Мнение специалиста

о содержании и обоснованности претензий, изложенных в исковом заявлении Козлова Н.И. «О защите чести, достоинства и деловой репутации», к сведениям, которые размещены в домене http://iriney.ru

Я, Волков Евгений Новомирович, канд. философ. наук, доцент кафедры общего и стратегического менеджмента Высшей школы экономики (НИУ ВШЭ), Нижегородский филиал, и доцент кафедры общей социологии и социальной работы Нижегородского государственного университета им. Н. И. Лобачевского, консультант, эксперт и тренер по социальному воздействию и критическому мышлению, член Международной ассоциации по исследованию культов и Европейской федерации центров по исследованию и информированию о сектантстве. Сферой моих профессиональных и научных интересов в последние 25 лет является социальная психология, с 1991 г. я работаю в сфере практической психологии, а с 1994 г. специализируюсь на исследованиях, экспертизе и консультировании по проблемам вредящего социального и психологического воздействия, манипулирования и психологического насилия, в том числе по проблемам, связанным с деятельностью деструктивных культов (тоталитарных сект). Я являюсь автором почти 120 опубликованных научных работ по соответствующей тематике, проходил стажировки у ведущих зарубежных специалистов, стаж научной и педагогической работы — 29 лет, стаж работы в области практической психологии — 15 лет, стаж экспертной работы — 13 лет.

По сути претензий, изложенных в исковом заявлении Козлова Н. И. «О защите чести, достоинства и деловой репутации», к сведениям, которые размещены в домене http://iriney.ru, могу сообщить следующее.

С 1999 г. я занимался исследованиями работ Н. И. Козлова и тренингов по программе «Синтон» как по собственной инициативе, так и в связи с обращениями граждан, усматривавших в деятельности Н. И. Козлова и проводимых им тренингах признаки скрытого психологического насилия и опасность нанесения участникам этих тренингов и приверженцам его идей социального и психологического ущерба. На моем сайте http://evolkov.net (зеркало http://evolkov.by.ru), а также частично на сайте http://www.people.nnov.ru/volkov размещены как материалы этих исследований, так и разнообразные мнения третьих лиц как с критикой Н. И. Козлова и программы «Синтон», так и в защиту последних. В 2000 и 2002 гг. я был соредактором выпусков «Журнала практического психолога», в которых публиковались критические статьи специалистов-психологов, а также свидетельства и мнения выпускников программы «Синтон».

Я также заочно (переписка по электронной почте) был знаком с Ильей Рахмановым, о сайте которого идет речь в иске, поскольку последний обращался ко мне с рядом вопросов, в том числе и с просьбой оценить раздел его сайта, посвященный Н. И. Козлову и «Синтону». И. Рахманов, насколько я могу судить из общения с ним и из характера размещенных им в интернете сайтов, был активной ищущей личностью, стремился обрести как можно более полное и ясное представление о смысле жизни и о наилучших принципах отношений с людьми. В процессе этих поисков он и столкнулся с двумя психокультами, которые предлагали семинары и тренинги на соответствующие темы — с центром «Дианетики» и с клубом «Синтон». Обостренное чутье на манипулирование привело к тому, что И. Рахманов сначала создал критический сайт по разоблачению учения «саентологии», проповедовавшегося в центре «Дианетики», а затем и сайт о тренинговой программе «Синтон» и ее авторе Н. И. Козлове. Он рассматривал эти действия как часть гражданской дискуссии, как способ предупреждения общественности о сомнительном характере тех идей и практик, с которыми ему пришлось столкнуться на собственном опыте.

Считаю очень важным отметить, что на том ресурсе, который стал предметом данного иска, расположен также документ под названием «Как относиться к врагам Синтона, или практическая конфликтология на каждый день. Учебное пособие для синтоновцев» (http://iriney.ru/links/sites/rahmanov/www.entheta.ru/synton/vrag.htm). В этом тексте, составленном И. Рахмановым, перечислены выявленные им приемы игнорирования критики со стороны защитников «Синтона» и фактически показывается неспособность сторонников программы «Синтон» признавать хотя бы возможность существенных ошибок и негативных последствий этой программы.

