Главная Карта Поиск Новости Онтография Консультации
Facebook Расписание КОРНИблог Контакт/Contact

Джон Атак

~ КУСОЧЕК СИНЕГО НЕБА ~

Разоблачение дианетики, саентологии и Л. Рона Хаббарда

Перевод с английского Алексея Матвеева

(Опубликован на сайте http://www.kondra-show.ru/ в августе 2007 года)


Важное замечание! Данный перевод представлен для общего ознакомления с источником, поэтому его не следует рассматривать, как точное отражение оригинального текста. Помните, что эта публикация появилась усилиями людей, которые вносили свой вклад добровольно и бескорыстно. Переводчик стремился сделать работу настолько качественно, насколько мог, однако считает необходимым предупредить, что он никого ни в чем не заверяет и ничего не гарантирует. Только тщательное изучение оригинала самим читателем даст уверенность в его правильной интерпретации.

Источник текста на английском языке, использованный при переводе:

http://www.clambake.org/archive/books/apobs/


Назад
8.2. - Дело о попечительстве над детьми
Содержание Вперед
8.4. - Оставление тела


~ Глава третья: торжественные обещания ~


Похоже, Л. Рон Хаббард запамятовал о взбучках, которые получает в судах, и когда дело Армстронга близилось к завершению, начали появляться бюллетени, относящиеся к новому «рандауну». Однако в «Рандауне ложных целей» все же проявилось некоторое осознание того факта, что не все идет хорошо в саентологическом мире. К обычному списку вещей, препятствующих достижениям в кейсе – «овертам» (проступкам), «злым намерениям» и связи с настоящей или воображаемой подавляющей личностью – добавились «ложные цели». Они были определены как «невыживательные цели». В первом бюллетене Хаббард принялся за традиционные нападки на психиатрию. К этому времени установление связи между «имплантерами», которые создали ОТ3 семьдесят пять миллионов лет назад, и современными психиатрами была установлена окончательно. Он также сказал, что психиатры и священники «из одной команды», одним махом забраковав всю умственную терапию и все религии (за исключением, разумеется, саентологии).

Сразу после громкого поражения в деле Армстронга в Калифорнии и проигранного дела о попечительстве над детьми церковь издала исполнительную директиву, бесхитростно названную «Сквирелы», где речь шла об Армстронге, двух бывших членах личного персонала Хаббарда, которые давали показания по делу Армстронга, и Дэвиде Мэйо с двумя его компаньонами. В директиве содержалась обыкновенная гипербола о врагах человечества, и упомянутые индивидуумы обвинялись в распространении безумия. [1]

Через несколько дней, 24-го сентября 1984-го года церковь саентологии проиграла апелляцию против Налогового управления. В решении на 222 страницы судья налогового суда предложил детальный отчет о финансовых операциях церкви с 1970-1972 гг., показав движение огромных сумм из саентологии под личный контроль Хаббарда. Судья также поведал о методах уклонения, предписанных Хаббардом, например, преднамеренное смешивание двух миллионов страниц материалов, относящихся к налогообложению, с тем, чтобы сотрудникам Налогового управления приходилось за счет налогоплательщиков разбирать всю эту кучу.

9-го октября группа высокопоставленных саентологов, включая Дэвида Мицкевича, вылетела на вертолете в Сент-Хилл, для подписания «Обещания человечеству» и образования «Международной ассоциации саентологов». Обещание содержало обычную риторику, неуклюже записанную неопытным каллиграфом:

«Новые религии рождаются в крови и ценой великой жертвы и страданий приверженцев… Саентология выжила и выросла, потому что… это сила для блага и свободы… которую легко узнать по доброй воле людей; несмотря на злобную ложь, распространяемую через СМИ теми, кто хочет поработить человечество…

В Соединенных Штатах мы стали мишенью беспринципных судебных нападок, совершаемых теми, кто хотел бы набить карманы нашей с трудом заработанной казной. Фанатики во всех ветвях власти… стремятся к тому, чтобы разрушить нас с помощью налогов и репрессивного законодательства.

Нас подвергли незаконным судебным разбирательствам в двух странах, причем дела вели предвзятые и дезинформированные судьи, не склонные и не способные увидеть истину…

Те, кто клевещут на саентологию, прекрасно знают, что это проверенная, эффективная и работающая система для освобождения человечества от духовных цепей. Вот почему они атакуют. Они боятся, что этичное, производительное и гуманное общество станет опасно для них».

Саентологи платили по 2000 долларов за членство в ассоциации.

