Пример сайентологического самодоноса

Я не раз обманывал покупателей.

С сентября месяца я стал постоянным выездным продавцом, и когда мы выезжали с весовым товаром, я обвешивал и обсчитывал покупателей. Я это проделывал со всеми подряд, несмотрел богато человек одет или бедно. Правда бабушек я не обманывал никогда. Хоть какое-то подобие совести у меня осталось.

Я обманул покупателя, когда работал в палатке.

В 199* г. в мае я работал ночным продавцом в палатке “***”. В 22 часа ко мне подошел мужчина. Я сидел в палатке и слушал музыку. Мужчина спросил у меня по чем водка, я сказал что она стоит на 500 руб дороже обычного., т. к. у меня ночные цены. Мужик заплатил ту сумму, которую я назвал, взял водку и ушел.

Я сознательно обманул покупателя, завысив цену на 500 рублей.

Я обманул покупателя, когда работал в палатке.

В 199* г. в мае месяце я работал ночным продавцом в палатке “***” она находится около автобусной остановки в районе под названием “пяточок”. Один раз в час ночи ко мне на машине подъехал один “крутой” он заказал у меня целый кучу баночного пива (целую упаковку). И заплатил по той цене, что значилась на ценнике — этот ценник я предварительно исправил и завысил на 200 руб. Он взял свое пиво и уехал, хотя я обманул, того кто обманывает других, только в более крупных масштабах.

Я обманул покупателя, когда работал продавцом в палатке. Я “кинул“ его, дав ему фальшивые деньги.

В 199* г. в июне в начале месяца я работал ночным продавцом в палатке “***” которая располагалась на площади нашего города. В 4 утра я спал в палатке на стульях, когда ко мне постучали в окно палатки. Я открыл и увидел там парня хорошо одетого. Он хотел купить у меня водки и ещё какой-то мелочи. Он дал мне 50.000 руб. У меня к тому времени лежали “левые” 10.000 руб., и когда я ему сдавал сдачу, то я сунул ему эти 10.000 руб. Он молча взял их (он просто не заметил, что они фальшивые), взял водку и ушел.

Я сознательно “кинул” этого парня, сунув ему фальшивую купюру.

Я обманул бабушку на рынке, купив у неё стиральный порошок за фальшивые 10.000 руб. Я “кинул” её.

В 199* г. в конце июня в субботу утром часов в девять, я возвращался с работы. Я тогда работал ночным продавцом в палатке “***”. Мне в эту ночь сунули левые 10.000 руб. Я проходил в это время мимо рынка и решил сбагрить эту купюру. Я походил по рынку и никого достойного не нашел. Когда я выходил с рынка, то увидел бабушку, она продавала стиральные порошки. Я подошел к ней и дал ей купюру, она не глядя взяла и дала мне пачку порошка. Я развернулся и ушел. Я обманул бедную бабушку без зазрения совести, “кинув” её на 10.000 руб. сознательно.

Учась в техникуме я иногда развлекался тем, что воровал лошадей из различных совхозов.

В 198* г. я познакомился с одним парнем Ж. Мы с ним ездили из *****а на одном автобусе и ходили в технаре на конюшню. Как-то в начале сентября, в пятницу, где-то около двух часов мы выехали с Ж. на автобусе домой. Там Ж. спросил, смогу ли я, точнее соглашусь ли я угнать с ним одну лошадь из его совхоза, я согласился сходу. Мы договорились, что я заеду за ним завтра днем, т.е. в субботу. Я так и сделал, заехал за ним днем и мы пошли пешком

Я вскрыл и помог разграбить спортивный склад, вместе с приятелем К.

