Истории про переводы по психологии

Как переводят книги по психологии и как эти переводы издают? Я могу ответить только на основе собственного опыта и до недавнего времени думал, что это не такой уж интересный широкой публике предмет. Но после выхода в серии «Золотой фонд психотерапии» издательства «Питер» книги Р. Нельсона-Джоунса «Теория и практика консультирования» (реклама здесь), переведенной мною и моей сестрой Ириной Волковой, я решил вынести на открытое обсуждение ряд вроде бы внутренних и технических, но на мой взгляд, весьма существенных вопросов. Получились две небольшие истории. Итак, история первая:

А были ли культы?

Спрос и маркетинг по-российски

Я не являюсь профессиональным переводчиком в том смысле, что не имею формального филологического и переводческого образования. Однако я имею большую и длительную практику перевода с английского для своих собственных нужд и плюс к этому люблю работу с текстом и языком. Перевожу я только то, что мне в данный момент интересно с научной и практической точки зрения и что входит в сферу моей профессиональной компетентности как психолога.

Особая необходимость в работе с издательствами возникла после начала моих исследований по деструктивным культам, когда я понял, что срочно нужно импортировать в Россию тот багаж, который был наработан в предыдущие десятилетия американскими психологами. Первый перевод о культах – «Консультирование о выходе» К. Джиамбалво я издал на 80% на свои средства (еще помогла кафедра, на которой я работаю), и было это в 1995 г. Вот тут началась история, которая меня до сих пор ставит в тупик. Количество подготовленных нами с сестрой переводов по культам скоро перевалит за десяток (список их можно найти на моем сайте), тема культов и сект не сходит со страниц газет и с экранов ТВ, тысячи людей по всей России, пострадавшие от этой напасти, ищут хоть какую-то информацию, которая им может помочь, но мне пока не удалось найти ни одного издательства для публикации этих переводов! Это просто какое-то наваждение! После того, как мне несколько раз отказали по той причине, что маркетинговые исследования не обнаруживают достаточного спроса на такого рода литературу, я сильно стал сомневаться, а есть ли у нас в России маркетинг вообще. Ведь с литературой по культам сейчас дело обстоит как с икрой при советской власти в известном анекдоте: «Почему икру не продают?» – «А вы видели, чтобы ее кто-нибудь в магазинах спрашивал? Вот потому и не продают, что спросом не пользуется». Понятно, что покупатели и продавцы книг, ни разу не видевшие психологических работ по культам, не могут сформулировать свою потребность, ведь нельзя выяснить потребность, скажем, в папайе у человека, который папайю никогда не видел, тем более не пробовал.

Мои аргументы, что все мои аудитории во многих российских городах проявляют острый интерес и столь же острую потребность в серьезной литературе по культам, что 10-тысячный тираж «Сектоведения» А. Дворкина был сметен с прилавков за три месяца, что его же брошюра «10 вопросов навязчивому незнакомцу», являющаяся переработкой одной из глав книги С. Хассэна «Борьба с культовым контролем сознания», уже вышла несколькими изданиями тиражом в несколько десятков тысяч, и т.д., и т.д., — уходят как вода в песок. Странный маркетинг, странная страна Россия!

Я предлагаю читателям, заинтересованным в издании серьезных и самых лучших зарубежных работах по психологии деструктивных культов и психологическому насилию, поучаствовать в маркетинговом исследовании, организуемом мною. Для этого нужно всего лишь написать мне письмо) с заказом одного или нескольких из моих переводов по психологии культов. Список и краткую характеристику переводов можно найти на моем сайте или в «Журнале практического психолога» № 1-2 за 2000 г. В том же журнале опубликованы главы и отрывки из этих переводов, так что вы можете заказывать не кота в мешке, а опираться на предметное знакомство с этими книгами. Ваши заказы я использую только для переговоров с издательствами и для оповещения о выходе той или иной книги в свет, потом вы сможете еще раз решить, где и как приобретать опубликованное издание. Те же, кто захочет приобрести переводы немедленно, не дожидаясь их типографского варианта, должны это особо отметить в своих письмах, им я вышлю дополнительную информацию. Как мне говорили издатели, для принятия решения об издании книги им достаточно получить 800-900 заказов. Я не сомневаюсь, что количество заинтересованных людей будет гораздо больше. Фактически, это вариант голосования, ни к чему вас не обязывающий, только отражающий ваше мнение о необходимости издания работ по культовому воздействию.