В добавление к «Обещанию» церковь подала очередной иск на адвоката Майкла Флинна, на этот раз требуя 20 млн. 600 тыс. долларов в возмещение убытков. В иске утверждалось, что Флинн умело подделал чек на 2 млн. долларов, представленный в один из Нью-Йоркских банков в 1982-м году, с помощью которого он хотел снять деньги со счета Хаббарда. Конечно, они не смогли найти никаких доказательств, которые заинтересовали бы ФБР или окружного прокурора. Не обескураженные этим обстоятельством, саентологи издали очередной выпуск журнала «Свобода», который тысячами экземпляров распространяется на улицах. Они привели цитаты из аффидевитов двух братьев, совершивших мошенничество с чеком, в которых Флинн обвинялся в разработке всей операции. После месяцев такой клеветы один из братьев, содержавшийся под стражей в Германии, подписал другой аффидевит, в котором заявил, что саентологи заплатили ему за первый. В конце концов, церковь отозвала свой плохо обоснованный иск.

В декабре 1984-го года разорвалась очередная бомба. Вслед за массированным рейдом в церковь саентологии города Торонто в марте 1983-го года против восемнадцати высокопоставленных чиновников церкви и бывших членов и против самой церкви саентологии, наконец, выдвинули обвинения. Среди обвинений был заговор с целью совершения убийства, хотя его через несколько месяцев сняли.

В последний день января 1985-го года саентологи подали иск против Центров продвинутых способностей в Санта-Барбаре, Абердине и Ист-Гринстеде, а также против ключевых фигур этих центров, включая Дэвида Мэйо, Робина Скотта, Мораг Белмейн и Рона Лоли. В их число попал и Джон Зегел, чьи пленки, повествующие о захвате власти ОПК, стали так популярны. В иске говорилось о «рэкетирстве; ложном описании происхождения; недобросовестной конкуренции, нарушающей писаный и неписаный законы; получении и сокрытии краденого имущества; нарушении обязательств; невыполнении условий контракта; незаконном завладении профессиональной тайной; убытках, подлежащих возмещению». Саентологические юристы прибегли к актам о рэкетирстве и коррумпированных организациях, которые должны препятствовать деятельности организованных преступных групп.

Судья города Вашингтон 13-го марта 1985-го года (на семидесятичетырехлетие коммодора) подписал приказ, предписывающий Хаббарду явиться по давнишнему делу церкви саентологии против ФБР. Судья считал Хаббарда «агентом-распорядителем» церкви, несмотря на все заявления, что Хаббард отошел от управления в шестидесятых. Хаббард не явился, и дело закрыли. Один из исков церкви против Майкла Флинна был также отклонен по причине неявки Хаббарда в суд.

Также в марте вернулось в суд Портленда, штат Орегон, дело Джулии Кристоферсон-Тишбурн против Хаббарда, Калифорнийской церкви саентологии и Саентологической миссии Дэвиса. Иск о возмещении убытков в размере 3 тыс. долларов первоначально был подан в 1977-м году. Джулия Кристоферсон занялась саентологией в 1975-м году, когда ей было семнадцать. Она проходила саентологические курсы вместо изучения инженерного дела в институте, и таким образом потратила деньги, предназначенные для института. Она заявила, что ее ввели в заблуждение относительно ценности саентологических дипломов, и благ, которые саентологический одитинг и обучение принесут ей. В ее первоначальном иске речь шла об оскорбительном поведении, причинении тяжелого эмоционального расстройства и мошенничестве. [2]

Дело дошло до судебных разбирательств лишь с третьей попытки. В 1979-м году Кристофер-Тишбурн присудили 2 млн. 100 тыс. долларов. В 1982-м году постановление было отменено апелляционным судом, который отклонил иск об оскорбительном поведении, но также и исключил показания нескольких саентологических свидетелей.

Раскол восьмидесятых годов в саентологии начался после решения апелляционного суда. Тысячи либо ушли, либо их изгнали из церкви. Среди них было много ценных свидетелей, и со времен дела Армстронга они проявляли все больше желания давать показания в суде. Билл Фрэнкс, который в 1981-м году был международным исполнительным директором и контролировал чистку ОХ, оказался на месте свидетеля в суде, и когда юрист церкви спросил его, думал ли он, что церковь создавала «безмозглых роботов», он ответил «не с самого начала». Когда его спросили о его нынешнем мнении, он сказал: «Абсолютно». Он пожаловался на манипуляцию сотрудниками и на нелепо высокие цены в саентологии. Фрэнк сказал, что уход из саентологии был самым тяжелым шагом за всю его жизнь. Он подтвердил, что большая часть штатных сотрудников саентологии – порядочные люди, но добавил: «Саентология играет на порядочности. В этом-то и соль».

