Исследование объяснений кажущихся иррациональными выборов: Анализ аргументативных связей и когнитивная наука. Иллюстративный случай

Facione, N. C., Facione, P. A.. Analyzing Explanations for Seemingly Irrational Choices: Linking Argument Analysis and Cognitive Science. International Journal of Applied Philosophy, 2001, 15:2, pp. 267-286.
Этот перевод в формате doc
Оригинал на английском ещё и здесь для надёжности.

Каждодневное использование рассуждений и их проявление при принятии рискованного решения было проиллюстрировано на примере, описанном ниже. В контексте — женщина в клинике говорит с другой женщиной, ее лечащим врачом. В следующих частях, после примера, мы будем интерпретировать, анализировать и выстраивать схему из явных и неявных рассуждений в ее решении. При этом мы будем обращаться сначала к логической структуре ее рассуждений, и затем мы будем объяснять влияние когнитивной эвристики на ее выбор. Но сначала посмотрите на фрагмент беседы, в котором женщина объясняет свое решение не бросать курить в данный момент.

IV. Интерпретация, анализ и построение схемы

Когнитивная наука предполагает, что люди рассматривают проблемы следующим способом. Используя собранную информацию, взятую из проблемной ситуации и из памяти, мы рассматриваем альтернативные пути понимания и решения проблемы, и затем принимаем решение, основанное на привлекательности результатов, которые по нашим оценкам могут произойти, если мы примем то или иное решение (один из вариантов — не предпринимать никаких действий вообще). Этот процесс не должен быть систематическим, исчерпывающим, свободным от фактических или логических ошибок, или свободным от предубеждений. Действительно, этот путь редко удовлетворяет всем этим нормативным условиям. Один из таких случаев — пример, разобранный выше, где женщина объясняет, почему она не бросает курить. Она сама набрасывает на себя петлю. Некоторые альтернативы, такие как сокращение продолжительности курения, поиск способа прекращения курения, ношение никотинового пластыря, даже не рассматривались. В соответствии с контекстом, рассмотренный фрагмент представляет собой выборку из трех или более страниц беседы с врачом. В частях, вырезанных, как не соответствующих предмету наших текущих целей, мы можем узнать, что этот человек работает в качестве помощника по административным вопросам в прокуратуре, что ее сын Джон — девятиклассник в средней школе Риджвуд, что отношения с мужчиной, которые были прошлым летом, теперь мертвы, что ее отец работал бакалейщиком и дожил до семидесяти трех, и что ее мать сейчас живет в Сарасоте, во Флориде.

Как мы можем понять и сделать очевидными размышления этого человека и вообще понять подобные размышления? Опираясь на работу Тулмина, многое может быть изучено с помощью исследования полной структуры рассуждения. Мы начнем с построения диаграммы, которая показывает графически последовательность причин, промежуточных выводов, и переход к главному выводу. Как это часто бывает, критически важные переходы, основания, согласно которым говорящая так легко переходит от сказанной информации к заключению, по большей части не называются. Чтобы различить способы, которые формируют рассуждения, дополним анализ критически важного аргумента результатами исследования когнитивных процессов, вовлеченных в человеческий выбор.

Шаг #1: Как только получен сокращенный вариант объяснений, выявляются все утверждения, которые говорящая подразумевает в процессе беседы и которые должны учитываться в беседе в качестве заявлений и причин.

Несмотря на относительный недостаток семантических и синтаксических индикаторов, повторяющиеся утверждения потенциально важны, как предполагаемые ключевые данные и утверждения. Таким образом, точный и беспристрастный анализ объяснений человека, в его фактическом контексте, становится важным для высшего анализа подлинного каждодневного формирования точки зрения и выявления причин. В этом пункте мы также рекомендуем нумеровать каждое утверждение для дальнейшего рассмотрения и выстраивание этих утверждений в список. Если один пункт является повторением другого, мы помечаем это сходство. Чтобы разъяснить, что человек имеет в виду, удобно устранять двусмысленность введением слов в скобках, как мы это сделали в строке (1), строке (2) и в других строках ниже.

