Аксиомы Тёмной Онтологии / Леви Брайнт (Levi Bryant)

[Кто-то из первых переводчиков поменял порядок пунктов у автора и сделал свои произвольные текстовые вставки, я восстановил авторскую нумерацию и сделал свою редакцию перевода в соответствии с оригиналом, текст которого вставлен в соответствующие пункты. — ЕВ]

Леви Брайант (Levi Bryant) предложил набор аксиом, очевидно вдохновленных материалистической и атеистической традициями мысли. Затем он дополнил его (здесь)  — аксиомы 21-41 (п.35 пропущен автором). При переводе исходная нумерация сохранена (тут она исправлена — Е.В.).

[Поясняющий текст принадлежит , его вариант перевода здесь — http://s357a.blogspot.ru/2013/06/blog-post_14.html. Второй вариант перевода здесь — http://m-introduction.livejournal.com/859526.html. По обеим ссылкам можно посмотреть дополнительные пояснения, интерпретации и комментарии. Оригинал текста и оба перевода также можно найти в Библиотеке Кредо-мастерской (см. список курсов)].

«Цель он видит в задании «ограничений или области определения, пределов, в которые  актуальные проблемы сегодняшнего дня — социальные, политические, интер-дисциплинарные — должны быть помещены, чтобы быть легитимными».

Его пояснения по поводу использования термина «аксиома»:

В современной математике аксиомы являются не «само-очевидной истиной» (теперь вообще нет ничего само-очевидно истинного), а пределами, в которых возможно развертывание определенного направления математики. В этом смысле аксиома есть разновидность правил игры. Она говорит «как при данном ограничении должны ставиться вопросы в этом разделе математики и что отсюда можно вывести?» Дополнительные аксиомы, которые я сформулировал прошедшей ночью, это просто то как я вижу  допустимые заключения, которые можно вывести из состояния знания сегодня в физических науках, биологии, неврологии, психологии и т.д. Просто далее невозможно искренне верить в мир, в котором есть целеустремленность, разграничение тел/разума, замысел, и всё такое прочее.  Как давно уже заметил Ницше, мы полностью утратили этот мир.

Over at Attempts at Living, arranjames has a nice post responding to my manifesto calling for a post-nihilistic praxis. I agree wholeheartedly. The points I laid out last night were intended to outline the constraints or framework within which contemporary social, political, and disciplinary questions are to be posed if they’re to be legitimate. Some have expressed confusion over my use of the term “axiom” in that post. In modern mathematics, an axiom is not a “self-evident truth” (nothing is self-evidently true these day) but a constraint on how a particular branch of mathematics is to unfold. In this sense, an axiom is a sort of rule of the game. It says “given this constraint, how must questions in this branch of mathematics be posed and what can be deduced?” The axioms I set forth last night are what I take to be the only legitimate conclusions that can be drawn from the state of knowledge today in the physical sciences, biology, neurology, psychology, etc. It’s simply no longer possible to honestly believe in a world characterized by purposiveness, body/mind divisions, design, the supernatural, and all the rest. As Nietzsche saw long ago, we’ve completely lost this world.

 Этот легко расширяемый и весьма спорный набор тезисов является по сути нигилистическим манифестом, призывом к дальнейшему движению. Пост-нигилистический импульс порождает  не темноту, а призывает с радостью оставить вечную скорбь во имя торжества конечности. У нас ничего нет, кроме этого мира, но это и невероятно щедрое изобилие, которое нужно суметь разглядеть».

