Теория и практика консультирования

Пять

Консультирование реальностью

Тезисы

ВВЕДЕНИЕ

Консультирование реальностью, иначе известное как терапия реальностью, является подходом консультирования, развитым в 1950-х и 1960-х годах Уильямом (Вильямом) Глассером, калифорнийским психологом. Глассер (Glasser, 1984a) признает, что первоначально подход не имел никакой систематической теории, но опирался на исходное положение о том, что люди ответственны за то, что они делают. В начале 1980-х годов Глассер (Glasser, 1981, 1984b) добавил теорию контроля как теоретическую основу для практики консультирования реальностью. Глассер (Glasser, 1989) пишет: “Теория контроля утверждает, что наше поведение — всегда наша лучшая попытка контролировать мир и самих себя как часть этого мира так, чтобы мы могли лучше всего удовлетворять свои потребности” (p. 5). Цель консультирования реальностью заключается в том, чтобы “обучить людей эффективно контролировать свою жизнь” (Glasser, 1984a, p. 342).

Уильям (Вильям) Глассер

Уильям (Вильям) Глассер (1925-) рос в Кливленде, штат Огайо, где он изучал химическое машиностроение в Институте Технологии Кейса. В 19 лет Глассер был чрезвычайно застенчив, хотя это не помешало ему жениться в годы пребывания в колледже. В течение трех лет он учился клинической психологии в Университете Вестерн Резерв для получения степени доктора психологии, но не получил ее. В 1953 году Глассер получил степень доктора медицины в Вестерн Резерв. Затем он начал психиатрическое обучение в Брентвудском госпитале Администрации Ветеранов и в 1957 году завершил заключительный год в Калифорнийском Университете в Лос-Анджелесе. Консультирование реальностью возникло из неудовлетворенности Глассера психоаналитической психиатрией в том виде, как она преподавалась во время его обучения. Он полагал, что слишком большой акцент делался на чувствах клиентов и прошлой истории, и недостаточное внимание уделялось тому, что клиенты делали и вопросу “Что вы делаете относительно того, что вы делаете?” (Evans, 1982, p. 460). Также он отмечал, что многие из его преподавателей не занимались тем, что они преподавали и то, что, видимо, работало, не было тем, что работало согласно тому, что они говорили.

В 1956 году, после попытки частной практики, которая была затруднена нехваткой направлений к нему как к врачу, Глассер принял пост в Калифорнийской молодежной администрации в качестве главного психиатра в Школе Вентуры для девочек. Глассер (Glasser, 1984a) отмечает, что консультирование реальностью развилось в начальной стадии из его работы с провинившимися девочками-подростками (1956-67 годы), с частными амбулаторными больными с разнообразными проблемами (1956-82 годы) и с психически пострадавшими клиентами в реабилитационном центре (1957-66 годы). Другим влиянием была работа его прежнего консультанта по ординатуре и наставника Г.Л. Харрингтона с тяжелыми психотическими пациентами в Госпитале Администрации Ветеранов (1955-62 годы). В 1961 году была издана первая книга Глассера “Mental Health or Mental Illness?” (“Психическое здоровье или психическая болезнь?”), за которой в 1965 году последовала “Reality Therapy” (“Терапия реальностью”).

В 1965 году Глассер также начал консультирование в Калифорнийской школьной системе, проводя много времени в начальных школах трущобной территории Лос-Анджелеса Уоттс. Эта работа вела его к фокусировке применения своих идей к образовательным и институционным изменениям, а не только к индивидуумам. В 1968 году Глассер открыл Институт Терапии Реальностью в Брентвуде, пригороде Лос-Анджелеса. В этом году он также создал Педагогический Учебный центр, чтобы исследовать и развивать программы для предотвращения школьных неудач. В 1969 году была издана книга Глассера “Schools without Failure” (“Школы без неудач”) *. В этой книге он защищал идею о том, что обучение заставляло учащихся терпеть неудачи из-за равнодушия, отсутствия актуальности и ограниченного внимания к мышлению, и что школам необходимо двигаться к противоположной философии причастности, значимости и мышления. К 1974 году Глассер говорил: “У меня есть все, кроме преданности моей частной практике” (Barr, 1974, p. 67).

Интерес Глассера к теории контроля усилился после его книги 1976 года “Positive Addiction” (“Положительная склонность”) , в которой он обсуждал, как склонность к бегу и размышлению является чрезвычайно увеличивающей силы. Много читая о том, как мозг функционирует при размышлении, он обнаружил книгу Уильяма (Вильяма) Пауэрса (William Powers) 1973 года “Behavior: The Control of Perception” (“Поведение: Контроль восприятия”). Теория Пауэрса о том, как мозг функционирует в качестве системы контроля, обеспечила теоретическую основу как для положительной склонности, так для и консультирования реальностью. Глассер пишет: “Как это определяет Пауэрс, система контроля действует на внешний мир или на себя как на часть внешнего мира, чтобы осуществлять некую цель, свойственную системе” (Glasser , 1984a, p. 321). Люди с психологическими нарушениями терпят неудачу в своих попытках контролировать мир для получения удовлетворения в том, в чем они нуждаются прямо сейчас. Книга Глассера 1981 года “ Stations of the Mind” (“Центры мозга ”) связывает теорию контроля с практикой консультирования реальностью. В 1982 году Глассер начал преподавать теорию контроля широкой публике. Его книга 1984 года “Control Theory” (“Теория контроля”) описывает теорию, а затем показывает, как люди могут применять ее, чтобы получить больший контроль над своей жизнью. Последние книги Глассера, “The Quality School” (“Качественная школа”) (1992) и “The Quality School Teacher” (“Преподаватель качественной школы”) (1993), применяют идеи теории контроля к школьному управлению и обучению, соответственно.

Глассер имеет троих детей. Его жена Наоми, которая умерла в декабре 1992 года, оказывала очень большую поддержку в его работе и редактировала две книги по исследованию отдельных случаев, “What Are You Doing?” (“Что Вы делаете?”) (1980) и “Control Theory in the Practice of Reality Therapy” (“ Теория контроля в практике терапии реальностью”) (1989). Глассер продолжает обучать и выдавать дипломы терапевтов реальностью через Институт Терапии Реальностью и остается по-хорошему увлеченным ( positively addicted) продвижением как в Соединенных Штатах, так и за границей, своей теории контроля, консультирования реальностью, обучением педагогов и идеями институционных перемен.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Консультирование реальностью основано на теории контроля. Некоторые из основных концепций теории контроля включают следующее.