  • (1) Я знаю, я должна опять бросить (курить),
  • это (курение) убивает меня.
  • Я не могу поверить, что я опять начала курить (зная, что курение убивает меня).
  • Какая я идиотка (я опять начала курить)…!
  • (5) Ещё не время (бросить курить).
  • У меня очень много работы.
  • Прошлым летом я бросила курить на 2 месяца, и потом
  • бездумно опять взяла сигареты
  • Я обратила внимание на курящего парня.
  • (10) Когда у меня нет сигареты, я не могу выполнять свои функции, и
  • (11) поэтому еще не время (чтобы бросить курить) {=(5)}.
  • (12) Мой сын сводит меня с ума.
  • (13) Ему 14 лет и
  • (14) Я никогда не знаю, как он проводит половину своего времени.
  • (15) Мой отец умер о болезни сердца.
  • (16) Вы могли бы подумать, что этого должно быть достаточно, чтобы оградить меня от них. Поэтому
  • (17) Я знаю, что мне нужно бросить {=(1)} но
  • (18) У меня нет сейчас энергии для этого (бросить курить).
  • (19) Я брошу (когда-нибудь).
  • (20) Я брошу {=(19)}.
  • Шаг # 2: Определение главного утверждения, промежуточных утверждений и причин, вызывающих каждое из них. Выявление недостающих неявных утверждений, которые подразумевались женщиной.

    Вновь, опираясь на контекст беседы и смысл различных утверждений, используемых женщиной, отличим главное заявление от промежуточных. Определим связь между причинами и выводами, к которым она намерена следовать. Один из тактических подходов — рассуждать в обратном порядке, от главного заявления, задавая вопросы: «Почему женщина говорит это?» — или: «Какими причинами она это объясняет?» Мы предлагаем подчеркнуть главное заявление, которое может быть не в конце беседы, и в некоторых случаях может быть не сказано вообще. В данном примере главное утверждение лучше всего выражено в пятой строке, так как цель объяснения состоит в том, чтобы защитить одно поведение — а именно продолжать курить, в противовес другому варианту — бросить курить. Главное заявление — подтверждение выбора защищаемой (или предназначенной для выбора) альтернативы. {Мы помечаем для себя в фигурных скобках, как например в строке (5) ниже, где определяем пятую строку как альтернативу, предназначенную для выбора.} Мы скажем больше об этом активном маневре предвидения альтернативы, предназначенной для выбора, в рассуждении о “Поиске доминирующей структуры ” в главе 5.

    Главное утверждение часто поддерживается некоторым числом промежуточных высказываний. Проследим каждую из этих ветвей, возвращаясь к приведенным причинам. В какой-то момент времени связь теряется, остаются только утверждения, представляющие собой основную информацию или данные. Это не означает, что человек не в состоянии привести другие причины, если его спросить. Скорее, эти утверждения в контексте приведенной беседы — это начальные пункты различных причин, которые через посреднические утверждения приводят к главному утверждению. Некоторые утверждения, в особенности посреднические, не могут быть ясно сформулированы. Но они все еще функционируют в уме говорящего, как связи, которые, в конечном счете, соединяют поток причин с главным заявлением человека или с заключением. Таким образом, они должны быть выявлены. Чтобы проследить последовательность мыслей, мы предлагаем, всякий раз вводя объяснение, которое интерпретирует невысказанную причину или заявление, использовать номер строки, с которым связано вводимое объяснение, добавляя букву «и». Например, вводя причину, которая объясняет строку (18): «Работа, воспитание детей и процесс отказа от курения отнимают силы» — мы нумеруем вновь введенную строку «(18и)», чтобы определить это как нашу интерпретацию намеченной, но не высказанной в строке (18) причины.