Пока же единственный успех на этом поприще – издание «Психологии влияния» Р. Чалдини (издательство «Питер», 1999), не затрагивающей впрямую тему культов. Чтобы как-то закрепиться на издательском поле, дожидаясь лучших времен для переводов по культам, я предложил «Питеру» книгу Р. Нельсона-Джоунса, уже упомянутую в начале. Работал я над ней с особым тщанием, т.к. хотелось наиболее точно донести до российских читателей смысл и терминологию изложенных там концепций. И тут началась вторая история:

Неполовозрелый "должнонанизм", или Вынужденная саморецензия

История, психология и лингвистика одного перевода по психологии

Сдавая перевод в издательство, я и устно и письменно изъявлял готовность к сотрудничеству с редакторами, поскольку понимал очень хорошо, какой нелегкий труд им предстоит. Первое подобное и столь подробное издание на русском языке, излагающее почти полтора десятка основных подходов к консультированию, включая и малоизвестные в нашей стране, содержит огромное количество терминов, специфических для каждой концепции. К этому добавляются и методологические различия и тонкости концепций, которые тоже нужно с максимальной адекватностью донести до читателей русского перевода.

Несколько месяцев шла редакторская работа, но ни одного письма из издательства с предложением совместно обсудить какие-либо проблемы не последовало, и я спокойно ждал выхода книги. И вот в феврале этого года, перед самым отъездом на длительную стажировку в США, я ее получил… Не буду приводить образные описания своего эмоционального состояния после знакомства с несколькими местами отредактированного перевода, чтобы лишний раз не задевать эмоции добросовестно работавших редакторов. Перейду к хладнокровному изложению фабулы.

Отмечаю мимоходом, что издательство «Питер» второй раз подряд не указывает фамилию моей сестры как второго переводчика в выходных данных книги, несмотря на наличие договора, где мы указаны именно оба (владельцы экземпляров «Психологии влияния» из первых двух тиражей, не поленитесь, припишите к моей фамилии в выходных данных еще «Волкова И. Н.». То же самое надо сделать и в первом тираже "Теории и практики консультирования". Заранее спасибо). Это очень неприятно, но на содержании книги никак не сказывается, и во втором тираже справедливость восторжествует. А плохой менеджмент и наплевательское отношение к работникам – и к договорам – еще долго, видимо, будут отличительной чертой российского бизнеса.

Но основная песня не о том. Дальнейшую историю я излагаю в виде выдержек из переписки по электронной почте с Александром Зайцевым, главой психологической редакции издательства «Питер». Я опускаю места, где мои эмоции перехлестывали через край, они к делу отношения не имеют.

***

[начало письма]

Subject: Нельсон-Джоунс — серьезные ошибки
Date: Wed, 16 Feb 2000 14:24:30 +0300
From: "YEvgeny Volkov" <****@mail.ru>
To: "Александр Зайцев" <******@piter-press.ru

Здравствуйте, Александр!

Спасибо за переданные книги (…)

Однако внимательное изучение изданной книги повергло меня почти в шоковое состояние. Снова не указана моя сестра – И. Н. Волкова — как второй переводчик, хотя я заранее об этом беспокоился в одном из писем в редакцию, памятуя о подобной же истории с Чалдини. (…)

Но это только половина моего шока. Вторая — грубейшее искажение моего перевода в главе об Эллисе, точнее, перевода термина "musturbation" вместо "должнонанизм", как это было у меня, кастрированным словом "долженство" (с. 318 и далее). Я считаю этот факт непозволительным искажением даже не столько моего перевода, сколько авторского текста Нельсона-Джоунса и авторства Эллиса. Я думаю, что ни тот, ни другой не будут в восторге от того, как ханжески их редактируют в России.