Активный язык

Поведение состоит из компонентов мышления, делания и чувствования. В то время как делание и мышление всегда выражаются глаголами типа бегать и размышлять, чувства обычно выражаются как прилагательные, например, подавленный, или как существительные, например, депрессия. Однако люди не только выбирают то, как они думают и действуют, они выбирают и то, как они чувствуют. Чувство типа депрессии не само случается с людьми, они предпочитают быть подавленными. В результате Глассер использовал глаголы, а не существительные и прилагательные, чтобы обращаться к чувствам. Примеры использования глаголов для обозначения чувств – это депрессирование для депрессии, встревоживание для тревоги, головоболение для головной боли, гневление для гнева и фобирование для фобии (Примечание переводчика – английский герундий на русский язык передается здесь как отглагольное существительное). Активный язык пытается описывать поведение, которое люди выбирают в попытках управлять миром для удовлетворения своих потребностей.

Основные (базисные) потребности

Теория контроля рассматривает людей как движимых основными потребностями, которые являются генетическими по происхождению. Все человеческое поведение представляет собой попытку контролировать мир для наилучшего удовлетворения этих потребностей. У людей нет никакого отдыха от их потребностей. Как только они осознают потребность, у них нет никакого выбора, кроме как пытаться удовлетворить эту потребность и, когда любая специфическая потребность удовлетворена, появляются другие потребности. Человеческая жизнь — постоянная борьба за удовлетворение этих различных потребностей и за разрешение постоянно присутствующих конфликтов между ними. Пять основных потребностей — это потребность в выживании, в принадлежности, в могуществе, в свободе и в развлечении (в интересном).

Глассер проводит различие между старым мозгом и корой головного мозга, или “новым мозгом”, который развился намного позже. Существуют многочисленные связи между маленьким подсознательным старым мозгом и огромным сознательным новым мозгом, который является источником осознания и сознательного поведения. Для большинства людей старый мозг с помощью нового мозга удовлетворяет потребность в выживании достаточно хорошо. Однако большая часть жизни касается удовлетворения более сложных и часто противоречивых потребностей, которые возникают в сознательном новом мозгу. Глассер (Glasser, 1984b) называет их “психологическими потребностями”, потому что люди должны удовлетворять их генетические команды скорее психологически, чем физически. Он подчеркивает, что их источник все-таки биологический, а их генетические команды не менее неотложные, чем генетические команды физической потребности выживать и воспроизводить. Далее следуют четыре психологических потребности.

Картины в голове

В течение жизни люди создают личные картинные альбомы, состоящие из детальных картин того, что им требуется для удовлетворения своих потребностей. Глассер (Glasser, 1984b) приводит пример младенца, который пронзительно кричал, а затем ему давали печенье с шоколадной крошкой, которое он очень любили. Немедленно младенец принял картину печенья и сохранял ее в запасниках как нечто такое, чего следует искать, когда он снова проголодается. Человеческие чувства объединяются в сенсорную (фото)камеру, которая, среди других, может воспринимать визуальные, слуховые, вкусовые и осязательные картины. Глассер предпочитает слово “картины” восприятиям и потому, что его легче понять, и потому, что приблизительно 80 процентов восприятий, запасенных в персональных альбомах, являются визуальными.

Личные картинные альбомы — маленькая и избирательная часть полной памяти. Личный картинный альбом — это особый мир, который Глассер теперь называет миром качества. Это больше, чем идеальный мир типа “Чем я хотел бы быть”, так как он содержит очень специфические картины того, что удовлетворяет мои потребности в любви, ценности, успехе, развлечении и свободе прямо сейчас. Люди должны иметь, по крайней мере, одну картину для каждой потребности. Фактически невозможно иметь потребность, не находя быстро картины для ее удовлетворения. Однако люди обычно имеют в своих альбомах картины, которые не могут быть удовлетворены в реальном мире. Кроме того, картины в их голове могут быть ни рациональными, ни совместимыми друг с другом.

Люди могут добавлять картины в свою голову или удалять их, если они не удовлетворяют потребности. Когда люди меняют важные картины, они меняют свою жизнь. Единственный способ, которым картины можно изъять из альбомов, — это заменить их чем-то, что удовлетворяет ту же самую основную потребность достаточно хорошо. Например, картина близкого обычно заменима кем-то другим. Иногда люди выбирают пожизненное страдание, потому что не могут заменять картины: например, избитые жены, которые остаются с мужьями, потому что те оказываются единственными “возможными” картинами любимых людей. Изменение наших собственных картин является трудным. Изменение картин других людей даже еще более трудно и может быть достигнуто только через переговоры и компромисс. Именно картины в голове каждого человека, и никого другого, заставляют его делать то, что он делает.

Картины в голове людей являются самыми важными в понимании взгляда теории контроля на мотивацию. Поведение всегда начинается с картин в голове людей. Поведение порождается различием между картинами в голове людей, тем, чего они хотят, и тем, что происходит в реальном мире, что они имеют. Когда различие существует, люди ведут себя так, чтобы уменьшить это различие. Это — биологический факт, что люди должны предпочитать делать что-то, чтобы уменьшить это различие. Однако то, что они делают, почти неизменно является их выбором.

Полное (совокупное) поведение

В теории контроля поведение — это то, как люди пытаются контролировать мир, чтобы удовлетворить потребности, а не реакция на стимуляцию. Поведение — это нечто большее, чем поступок или действие. Глассер использует термин “полное (совокупное) поведение ”, чтобы описать свою расширенную концепцию поведения. Полное поведение, целое, всегда является суммой следующих четырех компонентов:

Глассер (Glasser, 1989) приводит пример клиента, который признает, что находится в депрессивном (угнетенном) состоянии. С точки зрения теории контроля, этот клиент угнетает себя сам или предпочитает депрессировать. Четыре компонента этого депрессирующего полного поведения следующие. Компонент действия может заключаться в том, чтобы просто сидеть апатично. Компонент чувства – это боль и страдание. Мыслительным компонентом могут быть мысли, вроде: “ Какой толк? Все равно я ничего не могу поделать” . Физиологическими компонентами могут быть боль в животе и трудности со сном. Чем больше этот подавленный клиент понимает, что компонент чувства — только один из четырех компонентов полного поведения, и использует глагол типа “депрессировать” для описания этого поведения, тем больше он будет управлять своей жизнью. Клиент, который признается в депрессировании или в собственном выборе быть в состоянии депрессии, вынужден таким образом признать, что имеет выбор и, возможно, мог бы делать что-то другое и лучшее.

