Два взгляда на «Телепузиков»

Зомбируют ли наших детей «Телепузики»?

Комсомольская правда, 2001, 6 июня, № 100 (22565)

Цель сериала одна, и очень простая — дать матери хоть немного времени заняться собой или домашними делами.

Уже несколько месяцев на страницах газет и журналов между родителями и детьми не утихают споры о вредности идущего на канале РТР утреннего мультсериала “Телепузики”. Для одних он “отупляюще занудный”, для других — “милый и добрый на фоне засилья с телеэкрана секса и убийств”. В этой затянувшейся дискуссии мы решили поставить точку, обратившись за разъяснениями к доктору психологических наук, профессору Института психологии РАН Елене Алексеевне Сергиенко.

Страшные мультяшки

— Как “телепузиков” только не называют: телеуродами, телемонстрами, теледуриками, телегнусиками. Так ли страшны эти мультяшки, как их малюют?

Вся критика “Телепузиков” бездарна: сплошные спекуляции без всякого анализа. Это единственный в мире сериал, который создан специально для малыша от 6 месяцев до 4 лет! А его берутся критиковать взрослые, у которых мышление и психика устроены несколько иначе.

— Так ли уж сильно “иначе”? Мы же с удовольствием смотрим детские мультики.

Да, но знаете ли вы, что малыши не понимают сюжета ни “Ну, погоди!”, ни “Том и Джери”. Младенцам недоступен даже такой простой мультик, как “Колобок”, потому что там хотя бы надо понять, кто кого обманывает, а что такое хитрость, дети узнают лишь к пяти годам. А на вопрос: “Зачем Колобок убежал от бабушки с дедушкой, почему со всеми разговаривал, а Лисе на нос сел?” — даже вы ответа не знаете. В “Телепузиках” же все упрощена до предела: вместо сюжета — невинные шалости, вместо беседы — восклицания. Схематичны даже бесполые фигурки.

Авторы сериала Энни Вуд и Энди Дэвенпорт для создания своих героев собрали все последние исследования малышей, которые проводили психологи во многих странах мира, и создали очень удачные психологические портреты детей. Поэтому и героев четверо: самому маленькому По — годик, а самому взрослому Тинки-Винки — четыре.

— Странные, кстати, имена!

Почему же? Это не пустые звукосочетания, а простые фонемы, то есть самые элементарные звуковые единицы, которые дети повторяют чаще всего — ла, тин, вин, по...

Чебурашка тоже странный

— Но согласитесь, что но сравнению с нашими мультяшными волками, лисами, золотыми рыбками эти человечки с телевизорами на пузе и антеннами на голове выглядят уж слишком экзотично.

А Чебурашка не кажется вам существом довольно странным, мохнатым, лопоухим, некрасивым и живущим почему-то в телефонной будке?

— Кстати, о будке... Непонятно, где “телепузики” живут: какая-то поляна с невнятным пейзажем и их дом, больше похожий на вросшую в землю “летающую тарелку”.

Этот ландшафт универсальный, потому что лишен резкого национального признака. Поэтому каждый ребенок в любой стране воспринимает его как свой собственный маленький мир.

В словарном запасе “телепузиков” всего 10-20 слов и “охи”, “ахи”, вздохи. По многу раз повторяют слова типа “Пока! Пока! Привет! Привет!”. Такой “язык” не тормозит развития маленьких телезрителей?

Ни капельки. Ведь дети очень долго используют язык невербальный, то есть жесты и восклицания. И в этом возрасте они действительно знают только два десятка слов. “Телепузиков” ребятишки так хорошо и смотрят, потому что им все понятно. “Телепузики” не ставят перед собой цели чему-то обучить малыша. Цель сериала одна, и очень простая — дать матери хоть немного времени заняться собой или домашними делами.

А злодей ли покемон?

