Труднее жить после «Полдня» и «Вечера трудного дня»

Отклики на экспертизу см.:


В российском обществе, особенно последнее время, постоянно раздаются заявления о негативном воздействии СМИ, прежде всего ТВ, на психику людей. Чаще всего сейчас произносится словосочетание “информационная война”, под которым подразумевается целенаправленное использование возможностей ТВ и других СМИ для формирования в сознании зрителей или читателей отрицательного образа тех или иных политических деятелей, партий и организаций.

Периодически также возникают дискуссии о более широком разрушительном воздействии содержания и методов СМИ на психическое здоровье, нравственность и мировоззрение личности. К сожалению, подобные дискуссии и заявления чаще всего имеют эмоционально-расплывчатый характер, не опираются на правильно собранные и проанализированные факты, не используют современные научные подходы.

Общественный экспертный совет содействия формированию здорового социально-психологического климата при Администрации Нижегородской области, обеспокоенный теми данными современной социально-психологической науки, которые показывают как реальную силу СМИ в воздействии на сознание и психику людей, так и целый ряд негативных последствий такого влияния, предпринял попытку применить научные данные и методы к анализу конкретного ТВ-продукта, чтобы создать прецедент обоснованного и доказательного подхода к защите психического и социального здоровья россиян.

Представители общественного экспертного совета уже второй год участвуют в совместной германо-российской программе по изучению проблемы “Насилие и СМИ” в рамках сотрудничества Нижегородской области и земли Северный Рейн-Вестфалия. Осенью прошлого, 1998 г., состоялся первый семинар в Нижнем Новгороде, а второй семинар был проведен в Кельне, Дюссельдорфе и Бонне в мае 1999 г. Изучение опыта немецких коллег, хорошо показывающего, что свобода слова и информации не тождественна безответственности и разнузданности, и подвигло нас на инициативные действия.

Мы исходим из представления, что деструктивное информационное воздействие возможно не только как целенаправленная манипуляция (обман, клевета, намеренное воздействие на бессознательные структуры психики и т.п.), но и как информационное загрязнение социально-психологической экологической среды человека, создающееся в результате гуманитарной и психологической неподготовленности производителей и распространителей информации, а нередко и в результате беспринципной гонки за прибылью и потребителем (зрителем, слушателем, читателем).

В качестве объекта экспертизы мы выбрали две из наиболее известных и “смотрибельных” передач, имеющих к тому же документальный характер, т.е. вроде бы “чисто” информационных, — “Вечер трудного дня” и “Полдень трудного дня” телекомпании “Сети НН” (полный текст экспертизы).. Это не означает, что мы оставляем без внимания остальную часть нижегородского телеэфира. Эксперты общественного совета завершают в ближайшее время более широкое пилотное исследование, основанное на анализе записи трех суточных программ каналов “Сети НН”, “Волга” и “НТВ”.

Какие же основные результаты дала социально-психологическая экспертиза указанных программ?

Она не выявила существенных и прямых нарушений ст. 4 Закона Российской Федерации “О средствах массовой информации”, хотя есть основания утверждать, что ряд сюжетов при более тщательном юридическом анализе может быть связан с нарушением тайн следствия и с разглашением сведений о здоровье личности (нарушение врачебной тайны).

В то же время анализируемые программы содержат значительное число свойств и приемов, создающих у зрителей искаженное и негативное представление о реальности, стимулирующих отрицательные и деструктивные эмоции и установки.

Сами названия программ внушают безысходность и односторонне подчеркивают трудность жизни. Постоянным рефреном звучат в передаче слова о “трудности” любого дня, включая даже вступительные приветствия ведущих: “Не могу сказать вам “Добрый вечер”, поскольку “Вечер трудного дня” не может быть добрым” (“Вечер трудного дня”, 1.12.99, 2.12.99). Отдавая должное искусству каламбура, проявленному в таких обращениях к зрителям, необходимо подчеркнуть, что в устном исполнении эта фраза слышится и воспринимается как гораздо более обобщенная: “Не могу сказать вам “Добрый вечер”, поскольку вечер трудного дня не может быть добрым”. В данном случае прослеживается либо безответственное отношение к психологическим особенностям восприятия аудио- и видеоинформации, отличающимся от восприятия письменного текста, либо прямое злоупотребление этими особенностями. Подобные фразы о “трудности” дня повторяются и в некоторых комментариях в ходе программы.

Экспертируемые программы демонстрируют социально-патологические модели поведения, вплоть до конкретных способов убийств или самоубийств, иногда даже с подстрекательством к подобному поведению (“Вечер трудного дня”, 29.11.99. — “Мы будем рассказывать о тех [политиках], кто готов прыгнуть с девятого этажа”). Журналисты либо не знают о подражательных механизмах в человеческой психике, либо подсознательно стремятся к увеличению количества сюжетов для своей программы.