Глассер (Glasser, 1989) использует аналогию полного поведения с четырехколесным автомобилем, где каждый компонент — это одно колесо автомобиля. Передние колеса — компоненты действия и мышления, а задние колеса — компоненты чувствования и физиологии. Потребности являются двигателем, и водитель следует в направлении, самом близком к наиболее необходимой в данный момент картине из его индивидуального альбома мира. Как и в автомобиле, человек имеет полный сознательный контроль относительно того, куда направлять передние колеса его “автомобиля” . Каковы бы ни были проблемы клиентов, они могут предпочитать направлять “автомобили ” своей жизни в лучших направлениях, чем они это делают теперь. Однако клиенты не имеют даже приблизительно такой степени сознательного контроля над задними колесами чувств и физиология, которую они имеют в отношении передних колес действия и мышления. Следовательно, консультирование реальностью фокусируется на оказании помощи клиентам в изменении их действий и мыслей (передние колеса) в гораздо большей мере, чем на изменении их чувств и физиологии (задние колеса).

Люди как системы контроля

В качестве систем контроля, люди, подобно всем живущим организмам, всегда пытаются контролировать мир с целью осуществления основных потребностей, генетически встроенных в их системы. Люди как системы контроля действуют на мир и на себя как часть мира, чтобы попытаться получить нужную им картину. Все живущие организмы имеют два фундаментальных способа контролировать мир. Во-первых, они должны чувствовать, ЧТО (выделено Е. В.) в мире, вероятно, может предоставить им ту картина, которую они рассматривают как удовлетворяющую их потребности. Это — аспект входного контроля мира. Во-вторых, они должны действовать на то, что они видят как удовлетворение своей потребности, или контролировать данную вещь. Это — аспект выходного контроля. Например, измученные жаждой люди сначала должны чувствовать, чем является жажда и как ее можно удовлетворить водой. Во-вторых, чтобы удовлетворить жажду, они должны действовать на мир или контролировать его, разыскивая воду и, если она недоступна, то какую-нибудь другую жидкость.

Люди как системы контроля выбирают все (аспекты) своего поведения, чтобы удовлетворить одну или больше основных потребностей. Невротическое, психотическое, психосоматическое и аддиктивное поведение — неэффективные попытки, которые люди предпринимают, чтобы контролировать мир для удовлетворения своих потребности. Наиболее неэффективное поведение, например крайнее раздражение, выбирается сознательно. Другое поведение, например, такое психосоматическое поведение, как артрит или сердечная болезнь, может быть менее сознательным и блокироваться от осознания, потому что людям кажется слишком болезненным понимание того, что они выбирают свое страдание. Что касается стрессов, то Глассер (Glasser 1984a) считает, что во внешнем мире существует немного, если таковые вообще имеются, действительно напряженных ситуаций. Люди используют термин “стресс” , чтобы описать ситуации, которые они не могут контролировать удовлетворительно посредством того поведения, которое они выбирают.

Хотя системы контроля любят контролировать, никакой системе контроля не нравится быть контролируемой. Если другие пытаются контролировать людей или если люди пытаются контролировать самих себя способами, которые делают тщетными их потребности, они всегда будут предпочитать бунтовать. Иногда неповиновение (выражается) прямо. Чаще всего противодействие осуществляется косвенными способами, типа предпочтения депрессии, мигрени или болезни. Никто не может контролировать другого человека, если только этот человек не убежден, что это удовлетворяет какую-то картину в его голове.

НОВОВВЕДЕНИЯ
Обучение потребностям

Рождаясь, люди не знают, каковы их потребности я или как их удовлетворить. Однако младенцы знают, как они чувствуют. Они также знают, что когда их потребности не удовлетворены, они плохо себя чувствуют. Это знание позволяет им извлечь некоторую идею о том, каковы их потребности. Например, младенцы не имеют понятий пищи, процесса еды или выживания. Однако они знают, когда страдают, и, когда их накормят, они обычно чувствуют себя лучше. По мере того, как это происходит, младенцы сначала узнают о потребности в пище, и затем позже относительно потребностей в процессе еды и в выживании. Люди также могут узнавать о своих психологических потребностях в могуществе, принадлежности, развлечении и свободе из того, что знают, что когда эти потребности удовлетворены, они чувствуют себя лучше. Даже если никогда не ясно, каковы их потребности, через усилия чувствовать себя хорошо люди все равно будут стараться удовлетворить эти потребности.

Приобретение картин в голове

Уже приводился пример того, как младенец, которому давали печенье с шоколадными крошками, когда он пронзительно вопил, воспринял психологическую картину этого и хранил ее в персональном картинном альбоме как нечто, чего следует искать, когда он голоден. По мере того, как люди проживают жизнь, они откладывают на хранение в своих личных картинных альбомах все, что, как они полагают, будет удовлетворять одну или большее количество их основных потребностей. Глассер (Glasser, 1984b) считает вероятным, что люди имеют сотни и даже тысячи картин, которые будут удовлетворять каждую потребность. Люди могут приобретать такие картины в голове, которые подвергают их риску. Например, люди, испытывающие отвращение к пище, имеют в голове картины относительно желательности быть чрезмерно тонкими. Алкоголики имеют картины относительно удовлетворения своих потребностей через алкоголь.

Комплектование полного поведения

Младенцы знают что, чтобы выжить, они должны делать все, что могут, чтобы управлять миром вокруг себя таким образом, чтобы осуществить свои потребности. Ради выживания младенцы рождаются с полным поведением гневления (angering) . Гневление — это способ младенца передавать миру сигналы, что его потребности не удовлетворены. Чтобы поощрять независимость, вскоре после рождения большинство матерей перестают позволять своим младенцам полностью контролировать себя с помощью гневления. Когда младенцы кричат, и ничего не происходит, они быстро учатся искать другое поведение, например улыбку, чтобы управлять своими мирами. Люди — создания творческие и, с помощью подражания, быстро обучаются другим видам полного поведения. Наиболее эффективные преподаватели детей — люди, к которым они неравнодушны и которых они уважают. Другие способы изучения новых типов поведения для контроля мира включают в себя посещение школы, чтение книг и просмотр телевидения.

Глассер (Glasser, 1989) полагает, что обычно рано в жизни каждый учится добавлять поведение страдания, помешанности, болезни и дисфункциональное поведение раздражения, типа драк, к существующим репертуарам полного поведения. Для детей обычно дуться и впадать в депрессию, чтобы контролировать взрослых или бороться за контроль над другими детьми. Таким образом, дети добавляют несчастливствование (miserabling) или гневление как способы управлять собой и другими, чтобы осуществить свои потребности. В этих примерах дети учатся выбирать поведение, которое может иметь краткосрочные вознаграждения. Однако, поскольку время идет, тот же самый выбор, вероятно, уменьшает контроль людей над их жизнью, потому что он, вероятнее всего, приведет скорее к отрицательным, чем к положительным последствиям для себя и для других.

