Главная Карта Поиск Новости Онтография Консультации
Facebook Расписание КОРНИблог Контакт/Contact
11

"Я позволила ему раздеть меня без сопротивления"

Адрес документа: /cults/scientology/corydon_11.html

© 1998 Перевод Евгения Волкова


В 1975, в то время как Хаббард оставался в Вашингтоне, округ Колумбия, в Калифорнии для него было найдено другое место, и он перебрался туда. Оно было известно как ASTRA и располагалось в Калвер Сити, Калифорния, который является частью Большого Лос-Анджелеса около аэропорта.

Это местоположение Хаббарда было частью трехголосной (трехступенчатой) сети телексов, разработанной, чтобы маскировать факт тесной связи Хаббарда с Церковью.

Возможно, именно в это время он посетил восьмой этаж Fifield Manor в Лос-Анджелесе, также называемом "Елисейским Замком" ("Chateau Elise"). Это здание было построено в соответствии с архитектурным стилем, предпочитаемым членами французской королевской семьи, когда здание служило им резиденцией для пребывания в стране. В тот день это был популярный (излюбленный) отель для многих великих личностей из Голливуда.
Восьмой этаж был загорожен и защищен как частное помещение, к которому только Л. Рон Хаббард и его жена имели доступ.

Согласно подтвержденному присягой показанию следующие события произошли в течение этого периода.

Heidi Forrester (имя изменено) присоединилась к церкви сайентологии в июле 1974, только что закончив последний год колледжа. Она читала книгу научной фантастики Л. Рон Хаббарда и заинтересовалась книгой “Дианетика, Современная Наука Душевного здоровья”, рекламировавшейся на задней обложке. Она выписала книгу и вскоре получила ее.

Зачарованная заявлениями, сделанными Хаббардом относительно увеличения творческих талантов и проницательности, она ответила положительно на звонок вербовщика Морской Организации (Си Орга), который упомянул, что получил карточку, которую она послала для получения большего количества информации.

Вот как она рассказывает об этом:

На следующий день, 16 июля 1974 г., я поехала в аэропорт “Колумбус” и попала на рейс на Лос-Анджелес. Я прибыла в семь вечера. Я взяла такси до гостиницы “Хилтон” и стала ждать в лобби. Рон Noe (Ron Noe), вербовщик, пришел вскоре после того. Одетый в неформальную униформу Морской Организации, он показался мне чрезвычайно организованным и энергичным.

Мы сели в его автомобиль и добрались до ASHO (American Saint Hill Organization) на Вест Темпл Стрит.

По прибытию Рон Noe подвел меня к своему столу, и я заметила, что на каждом столе была одинаковая цветная фотография Хаббарда, сделанная на судовом мостике. На всех стенах висели также огромные постеры Хаббарда в полный рост, официальная униформа Морской Организации и огромные символы Морской Организации, нарисованные золотом на многих стенах. Символ Морской Организации — звезда, окруженная венком лавра. В последующие годы мне дали (бы) (дадут) огромную власть как представителю этого символа, а в конце вся власть была (бы) (будет) отнята у меня без объяснения.

За своим столом Рон Noe вручил мне контракт Морской Орг. У меня не возникло никакого затруднения с одним миллиардом лет, в отличие от большинства новых завербованных, так как я уже читала, что сайентологи верили в прошлые жизни. Я подписала его. Это было засвидетельствовано Роном Noe и Джерри Ларсоном [имя изменено]; я произнесла клятву, в то время как Рон Noe стоял и салютовал мне, а я салютовала ему.

Он читал соглашение с двадцатью пунктами, которые я повторяла за ним. Пункты состояли из обязательств, которые все члены Морская Орг дают группе. Я должна была в основном твердо придержаться всех приказов, данных Хаббардом. Я должна была применять технологию в строгом согласии с его стандартами.

После клятвы меня поставили в центр комнаты:
"Теперь слушайте: Heidi Forrester только что стала членом Морской Орг!"

В несколько секунд все лобби было забито людьми в униформе, приветствующими, хлопающими, вопящими — это были столпотворение!

Овация продолжалась целых десять минут.

Меня сопроводили к регистратору, девушке по имени Dawn Praeger, и я подписала чек на всю сумму, которую имела, т. е. на 8500 долларов.

Я была препровождена Роном Noe в гостиницу “Голливуд Инн” тем вечером. Это был большое здание из красного кирпича, располагавшегося в центре Голливуда. Оно было не в самом лучшем состоянии. Я была помещена в комнату с четырьмя другими членами Морской Орг, ни с одним из которых я не встретилась прежде.

После четырехчасового сна я должна была возвратиться в ASHO. Рон Noe сказал мне, что я должна буду в эту ночь пойти на судно “Экскалибур” (“Excalibur”), довольно большой корабль по моей оценке, хотя, как мне сказали, намного меньше, чем “Аполлон” (“Apollo”). Оно использовалось для обучения членов Морской Орг основам судовождения.