  1. Существование не имеет смысла, как и всё во вселенной. Жизнь случайна и не имеет божественного значения (хотя и является несомненно важной для живого). There is no meaning to existence or anything in the universe. Life is an accident and has no divine significance (though it’s obviously important to the living).
  2. Тем не менее, многие живые существа наделяют мироздание смыслом. Но этот смысл никак не вписан в живое самое по себе. Nonetheless, many living beings give meaning to the universe. It’s just not inscribed in the things themselves.
  3. Всякая жизнь завершится и будет уничтожена. К примеру, наше солнце в конце концов расширится, и всю жизнь и культуру ждёт огненный конец. Маловероятно, что межзвездное путешествие станет реальным или возможным в безбрежности космоса, и потому вся чувствующая жизнь и артефакты культуры исчезнут, когда это случится. All life will pass away and be erased. Our sun, for example, will eventually expand and devour all life and culture in a fiery end. It’s unlikely that inter-stellar travel will ever be realistic or possible given the vast distances of space, so all sentient life and artifacts of culture will be gone when this happens.
  4. Жизни после смерти нет ни в каком значимом смысле (да, черви используют наши тела в пищу для поддержания своей жизни, но их длящаяся жизнь уже не наша). Когда ты мёртв, ты просто мёртв и это всё (хотя, возможно, правы трансгуманисты и мы разработаем компьютерные технологии способные обеспечивать перезагрузку личности и таким образом устанавливать материалистическое бессмертие; мне это сомнительно, но кто знает?) There is no afterlife in any meaningful sense (yes worms will use our corpses as food to continue their life but that’s not me). When you’re dead you’re dead and that’s it (though maybe the trans-humanists are right and we’ll develop computer technologies capable of uploading selves and thereby establishing a materialist immortality; I doubt it, but who knows).
  5. Бытие бесцельно (в аристотелевском, платоническом или христианском смысле), так же как нет цели или задачи у истории. Все эсхатологии ложны. Как следствие сказанного, — органические и технологические вещности, возникающие в природе, проявляют себя в порождении целей и задач для самих себя. There are no purposes in being (in the Aristotlean, Platonic, and Christian Sense), nor is there any goal or aim of history.  All eschatologies are thus shams. With that said, organic and technological beings arise in nature that appear to create purposes and goals for themselves.
  6. У бытия нет плана, всё это — лишь анархия и случайность (моя редакция перевода — Е.В.) There is no plan to being, but rather it’s all anarchy and accident.
  7. Нет сверхъестественной причинности любого рода, как и никакого подлинно мистического опыта (например, астрологии или слияния с тотальностью вещного), поэтому всё, что утверждает глубокие смыслы, сверхъестественные причины, цели и прочее, должно вызывать презрение и отвергаться. There is no supernatural causation of any kind, nor any genuinely mystical experiences (e.g. astrology and merging with the totality of things) so anything that posits deep meanings, supernatural causes, purposes, and so on ought to be treated with disdain and ignored.
  8. Однако, у людей бывает «мистический опыт». Но причиной этого является не то, что они думают, а совершенно обычные природные/неврологические события («единение всего», которое некоторые эпилептики описывают после припадка, объясняется тем, что их нейроны в значительной степени активизируются одновременно и все восприятия слипаются в восприятие Единства и/или Братства всех вещей — поскольку машина различий отключена эпилептическим припадком). Потому буддистская медитация является неплохой психо-неврологической терапией. Nonetheless, people do have «mystical experiences». They just aren’t caused in the way they suppose and are perfectly ordinary natural/neurological events (the oneness with everything that certain epileptics describe after a seizure resulting from all their neurons more or less firing at once). Buddhist meditation is therefore a good psycho-neurological therapy.
  9. Сторонники тёмной онтологии обязаны ощущать изумление, страх и уважение к вещам как раз потому, что всё случайно и бессмысленно и потому не-воз-мес-ти-мо. В этом нет ничего «духовного», не стоит злоупотреблять словами ради слов, и, конечно, «духовность» часто притупляет нашу способность удивляться таким феноменам, как  наличие жизни вопреки её невероятности, — за всеми этими вещностями. И эта жизнь вещности не предполагает наличие за «духовностью» метафизического Агента, Бога или Демиурга, а хуже всего — Мудрого Правителя Государства. Dark ontologists experience wonder, awe, and a reverence for things precisely because everything is an accident and meaningless and therefore irreplaceable. There’s nothing “spiritual” about this, unless one wishes to abuse language and, indeed, spirituality often dulls our ability to experience wonder at things such as the existence of life despite its improbability because it thinks there’s a designer behind these things.
  10. Ничего не происходит в том, что не имеет физического или материального субстрата. Субстрату не нужна магия, и никакой магии нет. Nothing takes place in being that doesn’t have a physical or material substrate. There’s no magic.
  11. Древние не обладали особой мудростью. Их мудрость — набор практик, эффектов воздействия на мозг других от предшествующих им, посредством техник переноса. И эти следы практик переноса сохранило наше сознание по сю пору в вытесненном состоянии, продолжая свою бесконечную работу иррациональных ощущений, ворующих наш век. There’s no particular wisdom of the ancients.  They just had techniques for producing effects in the minds of others through a different form of transference.
  12. Древние греки вовсе не находились на гребне успеха три последних столетия своей истории в науках, социальной и политической мысли, математике, искусстве и так далее. Хайдеггерианское и герменевтическое благоговение перед досократиками, Платоном и Аристотелем, — нелепо и близоруко. Греки должны быть достойными нас, а не наоборот. The Greeks don’t hold a candle to the accomplishments of the last three hundred years in the sciences, social and political thought, mathematics, art, etc. Heideggerian and hermeneutic reverence for the pre-Socratics, Plato, and Aristotle is therefore silly and myopic. The Greeks should live up to us, not we to them.
  13. Всё существует в природе, включая культуру. Everything is in nature, including culture.
  14. Никакой Бог и ни Герой, тем более — мудрый Государственник — нас не спасёт. No God will save us.
  15. Очевидно, что мы находимся на ринге напротив разворачивающейся для завершающегося удара  особенной главы эволюционной истории, которая слепа в ответах на кризис климатических изменений. We’re very likely have ringside seats for the end of this particular chapter in evolutionary history because it’s not clear how we can respond to the crisis of climate change.
  16. Если прав Капуто, что религиозные тексты подобны собранию комиксов, которые сдабривают наше пищеварение полезными назиданиями из жизни и идеалами духа, то нам  лучше было сделать свой выбор из великой литературы, чем дурно написанных и неупорядоченных священных текстов, пробуждающих суеверную не-материалистическую жестокость и невежество. If, as Caputo says, religious texts are like comic book stories that provide valuable life stories and ideals, we’d do better to draw our examples of such things from great literature than horribly written and poorly organized sacred texts that invite superstitious, non-materialist brutality and ignorance.
  17. Никогда не появится прогрессивной формы «духовности», поскольку всякая дискуссия о божественном всегда оборачивается оправданием для различных форм подавления (так фундаменталисты использовали высказывания о Боге Хоукинга и Эйнштейна для своих собственных целей). В результате, «умеренные верующие», молчаливое большинство гораздо хуже, чем фундаменталисты, поскольку именно они наполняют эту динамику стремления к «духовности» темной энергией молчания. There will never be a progressive form of spirituality as any discussion of the divine is always recouped as a justification for various forms of oppression (e.g., fundamentalists enlisting Hawking’s and Einstein’s statements about God for their own cause). As a result, moderate believers are often worse than fundamentalists as they enable these dynamics of power.
  18. Вроде бы цинично постулировать, что люди одурманены и вынуждены верить в «духовность», а мы, понимающие этот расклад дурмана, должны их политически использовать. Но, люди, о которых мы это говорим, также ощущают, что дело обстоит именно так, как если бы мы постулировали это действием. Вот корни брезгливой ненависти простого люда к различным формам поповщины. It’s cynical to say people are dopes and need to believe these things so we should make political use of them. The people we say this about also sense that’s what we think.
  19. Наихудшие злоупотребления в истории происходят из уверенности, что мы действуем во имя стремления к исторической цели или загробной жизни, которую нам кто-то даст помимо нашего продолжающего жизнь рода. Когда из сознания уходит неотвратимость смерти, тогда появляется оправдание самому ужасному надруганию над жизнью (во имя детей и внуков) — ведь этот мир совершенно не важен, и когда мы говорим, что у истории есть цель, или мы живем для продолжения жизни своего рода, мы оправдываем любые действия в настоящем для достижения этой цели. Отними жизнь у бедного во имя будущей жизни себя в жизни своих детей и внуков — максима оправдания себя для себя всех казнокрадов разных исторических эпох. The worst abuses of history arise from believing that we’re acting on behalf of a goal or aim of history or an afterlife. Once the permanence of death is erased in thought, the most horrific abuses of life are all justified as this world doesn’t matter, and when we say that history has a goal we justify doing anything in the present to reach that goal.
  20. У нас нет ничего, кроме этого мира. This world is all we have.
  21. Люди — особый тип животных среди других животных, и не являются кульминацией Бытия или «существования». Humans are a particular type of animal among other animals and are not the pinnacle of being or existence.