Воспитание детей

Глассер (Glasser, 1984b) советует: “Старайтесь упорно, насколько возможно, обучать, показывать и помогать вашим детям добиваться эффективного контроля над жизнью” (p. 198). Дети собираются жить согласно своим собственным картинам, а не картинам родителей. Слишком часто родители стремятся подогнать своих детей под собственные картины и, делая это, они создают борьбу сил. Важно, чтобы родители поддерживали у детей картины себя как любящих людей. Однако, если родители это допускают, дети могут воспользоваться преимуществом любви родителей, чтобы контролировать их.

Дети рождаются, не зная, как осуществить свои потребности. Глассер (Glasser, 1984b) проводит различие между тем, чтобы что-то делать для, по отношению и вместе с детьми и тем, чтобы оставлять их в покое. Многие родители делают слишком много для своих детей способами, которые позже содействуют этим детям иметь меньший контроль над жизнью. Родители также делают чересчур многое по отношению к детям, например, орут на них и наказывают их, когда они не делают то, чего хотят родители. Большинство родителей делает слишком мало вместе с детьми, например, играют с ними или обсуждают общие интересы. Во всех возрастах родители также в достаточной степени не оставляют детей в покое, например позволяя им прокричаться в приступе раздражения или развлекаться по-своему в дождливые дни. Когда детям оставляют пространство для самостоятельного достижения целей, это может привести к чувству успеха, которое удовлетворяет их потребности в могуществе. Короче говоря, дети больше всего учатся контролировать свою жизнь у взрослых, которые действуют вместе с ними и поощряют их действовать для себя.

Дети неизбежно будут нарушать правила и бросать вызов родителям. Поскольку и родители, и дети имеют мощные потребности в могуществе, переговоры и компромисс являются единственными путями, посредством которых они могут сосуществовать друг с другом. Теория контроля проводит различие между дисциплиной и наказанием. Дисциплина всегда начинается с попытки учить детей следовать разумным правилам через переговоры. Родители стремятся помогать детям видеть, что имеются картины лучше, и поведение, которое было бы в пределах правил. Наказание начинается и заканчивается попыткой вынудить детей следовать правилам, разумным или неразумным, стараясь причинить боль, если они отказываются. Родители не делают никакой попытки дать им возможность обсудить и рассмотреть другие картины и поведение в пределах правил. Наказанные дети испытывают глубокие потери в могуществе и контроле.

Обсуждая планы с детьми, родители должны стремиться делать как можно больше вместе с ними и как можно меньше по отношению к ним или для них. Там, где дети не хотят меняться или вести переговоры, родители могут наложить санкции, соответствующие к возрасту ребенка, до тех пор, пока проблема не разрешена: например, отправиться в свою комнату на десять минут могло бы быть максимальной санкцией для пятилетнего, а вечер без телевидения подходит для десятилетнего. Санкции не должны быть настолько серьезными, чтобы дети утрачивали готовность попытаться исправить ситуацию. Предпочтительно также, чтобы родители не налагали санкции, если они предварительно не обсудили с ребенком последствия неподчинения. Родители всегда должны объяснить детям их элемент персонального выбора относительно санкции, что они или подчиняются или предпочитают принимать последствия неподчинения.

ОБЪЯСНЕНИЕ ПРИВЕРЖЕННОСТИ НЕАДЕКВАТНОМУ ПОВЕДЕНИЮ

Глассер (Glasser, 1989) рассматривает всех клиентов в начале консультирования как выбравших какую-то форму саморазрушительного поведения, которое представляет собой их ложно направленные попытки восстановить контроль над плохо контролируемой и приводящей к фрустрации жизнью. Люди, которые депрессируются, виноватяться, гневаются и занимаются головоболением, недостаточно понимают как свои потребности, так и то, что они могут сделать лучший выбор относительно их удовлетворения, чем нынешний выбор.

Причины выбора страдания

Имеются четыре явных причины, почему люди выбирают муку, боль и страдание в своей жизни.

  1. Удерживать гневление под контролем. Примерно в возрасте около двух лет большинство детей понимает, что гневление не доставит им того, что они хотят, и ищут альтернативы. Дети, которые не могут пойти погулять, когда все заняты, могут предпочесть удерживать гневление под контролем. Вместо этого, они могут выбирать депрессирование из своего поведенческого репертуара. Депрессирование, несмотря на его боль, может быть более безопасным и более эффективным способом для детей контролировать других. К тому времени, когда люди становятся взрослыми, они создают и обучаются у других широкому набору типов поведения с болезненным чувством, которыми они заменяют демонстрацию тревоги, например депрессирование, встревоживание, виновативание или головоболение.
  2. Привлекать помощь. Депрессирование — очень мощный путь получения помощи. Многие люди уязвимы для контроля, оказываясь целями (объектами) депрессирующего поведения.
  3. Искать оправдания по поводу отсутствия более эффективного действия. Боль, страдание и депрессирование обычно используются как оправдания либо для отсутствия действия, когда боятся чего-нибудь сделать, либо для сочетания того и другого. Выбор оставаться страдающим, несмотря на боль, защищает людей от осознания потребности работать над проблемами. Депрессирование также может скрывать их опасения относительно неудачи, которая могла бы делать их жизнь даже более трудной для контроля, чем теперь.
  4. Контролировать других. Депрессирование — путь получения мощного контроля над другими. Глассер (Glasser, 1984b) приводит пример физически здоровой Кэрол, которая предпочитает депрессировать с целью контроля над своей дочерью средних лет Филлис, чтобы та уделяла ей внимание. Кэрол знает, что, что она может заставить Филлис выбрать виновативание. Когда Филлис выбирает виновативание, это — способ контролирования ее собственного гнева.
Причины, по которым люди не осознают, что сами выбрали страдание (несчастье)

Главная причина того, что люди поддерживают свой выбор сохранять страдательное (несчастливое) поведение, — это неосознанность того, что они так делают. Они не хотят брать на себя ответственность за то, чтобы что-то с этим делать, если бы они должны были признать, что их страдание является (их) выбором. Ниже приводятся три важных причины, мешающие людям осознавать, что отрицательные чувства предполагают выбор.

  1. Ошибочное восприятие краткосрочных чистых чувств как долгосрочного эмоционального поведения. То, что люди чувствуют, делится на две стадии. Во-первых, существует непосредственное (немедленное) переживание чувства, которое Глассер (Glasser, 1984b) называет “чистым чувством”. Эти чистые чувства ведут свое происхождение из ранней эволюционной потребности осознавать угрозы для выживания и сообщать людям, действительно ли они контролируют (ситуацию). Такие чувства не выбираются и начинают слабеть, как только возникают. Во-вторых, люди выбирают долгосрочное эмоциональное поведение, например депрессирование или влюбленность, чтобы продлевать боль или удовольствие, возбужденное чистым невыбранным чувством.