Широкомасштабные исследования, проведенные в США социологом Дэвидом Филипсом убедительно доказали, что число совершенных насильственных преступлений и убийств резко увеличивается после широкого освещения СМИ актов насилия и их результатов. Доказано, что существует тенденция распространения отраженного в СМИ агрессивного настроя на имеющих общие черты людей, причем агрессия может быть направлена как против себя, так и против другого. Данная тенденция усиливается эффектом документализма. Известны факты когда дебютом предкриминального состояния будущего преступника становилось состояние, которое он переживал, наблюдая виды жертв реальных происшествий или преступлений, как в жизни, так и по телевизору. (см. Сексуальные преступники: Сборник статей. М., 1992)

Люди склонны следовать примеру тех, кто на них похож. Доказательством мощного воздействия поступков “похожих других” на поведение людей содержатся в статистике самоубийств, собранной Д. Филипсом. Эта статистика показывает, что после широкого освещения СМИ информации случаев самоубийств достаточно большое число тревожно настроенных индивидов, в чем-то похожих на самоубийцу, решают убить себя (см. Чалдини Р. Психология влияния. СПб., 1999). Широта освещения убийств и самоубийств в экспертируемых программах обеспечивается их повторами (из “Вечера” в “Полдень”) и шокирующими подробностями происшедшего.Постоянной, по сути дела, стилевой чертой передач является эксплуатация шоковых эмоциональных подробностей демонстрируемых событий. В целом ряде сюжетов (“Вечер трудного дня”, 1.12.99. — драка двух братьев; убийство отца сыном; (“Вечер трудного дня”, 29.11.99. — замерзший труп; “Вечер трудного дня”, 30.11.99. — снесенная голова сторожа) камера сосредотачивается на лужах и пятнах крови на полу и на стенах, неоднократно показываются и сами травмы или детали трупа. Отрицательные последствия сильных негативных эмоциональных впечатлений могут быть самыми разнообразными: от усугубления депрессивных состояний до очерствления восприятия (см. следующий пункт).

Рассматриваемые передачи вносят очевидный вклад в формирование эмоционального равнодушия и понижения нравственности, поскольку концентрированное изображение последствий преступлений и несчастных случаев дважды в день, согласно многочисленным исследованиям, снижает психологическую и моральную чувствительность зрителей. Особенно показательна (из исследованных) в этом отношении одна из передач “Полдень трудного дня”, в которой в течение 20 минут продемонстрировано три трупа, два тяжелораненых человека и звучит рассказ о женщине, с которой “слезла шкура” из-за пьяного самоподжога.

Тематика и содержание анализируемых программ представляются психологически опасными и в том отношении, что в контексте большого потока боевиков и триллеров в телеэфире они оказываются невольной “дополнительной серией по воспитанию жертв”. Констатирующий и описательный характер передач, не включающий информацию по предотвращению или избеганию насилия и несчастных случаев, создает предпосылки для формирования пессимистического настроя и пассивного поведения у зрителей. Наибольший вред это может принести тем, у кого подобное настроение и поведение были сформированы ранее и закреплены личным опытом.

Экспертизой также выявлены этические нарушения и нарушения личных прав граждан, особенно в сравнении с существующими кодексами поведения СМИ и журналистов в зарубежных странах.

В репортаже о саморанении бывшего “афганца” (“Вечер трудного дня”, 29.11.99) в открытый эфир идет информация о вероятном врачебном диагнозе, что недопустимо ни с юридической, ни с этической точек зрения.

Этот же репортаж представляет и пример нарушения журналистской этики. Репортеры настойчиво преследуют врача “скорой помощи”, пытаясь добиться от нее какой-либо дополнительной информации. Многие сюжеты снимаются без выраженного согласия пострадавших или участников событий, что хорошо видно, например, в сюжете об избитом 4-летнем ребенке, где камера что-то “подсматривает” в комнате, а мать ребенка захлопывает дверь (сюжет повторен дважды: “Полдень трудного дня”, “Вечер трудного дня”, 30.11.99).

Практически все сюжеты “Вечера трудного дня”, идущего после 23:00, дублируются в “Полдне трудного дня”, выходящего в эфир в 12:00 дня. Шокирующие и оскорбительные для психики и нравственности сюжеты становятся, таким образом, легко доступными для детей младшего и школьного возраста.

14 декабря 1999 г.

Эксперты:
В. В. Аврамцев, канд. психолог. наук, зав. кафедрой юридической психологии НЮИ МВД РФ.
Е. Н. Волков, психолог, канд. философ. наук, доцент ННГУ.