Психологический анализ технологии подготовки католических миссионеров

В. К. Владимиров, М. В. Харитонов, кандидат психол. наук

Психологическая газета. СПб., 1996. №№ 10-11.

Начиная с середины 80-х годов ХХ века в России начали открыто и активно действовать различные религиозные миссии. В ряде случаев их деятельность может быть охарактеризована либо как культурная агрессия, либо как действия, связанные с психическим насилием над личностью.

Недостаточность информации о такого рода организациях, ее запаздывание или отсутствие связаны как с традиционным игнорированием наличия самой проблемы, так и со сложностью разрешения возникающих в процессе изучения миссионерских организаций этических и практических задач. В силу указанных причин психологические исследования деятельности религиозных миссионерских групп крайне редки. Что касается вопроса правомерности психологического анализа религиозной деятельности, то мы согласны с Э. Метнером, редактором русского издания работы К. Юнга «Психологические типы», считавшим, что процесс объективирования психики проходит стадии магии, религии и психологии. Таким образом, становление психики предметом сознательного восприятия существует и в форме религии, и в форме психологии, что дает нам возможность научного анализа форм подготовки католических миссионеров, работающих в России.

Римско-католическая церковь всегда уделяла внимание России, стремясь расширить свое влияние среди славян, но традиционное отношение к католицизму в нашей стране было негативным. В 1994 году в Санкт-Петербурге обосновалась испанская католическая миссия ордена Verbum Dei, которая, несмотря на семидесятилетнюю атеистическую о6работку исторически православного общества, в первые же месяцы своей работы нашла устойчивую русскоязычную паству.

Данная работа осуществлена в рамках многолетнего исследования социально-психологических составляющих мегаполисной субкультуры, проводимого Высшими Курсами практической психологии при Санкт-Петербургском государственном университете. Новизна работы заключается в необычности объекта исследования — впервые описаны особенности миссионерской деятельности харизматического католического неохристианского монашеского ордена экуменической направленности. К сожалению, рамки газетной статьи не позволяют полностью воспроизвести накопленный и проанализированный материал, и мы вынуждены ограничиться психологическим анализом «Духовных упражнений святого Игнатия Лойолы». Заметим только, что нами обнаружено наличие у католических миссионеров двойной структуры ценностей: «ценности-для-себя» и «ценности-для-группы». Достигается это разведение двух ценностных синкретов, прежде всего, в ходе вышеупомянутых «Духовных упражнений».

Для начала немного о самом ордене. Католический миссионерский орден Verbum Dei был основан на острове Мальорка в 1963 году, вскоре после 11-го Ватиканского собора. Его можно определить как харизматический или неохристианский: твердо стоя на позициях христианской католической традиции, члены ордена стремятся снова обрести непосредственную связь индивида с Богом и научить этому других людей. Орден занимается первичной миссионерской деятельностью среди неверующих или язычников, «вторичной евангелизацией» — обучением христиан установлению связи с Богом — и удовлетворением духовных нужд единоверцев в иноконфессиональных странах.

Орден первоначально возник как новое монашеское братство, затем к нему присоединились сестры, позже — миссионерские семьи. Члены ордена дают три обета — бедности, целомудрия и послушания (миссионерские семьи вместо обета целомудрия принимают обет брачной чистоты) — обычно на определенный срок! Сначала он испытательный — два года, затем более длительный — пять лет, потом идет принятие постоянного обета, однако выход из ордена Verbum Dei не возбраняется на любой стадии.

Точная численность ордена неизвестна, предположительно, от 500 до 1000 человек. Миссионеры живут общинами по 3-5 человек, миссии существуют в Перу, Новой Гвинее, Африке, Европе. В Москве миссионеры работают с 1991 года, в Санкт-Петербурге — с 1994 года.