    Глассер (Glasser, 1984b) приводит пример Тома, у которого было чистое чувство острой боли разочарования, когда он открыл свой конверт с заработной платой и увидел уведомление об увольнении. Эта боль подала ему сигнал тревоги, что он потерял контроль относительно важной части своей жизни. Тогда Том выбрал долгосрочную боль впадения в депрессию, которая быстро вытеснила чистую боль начального разочарования. Однако, поскольку трудно сказать, когда имеет место переключение, люди склонны путать чистую, краткую, невыбранную боль с хронической выбранной болью.
  2. Осуществление болезненного выбора автоматически. Дети, испытывающие фрустрацию, часто сознательно выбирают либо хандру, либо раздражение. Однако, для взрослых, которые делали такой выбор в течение ряда лет, процесс выбора стал автоматическим и оказался за пределами осознания. Отчетливо болезненное поведение, типа “головоболения”, ограничено приблизительно двадцатью видами, и большинство людей использует только четыре или пять, которые “хорошо работают” для них. Люди с большей степенью вероятности подтвердят свою ответственность за выбор полного поведения, доставляющего удовольствие, чем за выбор болезненного поведения.
  3. Нежелание утратить чувство собственного достоинства. Потребность людей в могуществе и чувстве собственного достоинства настолько сильна, что если бы они должны были подтвердить, что выбирают болезненные чувства, это знание могло бы заставить их испытать некоторую потерю контроля. Следовательно, чтобы сохранять контроль над собой и над другими, люди подавляют осознание того, что они выбирают многие из тех страданий, которые испытывают. Однако чтобы восстановить контроль, люди должны признать, что они выбирают свое страдание и могут выбирать другое поведение и, если необходимо, изменять картины в своей голове для удовлетворения своих потребностей.
Жизнь под контролем чужого страдания

Глассер утверждает, что одна из наиболее важных аксиом теории контроля следующая: “Никогда не позволяйте кому бы то ни было контролировать вас с помощью боли и страдания, которую он выбирает” (Glasser, 1984b, p. 202). Люди могут уступать контроль другим, у которых имеются собственные программы контроля. Например, в вышеупомянутом примере Филлис и ее матери Кэрол, Филлис действует в сговоре, когда создает собственное мучение и виноватится, позволяя матери контролировать себя с помощью ее мучения. Кэрол не собирается изменяться по своей воле, так как выбор мучения — ее путь сохранения контроля собственной жизни. Филлис должна осознать, что Кэрол, выбирает все страдания, на которые она жалуется. Затем ей необходимо восстановить контроль, отделяя себя от контроля матери: например, установив регулярное время визитов и не являясь в случае “чрезвычайных обстоятельств”. Она также должна прекратить действовать в сговоре, спрашивая: “Как ты себя чувствуешь, мама?”, таким образом позволяя матери перехватывать контроль.

ПРАКТИКА
Цели

В консультировании реальностью не имеется никаких твердых правил. Однако консультанты должны всегда иметь ясную причину с точки зрения теории контроля для всего, что они делают. Глассер ( Glasser, 1984a) расценивает все консультирование как обучение. Всеобъемлющая цель консультирования реальностью состоит в том, чтобы научить клиентов, как брать на себя эффективный контроль своей жизнью.

Более конкретно, консультирование реальностью имеет следующие цели. Во-первых, консультанты реальности стремятся сообщить клиентам структуру теории контроля для понимания их поведения. Во-вторых, данный подход нацелен на повышение осознание клиентами их выбора поведения и того, как они пытаются контролировать свои миры посредством этого поведения. В-третьих, консультирование реальностью увеличивает ощущение клиентами их ответственности за осуществление выбора, который работает для них. Клиентов учат, что они не должны больше быть жертвами пагубного прошлого и нынешнего выбора. В-четвертых, клиентам помогают идентифицировать и понять их основные потребности в выживании, принадлежности, могуществе, свободе и развлечении. В-пятых, консультирование реальностью помогает клиентам иметь в голове реалистические картины для удовлетворения их основных потребностей. В-шестых, консультирование реальностью учит клиентов оценивать эффективность их полного поведения в свете того, что им нужно, и выбирать иное поведение в соответствии с необходимостью. В-седьмых, консультанты реальности помогают клиентам развивать и осуществлять определенное поведение, которое будет способствовать осуществлению их потребностей в настоящем и будущем. В-восьмых, консультирование реальностью учит клиентов, как освободиться от позволения себе быть контролируемым негативным контролирующим поведением других.

Глассер (Glasser, 1989) пишет, что “то, что мы на самом деле делаем, так это помогаем клиентам оказывать помощь самим себе” (p. 14). Клиенты лучше подготовлены не только к тому, чтобы справляться с текущими проблемами, но и к тому, чтобы предотвращать или решать будущие проблемы.

Отношения консультирования

Отношения клиент-консультант очень важны. Первый шаг в консультировании заключается в том, чтобы “подружиться” с клиентами. Большинство клиентов, которые приходят для консультирования, одиноки. Консультанты должны быть внимательными и неравнодушными людьми, с кем клиенты могут устанавливать личный контакт и со стороны которых они могут чувствовать поддержку. Однако быть неравнодушным также означает быть честным относительно пределов причастности, таких, как длительность сессий и правила контактов в периоды между сессиями. Сострадание, принятие и терпение – вот еще желательные отличительные черты консультанта. Кроме того, без упрощения их совместной работы, и консультанты, и клиенты поощряются, чтобы использовать юмор.

В консультировании реальностью существует напряженность между выражением сострадания и сообщением клиентам, что их потребности должны быть осуществлены, а проблемы — решены в настоящий момент. Консультанты реальностью стараются избегать разрешать клиентам контролировать их с помощью того же самого неадекватного поведения, которое они используют, чтобы контролировать других, типа гневления, депрессирования и встревоживания. Обычно консультанты реальностью, выражая симпатию к тому, что клиенты испытали, не позволяют им останавливаться на прошлых обидах и страданиях. Однако при случае клиентам можно позволять остановиться на их прошлом и поговорить относительно их чувств, чтобы укрепить отношения для последующей работы по поводу роли их нынешнего выбора в закреплении проблем.

Консультанты реальностью чрезвычайно преданы своим клиентам. (Глассер (Glasser, 1984a) советует им “Никогда не сдавайтесь” (p. 337). Консультанты упорно продолжают заниматься с клиентами до того момента, когда клиенты понимают, что консультанты не допустят, чтобы их контролировали, и не сдадутся. Хорошие друзья не сдаются легко.

Обучение теории контроля

Глассер (Glasser, 1989)отмечает, что консультанты реальностью “предпринимают активное усилие преподать теорию контроля любому клиенту, которого они посчитают восприимчивым к этим идеям” (p. 1). Консультанты подходят к этой задаче рядом способов.

Помощь в определении желаний и потребностей

Консультанты пытаются обнаруживать, что клиенты хотят или к чему их “направляет” текущее поведение. Когда консультанты спрашивают клиентов, “Что вы хотите?”, они спрашивают “Что вы действительно хотите именно сейчас?” Консультанты стараются выяснить, насколько клиенты находятся в контакте с тем, что они действительно хотят. Чем меньше этот контакт, тем труднее может быть работать с ними. Клиенты могут отвечать, что они хотят получить другую работу, иметь лучшие отношения с кем-то, или найти кого-нибудь, чтобы любить его. Затем консультанты пытаются заставить их описывать достаточно детально мысленные картины того, что они хотят именно сейчас. Там, где клиенты сосредотачиваются на желании изменить кого-то другого, их переориентируют на то, как они могут изменять самих себя, так как их поведенческие системы не могут контролировать других. Короче говоря, консультанты помогают клиентам сфокусироваться на том, что они могут достичь.

Консультанты реальностью знакомят клиентов с понятием теории контроля о базисных потребностях. Затем они могут помогать клиентам исследовать, которую из своих базисных потребностей они желают удовлетворить. Брайерли (Brierly, 1989) упоминает о методике “поднос потребностей”, в соответствии с которой клиентов спрашивают: “Если бы у меня был поднос, и вы могли бы иметь одну или более потребностей сегодня до того, как уйдете, какую бы вы выбрали: любовь, личную силу (могущество), развлечение или свободу?” (p. 174). Ответы клиентов могут прояснить, на чем могло бы сфокусироваться консультирование. Клиенты находятся в лучшем положении, чтобы порождать и оценивать картины в голове для удовлетворения потребностей, когда существует ясность относительно потребностей, которые они желают удовлетворить.

Оценка полного поведения

Оценка полного поведения состоит из двух главных частей: прояснение текущего поведения и оценки его адекватности.

Как вы ведете себя теперь?

Когда клиенты определяют, чего они хотят и в чем нуждаются, следующий шаг заключается в том, чтобы спросить их: “Что вы делаете теперь?” или “Какое поведение вы выбираете сейчас?” Часто клиенты разговаривают так, точно они — пассивные жертвы обстоятельств или других людей. Клиенты, которые сидят депрессированные дома и, тем не менее, говорят, что они хотят любви, выбирают деятельное поведение сидения дома, эмоциональное поведение — депрессирование, мыслительное поведение — “Я слишком подавлен, чтобы что-нибудь делать”, и любые сопровождающие физиологические признаки или поведение, например нарушенный сон.

Часто консультанты реальностью просят значимых других, которых клиенты стараются контролировать или чувствуют себя контролируемыми ими, присоединиться к клиенту на занятии. Цель этого состоит в том, чтобы помочь и клиентам, и консультантам лучше понять поведение клиента. Иногда эти люди-ассистенты также извлекают выгоду из занятия.

В частности, консультанты реальностью сосредотачиваются на таких компонентах полного поведения, как действие и мышление, потому что это компоненты, наиболее поддающиеся изменению. Консультанты также ищут эффективное поведение, имеющееся в репертуарах клиентов, и могут расспрашивать о периодах в прошлом, когда клиенты функционировали эффективно. Консультанты ищут силы как для того, чтобы помочь клиентам понять свои ценные качества, так и потому, что часто легче развивать те (варианты) поведения, которое уже имеется в репертуарах клиентов, чем те, которых там нет.

Дает ли ваше поведение то, что вы хотите?

Консультанты реальностью помогают клиентам составлять мнение об их поведении в свете их нужд и потребностей. Также как вопрос: “Дает ли ваше поведение то, чего вы хотите?”, другие вопросы, которыми пользуются консультанты реальностью, чтобы заставить клиентов оценивать свое поведение, включают в себя: “Позволяет ли то, что вы делаете, получать то, что вы хотите?”, “Как ваше поведение помогает вам?”, и “Является ли это наилучшим для вас?” Цель таких вопросов состоит в том, чтобы поощрять клиентов понимать, что поведение, которые они выбирают, не позволяет им получать то, что, по их утверждению, им требуется. Например, клиент, который хочет любви и сидит дома и депрессирует, вынужден предстать перед фактом, что этим поведением он делает выбор не добиваться любви. Клиентка средних лет Филлис, которая хочет большей независимости и все же продолжает реагировать всякий раз, когда ее мать Кэрол жалуется, вынуждена понять, что ее поведение не ведет к тому, чего она хочет. Оценка вопросов о поведении поощряет клиентов признавать, что их нынешний выбор не дает им эффективного контроля над их жизнью.

Планирование и изменение полного поведения

Планирование и изменение поведения включает в себя следующие компоненты: поиск альтернативных видов поведения, обсуждение планов, выработка обязательств по планам, развитие соответствующего поведения и оценка прогресса в осуществлении планов.

Если ваше нынешнее поведение не дает вам того, что вы хотите, то что, по вашему мнению, могло бы быть лучше?

Как только клиенты понимают, что их нынешнее поведение не дает им эффективного контроля над их жизнью, они готовы взглянуть на альтернативные пути восстановления контроля. Консультанты реальностью понимают, что клиенты чувствительны к посторонним советам, как поступать, поэтому они задают вопросы, которые поощряют самих клиентов выработать собственное лучшее поведение. Такие вопросы включают следующее: “Если ваше нынешнее поведение не дает вам того, что вы хотите, то что, по вашему мнению, могло бы быть лучше?”, “Что является лучшим вариантом выбора, чем те, которые вы в настоящее время предпочитаете?” и “Что вы можете сделать, чтобы восстановить больший контроль над своей жизнью?”.

Расскажите мне ваш план

Планы — это способы, которыми клиенты могут удовлетворять важные картины в их голове вне консультирования. Консультанты реальностью ведут клиентов к развитию их собственных планов, а не создают их для них. Это влечет за собой работу консультантов в близком контакте с клиентами, поощряя, тем не менее, их уверенность в самих себе. Планы сосредотачиваются в особенности на таких компонентах полного поведения, как делание и мышление, поскольку, используя более раннюю аналогию, они являются передними колесами автомобиля. Планы могут включать обнаружение новых картин, которые приносят удовлетворение. Планы должны быть выполнимы с точки зрения способностей клиентов и их мотивации. Они не должны пытаться достигнуть слишком много слишком быстро, так как клиенты, стремящиеся восстановить контроль, могут нуждаться в маленьких успехах, чтобы создать уверенность для более трудных задач.