— Многие ставят в один ряд по вредности с этим сериалом другой, обожаемый детьми, — про покемонов (это экзотические животные, “карманные монстры”, обладающие сверхъестественной силой). По их мнению, слишком яркие “чистые” цвета, по законам психологии, разрушают естественную структуру восприятия детей.

У детей такое же цветовосприятие, что и у взрослых. Сильную эмоциональную нагрузку малыши испытывают лишь при частом мелькании цветов на телеэкране. Тогда у детей с неврологической симптоматикой это мелькание может вызвать эпилептический припадок. Но процент таких больных ребят небольшой.

— Но “Комсомолка” рассказывала о том, как после просмотра одной из серий “Покемона” десятки детей в разных странах попали в больницу с эпилептическими припадками и неврозами. Причиной послужили яркие вспышки.

“Покемон” ни при чем. Детей, предрасположенных к нервным срывам и припадкам, может спровоцировать любая телепередача, где быстро меняется много изображений. И потом психическое расстройство произошло всего у десятков из миллионов! У нас один человек из нескольких тысяч тоже попадает в больницу с психозом, если триллеров насмотрелся. Вообще у меня вызывает опасение появившаяся в последнее время модная тенденция, что все, что нам подсовывают с Запада, — плохое и вредное.

Атакует ли Запад мозг наших детей?

Некоторые критики утверждают, что в этом мультсериале использовались буддийские мотивы.

— Культура стала настолько интернациональной, впитав в себя все мировые культурные течения и направления, в том числе и религиозные, что о какой-то ярко выраженной тенденции даже говорить не приходится.

Недавно появилось сообщение, что за спиной создателей мультфильмов о “покемонах” и “телепузиках” стоят люди из исследовательских центров, которые занимаются психопрограммированием. И с помощью этих мультиков они зомбируют наших детей.

Подумайте: что же за такое простое существо человек, если из него легко можно сделать зомби?! СМИ, безусловно, оказывают влияние, но в основном на тех, у кого нет собственного мнения или отсутствуют другие источники информации. А у ребенка, помимо телевизора, есть родители и друзья, которые дают ему другие ценности и установки, формирующие сознание. Из ребенка можно сделать зомби, только если он будет заперт в комнате с телевизором один. А надежных результатов, которые бы показывали, что именно информация, переданная с помощью “25-го кадра”, толкает людей на совершение тех или иных действий, нет.

А откуда тогда у детей безудержная страсть к собирательству наклеек, карточек, игрушек “покемонов” и “телепузиков”?

—Страсть к коллекционированию в конце младшего школьного возраста — штука нормальная. И эта “мания” быстро проходит.

Беседовала Светлана КУЗИНА.

Четыре разноцветные куклы уже завоевали 120 стран

Во Франции за год было продано 1,5 миллиона игрушек — “телепузиков”.
В Германии за год продано книжек про них на 2 миллиона марок.
В Корее всего за четыре недели продали 100 000 кассет с записями серии. Всего же за четыре года “Телепузики” в мире заработали около 150 миллионов долларов.
“Телепузики” сначала освоили всю Европу, потом “захватили” ЮАР, Австралию, Новую Зеландию. И вот — Россия. Точнее — “Россия”. Канал РТР купил у BBC Worldwide 365 серий “Телепузиков”. Сегодня их смотрят в 120 странах на 35 языках (всего стран в мире около 160).
Действующие лица: Тинки-Винки, Дипси, Ла-Ла и По, на животиках которых — экран телевизора.

***
Сергей Коляда
Деньги, 2001, № 43 (347), 31 октября 2001 г. С. 62:
МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ

“Чем телепузик отличается от Чебурашки”?

Заместитель гендиректора РТР по программированию Андрей Смирнов считает, что задача “Гелелузиков” — научить детей-домоседов общаться друг с другом.

— Как “Телепузики” попали в Россию?

Мы изучали рынок, выясняли, какой из существующих детских форматов нам ближе всего. Вариантов было много: и “Симпсоны”, и “Покемоны”. У нас была задача — сделать программу для маленьких детей. В итоге мы вышли на “Би-Би-Си”.