Миссионеры ордена получают богословское образование параллельно со своей деятельностью по евангелизации и ежегодно проходят месячный курс «Духовных упражнений святого Игнатия Лойолы», созданных в 1534 году и одобренных Папой Павлом III в 1548 году. С точки зрения К. Юнга, к середине ХY века христианство научилось отвергать и подавлять бессознательное индивидов: «Говоря психологически, такое подавление заключалось в отведении либидо, то есть психической энергии. Освобожденная таким образом психическая энергия служила материалом для построения и развития сознательной установки, что понемногу приводило к формированию нового мировоззрения, образованию новой картины мира».

У членов ордена Verbum Dei эта новая картина мира формируется в ходе прохождения цикла «Духовных упражнений» под руководством наставника, традиционно они преподаются группами или индивидуально и предполагают строгое соблюдение как расписания, так и методики их выполнения. Приспосабливаясь к реалиям России, орден ввел и недельные выездные курсы «Духовных упражнений». Занятия обычно проводятся пять раз в день, но возможно изменение режима в зависимости от возраста, состояния здоровья, уровня знаний, образа жизни занимающегося. Часть этих упражнений, согласно литературным источникам, была известна достаточно давно и использовалась в школах Оригена, у орфиков, у гностиков, софистами, в ряде буддистских монастырей, а в мусульманской традиции — суфиями.

Большая длительность и напряженный режим выполнения упражнений, сочетающийся с постами и социальной изоляцией, вызывают утомление и снятие психологических защит вследствие легкой астенизации. При групповом методе (в меньшей мере при индивидуальном) проведения упражнений наставником включаются механизмы конформности и подражания. Но в обоих случаях наставник активно персонифицирует себя как авторитет и образец для подражания.

Духовные упражнения для победы над собой, упорядочения своей жизни и освобождения от волнений и привязанностей ставят своей целью помочь занимающемуся «очистить душу», чтобы выяснить свое призвание и неотступно следовать ему, то есть служат объективации ценностей, к которым относится и призвание. При упражнении дозволяется проявить личную инициативу — можно отказываться от «бесед» (медитаций) и переходить к молитвенной практике, когда занимающийся чувствует к этому побуждение своей души.

Под «беседой» (медитацией) в традиции понимается полимодальная визуализация образа (Христа, Богородицы или какого-нибудь святого), с которым верующий может вступить в контакт, находясь в ассоциированном состоянии. К возникающему образу обращаются за советом и его ответы выслушивают. В образе персонифицировано объективируется собственное бессознательное. Названные особенности данного вида медитации позволяют реагировать на образ воображения как на существующий реально и получить религиозный опыт, способный вызывать реальные изменения личности. В медитации задействуются механизмы внушения, самовнушения и воображения. В процессе занятий наставнику запрещается излишне вмешиваться и стремиться повлиять на выбор и решение занимающегося. Мы предполагаем, что наставник все равно оказывает скрытое влияние — через подбор образов, тем и текстов Евангелия, используемых для медитации. Ответственность за принимаемые решения упражняющийся всегда берет на себя.

Психологическая газета. СПб., 1996. № 11.

В начале первой недели рекомендуется взращивать святое безразличие ко всему тварному и предпринимать все возможное для «служения Богу и прославлять Его». Темы медитаций первой недели — грех и ад. Чтобы вникнуть в предмет, привлекают три способности:

Здесь задействуется негативный психологический механизм накачки чувства вины, подавляющий или запрещающий греховное поведение; упражняющийся ощущает себя подавленным и униженным, его мучает совесть, и происходит самонаказание.

Во время рекомендуемой добровольной публичной исповеди включается механизм стыда, ассоциирующегося с ощущением разоблачения и опозоренности. Чувства вины и стыда надолго западают в душу и эффективно предотвращают рецидивы греховного поведения. Кроме того, в результате происходящего одновременно процесса снижения самооценки повышается внушаемость занимающегося.

Помимо медитации проводится ежедневная самопроверка, заключающаяся в наблюдении собственных грехов (делом, словом, помыслом} и учета их (фиксации) по специальной форме. Такая самопроверка считается не менее важной, чем сами «беседы» (медитации).

