Главная Карта Поиск Новости Онтография Консультации
Facebook Расписание КОРНИблог Контакт/Contact

Джон Атак

~ КУСОЧЕК СИНЕГО НЕБА ~

Разоблачение дианетики, саентологии и Л. Рона Хаббарда

Перевод с английского Алексея Матвеева

(Опубликован на сайте http://www.kondra-show.ru/ в августе 2007 года)


Важное замечание! Данный перевод представлен для общего ознакомления с источником, поэтому его не следует рассматривать, как точное отражение оригинального текста. Помните, что эта публикация появилась усилиями людей, которые вносили свой вклад добровольно и бескорыстно. Переводчик стремился сделать работу настолько качественно, насколько мог, однако считает необходимым предупредить, что он никого ни в чем не заверяет и ничего не гарантирует. Только тщательное изучение оригинала самим читателем даст уверенность в его правильной интерпретации.

Источник текста на английском языке, использованный при переводе:

http://www.clambake.org/archive/books/apobs/


Назад
3.1. - Построение Моста
Содержание Вперед
3.3. - Вичита

~ Глава вторая: дианетические фонды ~

«Шарлатанство практически невозможно там,
где применяются принципы дианетики».

Л. Рон Хаббард «Дианетика: современная
наука душевного здоровья».

К концу 1950-го года к ДИФХ в Элизабет добавились еще пять. Они находились в Чикаго, Гонолулу, Нью-Йорке, Вашингтоне и Лос-Анджелесе. Лос-анджелесский фонд возглавил писатель-фантаст Альфред ван Вогт. В том году значительная часть раздела для писем в «Изумительной научной фантастике» была посвящена дианетике, и на письма отвечали Хаббард и Уинтер. «Дианетика» несколько месяцев находилась в списке бестселлеров. Но несмотря на огромную популярность дианетики и реку наличных, втекающих в фонды, на горизонте появились неприятности.

Первые признаки стали заметны в августе 1950-го, когда Хаббард представил клира [мисс Сони Бианка] в «Шрайн аудиториум» в Лос-Анджелесе. Несмотря на утверждения о «идеальных риколах» и тот факт, что она специализировалась на физике, «клир» не смогла вспомнить простую физическую формулу. Когда Хаббард повернулся к ней спиной, она даже не смогла вспомнить цвет его галстука.

Лекция в «Шрайн аудиториум» была опубликована саентологами как часть безбрежной коллекции работ Хаббарда. В саентологической версии девушку переименовали в «Энн Сингер». Стенограмму отредактировали, но вопрос о галстуке сохранили, также как и вопрос по физике, с туманным ответом. По саентологической версии, Хаббард «выступал в переполненном помещении перед шестью тысячами энтузиастов». Согласно Мартину Гарднеру, когда «Энн Сингер» не смогла вспомнить цвет галстука Хаббарда, «значительная часть аудитории поднялась и вышла». [1] Инцидент оказал заметное влияние на доверие к Хаббарду, и он с большей уклончивостью сообщал о новых клирах, с тех пор избегая публичной демонстрации их предполагаемых способностей. [2]

В сентябре «Нью-Йорк таймс» опубликовала комментарий Американской психологической ассоциации:

«Не торопясь с выводами относительно достоверности заявлений, сделанных автором «Дианетики», ассоциация обращает внимание на тот факт, что эти заявления не подтверждены эмпирическими данными, необходимыми для установления научных обобщений. В интересах общественности ассоциация, ввиду отсутствия таких данных, рекомендует использование специфических техник дианетики ограничить научными исследованиями для подтверждения достоверности заявлений». [3]

В следующем месяце д-р Джозеф Уинтер и Артур Сеппос, издатель «Дианетики», покинули совет директоров ДИФХ. Уинтер описал свой опыт в первой критичной по отношению к Хаббарду книге «Отчет доктора о дианетике». Уинтер считал, что дианетика может быть опасна в необученных руках, и утверждал, что бесчисленные попытки убедить Хаббарда принять минимальные стандарты для тестирования претендентов на обучение ни к чему не привели. Уинтер был уверен, что дианетика должна была попадать только в руки людей хоть с какой-то медицинской подготовкой. Он изменил свое мнение с того времени когда писал введение к «Дианетике» год назад. У него также появилось чувство, что клир является недостижимым результатом. За год тесной работы с Хаббардом Уинтер не увидел никого, кто бы достиг описанного в книге состояния.

Уинтер также не увидел никаких исследований в «исследовательском» фонде. Он устал от принижения Хаббардом медицинской и психиатрической профессии и был встревожен применением Хаббардом массивных доз витаминной смеси под названием «Гак». Еще более Уинтера встревожил одитинг «прошлых жизней», что он счел от начала и до конца игрой воображения. Уинтер писал: «была разница между идеями, вытекающими из гипотез дианетики, и действиями фонда… В идеалах дианетики, как я их представлял, не было авторитаризма и жесткости… Продолжали много говорить об этих идеалах, но я видел несоответствие идеалов действительности». Уинтер начал психотерапевтическую практику в Манхэттене и вскоре распрощался с дианетикой.