  • (1) Я знаю, я должна опять бросить (курить).
  • (1и) Я хочу жить; для того, чтобы жить, я должна бросить курить рано или поздно.
  • (2) это (курение) убивает меня.
  • (3) Я не могу поверить, что я опять начала курить (зная, что курение убивает меня),
  • (3и) Может быть, я не могу управлять курением
  • (4) Какая я идиотка (я опять начала курить)…!
  • (5) Еще не время (бросить курить) {Основное требование для выбора альтернативы}
  • (6) У меня очень много работы.
  • (7) Прошлым летом я бросила курить на 2 месяца, и поэтому
  • (7и) Я могу бросить курить, но для того, чтобы это сделать, мне нужны силы.
  • (8) Бездумно опять взяла сигареты.
  • (9) Я обратила внимание на курящего парня.
  • (10и) Я должна оставаться способной выполнять свои функции,
  • (10) Когда у меня нет сигарет, я не могу выполнять свои функции.
  • (10и) Я должна курить, и {Будьте осторожны в повторном выборе данной строки!}
  • (11) ещё не время (бросить курить) {=(5)}.
  • (12и) У меня есть родительские обязанности.
  • (12) Мой сын сводит меня с ума.
  • (13) Ему 14 лет и
  • (14) Я никогда не знаю, как он проводит половину своего времени.
  • (15) Мой отец умер от болезни сердца.
  • (15и) Курение приводит к сердечным болезням; и это произошло в моей семье.
  • (16) Вы могли бы подумать, что этого должно быть достаточно, чтоб, оградить меня от них.
  • (17и) Я хочу жить; для того, чтобы жить, я должна бросить курить рано или поздно. {=1и}. Поэтому
  • (17) Я знаю, я должна бросить {=(1)}. Но
  • (18и) Работа, воспитание детей и процесс отказа от курения отнимают силы.
  • (18) У меня нет сейчас этих сил (чтобы бросить курить).
  • (19) Я брошу когда-нибудь.
  • (20) Я брошу {=(19)}.
  • Шаг #3: Сделать взаимосвязи явными в каскаде утверждений-причин.

    Мы предлагаем использовать способ диаграмм, чтобы составить схему, или сделать очевидными причины, промежуточные утверждения, направление рассуждений, и главный вывод. Используем прагматику ситуации и контекст беседы, чтобы интерпретировать, чему женщина верила и что подразумевала. Все, кто знаком с этим методом в своей профессиональной практике, исследованиях или обучении, знает, каким сложным может быть данный шаг. Для того, чтобы распутать сложности обсуждаемого решения, часто необходимы многократные проекты. Нужно иметь в виду контекст, цели и условия конкретной беседы. Это требует существенной чувствительности к человеку и к тому, что он пытается сказать. В некоторых ситуациях, таких как исполнительное управление, обучение, здравоохранение, уголовное расследование, и консультирование, профессиональный опыт весьма полезен. Цель этого шага — быть как можно ближе к размышлениям говорящего. Поэтому нужно избегать преуменьшения или приукрашивания.

    Допущения, которые нам понадобятся для построения схемы данной беседы, следующие: Мы будем использовать прямоугольник для главного утверждения. Прямоугольники с закругленными краями будут обозначать промежуточные утверждения. Мы будем использовать овалы для обозначения утверждений, являющихся начальной отправной точкой или причиной, то есть тех, для которых не приведена никакая более ранняя причина. Стрелка от причины к утверждению указывает на логический поток рассуждений говорящей. Схема будет включать все пункты до конца шага #2, и только их. Это означает, что мы включим невысказанные утверждения, которые мы вывели на основе нашей интерпретации данной беседы.

    Иллюстрация 1 — графическое отображение нашей интерпретации приведенной проблемы. Другие интерпретаторы, возможно, распознали бы неявные утверждения по-другому. Другие люди могли бы использовать другие данные, делать различные промежуточные выводы в рассуждениях, или рассматривать другие альтернативы при принятии решения. Как бы то ни было, цель этого пункта — приложить все усилия, чтобы понять рассуждения человека. Эффективность помощи, если она необходима, зависит в первую очередь от понимания.

    Шаг #4: Определить влияние и применение когнитивной эвристики.

    Когнитивная эвристика рассматривает сокращения. С помощью эвристического рассуждения можно сэкономить умственные ресурсы и облегчить достижение приемлемых решений своевременно. В этом отношении эвристика часто может быть весьма полезной. Вероятно, что когнитивная эвристика с помощью сокращенных выводов способствовала сохранению нашего вида, как надежного образца мышления. Однако, то, что эвристическое мышление — это способ быстрой оценки, а не тщательные вычисления или обширные аналитические процессы, поэтому оно часто предрасполагает людей к предубеждениям, которые могут привести к не самым оптимальным суждениям. Некоторыми аспектами когнитивной эвристики, продемонстрированными в нашем примере, являются: удовольствие, утрата отвращения, эвристическое моделирование, эвристическая пригодность, поиск доминирующей структуры и эвристический контроль. Наши описания этих стратегий мышления ограничены здесь; но, согласно имеющимся сноскам, существует много литературы по этой проблеме. Хорошо разработанные научные исследования демонстрируют каждый существующий когнитивный процесс.