В конце первой недели упражняющегося наставляют в поведении и покаянии — «перемене мнения».

Темы медитаций второй недели занятий посвящены жизни Христа до Вербного воскресенья. Задача этого этапа, который может продолжаться до двенадцати дней, — сделать выбор в ответ на Божий призыв и принять во имя славы Божией и во имя спасения души решения, которые могут быть связаны с проблемами ценностного атрибутирования жизни индивида:

Медитации третьей недели — о страданиях и смерти Христа. Цель их — помочь занимающемуся найти основания для верности в следовании примеру Христа, а также обратиться к нему с мольбой о милости и придании сил, необходимых для выполнения своего решения. Завершается третья неделя усвоением свода детально проработанных правил о воздержании в пище и питье, которым упражняющийся должен следовать в жизни. Для их усвоения рекомендуется вообразить поведение Христа в ситуациях, связанных с пищей и питьем и следовать его примеру. На третьей неделе занятий используются психологические механизмы:

На четвертой неделе упражняющиеся медитируют о событиях жизни Христа от Воскресения до Вознесения. Упражняющемуся предлагается несколько направлений медитирования, имеющих целью содействие возрастанию в любви. Занимающемуся дается наставление о трех видах мысленно творимой молитвы:

Проанализировав психологический механизм молитвы, мы сочли, что первая из них строится преимущественно на самовнушении; во второй к самовнушению добавляется ассоциативная цепочка; третья же базируется на включении специфического психофизиологического механизма, основанного на изменении состояния сознания. Достигается эта модификация сознания посредством изменения ритма и глубины дыхания: в результате короткого вдоха, длина которого определяется временем произнесения слов в молитве; и растянутого выдоха, определяемого временем, необходимым для создания и удержания образа; изменяется парциальное содержание в крови углекислого газа и кислорода.

Это, в свою очередь, вызывает активацию и торможение других участков мозга, общее снижение тонуса центральной нервной системы, кровяного давления, урежение пульса, а, в конечном итоге, обостряет у индивида остроту ощущения окружающего мира и процессов, идущих в его собственном теле. При этом режим дыхания задается как бы автоматически, без фиксирования внимания на нем, что препятствует осознанию причины изменения состояния своего сознания упражняющимся.

Занимающегося обучают также отличать добрые душевные и духовные движения, которые следует принимать, от дурных, которые необходимо отбрасывать. В технологию подготовки католических миссионеров входит изучение специфических правил, разработанных иезуитами, о единомыслии с церковью.

При подготовке миссионеров ордена и в миссионерской работе широко используется пение. Оно скрыто действует на активность центральной нервной системы, подобно дыханию йогов. Оно объединяет в себе психофизиологические механизмы достижения измененных состояний сознания — через ритм, частоту и глубину дыхания — с различными психолингвистическими моделями, что и предоставляет широкие возможности для семантического кодирования. Первичный анализ текстов песнопений, используемых орденом, проведенный В. Владимировым, который свободно владеет испанским языком, выявил ряд характерных особенностей. В этих текстах присутствует тенденция к использованию эмоционально окрашенных слов, обозначающих ценности и, одновременно, тексты написаны на предельно обобщенном языке — с изобилием номинализаций. Вместе с тем, отсутствуют референтные индексы у слов. Все это вместе взятое очень характерно для обращенной модели метаязыка, лежащей в основе недирективного гипноза. (Проведение специального исследования в этом направлении в дальнейшем представляется весьма перспективным).

В ходе бесед с упражняющимися наставники широко используют притчи и метафоры, что также роднит анализируемую технологию с недирективным гипнозом. Любопытно, что с целью прояснения сложных для понимания моментов христианства, наставники активно используют не только христианские, но иудейские и суфийские притчи и даже бытовые анекдоты.

Резюмируя, подчеркнем, что при подготовке католических миссионеров используются: