними и контроль за их исполнением?

9. Как обеспечивается доверие и через какие механизмы осуществляется общественный диалог? Как обеспечивается выполнение договоренностей в результате диалога?

И так далее.

Согласование этих позиций будет иметь чрезвычайно важный результат: элита станет консолидированной в смысле понимания будущего человека, народа, страны, государства. Следовательно, она и угрозы развития будет воспринимать с общих позиций, и противостояние этим угрозам будет видеть в единых дискурсах. Мартин Лютер и Жан Кальвин по-новому конституционировали человека и его инициативу. Из этого развились предпринимательство и капитализм. Но они эти основы включили в целостный моральный мир протестантской этики, что обеспечило развитие обществ.

Если элите удастся прийти к консенсусу относительно этих основополагающих понятий, если она динамический статус трудовых ресурсов определит содержанием реформ и парадигмой развития страны, если целью этих реформ станет самодостаточное, обеспеченное и устойчивое домохозяйство, где о стариках заботятся, дети получают образование и специальность, а родители работают и получают за свой труд достойное вознаграждение, то мы обоснованно сможем заявить, что исторический этап с "вассальной элитой" в стране прошел, и родилась новая элита Украины.

К элите я отношу всех представителей науки, технократии, бюрократии, предпринимателей, служащих, журналистов и т. д., распознающих вызовы сегодняшнего дня человеку, стране, государству и берущих на себя ответственность противостоять им. В условиях слабого гражданского общества с низким социальным капиталом особая роль в формировании новой элиты принадлежит владельцам крупных капиталов. Они, как никто иной, должны понимать: если радикальных изменений не произойдет, если сепаратор "негативного отбора" продолжит свое деструктивное для страны действие, то уже в ближайшее время придется определяться не относительно перечисленных мной девяти вопросов, а только относительно одного -- права собственности. Поскольку у люмпенизированного общества установка тоже одна: отобрать и поделить. Тогда "камбек" в "тоталитарный рай" станет новой старой реальностью, которая остановит прогресс страны и отбросит общество на десятки лет назад в вассальное болото. И не факт, что это будет происходить с песнями и карнавалами.

Задача новой элиты заключается в том, чтобы обеспечить переход от введенного в стране социал-дарвинизма -- апофеоза животной рефлексии -- к практике солидарных действий, экономики смыслов, поставив общечеловеческие ценности и мораль впереди монетарной целесообразности.

1897 words