В 198* г. в начале июля, в середине месяца я с двумя приятелями шарахался без дела около стадиона “*****” в г. ****ве, там мы набрели на закрытый домик, стоявший на краю оврага. Рядом росло дерево, по нему мы залезли на крышу, а там на чердак. На чердаке я нашел ломик и люк. Я расковырял ломиком люк и залез внутрь. Там я увидел спортивный инвентарь: лыжи, коньки, хоккейную форму, теннисные ракетки, рапиры, мячи и т. д. Когда я вылез оттуда я рассказал об этом приятелям, мы спустились, захватив с собой ломик, там мы стали выламывать дверь. Я тем временем залез опять внутрь, нашел внутри кувалду и стал выбивать дверь изнутри. Через полчаса мы все взломали и разграбили склад. Я взял с собой футбольный мяч и рапиру и ушел домой.

Я сознательно нанес ущерб, сломав и разграбив спортивный склад.

Я забил и наполовину зарезал теленка, принадлежащего совхозу в котором я работал.

В 199* г. в середине декабря я договорился с парнем (шофером грузовика), что я забью и разделаю теленка, а он перевезет его в город. Мы оба работали в совхозе “****” дер. “****”. Я пришел в телятник рано утром в 8 утра в пятницу. Предварительно переоделся в своем кабинете, я там взял сапожный нож и веревку. Когда я зашел в телятник, то в проходе бегал крупный теленок. Когда я подошел, он стоял ко мне боком. Я не раздумывая метнул в него сопожный нож. Я попал ему в шею, перерезав яремную вену и задел трахею. Теленок упал и умер, я связал его и слил кровь, потом спрятал его в пустующей комнате напротив моего кабинета. Там я снял шкуру и на время его там оставил. Там его и нашли. Я сознательно нанес ущерб совхозу в котором работал. В 10 часов утра его нашли в этой комнате. Когда меня вызвали в кабинет директора, то там я скрыл, что именно я убил теленка.

Я продал двух телят принадлежащих совхозу в котором я работал.

В 199* г. в конце декабря в понедельник ко мне подошел один парень и предложил мне продать ему двух телят, я согласился и сказал ему, чтобы он подъехал на машине часам к 8 утра на следующий день. На следующий день во вторник утром я подошел к телятнику. где располагался мой кабинет в 8 утра. У моего кабинета меня ждал этот парень. Я сказал ему, чтобы он подогнал машину к задней стороне телятника. Затем мы зашли в стойло и выловили там двоих телят. Взвалив их на плечи, мы побежали к задней двери телятника, где находилась транспортерная лента, мы кое-как пролезли через ленту. Во дворе нас уже ждала машина. Мы забросили в кузов этих телят, мне тут же заплатили деньги и они уехали. Я сознательно нанес материальный ущерб совхозу в котором работал.

Я убил и продал теленка принадлежащего совхозу в котором я работал.

В 199* г. в начале декабря в пятницу я договорился с одним парнем (его тоже звали Д.) он работал водителем открытого грузовика, что я смогу зарезать и разделать теленка, а он сказал в свою очередь, что сможет его продать. Я работал тогда в совхозе “****” дер. ****во ветфельдшером. Мой офис располагался между телятником и пустующей фермой. Так как я находился в одном здании с телятником — то все казалось легко. Когда телятницы ушли на обед, мы с Д. зашли в телятник и заарканили одного теленка и там же, в общем стойле я его оглушил ударом топора (обухом), затем, взвалив его на плечи, мы пошли в заднюю часть телятника, где выгребается навоз. Кое-как перелезли с тушей через транспортную линию и зашли в отдел , где был выход на поле (т. е. нас там увидеть не могли — хотя мы были фактически на виду.) в этой комнатушке я перерезал теленку горло и освежевал тушу. После Д. подъехал на грузовике поближе и мы, положив, тушу в железную ванну, закинули ее в кузов и уехали в город, где всю тушу продали в овощном магазине персоналу. Затем я положил шкуру убитого теленка вто место где хранятся шкуры и через пару минут написал акт о вскрытии и положил в ящик стола своего главврача.

Жажда наживы затмила во мне обыкновенную жалость к животному, профессианальную этику и просто, порядочность по отнощению к своему совхозу, который дал мне работу, я нанес ущерб совхозу.

Я с другом попытался угнать машину.

