Масс-медиа (медиасредства) и воспитание: техника, процесс и содержание с точки зрения эпистемологии, социальной психологии и социологии

Е. Н. Волков

УДК
Нижегородский государственный университет им. Н. И. Лобачевского
Нижний Новгород, Россия

Адукацыйныя і выхаваўчыя асяроддзі і практыкі. Зборнік навуковых артыкулаў пад агульнай рэдакцыяй кандыдата педагагічных навук У. К. Слабіна. — Віцебск, 2005. С. 10-14. (0,4 п.л.) http://edumedia.iatp.by/volkov.htm

Аннотация

В статье описывается исходное теоретическое поле для исследования проблемы воспитательной функции медиасредств и для практического повышения их позитивной роли.

Воспитание рассматривается как аспект социального воздействия и влияния, а не как изолированный процесс, а медиасредства — как технические инструменты, подчиненные социальным смыслам, которые формируют агенты воздействия (воспитатели в самом широком смысле слова), и социальным техникам, которые воспитатели используют для реализации своих целей или применяют неосознанно. Предлагается структурирование аспектов проблемы «медиасредства и воспитание» на основе дифференцирования различных сторон медиавоздействия и нелинейных процессов в столкновении рефлекторных и рефлексивных особенностей человека с техническими и содержательными особенностями медиасредств.

Ключевые слова

Социальное влияние, социальное воздействие, базовые социальные знания, критическое мышление, социальная инженерия, техника (средства), содержание (смысл), эффект (впечатление), эффективность (результативность), медиавоздействие.

Введение

Проблема «медиасредства и воспитание» — часть глобальной и базисной проблемы: как вообще человек может развиваться, как он может ориентироваться в объективной реальности и находить направление в сторону истины. Только основываясь на таких концепциях, которые дают наиболее продуманные и логичные решения этой базисной проблемы, можно найти и наиболее эффективные решения для улучшения воспитательных последствий процессов медиавоздействия. Эти улучшения будут устойчивыми и действенными, в частности, если обществом и государством будет принята соответствующая базисная стратегия на основе эволюционной эпистемологии и концепции критического открытого общества, а также в случае последовательной реализации продуманных и хорошо обсужденных проектов социальной инженерии, т.е. пошагового применения надежных знаний к хорошо выявленным конкретным проблемам воспитания и пользования медиасредствами.

Я смотрю на тему конференции через призму социально-психологических и социологических концепций социального влияния, а также через призму своего опыта последнего десятилетия, когда я стал специализироваться не только на теоретических, но и на практических аспектах социального влияния, особенно на его деструктивном потенциале. Следующий принцип представляется мне важнейшим в исследовании и понимании проблемы конструктивного и позитивного использования медиасредств в воспитании: ясное и последовательное разграничение техники (средств) и содержания (смысла), эффекта (впечатления) и эффективности (результативности в достижении поставленных целей), интерпретации воздействия со стороны агента влияния и интерпретации со стороны мишени влияния, прямых (запланированных) и сопутствующих (непредвиденных) результатов (следствий). Воспитание же я рассматриваю как неотъемлемую (атрибутивную) составляющую любой ситуации социального взаимодействия. Воспитание в узком смысле (либо как профессиональная институционализированная деятельность, либо как осознанное «воспитательное» воздействие любого человека, который сочтет себя «воспитателем») — всего лишь часть, часто не самая основная и не решающая.

Основной текст

Считаю обязательным сразу обозначить теоретические постулаты, которые я кладу в основу своего видения проблемы. В соответствии с эволюционной эпистемологией К. Поппера, мы не извлекаем закономерности из индуктивных и эмпирических наблюдений, а всегда накладываем на реальность ту или иную теоретическую модель, которая служит нам поисковым прожектором (searchlight) [1]. Мы никогда не сможем увидеть и понять всю реальность, но можем изобретать все более всеохватывающие и «дальнобойные» теории-прожектора. При этом желательно рефлексировать как можно яснее свои исходные теоретические посылки и строить их из наиболее фундаментальных исходных принципов.

Мне представляется, что на данный момент наиболее подходящей теоретической основой для рассмотрения проблемы «медиасредства и воспитание» является когнитивная социальная психология и некоторые социологические подходы, а также концепции К. Поппера.

Современная социальная психология (прежде всего американская и западноевропейская) с ее преобладающим на данный период интересом к когнитивной стороне социального взаимодействия дает огромный конкретный материал для понимания и регуляции многих сторон медиавоздействия и его воспитательных или антивоспитательных эффектов. Этот материал хорошо экспериментально обоснован, концептуально структурирован и сориентирован на практику [см., напр.: 2; 3; 4]. Фактически предметом социальной психологии является социальное влияние — как случайное и повседневное, так и целенаправленное, осознанное, т.е. воздействие, а воспитание, как представляется, — частный случай воздействия.

Анализ определений социального влияния и предмета социальной психологии привел меня к тому операциональному описанию социального влияния, которое я буду в дальнейшем использовать как рабочее. Социальное влияние — это процесс изменения любых аспектов поведения, мышления, эмоционального состояния и восприятия человека в результате любой ситуации социального взаимодействия или даже внутреннего субъективного переживания человеком воображаемых ситуаций социального взаимодействия. Такое определение делает понятие «социальное влияние» действительно всеобщим для соответствующей категории явлений, т.к. включает в себя и случайное и осознанное влияние; и внешнее и внутренне (самовлияние).

Влияние в социальной среде, влияние людей на людей в качестве социальных существ — это именно социальное влияние, точнее, социально-психологическое, но с приоритетом социального. Можно, вероятно, выделить чисто психологическое влияние со стороны одного человека на другого, которое, соответственно, сказывается на психических функциях, процессах и состояниях объекта влияния прежде всего на психофизиологическом уровне, но его чрезвычайно сложно отделить от социального контекста и социальных механизмов. Влияние на протекание психических функций и процессов как «чисто» психологическое влияние со стороны других людей необходимо рассматривать как бессодержательное, бессмысловое. Как только мы беремся исследовать влияние людей друг на друга как содержательное и наполняемое смыслом, на первый план выступает социальная сторона влияния, социальные смыслы, структуры (фреймы у И. Гофмана) и механизмы, а самое главное, определяющим становится именно социальное содержание и социальный смысл этого взаимодействия. Это заставляет признать приоритет социологического подхода в сравнении с психологическим в исследовании социального влияния. Множество интересных идей, наблюдений и концептов обнаруживаются, например, в социальном конструкционизме [см., напр.: 5.] и работах И. Гофмана [см., напр.: 6; 7].

Центральная проблема социально-психологического и социологического подходов — сложные перипетии взаимодействия индивидуальной автономии и активности с влиянием социума и заданных культурно-исторических обстоятельств. В дискуссиях о влиянии медиасредств на воспитание человека это выражается в двух полюсах: 1) что транслируется через медиасредства, то индивид и обречен потреблять (и воспроизводить), или 2) индивид сам находит и потребляет через медиасредства тот контент, который удовлетворяет его потребности. Научные исследования и теории позволяют увидеть гораздо более сложную и неоднозначную картину. Приходится констатировать огромный разрыв между уже достигнутой глубиной и сложностью научных представлений о медиапроцессах и их воспитательных последствиях и просто примитивным уровнем общественных (в том числе и парламентских) дискуссий на эту тему.

Последние (общественные и парламентские дискуссии) базируются главным образом на нравственно-эстетических оценках, не подкрепленных рациональным анализом проблемы и достижениями научной мысли. Подобные дискуссии хорошо иллюстрируют мысль К. Поппера: «Мы является хорошими, быть может, даже слишком хорошими, однако мы немного глуповаты, и вот эта смесь доброты и глупости является причиной наших затруднений. … Основные беды нашего времени — а я не отрицаю, что мы живем в трудные времена, — обусловлены не нашей моральной испорченностью, а, напротив, нашим часто ошибочным нравственным воодушевлением — нашим стремлением построить лучший мир. Наши войны, по сути дела, являются религиозными. Это войны между сторонниками конкурирующих теорий относительно того, как нужно строить лучший мир. Наше нравственное воодушевление часто ошибочно, ибо мы не способны понять, что наши чрезмерно упрощенные нравственные принципы часто весьма трудно применить к сложным политическим ситуациям, к которым мы их применяем» [8, с. 604-605].

Главная мысль К. Поппера в данном отрывке, если перефразировать ее для темы нашей конференции, что основным препятствием в решении проблемы «медиасредства и воспитание» является не низкий уровень нравственности тех или иных социальных групп (владельцев и работников СМК, представителей шоу-бизнеса, производителей и авторов игровых программ, самих воспитуемых и т.д.), а низкий уровень культуры и навыков рационального мышления, рационального анализа тех же СМК и транслируемого ими содержания, неумение отличать движение к истине и объективной реальности от движения по замкнутому кругу иллюзий или от движения в тупик бессмысленности и бесцельности.

Еще одна продуктивная идея К. Поппера — выделение трех миров (три подмира универсума):

«Мир 1 — это мир всех тел, сил, силовых полей, а также организмов, наших собственных тел и их частей, наших мозгов и всех физических, химических и биологических процессов, протекающих в живых телах.

Миром 2 я назвал мир нашего разума, или духа, или сознания (mind):мир осознанных переживаний наших мыслей, наших чувств приподнятости или подавленности, наших целей, наших планов действия.

Миром 3 я назвал мир продуктов человеческого духа, в частности мир человеческого языка: наших рассказов, наших мифов, наших объяснительных теорий, наших технологий, наших биологических и медицинских теорий. Это также мир творений человека в живописи, в архитектуре и музыке — мир всех этих продуктов нашего духа, который, по моему предположению, никогда не возник бы без человеческого языка» [9, с. 71].

Опираясь, в какой-то мере, на эту попперовскую идею, хочу в заключение предложить структурно-процессуальное дифференцирование некоторых аспектов проблемы «медиасредства, воспитание, личность».

Во-первых, в медиавоздействии следует различать технику в инженерном смысле («железо», «hard») и социальную технику, т.е. структуры и инструменты социального влияния как такового, а также инженерное содержание (программы, оболочки, визуально-моделирующие возможности и т.п.) и социальное содержание (теории в смысле К. Поппера, фактуальное, текстовое, визуальное, логическое, философское и т.п. содержание).

Техника («железо», «hard») модифицирует социальное влияние, но не создает его и не предопределяет содержание (программу, soft). Однако инженерная техника (программы, игры и т.п.) создает своими возможностями соблазны для новых форм социального поведения и новых теорий (идеологий, концепций, мировоззрений) — но не создает новое содержание.

Технические особенности, связанные с доступностью и легкостью использования медиасредств как в смысле «hard», так и в смысле «soft», ложатся на «технические» особенности самого человека как биологической особи и как социального существа. Интересный пример: исследование моего дипломника-психолога, первоначально исходившего из гипотезы, что люди слушают те или иные радиопрограммы мотивированно, т.е. ради удовлетворения тех или иных своих потребностей, показало, что преобладает не осознанное, а «рефлекторное» слушание звукового фона, легко создаваемого нажатием кнопки на повсеместно доступных радиоприемниках.

Главный упор должен быть сделан на самом человеке, а не на медиасредствах, на формировании у личности ясной концепции целей и смысла использования медиасредств, отрефлексированного, избирательного предоставления себя для медиавоздействия. Определенный полезный опыт накоплен в Западной Европе в рамках так называемой медиапедагогики, ставшей признанной рядом государств профессией.

Во-вторых, следует учитывать в принципе непредопределенный (недетерминистский) характер связи между свойствами медиасредств (включая транслируемое содержание) и последствиями их воздействия. В весьма значительной степени на конечные результаты, в том числе и на воспитательные (или антивоспитательные) эффекты, влияют обстоятельства воздействия (ситуация), субъективная интерпретация со стороны мишени влияния и текущее состояние личности или группы, подвергающихся медиавоздействию. В соответствии с открытыми социальной психологией тремя фундаментальными принципами (ситуационизм, субъективная интерпретация и конструирование, представление о динамических напряженных системах) [10], существуют довольно сложные и непрямолинейные отношения между эффектами и эффективностью, интерпретациями со стороны агента влияния и интерпретациями со стороны мишени влияния, запланированными и непредвиденными результатами.

Частично эти отношения уже изучены и поняты, в объеме, вполне достаточном для планирования и реализации проектов социальной инженерии по развитию медиакультуры современного человека.

Выводы

1. Существует плодотворная фундаментальная теоретическая платформа для выстраивания основ взаимодействия социума со своим творением — медиасредствами — и для конструктивного использования их в воспитательном процессе.

2. Существует значительный задел социологических и социально-психологических конкретных знаний и принципов, готовых к прямому практическому применению в решении проблемы «медиасредства и воспитание».

3. Основное внимание должно быть уделено повышению социально-психологической грамотности и культуре логичного, критического мышления как основам современного воспитания и медиакультуры.

Список использованных источников

1. Поппер К. Объективное знание. Эволюционный подход. — М.:Эдиториал УРСС, 2002.

2. Аронсон Э., Пратканис Э. Эпоха пропаганды: Механизмы убеждения — повседневное использование и злоупотребление. — СПб.: прайм-Еврознак, 2001.

3. Аронсон Э., Уилсон Т., Эйкерт Р. Социальная психология. Психологические законы поведения человека в социуме. — СПб.: прайм-Еврознак, 2002.

4. Перспективы социальной психологии / Пер. с англ. — М.: ЭКСМО-Пресс, 2001.

5. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. — М.: «Медиум», 1995.

6. Гофман И. Представление себя другим в повседневной жизни. — М.: «Канон-пресс-Ц», «Кучково поле», 2000.

7. Гофман И. Анализ фреймов: эссе об организации повседневного опыта. — М.: Институт социологии РАН, 2003.

8.Поппер К. Предположения и опровержения: Рост научного знания: Пер. с англ. / К. Р. Поппер. — М.: ООО «Издательство ACT»: ЗАО НПЛ «Ермак», 2004.

9. Поппер К. Эволюционная эпистемология // Эволюционная эпистемология и логика социальных наук: Карл Поппер и его критики. — М.: Эдиториал УРСС, 2000. — С. 57-74.

10. Росс Л., Нисбетт Р. Человек и ситуация. Перспективы социальной психологии. — М.: Аспект Пресс, 1999.

Резюме

Title: “Mass media and education: the technique, the process and the content from the point of epistemology, social psychology and sociology.”

The article concerns the problems of mass media educational impact. The author believes that there is sufficient theoretical basis for detailed description and practical solving of the problems, which can be found in the philosophy of Karl Popper, cognitive social psychology and sociology of knowledge.

Education is seen as an inseparable aspect of social interaction, whereas mass media is understood as a technical toolkit (a means) that is subordinate to the social meanings formed by the agents of impact (educators in general sense).

The author outlines the gap between present theoretical analysis of mass media and its (educational) impacts and the content of common discussions on the subject: the last seems outdated and is often incoherent. He believes that an efficient way of diminishing the negative educational impact of mass media is nested in socio-psychological enlightenment and the propagation of critical thinking methods.