Этот вывод И. Рахманова хорошо согласуется со многими другими известными фактами преследования и замалчивания критики на форумах клуба «Синтон» и на форумах, которыми руководит Н. И. Козлов. Например, на сайте одного из выпускников программы «Синтон», посвященному как раз критическому разбору модерирования синтоновских форумов, размещен список 177 (ста семидесяти семи) «забаненых» ников, т.е. условных имен участников этих форумов, которым было запрещено размещать там свои сообщения (http://sinton-club.narod.ru/Initiation/Initiation.htm). Среди этих ников есть и ник Ильи Рахманова — Eijin (эйджин).

Создание И. Рахмановым публичного сайта с критикой Н. И. Козлова и «Синтона» частично являлось, таким образом, реакцией на политику непризнания ошибок и критических мнений в «Синтоне». Появление в 2007 году нового сайта, также полностью посвященного критике как организационных, так и некоторых идеологических аспектов программы «Синтон», но уже другого автора (http://sinton-club.narod.ru/), свидетельствует о том, что деятельность Н. И. Козлова и его политика «удушения» критики и критиков и содержание работы клубов «Синтон» вызывают протест и у многих нынешних участников программы «Синтон».

Примечательно, что в переписке с автором нового критического сайта Виталий Пичугин, адвокат Н. И. Козлова, в ответ на вопрос «Как вы можете прокомментировать ту ситуацию, которая отражена на вышеприведённом ресурсе?» дал следующий ответ : «Там отражена не ситуация, а личное, глубоко субъективное мнение составителя ресурса. Нет смысла комментировать мнение. Один человек думает так, другие по-другому, думаю это нормально» (http://sinton-club.narod.ru /Continue/Step6.htm). В. Пичугин, таким образом, в данном случае признает нормальным публичное выражение субъективного критического мнения о «Синтоне».

Однако дальнейшие переговоры В. Пичугина с автором сайта http://sinton-club.narod.ru свелись, фактически, к предложению убрать критический ресурс из интернета в обмен на участие в форуме «Синтона» (http://sinton-club.narod.ru /Continue/Step6.htm).

Приведенные факты и обстоятельства я полагаю очень важными для прояснения ситуации, связанной с предъявленным иском. Выявляется последовательная линия Н. И. Козлова на избегание открытого публичного обсуждения его ошибок и негативных сторон разработанной им программы «Синтон», вместо чего он выбирает тактику судебного и внесудебного давления на своих оппонентов. Возможно, что именно такая тактика поведения Н. И. Козлова и его адвокатов была одним из факторов, усугубившим тяжелое эмоционально-психологическое состояние И. Рахманова осенью 2004 г., которое в конечном счете вылилось в самоубийство последнего.

Далее я даю комментарии к каждому пункту претензий Н. И. Козлова по данному иску и к его разъяснениям. Итак, Н. И. Козлов утверждает в иске следующее:

«Размещённые на сайте сведения не соответствуют действительности, порочат мою честь, достоинство и деловую репутацию по следующим основаниям:

1. «Клуб травматической психологии «Синтон». Я, как учёный (кандидат философских наук) в своей деятельности руководствуюсь исключительно научно обоснованными методами профессионального ведения тренингов. В учебном центр «Синтон», основанном и руководимом мною, на тренингах используются программы одобренные и рекомендованные Министерством образования РФ, прошедшие экспертизы в государственных институтах, поэтому утверждение, что основанный мною учебный центр «Синтон» является «Клубом травматической психологии» порочит мою честь, как учёного, дипломированного психолога, окончившего Московский Государственный Университет и занимающегося практической психологией.