Я провела некоторое время на судне и в течение следующего года стала довольно высоко обученной (тренированной) и одитированной (за мои собственные деньги). Распространилась молва, что я нахожусь на весьма высоком уровне одитинга. Этот факт, как представляется, обернулся выбором меня для некоторых очень ужасных опытов:

Я была изнасилована на тех основаниях, что имела "понижающиеся линии"... человеком, который соответствует описанию Хаббарда....

Мне стало очевидным, что для члена Морской Орг в ASHO имелся очень строгий закон, касающийся отношений. Члены Морской Орг не имели никаких половых контактов со студентами из публики или преклирами. Так или иначе, в ASHO среди персонала этот закон твердо соблюдался. Интерпретация мнения М.Орг-ции относительно секса с людьми из публики состояла в том, что М.О. была "выше" таких действий. Мы были настолько "отборны", что секс с публикой "портил" бы наш контроль над ней. Однако не имелось никакого правила, предотвращающего членов М.О. от наличия половых контактов с другими членами М.О.. Фактически, это ожидалось, если кто-то был в М.О. в течение значительного отрезка времени. Браки в М.О. были обычными…

Я никогда не могла понять количество и частоту "обмена партнерами" в М.О. Это происходило постоянно.

На одной неделе два сотрудника могли поженится (по сайентологической церемонии брака), а женщина затем забеременеть. Несколькими неделями позже она могла выти замуж за другого члена Морской Орг, родить ребенка и затем выйти замуж за другого члена М.О., и так далее. Когда пара женилась, она получала свидетельство о браке от муниципалитета, но это ничего не означало. Это все делалось как часть "береговой истории", чтобы предохранить М.О. от столкновения с юридическими проблемами, касающимися брака.

Если пара хотела развестись, они просто расходились. В М.О никогда не было формальных разводов, никому ни от кого не надо было получать разрешение, чтобы прекратить их отношения. К тому же, ни у кого не имелось много собственности, чтобы делить её между собой.

Отпрыски от этих "браков" направлялись в Пампкин Скул, Эппл Скул и в Кадет Орг для индоктринации методами Хаббарда, так что они не становились проблемами Организации.

Я наблюдала все это в течение моего первого года в М.О. Это обеспокоило меня. Весь этот персонал, предположительно из этичных людей, которые были всезнающими относительно гуманности, все время занимался разрушением отношений.

Я независимо решила, что не буду иметь никакого полового контакта с любым в М.О. Я полностью подавила свою собственную сексуальность и решила, что не буду играть в эту игру.

В конце 1975 мне сказали (поручили) сделать доклад (отчет) Офису Коммуникаций Хаббарда. Тогдашний старший офицер информировала меня, что я должна сделать отчет в Fifield Manor и пройти там на восьмой этаж. Она не дала мне никакой другой информации. Я делала это, не зная, почему пошла (именно) я.

В Manor я была направлена к лифту и поехала на восьмой этаж. Весь (целый) этаж был тщательно меблирован так, что нечем было дышать. Появился член М.О. и показал мне дверь, частично приоткрытую.

Я вошла в очень большую гостиную комнату с тяжелыми занавесями, шерстяным ковром, мягкими стульями и чистую до навязчивости.

На одном из стульев сидел, попивая что-то, похожее на херес, крупный пожилой человек. У него были рыжевато-серые волосы, более длинные на затылке. Он был одет в белую рубашку, черные брюки, черный галстук и черные, ярко начищенные, ботинки.

Он не сказал ни слова и медленно встал, жестом пригласив меня следовать за ним в следующую комнату.

Я не знала, был ли это Хаббард, и задавалась вопросом, должна ли я буду участвовать в сессии одитинга или в интервью. Я последовала за ним.

Я оказалась в роскошной спальне. Это все еще не беспокоило меня, так как иногда интервью и сессии для персонала проводились в спальнях (гостиницы) Голливуд Инн.

Здесь стоял маленький стол с E-метром, и я снова подумала относительно сессии.

Без слов он внезапно начал раздевать меня.
Я испытывала отвращение к нему.
Я не хотела спать с ним. Более того, в этот момент я чувствовала себя действительно продрогшей и холодной до костей.
Я остро ощущала реальный страх и опасность в комнате. Мгновенно я поняла расчетливую власть, исходящую от этого человека. Я знала, что мое наказание было бы ужасающим, если бы я сопротивлялась.

Его глаза были настолько пусты, никакой эмоции, никакого взаимодействия, ничего в них не было.
Я приняла решение не сопротивляться независимо от того, что случится. Я поняла, что это (сопротивление) будет для меня большой ошибкой. Он, казалось, был полностью отключен (оторван) от действительности. Он был настолько странен, что я поняла, что если я спровоцирую его, он может быть чрезвычайно опасен.

Я позволила ему раздевать меня без сопротивления.
Я была полностью не приготовлена к тому, что случилось затем.
Он лежал на мне сверху.
Насколько я могу сообщить, у него не было никакой эрекции. Однако, с помощью руки каким-то способом он сумел вставить свой половой член внутрь меня.

Затем в течение следующего часа он не делал абсолютно ничего вообще. Я имею в виду (именно) ничего!