Во время процессов стали известны детали операций Офиса хранителя. Для воздействия на Джулию Кристофер-Тишбурн, ее семью и одного лютеранского священника была разработана операция «Кристо».

В попытке дискредитировать свидетельство Армстронга церковь тайно сделала несколько видеозаписей. Одному из бывших друзей Армстронга велели встретиться с ним и сказать, что он тоже покинул церковь. После чего он завел разговор о возможных способах захвата власти и проведения реформ в саентологической церкви. Разговоры записывались. Судья Дональд Лондер отказался принять их в качестве улик: «Я думаю, они имеют большой разрушительный потенциал – для церкви». Он выразил сомнения, что пленки были подготовлены с соблюдением требований закона, и добавил, что метод, использовавшийся для съемки, «более всего похож на умышленное провоцирование на уголовно наказуемые действия».

Однако через несколько дней Лондер позволили присяжным просмотреть все 108 минут записи, для ознакомления с контекстом, но не разрешил перекрестного допроса, основанного на фрагментах пленки. Он отклонил протест юриста Тишбурн, Гарри Макмерри, который заявил, что пленки были сняты с нарушением гражданского и уголовного законодательств как Орегона, так и Калифорнии (где они, собственно, и были записаны). В этих разговорах Армстронг признает, что способен «создать документы», относящиеся к действиям нынешнего руководства, и поместить их в файлы церкви. Нет никаких свидетельств, осуществил ли он вообще такой проект.

Церковь представила еще три часа записей для просмотра присяжными. По иронии судьбы, на другой день после того, как последнюю пленку досмотрели, Налоговое управление получило разрешение использовать пленки в деле против саентологии.

Мартин Сэмюелс дал сокрушительные показания. Как глава миссии, вовлеченной в этой дело, он был главным свидетелем в первоначальном рассмотрении дела. Его жизнь сломалась после конференции держателей миссий в 1982-м в Сан-Франциско. Ко времени нового процесса, уже рассматривался его иск против Хаббарда, также в Портленде, на 72 млн. долларов. Перед дачей свидетельских показаний ему отказали в иммунитете от уголовного преследования за лжесвидетельство в деле Кристоферсон в 1979-м году. На месте свидетеля он сказал, что его заявления о том, что его Портлендская миссия не связана с национальной церковью саентологии, были ложными. Он также сказал, что свидетелей со стороны саентологии обучали лгать на первоначальном рассмотрении дела, это называлось «школой свидетелей». В первоначальном рассмотрении дела церковь старательно нагромождала ложь, точно так, как они планировали поступить в процессе Офиса хранителя до того, как Майснер сдался в ФБР.

Свидетели защиты рассказывали о благотворном влиянии саентологии на их жизнь. Церковь заявила, что нарушаются права, даваемые первой поправкой, и что процесс совершается над религией. 18 мая 1985-го года, после двух дней размышлений, присяжные присудили в возмещение убытков 39 млн. долларов: 20 млн. долларов с Хаббарда, 17,5 млн. с Калифорнийской церкви саентологии, и полтора миллиона с Саентологической миссии Дэвиса.

Во время процесса саентологи проводили рекламную кампанию в газетах, на местном радио и телевизионных каналах, и это имело продолжение в виде «Крестового похода за религиозную свободу». Двое присяжных сказали прессе, что реклама не повлияла на их решение. Присяжные также заявили, что на них не повлияли и звонки с угрозами, которые они получали во время разбирательства от людей, называвших себя саентологами.

Представительница церкви сказала прессе: «Это странный заговор с целью уничтожения церкви. Они [присяжные] решили, что религиозная практика саентологии не подлежит защите Конституцией. На протяжении всего дела мы неопровержимо доказывали вовлеченность правительства в заговор против церкви». [3]

Саентологические юристы ходатайствовали о новом разбирательстве в связи с серьезными нарушениями, допущенными в ходе завершившегося. В следующие несколько дней в Портленд на автобусах приехали сотни саентологов, чтобы опротестовать решение. Организовали парад с зажженными свечами, и саентологические знаменитости, включая Джона Траволту, произносили речи. Прогноз представителя, обещавшего полмиллиона протестующих, оказался немного преувеличенным: Чик Кориа играл перед толпой из двух тысяч саентологов. Несколько недель протестующие маршировали перед зданием суда, называя себя «Крестовым походом за религиозную свободу», с плакатами, гласящими «Спасите свободу религии» и «Восстановите Билль о правах». Протестующие внимали пылким речам саентологических чиновников и перемежали их громкими криками «Мы победим». Риторика представителей церкви была резкой, например: «Это подобно сжиганию ведьмы, прибиванию гвоздями к кресту – откровенная попытка уничтожить религиозную группу». Говорили, что Джулию Кристофер-Тишбурн депрограммисты превратили в «безмозглого робота».