Выражение «Клуб травматической психологии «Синтон» является оценкой реальных результатов работы по указанной программе, а не тех представлений и идей, которыми руководствуется Н. И. Козлов. Мнения любых лиц и даже государственных институтов, в какой бы форме они ни были выражены, не являются препятствиями для независимой оценки любым другим лицом или организацией деятельности Н. И Козлова и клуба «Синтон». В данном обосновании претензии Н. И. Козлов всего лишь противопоставляет одну оценку другой, никаким образом не затрагивая фактов, на основе которых были даны эти оценки. Н. И. Козлов не утверждает, что выражение «Клуб травматической психологии «Синтон» противоречит фактам, он указывает лишь на расхождение оценок клуба «Синтон» со стороны разных лиц и организаций. И. Рахманов сам участвовал в тренингах по программе «Синтон», имел собственный опыт упражнений, применяемых в ней, и, соответственно, давал оценку на основе личных впечатлений. С подобной оценкой согласуется мнение достаточно большого количества как участников этих тренингов, а также тех людей (родственников, друзей), которые наблюдали происходящие после них изменения в своих близких со стороны. Близкие или точно такие же оценки даны в статьях в упомянутых выше выпусках «Журнала практического психолога», а также на многих сайтах и форумах в интернете.

Кроме того, утверждение Н. И. Козлова «Я, как учёный (кандидат философских наук) в своей деятельности руководствуюсь исключительно научно обоснованными методами профессионального ведения тренингов» серьезно противоречит его отношению к науке, выраженному в книге «Философские сказки», в которой дискредитации науки посвящена целая глава. В частности, по поводу научной степени кандидата философских наук там им написано следующее: «Нормальная диссертация по гуманитарным дисциплинам — это собрание общих мест, то есть принятых в данной школе мировоззренческих суеверий. А если вам представили: «Кандидат философских наук», знайте — перед вам, как правило, просто ремесленник средней руки, делающий рефераты работ других специалистов».

Там же крупным шрифтом дается следующий тезис: «ЕСЛИ ТЫ РАБОТАЕШЬ В НАУКЕ — ТЫ РАБОТАЕШЬ НА УНИЧТОЖЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА».

В полном соответствии с высказываемым самим Н. И. Козловым отношением к науке находятся и основные критические претензии специалистов-психологов к его литературному творчеству и практической деятельности — это именно претензии в крайне низком научном и профессиональном уровне и того, и другого. Суть этих претензий и основные аргументы наиболее подробно изложены в 6-м номере «Журнала практического психолога» за 2002 год, в котором опубликовано 18 (восемнадцать) критических статей и заметок о деятельности Н. И. Козлова и о программе «Синтон».

Представляется, что приведенных фактов и сделанного логического анализа достаточно для вывода о необоснованности и исключительной субъективности претензий по первому пункту.

2. «гуру клуба Синтон — Николай Козлов. Его последователей называют "козлятами"». Гуру — глава религиозной общины, духовный учитель. Я являюсь руководителем светской организации, не имеющей никакого отношения к религии, поэтому считаю, что приписывание мне роли «гуру», порочит меня как эффективного руководителя светской организации. Утверждение, что моих учеников (студентов, аспирантов, молодых учёных) называют «козлятами», также не соответствует действительности, является грубостью, причиняет мне моральные страдания и порочит мою честь, достоинство и деловую репутацию как успешного преподавателя, учёного, ведущего психологических тренингов.

Именование «гуру» не имеет жесткой связи с религией, поскольку давно и широко применяется для обозначения лидеров и специалистов в различных отраслях, например, «компьютерный гуру». Положительный или негативный оттенок этот «титул» имеет лишь в более широком контексте, но не сам по себе.

Образование же прозвища последователей от фамилии лидера является настолько распространенным культурным и языковым явлением, что вроде бы еще никому не приходило в голову жаловаться на этот факт в суд. В 6-м номере «Журнала практического психолога» за 2002 год, где была опубликована дискуссия по статьям Н. И. Козлова о манипуляции, размещена статья доктора психологических наук, профессора Тюменского государственного университета Евгения Леонидовича Доценко с названием «Садовник Роджерс vs. (версус — в сравнении с) пастух Козлов», в котором осознанно обыграна фамилия оппонента, а в самой статье приведен образ — «Пастырь заблудших овец», с которым у автора ассоциируется образ Н. И. Козлова, однако последний до сих пор не обращался в суд ни на автора, ни на редакцию журнала.