— Что такое “Телепузики”?

— Это программа для детей от двух до шести лет. По крайней мере, это показывают исследования аудитории. Хотя сами создатели утверждают, что программа ориентирована на детей с момента рождения. Выглядит неестественно, когда эту передачу начинают смотреть взрослые. А затем комментировать — почему это два раза подряд показывают один и тот же видеосюжет. Типа это только для дебилов. Но мы “Телепузиков” делаем для шестилетних детей. Ведь когда ребенок обучается, он повторяет одно и то же. И таким образом привыкает к этому миру. Чем, собственно, телепузик отличается от Чебурашки? Если говорить про образ, то ничем; та же большая голова, большие глаза.

А как воспринимают “Телепузиков” дети?

Создатели сериала затратили $8 млн только на исследования. За детьми наблюдали скрытой камерой. Ребенка обмануть нельзя: если передача ему не нравится, он уйдет. А так — дети втягиваются, повторяют звуки, движения.

— Получает ли РТР доходы от мерчендайзинга?

Это для нас вторично. Какие-то проценты мы имеем, но продукт они не окупают. На видеокассетах, например, много не заработаешь. Ради примера: при себестоимости серии фильма в $100 тыс. кассеты приносят всего $10 тыс. Наш же сериал окупается рекламой, потому что для целевой аудитории “Телепузиков” существует огромное количество производителей.

Опасные игрушки

Сергей Коляда

Деньги, 2001, № 43 (347), 31 октября 2001 г.

С. 62:

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ

“Чтобы разбудить ребенка, достаточно нажать кнопку”

Елена Смирнова, доктор психологических наук, профессор, завлабора-торией психологического развития дошкольников Психологического института РАО, убеждена, что “Телепузики” не справляются с ролью настоящей детской передачи.

— Правильно ли поступил канал РТР, взявшись показывать “Телепузиков”?

— Передача сделана мастерски. В ней виден расчет на малолетнюю аудиторию. В сериале точно смоделированы особенности младенческого сознания: абсолютная понятность, действий персонажей, отчетливое речевое сопровождение, замедленность — все это “примагничивает” маленьких детей к телевизору.

— Как вам сами телепузики?

— По внешнему облику они среднее между инопланетянами и роботами: неподвижная маска лица, стеклянные глаза, отсутствие мимики. И, что самое ужасное, в том месте, где у обычного человека душа, сердце, живот, у них телевизор. С другой стороны, совершенно очевидно, что это дети — по пластике, интонациям. Но при этом у них отсутствует главный атрибут Детства — у них нет родителей. А ведь у любых персонажей детских передач, у всех зайчиков, белочек и волков есть (или хотя бы подразумевается, что есть) папа и мама. И главное содержание их жизни — это отношения с родителями. А телепузики совсем одни. Но при этом они вовсе не являются самостоятельными, самодостаточными, независимыми субъектами. Их действия подчинены жесткому контролю некоего голоса свыше. И это меня просто ужасает. И в дополнение к голосу — пылесос, который убирает их экскременты. То есть функция родителей заменена автоматикой. У телепузиков отсутствуют характер и поступки, и это отличает их от классических образцов детской субкультуры. Чебурашка и Буратино тоже сомнительного происхождения, но они личности.

— Но ведь “Телепузики” адресованы самым маленьким зрителям. Может, для них характер и не критичен?

— Эту передачу смотрят дети в возрасте до семи-восьми лет потому, что хорошие передачи для дошкольников отсутствуют. “Телепузики” дебилизируют детей, зомбируют их сознание.

—- А детей до года не дебилизируют?

— До года вообще не надо смотреть телевизор. В этом возрасте детям надо руками что-то делать.

— Вы не считаете, что у детей может быть другая точка зрения на сериал?