  22. Когнитивные способности людей имеют биологические корни или основания и проявляют себя в практической жизни ради жизни. All human cognitive powers are biologically rooted or grounded.
  23. Эти когнитивные способности эволюционировали для выживания во враждебном нам мире, населённом другими хищниками, и для воспроизводства. Однако, вышло так, что наша нервная система способна к само-развертыванию такими способами, которые выходят за пределы исходных эволюционных случайностей. These cognitive powers evolved for the sake of getting around in a hostile world pervaded with other predators and for reproduction.  It does appear, however, that our nervous systems are able to deploy themselves in ways that go beyond these original evolutionary aims.
  24. Наши познавательные системы эволюционировали не ради познания мира или репрезентации того каков он есть; поэтому мы должны постоянно заниматься критикой в структуре наших практик производства знания, чтобы застраховаться от недостатков наших когнитивных структур. Our cognitive systems did not evolve for the sake of knowing the world or representing it as it is; which is why we must perpetually engage in critique in our knowledge-producing practices to protect against the insufficiencies of our cognitive structures.
  25. У сознания нет особого понимания ни того как действует тело, в котором оно возникло, ни понимания причин своих когнитивных и аффективных состояний. Как следствие, к свидетельствам, получаемым в результате самоанализа, следует относиться критически. Consciousness has no special insight into the workings of the body from which it arises, nor any special insight into the causes of its cognitive and affective states. As a consequence, evidence drawn from introspection has to be treated with caution.
  26. Располагая фактом, что всякий разум имеет неврологический субстрат, мы уже не можем говорить в обобщенных или родовых понятиях, тем более в трансцендентальных, о человеческом разуме, поскольку неврологические структуры различаются у представителей нашего вида, исходно различного хотя бы по половым признакам. А посему, — априоризму во всех его формах от критического до феноменологического не на что опереться. Интенциональность имеет как минимум пол и как научный феномен навязывается миру белым мужчиной. Given that all minds have a neurological substrate, we can no longer speak in generic or general terms about human minds as neurological structures are diverse in our species. This is also attested to by the developmental plasticity of the brain.
  27. Никакая философия не может игнорировать или выносить за скобки данные наук и оставаться легитимной. Некоторая базовая научная компетентность необходима для плодотворной философской работы. Подобным образом, базовая компетентность в данных этнографии, лингвистики, социологии, логики и психологии также необходима для философской работы. No philosophy can ignore or bracket the findings of the sciences and be legitimate. Some basic scientific literacy is necessary for good philosophical work. Similarly, basic literacy in the findings of ethnography, linguistics, sociology, and psychology are also necessary for good philosophical work.
  28. Философия не является основанием для всякой другой дисциплины, и никакая другая дисциплина не нуждается в легитимации со стороны философии. Каждая дисциплина разрабатывает собственные эпистемологические критерии и протоколы в зависимости от собственных исследований. Конечно, если философия может разворачивать критику этих протоколов, и, поступает так, то оказывает им услугу. Другие дисциплины не нуждаются в философской эпистемологической активности, если она сама по себе и для себя самой. Действительно, философские эпистемологии часто являются препятствием для исследований в иных дисциплинах, поскольку философ редко сознаёт специфичность проблем и методологий, актуальных и применяемых в этих дисциплинах и потому подходит к ним с весьма искаженным пониманием структуры знания, присущего этим наукам. Дифференциальным и интегральным исчислением пользовались до того как оно было обосновано, но до сих пор не убедительно, как в философском смысле, так и в плане логических процедур вывода. Philosophy is not a foundation for any other discipline, nor does any other discipline require philosophy to grant them legitimacy. Each discipline develops its own epistemic criteria and protocols as a function of its investigation.  While philosophy can, of course, engage in critique of these protocols and render a service in doing so, other disciplines are in no need of the epistemological work of philosophy.  Indeed, philosophical epistemologies are often a hindrance to research in other disciplines as the philosopher is seldom aware of the specific questions and methodologies pursued and used in these disciplines and therefore arrives at them with a highly distorted understanding of what knowledge is in these disciplines.
  29. Всё наличествующее есть результат возникновения или развития [или разложения, деградации — Е.В.]. Everything that exists is the result of a genesis or development.