При планировании консультанты реальностью часто задают вопросы, которые вынуждают клиентов разъяснять определенных детали их планов. Например, когда девочка-подросток, которая никогда не искала работу, говорит, что она собирается это делать, консультант мог бы спросить, в какое время и в какой день она собирается начинаться, что она планирует одеть и как она собирается искать, какие рабочие места просить. Кроме того, консультант мог бы заставить клиентку внимательно рассмотреть, что она будет делать, если ее первые три или четыре попытки интервью с целью получения работы окажутся неудачными. Вообще, чем больше консультанты реальности ловят клиентов на слове относительно деталей их планов изменения поведения, тем больше у клиентов шансов успешного их осуществления.

Глассер (Glasser, 1984b) приводит случай с Рэнди, выпускником школы бизнеса, у которого была фобия относительно посещения занятий, потому что, если он окончит школу бизнеса, он может не получить ту работу высокого уровня, которую он нарисовал в своей голове. Глассер совместно с Рэнди разработал план, который сосредоточился на деятельном компоненте полного поведения и имел отношение к мыслительному компоненту. Рэнди должен был открыть свою фобию преподавателям и спросить у них, нельзя ли ему сидеть в задней части класса около открытой двери, тихо уходить, если становится слишком трудно оставаться, собираться (с силами) в пустом зале, и затем возвращаться в класс. Таким образом, он сумел восстановить некоторый контроль в ситуации, доселе неуправляемой. Частично потому, что его преподаватели не отвергли его, когда он открыл свою фобию, Рэнди также изменил в своей голове пагубные картины взыскательного человека. Он получил более реалистические картины как относительно требований к работе, так и о своих ресурсах в качестве потенциального служащего. Рэнди осуществил свой план с итоговым поведением чувствования, заключавшемся в том, что фобия у него прекратилась почти полностью.

Считаете ли вы своим долгом прилагать усилия, чтобы следовать своему плану?

Одно дело — составить план, и другое — взять на себя обязательство осуществить его. Консультанты реальностью стремятся добиться от клиентов обязательств осуществить планы. Если консультанты утвердили себя во внутренних мирах клиентов в качестве людей, развивающих способность удовлетворять потребности, клиенты будут брать на себя обязательства по отношению к ним серьезно. Кроме того, клиенты берут обязательства по отношению к себе. Сильные обязательства увеличивают вероятность серьезного следования им до конца. Ключом к чувствам контроля является также способность составлять планы и выполнять их.

Развитие соответствующего поведения

Там, где это необходимо, консультанты реальностью работают с клиентами, чтобы развить определенные типы поведения, требующиеся для осуществления планов. Например, в вышеупомянутом случае девочки-подростка, которая никогда не искала работу, консультант реальностью мог бы развивать ее навыки, играя роль предпринимателя, берущего у нее интервью. Брайерли (Brierly, 1989) приводит пример “тренировки” разговорных навыков в своем офисе со Сьюзен, застенчивой, тихо говорящей молодой женщиной 20 лет, с целью достроить уровень ее навыков до такой степени, чтобы она могла преуспеть, когда пробовала применять свое новое поведение.

Оценка прогресса: никаких оправданий и никакого наказания

Клиентов просят осуществить планы как домашнее задание. Консультанты реальностью проверяют достижения клиентов. Они предполагают, что обязательства по разумным планам всегда могут выполняться. Не принимая никаких оправданий, консультанты могли бы сказать: “Мне не интересно, почему вы не можете это сделать. Мне интересно, когда вы можете это сделать и как вы можете это сделать” (Glasser , 1984a, p. 336). Консультанты реальностью помогают клиентам сохранять сосредоточенность на том, что они могут сделать теперь, а не на том, чтобы утрачивать контроль в поисках причин быть несчастным и неэффективным. Часто консультанты реальностью используют конфронтацию: например, “Вы сказали, что будете делать это, когда вы будете делать это?” Реже они пользуются даже более сильной конфронтацией, вроде высказываний в адрес клиентов, что они полны нелепостями, или твердых заявлений типа: “Опомнитесь, вы не можете контролировать меня посредством вашего обычного поведения”. Однако в тех случаях, когда планы действительно оказываются неблагоразумными, консультанты работают вместе с клиентами, чтобы заново сделать лучшие варианты.

Консультанты хвалят клиентов, которые преуспевают в выполнении планов. Любой вид негативного высказывания консультантов рассматривается как наказание. Наказание ослабляет взаимосвязь клиентов и консультантов и усиливает их отличительные черты как неудачников. Отрицательные последствия, возникающие на основании невыполнения планов, рассматриваются как решительно отличающиеся от наказания.

Дополнительные сферы применения

Консультирование реальностью, основанное на теории контроля, используется в брачном консультировании. На раннем этапе важно выяснить, хотят ли партнеры оценить преимущества и неудобства продолжения брака или они приняли определенное решение попробовать сохранить брак. Брачное консультирование сосредотачивается на том, как пары могут жить вместе, не контролируя друг друга теми способами, которыми они не хотят быть контролируемыми.

Консультанты реальностью также работают в группах, часто как соведущие. Члены группы могут помогать друг другу оценивать адекватность текущего поведения в удовлетворении потребностей и картин в голове, оказывать помощь в планировании альтернативного поведения и в принятии обязательств. Например, план члена группы можно записать и принять публичное обязательство посредством того, что каждый член группы читает это обязательство и подписывает его.

Консультирование реальностью и принципы теории контроля широко используются в образовательной сфере. Многие из последних работ Глассера (Glasser, 1990, 1992, 1993) были сосредоточены на улучшении навыков администраторов и преподавателей в создании обстановки, в которой учащиеся могут обучаться эффективно контролировать свою жизнь.