Подобные приемы являются литературными нормами, причем сам Н. И. Козлов схожие ассоциативные и метафорические приемы применяет буквально на каждой странице своих книг и статей. Например, в тех же «Философских сказках» он применяет к ученым и к науке метафору «Фаусты и девки». Так называется подглавка, заканчивающаяся словами: «Основатели Науки открыли мир, на двери которого написано: «Истина», а за дверью слышался звон монет и взвизгивания девок. И многие Фаусты устремились к этой двери...».

Если следовать логике 2-го пункта претензий Н. И. Козлова, то всем ученым и Российской Академии наук следует подавать в суд на него самого за подобные аналогии, раз он хочет создать прецедент удовлетворения жалоб на неудачность своей фамилии.

3. Фотография Козлова Н. И. с подписью «гуру» и текстом «Чтобы я не делал, количество денег и другого добра в моём доме должно увеличиваться». Под моей фотографией надпись, приписывающая мне не соответствующие действительности положение «гуру», между тем, я не создавал и не руковожу религиозной организацией. Также указанная фраза, расположенная рядом с моей фотографией создаёт впечатление, что я её автор. Я никогда ни говорил ничего подобного, а приписывание данной фразы мне, это попытка дискредитировать меня, показать алчным, думающим только о деньгах, что является порочащим мою честь, достоинство и деловую репутацию.

По поводу «гуру» уже достаточно сказано в предыдущем комментарии. Что касается текста «Чтобы я не делал, количество денег и другого добра в моём доме должно увеличиваться», то нет никаких прямых указаний на авторство фразы. Данное выражение является, фактически, личным впечатлением И. Рахманова от работ Н. И. Козлова и от практики клуба «Синтон», точнее, субъективным обобщением этих впечатлений. Поскольку во фразе говорится не только о деньгах, но и о «другом добре», то она находится в достаточном соответствии с текстами Н. И. Козлова и их смыслом, который сводится во многом к откровенной проповеди почти ничем не ограниченного эгоизма и гедонизма (стремления к наслаждению). Тот факт, что Н. И. Козлов не произносил и не публиковал точно такую фразу, не может служить опровержением выраженного в этой фразе обобщения личных впечатлений И. Рахманова, тем более, что такому обобщению соответствует множество фактов как в виде текстов Н. И. Козлова, так и практики клубов, работающих по программе «Синтон».

4. Фотография, изображающая животных с надписью «паства гуру». Паства бывает у религиозных деятелей. Я таковым не являюсь. С учётом приписывания мне «должности» «гуру», изображение животных и наименование их «паствой», я расцениваю, как грубое и циничное оскорбление, порочащее мою честь, достоинство и деловую репутацию.

См. комментарий к пункту 2.

5. Рисунок в виде мужского полового органа с надписью «Идеальный синтоновец». Я много труда, знаний и энергии вкладываю в занятия со своими студентами, поэтому идеал синтоновца у меня другой. Изображение в виде мужского полового органа идеального синтоновца, глубоко неприлично, оскорбительно, причиняет мне моральные страдания, порочит мою честь, достоинство и деловую репутацию, как ведущего тренингов, руководителя учебного центра «Синтон».

В данном пункте опять же делается противопоставление одного субъективного мнения другому, а не указание на искажение фактов и не их опровержение. Если же обращаться к фактам из текстов Н. И. Козлова и из практики тренингов по программе «Синтон», как открытым, так и скрываемым от предания гласности, то вывод о чрезмерном внимании к сексу, как минимум, и о пропаганде половой распущенности становится почти неизбежным для любого непредубежденного читателя и наблюдателя. В статье выпускника программы «Синтон» Алексея Грязных «Синтон — культ Козлова», опубликованной в 6-м номере «Журнала практического психолога» за 2002 г. (с. 129-131), в главе с названием «Секс-работа в Синтоне» описаны реальные случаи нарушения всяческих моральных и профессиональных принципов в ходе сексуального «просвещения» по-синтоновски, в том числе и те, свидетелем которых стал сам автор статьи. А. Грязных настаивает на том, что это были не случайные факты, а часть продуманной методики по манипулятивному (т.е. обманному, насильственному) «сексуальному раскрепощению» участников тренингов по программе «Синтон». Эти факты и оценки были уже почти шесть лет назад опубликованы в профессиональном психологическом журнале и до сих пор не стали объектом дискуссии или судебного преследования со стороны Н. И. Козлова.