  30. Религии являются не верованиями, а политическими институциями, которые различными способами влияют на власть и организуют людей во всём мире. Как следствие, дискуссии о религии в перспективе веры и её истинности часто упускают тот факт, что религии есть социологические сущности. Religions are not beliefs but are political institutions that exert power in the world in various ways and that organize people in various ways. As a consequence, discussions of religion at the level of belief and whether or not those beliefs are true often miss the fact that religions are sociological entities.
  31. Теология редко привносит что-то в наше понимание религии, и зачастую замутняет взгляд, представляя рационализированную версию распространенной веры и религии. Утверждения теологов редко отражают то, во что верят люди. Как следствие, о религии можно больше узнать от этнографов и социологов религии, чем от теолога, который обычно выступает «Государственным Мудрецом» (Делез) даже в своих наиболее прогрессивных аспектах. Theology seldom contributes anything to our understanding of religion and often muddies the water by presenting a rationalized version of popular belief and religion. The claims of theologians are seldom reflective of what the population believes.  As a consequence, we have more to learn about religion from the ethnographer and the sociologist of religion than we do from the theologian who is generally what Deleuze called a State Thinker, even in his most progressive moment.
  32. Не существует религии, которая не обращается к сверхъестественному. Те теологи, которые пытаются убедить нас, что религия имеет дело только со смыслами и символами, сами не понимают, о чём говорят. There is no religion that does not involve the supernatural.  Those theologians that attempt to persuade us that religion is really about meanings and symbols do not understand what they’re talking about.
  33. Культура не является сферой вне природы, это структура внутри природы. Культура — это ещё одна эко-система среди прочих. Culture is not a domain outside of nature, but is a formation within nature. Cultures are one more ecology among others.
  34. Природа не находится в гармонии и к гармонии не стремится, хотя гармоничные состояния иногда возникают на короткий период времени. Nature is not harmonious nor does it strive for harmony, though harmony does occasionally happen for a brief period of time.
  35. Мир пронизан антагонизмами, и всегда будет так. The world is riddled with antagonisms and always will be.
  36. В эко-системах и сообществах отсутствует единственная причина для любого частного события, но скорее все события «сверхдетерминированы» или являются результатом множества причин. In ecologies and societies, there is no one cause for any particular event, but rather all events are “overdetermined” or the result of multiple causes.
  37. Всё пребывает в состоянии непрерывного распада. По этой причине необходимы труд, энергия и действия, чтобы упорядоченное существование сохраняло устойчивость во времени. Everything is in a constant state of disintegration. For this reason, work, energy, and operations are required for any ordered existence to continue enduring in time.
  38. Мироздание безразлично в отношении нас, наших страданий, того, как мы проживаем свои жизни, и продолжаем ли мы наличествовать. Тем не менее, мы не безразличны друг другу. Existence is indifferent to us, our sufferings, how we live our lives, and whether we continue to exist. We aren’t, however, indifferent to each other.
  39. Если нашу планету однажды навестят пришельцы, то они не будут приятными и они не будут добрыми. «Звездные войны» — не документальный фильм.  If aliens ever visit our planet they won’t be nice and they’ll be up to no good. Star Trek is not a documentary.
  40. Молекулярная биология дискредитировала витализм во всех его вариантах. Molecular biology has discredited vitalism and all its variants.

Исправление и редакция перевода — Евгений Волков.

Интересный комментарий:

Сергей Ваганов15 июня 2013 г., 16:20
http://s357a.blogspot.com/2013/06/blog-post_14.html?showComment=1371338456852#c3744651360891840474

Односторонний, рассудочный подход с первого положения отрицающий сам себя как несущественный и случайный. Когда говорят, что всё случайно, хаотично, несущественно, то это относится и к произнесённому. При этом, можно сказать, случайное, хаотичное, несущественное — несущественно, а существенно только закономерное. Сами слова, речевые фразы есть проявление закономерного — логики. Словесные категории хоть и являют себя в мире явлений, но материей не являются. Словесную категорию можно написать, думать, при этом может происходить множество материальных физических процессов, но сам смысл нематериален. Логика как смысл вне пространства и времени. И если у нас нет ничего кроме этого мира, то у нас нет ничего. Только имея нематериальные вещи, мы можем что-то различить, а значит, увидеть. [Конец цитаты]

Пример выявления и формулирования разных типов постулатов (аксиом) на материале современных систем психологии можно посмотреть здесь: 

Концепт постулата / аксиомы достаточно приемлемо описан в Викисловаре и Википедии.