Главная Карта Поиск Новости Онтография Консультации
Facebook Расписание КОРНИблог Контакт/Contact

Джон Атак

~ КУСОЧЕК СИНЕГО НЕБА ~

Разоблачение дианетики, саентологии и Л. Рона Хаббарда

Перевод с английского Алексея Матвеева

(Опубликован на сайте http://www.kondra-show.ru/ в августе 2007 года)


Важное замечание! Данный перевод представлен для общего ознакомления с источником, поэтому его не следует рассматривать, как точное отражение оригинального текста. Помните, что эта публикация появилась усилиями людей, которые вносили свой вклад добровольно и бескорыстно. Переводчик стремился сделать работу настолько качественно, насколько мог, однако считает необходимым предупредить, что он никого ни в чем не заверяет и ничего не гарантирует. Только тщательное изучение оригинала самим читателем даст уверенность в его правильной интерпретации.

Источник текста на английском языке, использованный при переводе:

http://www.clambake.org/archive/books/apobs/


Назад
5.2. - Шпионаж
Содержание Вперед
6.1. - Съемки фильмов

~ Глава третья: операция «Майснер» ~


«К чему человеку, уверенному в бессмертии,
вообще думать о своей жизни?»

Джозеф Конрад «Взгляд с Запада»

В начале июня 1976-го ОХ издал проект «Цель: Доделл». Доделл слишком преуспевал в защите против исков саентологов по ЗСИ. Майснеру поручили выкрасть файлы из кабинета Доделла, которые можно было бы использовать в разработке плана по устранению его с занимаемой должности помощника федерального прокурора. К этому времени Майснер уже получил письменное разрешение пользоваться библиотекой ассоциации адвокатов.

11-го июня в 19:00 Майснер и Вольф (Сильвер) пришли в библиотеку. На этот раз Вольф использовал удостоверение на имя «Томаса Блейка». Майснер показал библиотекарю Джонсону письменное разрешение, которое получил. Они проследовали обычным маршрутом через дальнюю часть библиотеки, но обнаружили, что уборщицы все еще работают в кабинете Доделла.

Пока Майснер и Вольф ожидали в дальнем конце библиотеки к ним подошли два агента ФБР. Библиотекарь Чарльз Джонсон сообщил о том, что они заходили в кабинет помощника прокурора. Тогда этому не придали особого значения, но Джонсона проинструктировали вызвать ФБР, если два подозрительных сотрудника Налогового управления вернуться. Майснер предъявил свое поддельное удостоверение и сказал, что он уже уволился из управления. Один из агентов остался с Майснером и Вольфом, а другой пошел на поиски помощника прокурора.

Майснер сказал, что они проводят исследование некоторых правовых вопросов и использовали фотокопир для копирования юридических текстов. Он дал агенту ФБР Кристиану Хансену адрес одного из соседей. Примерно на пятнадцатой минуте допроса Майснер спросил, арестованы ли они. Получив отрицательный ответ, он сказал, что они уходят. Им встретился возвращавшийся в библиотеку агент Ходжес. Майснер окликнул его, чтобы сообщить, что Хансен разрешил им уйти. В очередной раз Майснер обвел врага вокруг пальца.

Они прошли несколько кварталов пешком, чтобы убедиться, что за ними нет слежки. Затем они взяли такси, и поехали в ресторан «Таверна Мартина». Майснер позвонил своему начальнику Митчеллу Херману в Лос-Анджелес, и иносказательно сообщил ему, что им помешали. Херманн велел ему перезвонить из телефона-автомата. В последовавшем разговоре Херманн сказал Майснеру ждать в ресторане и перезвонить через час, чтобы Херманн успел связаться с заместителем хранителя по информации в США Ричардом Вейгандом.

Невероятное везение Майснера, наконец, прекратилось. С деятельностью ОХ в Вашингтоне было покончено. Какая-то «церковь» без особых трудностей внедрила своих сотрудников в правительственные службы. Восемнадцать месяцев они приходили и уходили, оставаясь незамеченными, и сделали копии десятков тысяч страниц правительственных документов, включая особо важные и секретные материалы. Неудивительно, что когда наступил черед ФБР наведаться в церковь саентологии, это была демонстрация силы. Мало кто мог понять к чему такое шоу. Оно предназначалось сотрудникам Офиса хранителя, которые понимали это превосходно.

ОХ приказал Вольфу сдаться полиции, что было частью программы по сокрытию следов. Его арестовали за собственным столом в управлении еще до того, как он успел выполнить приказ. ФБР просто проверило каждую запись о посещении «Джоном М. Фостером» правительственных зданий. Затем они проверили личностей, сопровождавших его. «В. Хаак» и «Томас Блейк» ни к чему не привели, но иногда Вольф пользовался своим настоящим удостоверением. Его арестовали за использование в других случаях фальшивого. ФБР доказало, что монолитная машина правительственных агентств США не настолько тупа, как уже начинали думать в ОХ.