Это тем более возмутительно, что я с самого начала редакторской работы над рукописью в издательстве предлагал свое активное участие и немедленную реакцию на любые замечания к переводу. Ни одного вопроса или замечания мне прислано не было!!!

Необходимо привести перевод этой главы в соответствие с оригиналом и точным смыслом указанного термина. Для этого надо на с. 318 дать такую сноску (к восстановленному слову "должнонанизм"):

1. В оригинале используется игра слов "masturbation" (мастурбация) и "musturbation" (от английского глагола must — должен). — Прим. перев.

Если в следующем и любых других тиражах Нельсона-Джоунса это не будет исправлено, требую в выходных данных указать, что главу 12 переводили не мы с сестрой, а тот, кто эту главу редактировал. (…)

С уважением.
Волков Евгений

[конец письма]

***

[начало письма]

Subject: еще серьезные искажения в редактуре Нельсона-Джоунса
Date: Wed, 16 Feb 2000 19:54:40 +0300
From: "YEvgeny Volkov" <*****@mail.ru>
To: "Александр Зайцев" <*****@piter-press.ru

Александр!

Это уже беспредел!!! В главе об Эллисе мой перевод "beliefs" как "верований" заменен словом "убеждения". Протестую самым категорическим образом!!! Я специально интересовался подробнее личностью Эллиса и теми сторонами его деятельности, которые у нас в России мало известны, чтобы дать максимально точное и адекватное изложение его концепции в переводе. Эллис имел в виду именно "верования", а не "убеждения".

Не менее неудачным выглядит и "консультирование по реализму". Ну еще "по реальности" вполне сошло бы, но так...

Если и остальной текст "отредактирован" подобным образом — без всякого согласования со мной, — то у нас остается чуть ли не единственный выход — публично отречься от авторства на данное издание перевода. Я вполне готов принимать претензии к стилю и построению фраз, но категорически и принципиально буду отстаивать адекватность перевода смысла и смыслообразующих терминов и понятий, и не только как переводчик, но и как ученый и как психолог.

(…) Рассчитываю в самое ближайшее время получить Ваши разъяснения и предложения по урегулированию конфликта.

С уважением.
Волков Евгений

[конец письма]

Последнее письмо я привожу с цитатами из ответного письма А. Зайцева.

***

[начало письма]

Subject: Нельсон-Джоунс — продолжение
Date: Wed, 08 Mar 2000 20:17:05 -0800
From: "YEvgeny Volkov" <****@mail.ru>
To: “Зайцев А.” <****@piter-press.ru

Здравствуйте, Александр!

Занятый отъездом в Калифорнию и обустройством там на четырехмесячную стажировку, я не мог оперативно продолжить дискуссию о редакции Нельсона-Джоунса.

Сначала о выходных данных.

> Здравствуйте, Евгений Новомирович!

> Про Вашу сестру как про второго переводчика книги и про Ваше письмо с
> беспокойством не упустить этого факта из виду я узнаю только теперь — и от Вас. (…)
> Это поправимо, я прослежу.

Ни я, ни моя сестра не можем принять как извинительные любые объяснения отсутствия ее фамилии в выходных данных. Есть документ, договор, и это полностью вина издательства, если выходные данные книги оформляются без учета такого основополагающего документа, как договор. Что именно и когда "поправимо" и за чем Вы проследите? Насколько я понимаю, никаких ни устных, ни письменных извинений никто моей сестре не принес. Или, по Вашему, это слишком незначительная мелочь, за которую не стоит извиняться?