После первых двадцати пяти минут я стала настолько испуганной, насколько я когда-либо была (такой) в своей жизни. Я чувствовала, как-будто каким-то извращенным способом он сообщал мне, что ненавидит меня как женщину. Затем я стала чувствовать, что мой разум (рассудок) насильно отрывается от меня.

Это было хуже всего. Я действительно чувствовала, что он "жаждал" аспекта (сущности) моей личности, и он хотел это. Это было сверхъестественный, полный контроль на уровне, который я не могла тогда постигнуть. Я понятия не имела, что происходило*.

После получаса я действительно думала, что схожу с ума. Я не могла двигать свое тело под ним и чувствовала, что он все еще не достиг никакой эрекции.

Он как бы не смотрел на меня, а вместо этого удерживал свою голову повернутой в сторону и просто пристально глядел в пространство.

Я должна была сдерживать себя, чтобы не завопить (пронзительно закричать), потому что чувствовала, что у меня нервный срыв.

Потом ко мне пришла ужасная мысль, что он мертв. Он едва дышал. Затем я подумала, что он также убьет меня. Мои мысли стали очень болезненными (ужасными).

Час спустя он встал и вышел.

Я просто лежала там в течение десяти минут. Потом я механически оделась. Сразу после этого я начала истерично кричать (рыдать). Я кричала (рыдала), и кричала (рыдала), и кричала (рыдала).

Я не боялась забеременеть. Я очень боялась того, что произошло в голове этого человека.

Наконец, когда я не могла больше кричать (рыдать), я спустилась вниз и села на автобус до ASHO [American St. Hill Organization].

Я никому не сказала ни слова.

****

Прошли месяцы после этого. Мои месячные начались в срок, что позволило мне почувствовать, по крайней мере, некоторое удовлетворение.

Однажды вечером я работала допоздна. Джерри Larson, который был теперь представителем К.О., вошел в мою загородку и спросил, хочу ли я поехать обратно в (Голивуд) Инн. Это казалось немного странным, поскольку он был высокопоставленный офицер, OT7, Native State, одитор 7 класса; но я приняла (приглашение).

На пути в автомобиле он спросил меня, влюблялась ли я когда-либо сексуально в М.О. Я сказала: "Нет".

"Я думаю, это правда", сказал он, "потому что ты слишком сильна в тета-мудрости, чтобы быть под контролем".

Когда мы добрались до гостиницы, то вместе поднялись в лифте, и когда я собиралась выходить на своем этаже, он сказал, что ему нужно поговорить со мной.

Я сказала "О’кей", поскольку он был (офицер), и, как я думала, друг. К тому же он был женат…

Мы пришли в небольшую спальню на восьмом этаже. Он сел на кровать и начал говорить о (цифре) восемь, являющейся символом бесконечности и самого высокого уровня ОТ-ства.

Я думала, что это интересно, но не могла понять, почему он сообщал мне это.

"Рон работает по восьмилетним циклам," сказал он. "Ты родилась в восьмом месяце года (августе). Сверху пришли приказы, что ты должна зачать ребенка".

Это действительно потрясло (шокировало) меня.

"Я не могу сообщить тебе, кто послал приказ", сказал он. "Твои способности таковы, что Морской Организации нужно, чтобы ты имела ребенка".

Не произнеся больше ни слова, он схватил меня, поспешно раздел и бросил на кровать.

Снова я испытала то же самое чувство, что не должна ему сопротивляться.

Он разделся, и в течение следующего часа то же самое действо, что случилось со мной в Manor, повторилось…

Впоследствии я мысленно чувствовала себя разодранной в клочья. Пока он раздевался, я не могла это больше выдержать. Я была снова в слезах. Я сказала:

"Сэр, я не могу понять то, что Вы делаете со мной".

Он посмотрел на меня и сказал:

"Heidi, Вы еще не видели материалы ОТ для OT7, но ты знаешь, что ты есть (такое). Ты — невидимый дух, оперирующий своим телом. Ты и я фактически живем в совершенно другой вселенной, очень далеко от этой. Эта Земля, эта галактика, наши тела — только изображение (мысленный образ, представление), которое мы моделируем, чтобы (создавать) игру и играть. Секс для тетана - ничто. Это – постулаты (аксиомы, правила), и контроль над разумом и телом -это приз.

Если я потребую (задам постулат) с точки зрения моей родной вселенной, чтобы ты заимела ребенка, тогда ты будешь (его иметь). Ты находишься под моей началом, исходящим издалека. Я могу заставить твое тело делать то, что я хочу".

Затем он ушел.

Я была такой растерянной. Я была обучена верить всему, что он сказал, и все же я не могла поверить тому, что он только что мне сказал.
Я чувствовала себя крайне беззащитной. Я рыдала всю ночь.

Месяцем позже у меня пришли месячные. Еще через месяц мой руководитель вызвал меня в свой кабинет.
"Отправляйтесь в (отдел) этики!" сказал он.
"Этик-офицер" определил у меня состояние измены, потому что я не повиновалась намерениям руководства и не была беременной.

Я должна была возместить это "преступление".

После этого я никогда не имела никаких других сексуальных связей в Морской Организации до того момента, когда я покинула ее. Стало очевидным, что я была неудачницей (не оправдала надежд) в этой области.