Главная страница Карта сайта Поиск по сайту Новости Онтография Консультации
Расписание учебное Расписание тренингов, семинаров, конференций Блог Написать

Философские сказки Николая Козлова

Город и горожане, Нижний Новгород, 2001, № 32, 7 августа.

Про него говорят, что он либо гений, либо сумасшедший. Одно, на мой взгляд, не исключает другого. По крайней мере, его влияние на умы молодых людей можно некоторым образом сопоставить с влиянием Карла Маркса на умы пролетариев, которое, вы сами знаете, во что вылилось. “Учение Козлова всесильно, потому что оно верно”, — примерно так говорят его последователи и почитатели. “Учение Козлова чудовищно”, — говорят многие его коллеги-психологи, имея в виду созданный Козловым клуб и его книги. Для тех, кто не читал, скажу, что в них Козлов дает множество советов: как жить, как относиться к себе и к людям, попутно высмеивая (особенно в “Философских сказках”) многие устоявшиеся традиции и высказывая нетрадиционное мнение на такие общепринятые ценности нашего времени, как семья, искусство, религия, секс, наука, образование и т. д. Чем, естественно, накликает на себя гнев недоброжелателей как со стороны любителей “высокого искусства”, так и со стороны приверженцев традиционной семьи с традиционными представлениями о верности, ревности и других ее особенностях.

“Чтобы человек о чем-то задумался, ему иногда необходим сильный раздражитель”, — говорит Козлов Он признается, что в книгах многие вещи утрирует, но какие именно, не сообщает.

Психологи обвиняют его в абсолютном отрицании Фрейда, жестком давлении на людей и навязывании своей философии. Козлов этого не отрицает и только посмеивается.

— Николай, насколько мне известно, ты был женат три раза, и все жены от тебя уходили сами. Я, кажется, знаю, почему: ты пропагандируешь любовь ко всем и каждому, и при этом, как мне кажется, теряется, становится незаметной бинарная любовь к одному-единственному человеку, которой все мы так ждем и которой ищем во взаимоотношениях с близким человеком, в семье.

— Во-первых, не говори за всех. Я, например, этого не ищу. Хотя, согласен, что такие мысли посещают большинство людей. Но я не хочу и не собираюсь любить одну женщину до такой степени и в такой форме, чтобы это мешало мне замечать других и дарить им тепло, радость

Считают, что все традиции сохранения семьи исходят из того, что отношения между людьми следует искусственно продолжать даже тогда, когда отношений фактически уже нет, якобы ради того, чтобы дети не остались сиротами. Но нужно ли столь безрадостное, лишенное истинных чувств существование современному человеку? Тебе самой оно нужно? А, например, твоему мужу? К тому же давай разделять обязательства по отношению к детям, к семье как форме существования, и обязательства по отношению к женщине. Если я люблю свою жену, всегда готов понять ее и принять, подать в нужную минуту руку помощи, то причем здесь запрет на любовь к другим людям, человеческую, пусть даже сексуальную? Я не хочу чувствовать себя в клетке, хотя бы и в золотой. В данном случае я хочу свободы выбора не только для себя. Такие же правила поведения существуют для того, кто рядом со мной

— Ты считаешь понятия о верности в браке и запрете на сексуальную жизнь до и вне брака устаревшими?

— По крайней мере, сейчас для этого нет физиологических оснований, так как все нормальные люди научились предохраняться.

— Логично. Но многие сочтут твой ответ противоречащим нормам православия.

— А я и не говорю, что он с ними совпадает. Мой ответ не противоречит тому, что я лично постиг для себя и выстрадал, это главное. На протяжении многих лет я интересовался православием, изучал его, читал Библию. Не хочу повторять то, что уже было сказано в моей книге “Философские сказки”, но зачастую для того, чтобы выполнить все нормы православия, нужно стать неживым человеком, отрубить, заморозить все естественные человеческие желания и стать своего рода машиной для исполнения воли Божьей. То есть человеком, которому дали догмы, он их вызубрил и больше уже ни в чем не сомневается. Я живой. А потому сомневающийся.

— Тебя часто обвиняют в том, что на своих занятиях ты используешь жесткие формы давления, то есть, грубо говоря, навязываешь свою философию.

— Не могу с этим спорить, но если человек по какой-то причине пришел учиться именно ко мне, а, как правило, этот выбор люди осуществляют сознательно, то для меня естественно требовать от него принятия за исходные установки основные мои положения. В противном случае ему просто следует пойти к какому-нибудь другому психологу, благо выбор у нас существует. Тем более что абсолютное большинство читало мои книги и знает мои принципы. Чаще всего люди согласны с чем-то в целом и не согласны в деталях. Во многих городах работают клубы, которые, взяв за основу мою программу и идеи, изменили их до неузнаваемости, сильно “смягчили” например. Но я к этому отношусь вполне спокойно.

Давайте ненадолго перенесемся на занятия к Николаю Козлову, где его идеи выражены в чистом виде, без искажений и смягчений, поскольку он сам здесь руководит.

Идет игра “Подводная лодка”. По правилам игры все спастись не могут. Кто-то (по идее, самые лучшие) должны остаться в живых, другие, менее полезные члены общества, должны “погибнуть”, то есть быть посланы “на смерть”. А вот кому что достанется, решает команда. В итоге “погибают” пятеро из десяти. И это те, которые показались мне самыми тихими, наименее напористыми, то есть более слабыми в социальном плане.

— Николай, ты считаешь справедливым, что “за бортом” оказались самые тихие ребята? Может быть, они в чем-то другом очень хороши?

— Не исключено. Но за бортом реальной жизни зачастую оказываются те же самые и далеко не худшие из людей. А именно потому, что социально не могут себя подать. Проиграть в клубе не страшно. Проиграть в жизни страшнее. Я учу ребят играть в клубе, чтобы потом им было легче в жизни.

— А если этих людей не интересуют социальные игры?

— Возможно, но тогда их не должны интересовать такие вещи, как социальный статус и отношение к ним других людей. А как я заметил, для большинства это значимо. Здесь уже вопрос о том, что за все приходится платить. Не хочешь — не плати, но тогда и не играй, то есть не участвуй в том, в чем участвуют остальные.

— Ты веришь в то, что можно изобрести свою концепцию жизни и жить по ней в обществе?

— Верю. У меня происходит нечто подобное. Но если я хочу жить среди равных и понимающих меня людей, то моя концепция должна стать убедительной ещё для кого-то.

— А не обидно, что многие берут за основу твою методику, начинают работать по ней, а потом от тебя же и открещиваются?

— Очень часто такое бывает Кстати, у вас в Нижнем Новгороде по моей методике работает один клуб. Но, как я слышал от некоторых, Козлова там не почитают.

Таня Сорокина