ВОПРОСЫ ДЛЯ ПОВТОРЕНИЯ И САМОАНАЛИЗА

Вопросы для повторения главы

  1. Почему Глассер предпочитает использовать активный язык?
  2. Каковы базисные потребности и какова их роль в теории контроля?
  3. Что такое картины в голове и какова их роль в теории контроля?
  4. Что такое полное поведение? Приведите пример.
  5. Что имеется в виду, когда людей рассматривают как системы контроля?
  6. Как люди приобретают неэффективное поведение?
  7. Критически обсудите взгляды Глассера относительно воспитания детей.
  8. Почему люди выбирают свое страдание? Согласны ли Вы с Глассером, что страдание часто является результатом выбора?
  9. Как люди оказываются неосознающими, что они выбирают свое страдание?
  10. Каковы цели консультирования реальностью?
  11. Какова природа отношений клиент-консультант в консультировании реальностью?
  12. Как консультанты реальностью могли бы обучать клиентов теории контроля?
  13. Как консультанты реальностью помогают в определении нужд и потребностей клиентов?
  14. Почему консультанты реальностью задают вопросы типа “Как вы ведете себя теперь?”
  15. Почему консультанты реальностью задают вопросы типа “Ваше поведение доставляет вам то, что вы хотите?”
  16. Почему консультанты реальностью задают вопросы типа “Если ваше нынешнее поведение не дает вам то, чего вы хотите, тогда что, по вашему мнению, могло бы быть лучше?”
  17. Что такое планы и как консультанты реальностью помогают клиентам планировать?
  18. Почему консультанты реальностью стремятся получить обязательства относительно планов?
  19. Почему Глассер выступает в защиту позиции “Никаких оправданий и никакого наказания”, когда консультанты оценивают прогресс клиентов в осуществлении планов?
Вопросы для самоанализа
  1. Считаете ли вы, что взгляд Глассера на базисные потребности точен в отражении ваших основных потребностей?
  2. Критически оцените степень, в которой вы являетесь системой контроля.
  3. В области, где ваше текущее полное поведение не дает вам то, чего вы хотите, продумайте, что могло бы быть лучшими способами поведения, и составьте план, чтобы вести себя с большей ответственностью.
  4. Какое значение, если таковое вообще существует, имеет теория и практика консультирования реальностью к тому, как вы консультируете?
  5. Какое значение, если таковое вообще существует, имеет теория и практика консультирования реальностью к тому, как вы живете?
Аннотированная библиография

Glasser, W. (1984a). Reality therapy. In R. J. Corsini (Ed.). Current Psychotherapies (3rd ed., pp. 320-53). Itasca, IL: Peacock. (Глассер, У. Терапия реальностью).
В этой главе суммируется теория и практика консультирования реальностью, интегрируя теорию контроля в данный подход. Глава включает аннотированную библиографию книг Глассера к моменту опубликования данного издания.

Glasser, W. (1984b). Control theory: A New Explanation of How We Control Our Lives. New York: Harper & Row. (Глассер, У. Теория контроля: Новое объяснение того, как мы контролируем свою жизнь).
Эта книга начинается с представления главных концепций теории контроля типа базисных потребностей, картин в голове, полного поведения и людей в качестве систем контроля. Средняя часть книги включает главы по психосоматическим заболеваниям и вызывающим привыкание наркотикам. Содержание заключительной части книги акцентируется на самоусовершенствовании в области собственного контроля над жизнью и здоровьем, на контролировании других или самих себя с помощью боли и страдания и на том, как начать использовать теорию контроля. Книга не сфокусирована на использовании теории контроля в консультировании.

Glasser, W. (1965). Reality Therapy: A New Approach to Psychiatry. New York: Harper & Row. ( Глассер У. Терапия реальностью: Новый подход к психиатрии).
Эта книга представляет эволюционную стадию в развитии терапии реальностью. Часть первая, озаглавленная “Теория”, охватывает основные концепции терапии реальностью и различия между терапией реальностью и обычной терапией. Часть вторая, озаглавленная “Практика”, содержит главы по применению терапии реальностью к серьезным правонарушительницам-подросткам, госпитализированным психотическим пациентам и клиентам в частной практике. В заключительной главе обсуждается применение терапии реальностью к средним школам.

Glasser, W. (1989). Control theory. In N. Glasser, (Ed.) Control Theory in the Practice of Reality Therapy: Case Studies (pp. 1-15). New York: Harper & Row. ( Глассер, У. Теория контроля).
В этой глава суммируются некоторые из главных концепций в теории контроля и обсуждается их применение к консультированию.

Glasser, N. (Ed.) (1989). Control Theory in the Practice of Reality Therapy: Case Studies. New York: Harper & Row. (Глассер, Н. (редактор). Теория контроля в практике терапии реальностью: Изучение конкретных случаев).
В 1980-ых годах Глассер добавил теорию контроля к консультированию реальностью. Книга состоит из 13 исследований конкретных случаев, каждое написано различными консультантами, имеющими диплом Института Терапии Реальностью. Многие из исследований случаев фокусируются на помощи молодым людям в том, чтобы они брали на себя большую ответственность за свою жизнь, часто вопреки поведению старших. Некоторые исследования случаев сосредотачиваются на проблемах семей и родителей, а одно исследование посвящено работе с заключенным в тюрьме строгого режима. Каждая глава заканчивается комментариями Уильяма Глассера, выдвигающими на первый план аспекты консультирования реальностью, проиллюстрированные в данном исследовании случая.

Дополнительные ссылки
Глассер

Glasser, W. (1961). Mental Health or Mental Illness? New York: Harper & Row.
Glasser, W. (1969). Schools without Failure. New York: Harper & Row. (Русский перевод: Глассер У. Школы без неудачников. — М.: Прогресс, 1991).
Glasser, W. (1972). The Identity Society. New York: Harper & Row.
Glasser, W. (1976). Positive Addiction. New York: Harper & Row.
Glasser, W. (1981). Stations of the Mind. New York: Harper & Row.
Glasser, W. (1990). The Quality School: Managing Students without Coercion. New York: Harper & Row.
Glasser, W. (1992). The Quality School: Managing Students without Coercion (2nd ed.). New York: Harper & Row.
Glasser, W. (1993). The Quality School Teacher. New York: Harper & Row.
Glasser, W. & Karrass, C. (1980). Both-win Management . New York: Lippincott.

Другие авторы

Barr, N. I. (1974). The responsible world of reality therapy. Psychology Today, 7(9), 64-8.
Brierly, S. A. (1989). Breaking away from the family mold and developing a strong comfortable identity. In N. Glasser (Ed). Control Theory in the Practice of Reality Therapy: Case Studies (pp. 163-80). New York: Harper & Row.
Evans, D. B. (1982). What are you doing? An interview with William Glasser. Personnel and Guidance Journal, 60,460-5.
Glasser, N. (Ed.) (1980). What Are You Doing? How People Are Helped through Reality Therapy. New York: Harper & Row.
Powers, W. T. (1973). Behavior: The Control of Perception. Chicago: Aldine.
Wubbolding, R. E. (1988). Using Reality Therapy. New York: Harper & Row.
Wubbolding, R. E. (1994). Reality Therapy: What is it? Counselling, 5, 117-19.

Журнал

The Journal of Reality Therapy (Журнал терапии реальностью) публикует статьи относительно теории, практики и исследований в области консультирования реальностью. Информацию относительно журнала можно получить у доктора Лоуренса Литвака, редактора, (Dr Lawrence Litwack, Editor), Journal of Reality Therapy, 203 Lake Hall, Boston Bouve College, Northeastern University, 360 Huntington Avenue, Boston, MA 02115, USA.