В 199* г. в середине июля я приехал в г. ****в к друзьям и к своей тете. Как-то вечером этого же месяца я шел по одному из переулков г. ****ва, со своим другом Д. Л****м. Этот переулок выходил на главную дорогу с трамвайными путями, слева, почти на выходе на дорогу, стоял 9-ти этажный дои и рядом с ним машина “Жигули” первой модели,. Мы подошли к этой машине и Л****в сказал: “Д., я могу угнать эту машину за пять минут.” Я сказал начнем время пошло. Он вынул окурок горящей сигареты изо рта, и приложил его ктому месту где располагалась защелка, держая боковую форточку на двери с водительской стороны. Через минуту защелка отвалилась, открыв нам путь. Д. открыл форточку, засунул руку вовнутрь и открыл дверь со своей стороны, затем любезно распахнул и мою. Пока Д. заводил машину, я бодренько обшарил содержимое “бардачка”, выгреб все кассеты, зонт, сумочку (документы из неё я вывалил на заднее сиденье) и ещё какие-то мелочи и засунул это все к себе в сумочку. Вэто время Д. все же завел свой “аппарат”. Мы проехали на нем метров 10 вниз по переулку и он заглох. Вэто время нам на встречу шли два мужика с двумя девицами, которые были пьянее вина, да и мужиков трезвыми не назовешь. Когда они поравнялись с машиной в которой мы сидели, то один сказал другому: “Микола, так то же твоя машина.” я понял, что нам с Д. пора уходить, я сказал, чтобы он делал это спокойно. Я открыл свою дверцу и молча вышел, затем не сильно захлопнул ее и сказал: “Д., пошли.” Он тоже открыл свою дверь, и отодвинул руку подошедшего хозяина, также аккуратно захлопнул дверь, сказал: “Пошли.” Мы неторопливой походкой (я с награбленными вещами шел) пошли вниз по переулку. Когда эти двое пришли в себя от такой наглости, и поняли, что произошло, мы были уже далеко, и слышали только их возмущенные вопли. Я сознательно обчистил машину и участвовал в ее угоне и причинил ущерб ее владельцам.

В октябре 199* г. в середине месяца, я бросил в беде своего друга, а сам убежал.

В октябре 199* ма втроем: я, Д. и Ж., договорились съездить на телеге ночью в соседнюю деревню, и украсть там немного зерна для наших лошадей на конюшне техникума. Наш техникум считал, что лошади могут питаться исключительно тем дерьмом, которое он нам выписывал раз в месяц, и после этого ещё и резво бегать. Мы придерживались другого мнения, и нам приходилось частенько приворовывать корм: сено, зерно, и т.д.

В тот вечер на промпромысел отправились мы втроем, Запрегли лошадь в телегу и поехали в соседнюю деревню на другую конюшню за зерном. Та конюшня была побогаче, но конюх был жадным и спившимся в конец козлом и если что и давал, то только за пойло для него лично, Мы подъехали к деревне, спрятали лошадь с телегой в заброшенном сарае, а сами взяв мещки пошли к конюшне. Мы подошли к окну конюшни, оно было открыто и выходило в денник одной строптивой и нервной лошади. Ж. полез в окно головой вперед, а мы медленно подталкивали его. Когда Ж. оказался почти весь в деннике (снаружи остались только его ноги), вдруг со всех сторон зажегся свет на улице, из-за угла конюшни выскочили парни и заорали, чтобы мы стояли на месте. Мы с Д. довольно энергично протолкнули в окно оставшуюся часть тела Ж., не обратив ни малейшего внимания на бурный протест Ж. по этому поводу и испуганное ржание лошади, которую настолько перепугало неожиданное появление человека перед ее носом, что она со страху выломала дверь из денника и выбежала в проход конюшни. Вообще, когда эта какофония криков и воплей раздалась среди ночи, это несколько ошарашило нашу группу захвата, и тогда мы с Д. рванули вперед к телеге. Но эти ребята подготовились основательно к нашей поимке, и когда мы уже выбежали на дорогу, ведущую к сараю, то нам навстречу бодренько бежало человек пять, нас спасло то, что мы бежали , низко наклонившись к земле, а эти “орлы” светили фонарями высоко и слепили друг друга. Короче, нам с Д. удалось выбраться из ловушки, Ж. тоже тогда оставил Ж. одного на растерзание всей этой пьяной ватаги, это просто случайность, что его во всей этой кутерьме не заметили.