Вольф сказал ФБР, что занимался правовым исследованием по собственной инициативе, а другого человека всегда знал только как «Фостера». Историю сочинили в ОХ, и Вольф уже был натренирован в ней. Он держался ее и на заседании большого жюри, добавив лжесвидетельство и сговор с целью препятствования правосудию к прочим своим преступлениям.

Два месяца спустя, в конце августа 1976-го года, в церковь саентологии в Вашингтоне пришел агент ФБР с ордером на арест Майкла Майснера. В библиотеке в здании суда он дал адрес одного из соседей. ФБР нашло его, поговорив с соседями.

Вместо выдачи Майснера ОХ добавил укрывание беглеца к своему растущему списку преступлений. ОХ был в панике, и множились предложения как лучше всего справиться с ситуацией. Первый план состоял в том, чтобы отправить Майснера в Европу, пока все не утрясется. Его внешность немедленно изменили. Теперь он выглядел мужчиной средних лет, старающимся быть модным. Он должен был побрить голову, носить контактные линзы, сделать на зуб коронку, набрать или сбросить вес и носить башмаки на толстой подошве для изменения роста. Он прошел через быструю смену личностей. Сначала он стал «Джефом Бернсом», затем «Джефом Марксом» а затем «Джефом Мерфи». Контролер Мэри Сью Хаббард написала одному из своих подчиненных, что безопаснее всего для Майснера было бы исчезнуть в большом городе.

Мэри Сью Хаббард также подтвердила получение копии ордера на арест Майснера и продолжала обсуждать различные алиби для Майснера с хранителем Джейн Кембер и другими сотрудниками ОХ. Во время рейда в 1977-м году ФБР узнало об этом обмене мнениями.

Лейтенант Уоррен Янг, саентолог в полиции Сан-Диего, проверил национальную компьютерную базу данных по преступлениям, чтобы узнать, как идет охота на Майснера. Когда ФБР допросило Янга, он сказал, что арестовывал его за нарушение ПДД.

ОХ в Вашингтоне предоставил ФБР фальшивые образцы почерка Майснера. Их должны были сравнить с росписями в журналах посещений в различных правительственных учреждениях. Мэри Сью Хаббард запросила список учреждений, в которые незаконно входил Майснер. Ответ был впечатляющим, в списке значилось одиннадцать зданий: министерство юстиции, налоговое управление, офис международных дел, почтовое министерство, министерство труда, федеральная торговая комиссия, государственное казначейство, таможня, управление по борьбе с наркотиками, кабинеты юристов Американской медицинской ассоциации и «Сент-Питерсберг таймс» в Вашингтоне.

Одному из начальников Майснера даже пришла в голову идея о создании такого прикрытия для Майснера, в котором он бы утверждал, что исследовал плохую систему безопасности правительственных зданий.

В конце октября Майснер, прятавшийся в Лос-Анджелесе, выразил обеспокоенность колебанием свих начальников. Его уверили, что Мэри Сью Хаббард лично занимается этим делом. Она и впрямь занималась, и через несколько дней она предложила Майснеру сдаться в полицию и сказать, что причина всего была в зависти к тому, что его жена постоянно работает лучше него в Офисе хранителя. Чтобы превзойти ее, он решил организовать серию краж со взломом в правительственных учреждениях, о чем не знал ни один из его коллег.

Затем было предложено, чтобы Майснер сдался, признал себя виновным и воспользовался пятой поправкой (отказом отвечать на вопросы, поскольку это может сделать его виновным в преступлении), если его спросят о начальниках. Майснер был готов быть козлом отпущения, готов идти в тюрьму, настолько сильной была его преданность делу, но вопрос с «береговой легендой» нужно было решать как можно скорее. Иначе ФБР могло докопаться до сути. Он боялся последствий для саентологии, и понимал, что и его собственная судьба осложняется задержкой.

Находясь в бегах, Майснер продолжал работать на ОХ и получать саентологический одитинг. Его просьбы о скорейшем разрешении постоянно отклонялись, и он пригрозил уехать в Вашингтон или Канаду, если не будут предприняты решительные действия. Такой была ситуация в апреле, через десять месяцев после инцидента в библиотеке в здании суда. Он был беглецом уже восемь месяцев. ОХ отреагировал на угрозу Майснера, превратив его «кейс-офицера», Брайана Андруса, в его тюремщика.

Андрус и три здоровяка в сопровождении двух высокопоставленных чиновников ОХ, явились к Майснеру. Ему сказали, что впредь он должен повиноваться приказам. Квартиру обыскали, и убрали из нее все, что могло хоть как-то увязать Майснера с саентологией. Как обычно, Мэри Сью Хаббард была осведомлена.