> По поводу термина "musturbation". Ваш вариант перевода оригинален. Но, как
> Вы помните, в нашем издательстве уже выходила книга самого Эллиса, где этот
> термин переведен как "должномания". И это смотрится неплохо на письме, и
> слышится хорошо при произнесении, он — "взрослее" Вашего варианта. Термин
> "долженство" предложен научными редакторами, к мнению которых было бы
> странно не прислушаться ведущему редактору книги — простому исполнителю
> научной воли. От этого термина удобнее строить производные слова,
> согласитесь. Т. е. руководствовались редакторы, по-видимому, целостным
> выигрышем, а не точечным — на уровне употребления одного удачного слова. Но
> это мое мнение, логику научных редакторов (из было трое, Ларионов работал с
> женой — консультантом и психотерапевтом) стоило бы прояснить именно с ними,
> вряд ли с Издательством. Книгу всю (включая 12 главу) редактировали
> указанные на служебной страничке научные редакторы.

> Аналогично с "верованиями" и "убеждениями", а также с "консультированием по
> реализму". Давайте все таки поверим, что научные редакторы (последняя
> инстанция при работе над текстом с внешней — не редакционной стороны)
> могли иметь собственные — научные и профессиональные — логику и причины
> употребления именно того, что они и употребили. Если это вызывает научный
> спор, то резоннее его переместить в любое научное поле — в личные дискуссии,
> в полемику на страницах журналов, в ИНТЕРНЕТЕ. Это и продуктивнее, и
> полезнее для психологического сообщества.

> Евгений Новомирович, поверьте, ни один из научных редакторов не ставил своей
> целью "нанести урон" Вашей репутации (про Издательство я даже и не говорю, у
> нас совершенно другие цели). Если Вы посчитаете нужным отстоять и сможете
> это сделать в научном споре с учеными-редакторами — здорово, мы ваше общее
> решение воплотим в новом издании книги. Поэтому Ваши замечания по остальному
> тексту остаются важными и нужными.
>
> Всего Вам доброго,
> Александр

Во-первых, я не могу понять, почему меня не поставили в известность об изменении СУЩЕСТВЕННЫХ терминов в тексте еще в процессе редактирования. Я посылал специальное письмо по поводу термина «должнонанизм», но никакого отклика не получил. Я не могу понять такого исключения меня из работы над текстом и такого игнорирования проделанной мною работы и моего мнения. Я не поденный переводчик, я работаю только с теми текстами, которые мне интересны с профессионально-научной точки зрения и основное внимание уделяю именно смысловой и научной точности своих переводов.

Во-вторых, я мог бы обсуждать Ваши аргументы, если бы речь шла о моем оригинальном тексте или об оригинальных текстах самих редакторов. Речь же идет об авторских терминах создателей соответствующих концепций, и редакторы в данном случае отредактировали не меня, а Эллиса и Глассера, а заодно и Нельсона-Джоунса, который сохранил авторскую терминологию. Интересно, Вы напишите письмо Элллису, в котором скажете, что термин musturbation — «не взрослый»? Или что этот термин плохо смотрится на письме и от него трудно образовывать словесные формы? Хотел бы я почитать, что он Вам ответит в таком случае.

И в-третьих, о сути самих понятий и их авторском значении. Начну с «консультирования по реализму». Я специально еще раз просмотрел все английские и русские словари, которые были мне доступны, еще раз внимательно прочитал саму главу в оригинальном английском и еще раз убедился, что более точный и просто единственно правильный перевод — «консультирование реальностью». Прежде всего, в английском языке есть reality и есть realism в соответствующих основных значениях «реальность» и «реализм». Если бы Глассер хотел назвать свой подход «терапия реализмом», то он бы так и сделал. Что ещё существеннее, так это смысл самого подхода, который заключается именно в терапии (консультировании) РЕАЛЬНОСТЬЮ. Достаточно взять фразу из тезисов к главе о подходе Глассера:

Early on, reality counsellors attempt to identify clients' wants and needs. Clients are asked to evaluate their behaviour by questions like 'How are you behaving now?' and 'Is your behaviour getting you what you want?' If clients are not getting what they want, reality counsellors ask them questions like 'What do you think might be better?' and work with them to develop plans for satisfying their needs and the pictures in their heads.