— У ребенка нет защиты от СМИ, ему нравится все, что показывают. И он любит то, что ему показывают. В шесть месяцев ребенку все равно, что смотреть — программу “Время” или “Телепузиков”.

— А покемонов вы исследовали?

— Нет. Но они еще ужаснее, потому что телепузики хоть не убивают друг друга. Но телепузики одновременно и никак не взаимодействуют: они просто проходят друг мимо друга. Если смотреть на наши народные сказки, даже самые простые, там везде есть конфликт, напряжение, развязка.

— Могут ли телепузики плохо повлиять на здоровье детей?

— Думаю, нет. Но то, что телепузики ограничивают и затормаживают развитие,— это точно. Задача любого произведения для детей — не консервировать младенческий тип сознания, а вести за собой вперед, в мир людей. Здесь же никуда не ведут, ничего не сообщают, никуда не продвигают. А без этого дети не развиваются. В итоге ребенок шести-семи лет выглядит, как годовалый, а тянется к тому же, что и шестимесячный. Эта паталогия называется “депривация общения”.

— Чего не хватает “Телепузикам”?

— Обычного человеческого лица. Или доброго, взрослого человека. Как когда-то в передаче “Спокойной ночи, малыши”. Тетя Таня или дядя Володя теплыми глазами смотрели с экрана и говорили: “Здравствуйте, мальчики и девочки!” И вся страна отвечала: “Здравствуйте!” Взрослый гладил Хрюшу или Степашку, и кукла оживала в руках. Только такая передача может компенсировать недостаток общения, который испытывают наши дети. Вместо того чтобы 15-20 минут потратить на ребенка, мы начинаем от него отделываться. Сейчас на ТВ такой передачи нет. Зато “Телепузики” идут в очень удачное время — чтобы разбудить ребенка, достаточно нажать кнопку.

— Учат ли “Телепузики” детей общаться со сверстниками?

— Вряд ли. Ведь показывают не детей, а чудовищ. А с другими детьми малышам нужно общаться напрямую. И нужен взрослый, который строил бы их отношения, чтобы дети не ходили по головам друг друга.

***

Надо сказать, что педиатры вообще не рекомендуют детям в возрасте до двух лет смотреть телевизор. Профессор Массачусетского университета Дэн Андерсон (Dan Anderson) провел обширное исследование на тему “Дети и телевизор” и пришел к выводу, что зрители в возрасте до двух лет воспринимают телеизображение несколько по-другому, чем те, что постарше. С ним согласны и российские ученые. Так, Елена Смирнова (подробное интервью с ней читайте в этом номере журнала), профессор Психологического института РАО, утверждает, что маленькие дети зачастую не понимают происходящего на экране: ребенку в возрасте до года одинаково не понятен и сюжет боевика, и содержание передачи вроде “Телепузиков”.

Впрочем, ситуация обещает в скором времени измениться — по крайней мере для взрослых, которые вынуждены каждое утро хотя бы краем глаза наблюдать “Телепузиков”. Специально для этой категории населения канал Ren TV готовит еженедельную передачу “Телетузики”, в которой компьютерные двойники известных телеведущих (Доренко, Киселева, Сванидзе и т д ) будут анализировать события недели “Если у нашего сериала появился “двойник”, значит, проект удался”,— говорит Андрей Смирнов.
*** С. 61:
В 1998 году в США вокруг “Телепузиков” разгорелась жаркая дискуссия - после того как местная компания PBS начала показ сериала. Дело в том, что создатели изначально позиционировали его как образовательную программу для детей “младше года”. Оппоненты “Телепузиков” подвергли сомнению полезность передачи для столь юных зрителей. (Впрочем, оценить её в любом случае было бы затруднительно: в США исследуют поведение детей лишь в возрасте от двух с половиной лет). Разве может телевизор научить говорить младенца? Это касается и двигательных навыков: даже двухлетние дети практически неспособны адаптировать полученную с телеэкрана информацию к реальности. (Вне зависимости от позиционирования среди фанатов телепузиков окзалась масса 5-10-летних зрителей).