Обобщенная оценка, сатирически гиперболизированная И. Рахмановым в указанном рисунке, имеет, таким образом, под собой достаточную фактическую базу. Моральные страдания Н. И. Козлова, в данном случае, имеют первичным источником его собственные действия, вернувшиеся к нему бумерангом в виде критических оценок этой деятельности другими лицами. Сатирическое заострение подобных оценок не может являться предметом претензий в данном случае, поскольку не нарушает ни юридических, ни моральных норм, и не является грубым искажением фактов.

6. «Сколько ещё душ искалечит подлый садист Козлов?!» Это обвинение меня в подлости и половом извращении — садизме. Грубое, циничное, утверждение, не соответствует действительности, причиняет мне моральный вред, порочит мою честь, достоинство и деловую репутацию.

Пояснения относительно необоснованности данного пункта претензий Н. И. Козлова во многом перекрываются комментариями к пунктам 3 и 5. Понятие «садист» применяется не только в смысле полового извращения, но и в отношении того человека, который в той или иной форме применяет жестокость к другому индивиду и получает от этого удовольствие, причем совсем не обязательно сексуальное. В тренингах Н. И. Козлова есть целая серия упражнений, весьма жестоких во многих отношениях, например, «Подводная лодка», в которой эмоционально инсценируется выбор между жизнью и смертью, как своей, так и чужой. Свидетельские описания участников этого упражнения позволяют сделать вывод о ничем не оправданной жестокости как самого упражнения, так и его проведения и последующего трактования при разборе в группе. Уже один этот факт опровергает утверждение Н.И Козлова о том, что данное утверждение «не соответствует действительности».

Элементы неоправданно жесткого отношения (садизма) к людям выражены и в текстах его книг. Н. И. Козлов в «Философских сказках» по поводу принципа «не навреди» высказывается вполне откровенно: “...совсем не ставил здесь задачи оказывать кому-то душевную помощь, не собирался никого воспитывать и не несу никакой ответственности за неуклюжие душевные движения тех, кто не выдержит нагрузки этой книги. Если я сделал тяжелую штангу, а кто-то стал ее поднимать и надорвался — мои соболезнования, но в его несчастье виновата только его глупость” (С. 12). (Козлов Н. И. Философские сказки для обдумывающих житье: веселая книга о свободе и нравственности. 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Новая школа; АСТ-ПРЕСС, 1997. — 432 с.)

В основании высказывания И. Рахманова о садизме Н. И. Козлова, таким образом, лежат вполне реальные факты, достаточные для соответствующей субъективной оценки.

7. «В действительности же факт принадлежности «Синтона» к тоталитарным сектам (в разряде психокультов или псевдопсихологических сект) является давно и широко признанным». Я не организовывал секту, учебный центр «Синтон», является светской организацией, по итогам Национального психологического конкурса «Золотая Психея» Учебный Центр «Синтон» был признан финалистом в номинации «Лучший проект года в практической психологии», мои книги изданы более чем дести миллионным тиражом, утверждение о том, что я создал секту, порочит меня как, учёного, известного писателя, подрывает моё сотрудничество с издателями, является порочащим мою честь, достоинство и деловую репутацию, причиняет мне моральный вред.

Определения «тоталитарная секта», «психокульт, «псевдопсихологическая секта» имеют оценочно-классифицирующий характер и связаны с выделением в идеологии и деятельности той или иной организации определенных признаков. Совокупность этих признаков может различаться в зависимости от того, в рамках какой теории или дисциплины они сформулированы. Соответствующая классифицирующая оценка может опровергаться двумя способами — либо путем критики самих признаков, либо путем указания на несоответствие обнаруженных признаков фактам, относящихся к идеологии и/или деятельности той или иной организации.