Здесь очевидно идет речь о подталкивании клиента к РЕАЛЬНОСТЯМ своей жизни и личности. РЕАЛИЗМ здесь тоже наверняка формируется, но уже как следствие терапевтически организованного столкновения с РЕАЛЬНОСТЬЮ.

Теперь о термине Эллиса musturbation. Эллис, попросту по-русски говоря, охальник и большой шутник, любящий эпатировать публику раскрепощенным отношением к сексуальной проблематике (эта часть его творчества мало известна в России). Плюс к этому его метод вообще предполагает элемент гротеска и иронии в активной дискуссии с клиентом. Поэтому слово ДОЛЖНОНАНИЗМ является единственно адекватным для русского перевода. «Должномания» и «долженство» одинаково далеки от реального Эллиса, поскольку первый вариант перевода искажает смысл понятия, а второй этот смысл буквально кастрирует (верю в то, что редакторы меня поймут и не обидятся, именно такой глагол тут просто просится). Точность и чистота перевода научного текста может быть также проверена обратным переводом: «должномания» окажется тогда «mustmania», а «долженство» будет звучать и писаться как «mustness». Очевидно, насколько далеко это от «musturbation». По поводу написания и словообразования — все претензии к Эллису, да и сложность пользования термином ДОЛЖНОНАНИЗМ ничуть не больше, чем у терминов ТРАНСЦЕНДЕНТАЛИЗМ или ЭКЗИСТЕНЦИАЛИЗМ, а даже явно меньше.

Что касается beliefs, то в английском языке belief имеет отчетливо выраженный религиозный подтекст. Кроме того, Эллис пишет (а за ним и Нельсон-Джоунс) об irrational beliefs. Часто ли мы говорим по-русски «иррациональные убеждения»? Да и вряд ли это выражение корректно на русском языке, если не размывать подтекст слова «убеждения». Существенно и то, что Эллис — один из ведущих и активных атеистов (светских гуманистов по американской терминологии) США. Да и весь контекст его подхода подразумевает именно критику слепой веры человека в свои стереотипы. Поэтому beliefs должны быть переданы в данном переводе как ВЕРОВАНИЯ, что и было мною сделано. Неверное УБЕЖДЕНИЕ еще предполагает какие-то усилия со стороны человека и даже некоторую открытость критике, ВЕРОВАНИЯ же, что и подчеркивает Эллис, именно потому и beliefs, что предполагают слепую некритическую веру. Опять же, в английском языке есть достаточно слов, чтобы выразить понятие УБЕЖДЕНИЕ, credo, например.

Все вышеизложенные языковые и концептуальные аргументы были мною обсуждены с американским психологом, профессором Anthony Pratkanis'ом из University of California, Santa Cruz, и он поддержал мою точку зрения. Я также имею возможность при необходимости привлечь к обсуждению и Эллиса, и Глассера, и Нельсона-Джоунса, если они согласятся на это.

К сожалению, я не имею сейчас под рукой самого текста русского издания, чтобы проверить, нет ли там других искажений, возникших в результате редактирования. Но я категорически настаиваю на внесение изложенных мною исправлений в следующий тираж «Теории и практики консультирования»".

Следуя Вашему же совету, я опубликую свои соображения как на своем сайте, так и, возможно, в каких-нибудь оперативных психологических изданиях.

С уважением.
Евгений Волков

[конец письма]

Выполняя обещание из своего письма и пожелание самого А. Зайцева, я и выношу обсуждение перевода перечисленных терминов из книги Р. Нельсона-Джоунса — и любых других, если в этом возникнет необходимость — на суд психологической общественности.

Обе истории открыты, как мне хотелось бы, для конструктивного продолжения. Включайтесь, коллеги!

Евгений Волков
Санта Круз, Калифорния, 10-15 марта 2000 г.