***

Вопросы психологии. 2001. № 1. С. 141-142.

Международный симпозиум “Альянс во имя детства”

11-14 октября 2000 г. в Брюсселе проходила конференция международной организации “Альянс во имя детства”. Это интернациональный форум, объединяющий участников разных стран и разных профессий — юристов, педагогов, педиатров, психологов, родителей, политиков, социальных работников, деятельность которых направлена на защиту детства и повышение качества жизни детей. …
Вместе с тем дискуссии показали, что вопрос о правах ребенка сам по себе является достаточно сложным и многоаспектным. Он включает юридический, этический, медицинский и психолого-педагогический планы рассмотрения, которые далеко не всегда совпадают. Так, в развитых демократических странах под лозунгом “равноправия детей” и “требований современности” специфика детства оттесняется на задний план и возникает угроза исчезновения детства. Во многих докладах отмечалось, что эпоха средств массовой информации и потребления, в которую дети вошли наравне со взрослыми, особо жестоко затрагивает именно детей.
Психология потенциальных потребителей начинает формироваться с раннего возраста. По данным ЮНЕСКО 93% детей до 5 лет смотрят телевизор более 3 часов в день. Современный ребенок от 3 до 5 лет в среднем смотрит на экран около 28 часов в неделю. По статистике, в среднем, ребенок до 14 лет проводит перед телевизором примерно 180000 часов, что существенно превышает время, проведенное в школе. Телевизор и компьютер все более вытесняют традиционные формы детской деятельности и общение со взрослыми. Навязчивые рекламные образы и представления, сцены насилия и жестокости определяют мировоззрение детей, их потребности и жизненные ценности.
На конференции обсуждались многочисленные и печальные последствия этих тревожных явлений. Специальной темой “круглого стола” были нарушения речи детей. Представители разных стран и профессий (с. 142:) (педагоги, врачи, логопеды, психологи) отмечали серьезные отклонения в развитии речи современных детей дошкольного и школьного возраста. Все больше детей нуждаются в специальной логопедической и психологической помощи. Логопедические центры и клиники во многих странах Европы не справляются с наплывом детей.
По данным немецкого врача М. Хайнеманна, в настоящее время 25% четырехлетних детей страдают тяжелыми нарушениями речи (для сравнения, в 70-х гг. эта цифра составляла всего 4%). По общему признанию участников конференции, эти факты являются следствием резкого сокращения речевого общения в семье. В развитых промышленных странах телевидение в большинстве семей заменяет ребенку общение с родителями. Время, которое родители уделяют своим детям, стремительно сокращается, а воспитание детей передается СМИ. Тем самым нарушается главное право ребенка — право на время и внимание близких взрослых. Как было сказано в одном из докладов, наше время — это пища для развития ребенка. Лишая его этой пищи, мы обрекаем ум и чувства ребенка на истощение и умирание.
Еще одна острая проблема, обсуждавшаяся на конференции, — состояние детской игры. Участники единодушно подчеркивали, что именно игра обеспечивает эмоциональный комфорт ребенку, его разностороннее развитие, чувство своей автономности и компетентности. Вместе с тем представители многих стран отмечали существенные изменения в детской игре: дети уже не играют на улице, во дворах, дома в семье они также предпочитают смотреть фильмы или играть в компьютерные игры.
Преждевременно обучая маленьких детей академическим дисциплинам, погружая их в стихию СМИ, взрослые отнимают у детей время и право на игру, а значит, и право на детство. По словам участницы конференции Э. Пиклер, дети не умеют спешить или торопиться. Они, в отличие от взрослых, умеют жить только настоящим. Им необходимо время для концентрации на любимых занятиях, для обследования окружающего мира, для игры. Взрослые должны охранять эти права ребенка, не торопить их и не забирать время на детство. Поддержать и сохранить детскую игру, обеспечить необходимые условия для её развития — важнейшая задача взрослых. …