Нанес увечье своему соседу по комнате в общежитии.

В начале октября 198* г. во вторник вечером, после 18 мы втроем сидели у себя в комнате в общежитии — я, В. и И. И. сидел у себя на кровати около окна, я за столом около окна, а В. у себя на кровати около двери, в трех метрах от меня. Я сидел за столом и читал книгу, а В. сидел и плевался в меня бумажками из трубочки. Через несколько минут я сказал ему, что он может сильно пожалеть об этом если не прекратит, его, видно, подобные мелочи не заинтересовали, и он стал продолжать свои плевки с пущим энтузиазмом. Еще через несколько минут, я взбесился и схватил нож со стола, и привычным жестом метнул его в В., на мою беду нож был прекрасно сбалансирован и вошел в зубы В. острием, ешё в момент броска В. успел присесть, а то нож вошел бы в горло. Мне надо было в тот момент по-другому решить эту ситуацию, а не хвататься за нож. А так я изуродовал парня, выбив ему передние зубы и распоров губу.

Я с приятелем К. и ещё двумя подругами угнал дюралевую лодку.

В 198* г. в середине августа в среду мы вчетвером пошли на плотину купаться в 14 часов. Мы окунулись и пошли вдоль плотины ближе к г. ******ву. У самого истока плотины на берег была вытащена дюралевая лодка, прикованная цепью к пню. Мы подошли к ней и я тут же попытался раскачать пень, он стал раскачиваться. Пока К. трепался с девчонками, я раскочал пень и наполовину вытащил, затем ко мне подошел К. и помог до конца вытащить пень и взгромоздить его на нос лодки, затем мы спихнули лодку на воду. Мы поплавали вчетвером около часа. Когда мы причалили к берегу напротив пляжа, нас заметили хозяева лодки и с криком и воплем бросились к нам вплавь. Мы торопливо спрыгнули на берег и убежали.

Я умышленно угнал лодку не принадлежащую мне.

Я спровоцировал недовольство, неподчинение начальству, вобщем бунт, работая на конюшне. Сыграл роль 3-ей стороны.

Осенью 199* г. я находился во ******м совхозе-техникуме, там я ходил на конюшню. На конюшне нас было 10 человек — А., С., Л., две А., В., Я, Ж., О., Д. Начальником был А. и его подруга С., обе А. его горячо поддерживали, т. к. на конюшне было 6 лошадей — на 4 из которых постоянно работали А. и его друзья, за Л. тоже была лошадь, но она не любила А.. В октябре я начал нагнетать события, говоря недовольным таким положением дел, что это бардак, что А. нас только использует, чтобы навоз убирать за лошадьми, и в награду выделяет одну лошадь на всех остальных. В ноябре недовольство возросло до открытого невыполнения распоряжений А., к недовольным присоединилась Л.. По моему плану против А. открыто могут выступить Ж. и Л. Мы с Ж. собирались угнать и спрятать лошадей, а Л. с Ж. потом будут диктовать А. условия игры. В последний момент Л. предала нас, пошла и все рассказала А., его в конюшне тогда не было, когда мы начали, Д., О., заперли двух А., В. и С. в конюшне и вывели лошадей, когда появился А. Он был спокоен и сказал, если мы хотим драться, то он готов. Он стоял на пригорке, а мы внизу в невыгодном положении. Затем А. отозвал в сторону меня и сказал, что потом он меня прикончит, а сейчас, он отдаст мне лошадь Л., чтобы я угомонил всех, я согласился. Через неделю все улеглось, все были довольны некоторыми изменениями, кроме А. и меня. Я спровоцировал бунт на конюшне, в личных интересах, сыграл роль 3-ей стороны.