Месяцем позже Андрус пришел к Майснеру и сообщил ему, что он переезжает в другую квартиру. Майснер отказался идти, и «двое охранников надели на него наручники, заведя руки за спину, вставили кляп и выволокли из здания. На улице его затолкали в машину, где один из охранников удерживал Майснера на полу ногами». Источник этого рассказа, так же как и большей части этой главы, – свидетельские показания, подписанные Мэри Сью Хаббард и восемью старшими сотрудниками ОХ. Это не гипотезы. Это распечатка неоспоренных документов.

Майснер постепенно убедил своих пленителей, что готов сотрудничать, и к концу мая количество охранников уменьшили до одного. В один прекрасный день Майснер вырвался на свободу и заскочил в такси. Он направился на автобусную станцию, а оттуда в Лас-Вегас. Несмотря ни на что Майснер по-прежнему был предан саентологии. Он понимал, что те, кто держал его в заключении, просто не прошли нужных саентологических курсов, и хотел обдумать ситуацию.

На другой день Майснер позвонил в ОХ и сообщил им, что находится в Лас-Вегасе. К этому моменту они уже адаптировались к ситуации и разработали новую «береговую легенду», на случай если Майснер перешел к «врагу». Синди Рэймонд предложила сообщить в ФБР, что Майснер пытался шантажировать церковь, угрожая наврать им, что церковь укрывала его после того, как был выписан ордер на арест.

Майснер согласился встретиться с одним из его прежних надзирателей, Джимом Дугласом, в Лас-Вегасе. На встрече Майснер отказался вернуться в Лос-Анджелес. Было слишком поздно, ОХ уже выяснили, где он остановился, и другой сотрудник встретил его там и убедил, что все переменилось с отстранением старшего руководителя ОХ.

Саентологи постоянно извиняют предосудительные действия, обвиняя в них подавляющую личность, которую впоследствии отстранили. Хаббард впервые начал искать козлов отпущения еще в 1952-м году со своей абсурдной атакой на Дона Перселла. Вот такими бывают последствия веры в злые козни подавляющих личностей и их магическую способность разрушать. Большинство саентологов принимают извинение, как только его предлагают. То же случилось и с Майснером, и он вернулся в Лос-Анджелес.

В действительности Андрусу велели найти для Майснера новую квартиру. Майснера должны были разместить в комнате, окно в которой было бы слишком маленьким для побега, либо отсутствовало вообще. Всякий контакт с внешним миром исключался. Майснера заключили в такую квартиру, как только он оказался в Лос-Анджелесе.

В июне 1977-го года в Вашингтоне Джеральда «Сильвера» Вольфа приговорили к испытательному сроку и общественным работам, признав виновным в подделке документов. В день оглашения приговора Вольфа вызвали на заседание большого жюри, которое расследовало проникновение в здание суда США. ФБР было на верном пути.

У Вольфа была уже готова тщательно отрепетированная история, согласно которой он ходил в здание суда изучать некоторые правовые вопросы, чтобы получить затем работу получше. Он сказал, что знал своего сообщника только под именем «Джон Фостер». После возвращения с заседания жюри Вольфа дотошно расспрашивали в ОХ.

Майснер снова смог втереться в доверие к тем, кто держал его в заключении. С 17-го июня 1977-го года его уже не сторожили ночью. Три дня спустя он собрал одежду и покинул квартиру. Он убедился, что слежки нет, и дважды сделал пересадку с автобуса на автобус по пути в кегельбан. Оттуда он позвонил заместителю федерального прокурора в Вашингтоне, притворившись Джеральдом Вольфом на тот случай, если у ОХ есть агент в Офисе помощника. Двумя часами позже Майснер сдался ФБР.

Пока ОХ стряпал историю о том, как Майснер пытался их шантажировать после проведенных по собственной инициативе операций в Вашингтоне, ФБР при содействии Майснера запустили свою машину по полной. Майснер связался с ОХ и сказал, что ему нужно все обдумать. Напряжение ослабло. На самом деле, Майснер уже все обдумал и, в конце концов, пришел к выводу, что с организацией, которая прибегает к криминальным тактикам, что-то очень не в порядке. Он пробудился от кошмара в духе Кафки и исповедался, но на этот раз не саентологическому одитору, а ФБР. 7-го июля 1977-го года ФБР осуществило один из крупнейших рейдов в своей истории: в Офис хранителя церкви саентологии, одновременно в Лос-Анджелесе и Вашингтоне.

В результате 11 сотрудников ОХ, включая хранителя Джейн Кембер и контролера Мэри Сью Хаббард, наконец, оказались за решеткой.


Сноски и дополнительные источники:

Основной источник: Stipulation of Evidence in U.S.A. vs. Mary Sue Hubbard et al., District Court, DC, criminal case no. 78-401.


Назад
5.2. - Шпионаж
Содержание Вперед
6.1. - Съемки фильмов

Original text is © Jon Atack; 1990
Русский перевод © Алексей Матвеев, Алексей Кондрашов; 2007
Переработка оригинальной html-версии для русского перевода © Алексей Кондрашов; 2007