Одно лишь отрицание данной оценки, без указания на несоответствие признакам или фактам, не может быть предметом претензий. В этой претензии Н. И. Козлова отсутствует как обоснование ложного применения классифицирующих признаков, так и разъяснение ложности фактов, положенных в основу классификации.

Понятие «секта», кроме того, принадлежит к числу весьма многозначных понятий, следовательно, истец должен был предварительно определить, с каким именно семантическим вариантом данного понятия он не согласен. При этом истец должен был предварительно доказать, что в оспариваемом тексте в понятие «секта» вкладывается строго определенное — и только оно одно — содержание.

Если же брать один из самых распространенных смыслов понятия «секта» — «обособленная группа лиц, замкнувшаяся в своих узких, групповых интересах», — то многие аспекты деятельности как самого Н. И. Козлова, так и клубов «Синтон» вполне ему соответствуют.

В понятие «идеологического тоталитаризма» один из самых авторитетных исследователей систем манипуляции и насильственной трансформации индивидов, американский психиатр Роберт Лифтон, вкладывал следующее содержание:

«Под этим неуклюжим выражением я намерен подразумевать объединение склонной к крайностям идеологии со столь же нацеленными на крайности индивидуальными чертами характера — экстремистскую почву для соединения людей и идей.

Обсуждая тенденции к индивидуальному тоталитаризму у моих субъектов, я выяснил, что такие тенденции были вопросом степени и что определенный потенциал подобной формы бескомпромиссной эмоциональной ориентации существует в душе у каждого. Точно так же любая идеология — то есть любой набор несущих эмоциональную нагрузку взглядов на человека и на его отношения к естественному или сверхъестественному миру — может доводиться её сторонниками до других в тоталитарном режиссировании. Но это с наибольшей вероятностью происходит с теми идеологиями, которые наиболее широки по своему содержанию и особенно амбициозны — или склонны к мессианству — в своих притязаниях, неважно, религиозных ли, политических или научных. А там, где существует тоталитаризм, религия, политическое движение или даже научная организация становятся ничем иным, как исключительным (особым, эксклюзивным) культом». (Лифтон Р. Технология «промывки мозгов»: Психология тоталитаризма. — СПб.: прайм-Еврознак, 2005. — 576 с. — С. 498).

Исследование работ самого Н. И. Козлова и характера программы «Синтон» позволяет утверждать, что существенные элементы из приведенного определения вполне соответствуют как идеологии, проповедуемой Н. И. Козловым, так и продвигаемым им психотехнологиям.

Что касается утверждения истца, что «по итогам Национального психологического конкурса «Золотая Психея» Учебный Центр «Синтон» был признан финалистом в номинации «Лучший проект года в практической психологии»», то речь, видимо, идет о конкурсе по итогам 2000 года, в котором Учебный Центр «Синтон» был номинирован, т.е. заявлен группой психологов для участия в конкурсе. Однако по решению жюри, в которое входит несколько десятков наиболее авторитетных российских психологов, главная премия в данной номинации за 2000 год была присуждена «Журналу практического психолога», в котором в том году и были опубликованы (сдвоенный 1-2 номер за январь-февраль 2000 года) критические материалы о Н. И. Козлове и «Синтоне» с применением термина «деструктивный культ». Следовательно, профессиональное сообщество не просто поддержало указанную оценку, но и сочло ее существенным вкладом в развитие российской практической психологии.

2 февраля 2008 г. Е. Н. Волков

P.S. В материалах суда остался первоначальный вариант этого текста, поскольку то заседание суда, на которое я приехал, не состоялось, а на заседании, на котором мнения специалистов были приобщены к делу, меня не было. Я публикую дополненный и поправленный вариант, поскольку принципиальных различий в документах нет, а данный текст несколько точнее выражает мою позицию.