Саентологи продолжали оказывать, по-видимому, бессмысленное давление. Тем не менее, решение судьи Дональда, вынесенное через два месяца после решения присяжных, удивило всех. Он заявил об ошибках, допущенных в ходе судебного разбирательства на том основании, что не были исключены из протокола замечания сделанные юристом Кристоферсон-Тишбурн о том, что саентология – не религия. Следовательно, жюри дело было представлено таким образом, что они могут наказать саентологию по чисто религиозным мотивам. Он также критиковал данную юристом характеристику саентологии, как террористической группы и Рона Хаббарда как социопата. [4]

Церковь торжествовала. В октябре 1985-го Международная ассоциация саентологов (МАС) отметила первую годовщину с собранием в Копенгагене. Было объявлено, что в Международной церкви саентологии свыше 8 500 сотрудников, многие из которых – члены ассоциации; всеобщее количество членов ассоциации равнялось 12 тысячам человек. Даже до раскола в церкви было, возможно, менее 50 000 членов, несмотря на ее заявления о семи миллионах. Все члены МАС – это официальные члены церкви саентологии, цифры очень красноречивы. Половина членов, вероятно, была утеряна при расколе. [5]

В ноябре саентологи вспомнили о Дэвиде Мэйо еще в одном иске. Ларри Воллерсхайм, бывший член церкви, вел с ней тяжбу в Лос-Анджелесе. В этом деле судья постановил, что к делу должны быть приобщены материалы по ОТ3. В Соединенных Штатах документы, фигурирующие в свидетельских показаниях, обыкновенно становятся общедоступными, и утром четвертого ноября около полутора тысяч сотрудников церкви наводнили три этажа здания суда в попытке воспрепятствовать публичному доступу к конфиденциальным «писаниям».

«Лос-Анджелес Таймс» удалось пробиться через блокаду, получить материалы, и они опубликовали краткое описание ОТ3, которое с энтузиазмом подхватили все газеты США. Церковь подала в окружной суд на Воллерсхайма и Мэйо, с требованием остановить дальнейшее распространение «конфиденциальных» материалов.

23-го ноября 1985-го года, к изумлению многих, суд огласил временную запретительную норму, предписывающую защищающимся прекратить любое использование или распространение любых уровней ОТ выше ОТ3. Это мало что означало для Воллерсхайма, не испытывавшего потребности в материалах, которые он считал промыванием мозгов, но у Центра продвинутых способностей Мэйо от его версии этих уровней зависела значительная часть дохода. Таким образом, Центру продвинутых способностей Санта-Барбары воспрепятствовали в практике того, что, по настояниям церкви, должно считаться «саентологической религией». По иронии, Мэйо был первопроходцем и разработчиком этих особо запрещенных писаний, когда пытался спасти жизнь Хаббарду. Потребовался почти год для отмены судебного запрета, но к этому времени группа Мэйо была уже вытеснена из бизнеса. Словами Хаббарда: «цель судебного иска – доставлять неприятности и беспокоить, а не в выигрыше дела». Когда судебный запрет, наконец, отменили, судьи апелляционного суда постановили: «позиция церкви, утверждающей, что материалы, являющиеся предметом спора, - «религиозные писания», непримирима с тем, что по Калифорнийским законам может представлять собой «экономическую ценность» и охраняться как коммерческая тайна». [6] Иными словами, церковь не могла получить все сразу, религиозные писания не бывают коммерческой тайной. Однако впоследствии судья постановил, что и это решение может быть оспорено в суде.


Сноски и дополнительные источники:

[1]. Office of Special Affairs Executive Directive 19, 20 September 1984.

[2]. Oregon Journal, 3 May 1982.

[3]. Los Angeles Times, 19 May 1985.

[4]. Clearwater Sun, 17 July 1985.

[5]. lmpact 4, p.12, December 1985; Impact 13.

[6]. Appeal opinion, 8 August 1986, p.36.

Источник по делу Кристоферсон-Тишбурн: Oregonian 12, 21 & 22 March, 5, 11, 13, 17, 20, 23 April, 18 & 20 May 1985.


Назад
8.2. - Дело о попечительстве над детьми
Содержание Вперед
8.4. - Оставление тела

Original text is © Jon Atack; 1990
Русский перевод © Алексей Матвеев, Алексей Кондрашов; 2007
Переработка оригинальной html-версии для русского перевода © Алексей Кондрашов; 2007