В статье в «Ньюсуик», озаглавленной «Психоанализ для бедных», представитель Американской медицинской ассоциации д-р Моррис Фишбейн окрестил дианетику «культом исцеления разума». Дианетик Хелен О'Брайан сказала, что один из сотрудников Фонда Элизабет уволился, потому что после получения 90.000 долларов прибыли можно было объяснить куда ушли лишь 20.000 из этих средств. Член совета директоров того времени отрицает это, но его несогласие не устраняет вопроса о распределении доходов. Последовавшие события наводят на мысль, что они ушли в карман Хаббарда. Один из прежних сотрудников Хаббарда говорит, что он «тратил деньги как воду».

В ноябре 1950-го в Фонде Элизабет учредили «Совет этики», чтобы гарантировать, что практикующие используют «Стандартную процедуру» дианетического одитинга, одобренную Хаббардом. Новаторы добавляли в дианетику собственные идеи, что Хаббарду казалось богохульством. Он называл техники, им не одобренные, «черной дианетикой», и настаивал на том, что они опасны. [4] И это несмотря на его собственное высказывание в «Дианетике», что «если кто-либо захочет обладать монополией на дианетику, будьте уверены, что он хочет этого по причинам, имеющим отношение не к дианетике, а к прибыли». [5] Хаббард, очевидно, делал для себя исключение.

Хаббард переехал в Палм-Спрингс для работы над своей второй книгой, «Наука выживания». Он жил с подружкой и сильно пил. Также он вел снайперский огонь по директорам фонда, стремясь добиться их отставки. Недоверие к сотрудникам и подчиненным постоянно проявлялось на протяжении всей его жизни. Паранойя Хаббарда уже дала о себе знать в Элизабет, где он убеждал одного директора, что среди студентов, преклиров и даже посетителей ресторана, расположенного под фондом, много шпионов Американской медицинской ассоциации.

Лос-анджелесский фонд сотрудничал с двумя университетскими исследователями, которые, пытаясь подтвердить дианетику, с помощью пентатола натрия лишали добровольца сознания и зачитывали ему фрагмент из учебника по физике одновременно с причинением боли. За шесть месяцев «одитинга» испытуемому не удалось вспомнить никакой фрагмент текста. Хаббард отмахнулся от этой проблемы в «Науке выживания», написав, что «психотерапевты, с которыми фонд имел дело, с энтузиазмом записывали пациенту инграмму, которую затем должен был раскопать фонд… Фонд больше не приемлет подобных экспериментов… Намного более естественное и достоверное подтверждение [sic] инграмм может быть сделано без использования наркотиков». [6]

Некоторое время Сара Хаббард была личным одитором Рона; теперь они жили порознь, и ее уверенность в дианетике рухнула настолько, что она пыталась убедить Фонд Элизабет помочь с психиатрическим лечением ее мужа.

Через несколько месяцев Хаббард написал секретное донесение в ФБР, предоставляя собственную версию его расставания с Сарой. Он описывал себя как физика-ядерщика, который перенес свои экспертные навыки в сферу психологии. Он сказал, что считал Сару своей законной женой, пока не понял, что была некоторая неразбериха в отношении развода. Сара обвинялась в разрушении одной из терапевтических организаций Хаббарда. Она якобы вынудила его составить завещание в октябре 1950-го, передающее ей авторские права и его долю в фондах. Позже в этом же месяце Хаббард утверждал, что его атаковали во время сна, и с того случая он так и не смог восстановить здоровье. Хаббард обвинял Сару в инциденте, произошедшем в Лос-Анджелесе, в котором их маленькая дочь Алексис была оставлена без присмотра в машине, и за который сам Хаббард получил испытательный срок. В декабре он вновь утверждал, что на него напали, когда он спал.

Далее в письме Хаббарда описывается еще одно покушение, которое якобы произошло в их квартире 23-го февраля между 2 и 3 часами ночи. После того, как его лишили сознания, ему в сердце ввели воздух и воздействовали на него электрошоком в попытке, по Хаббарду, вызвать сердечный приступ.

В ночь, последовавшую за нападением, Хаббард похитил малышку Алексис и разместил ее в агентстве по уходу за грудными детьми. С целью конфиденциальности он назвался Джеймсом Ольсеном. Он утверждал что его жена страдает от тяжелой болезни. Той же ночью с двумя помощниками он также похитил Сару. Хаббард хотел, чтобы Сару осмотрел психиатр, но, не найдя никого, он добрался до Юмы, штат Аризона, проездив весь остаток ночи. Отпустив Сару, Хаббард вылетел в Чикаго. Там Хаббард нашел психолога, который согласился написать положительный отзыв об умственном состоянии Хаббарда, опровергающий предположение Сары, что у него параноидная шизофрения. [7]

В марте Хаббард написал в ФБР, объявляя шестнадцать своих бывших сотрудников коммунистами, серьезное обвинение в те дни антикоммунистической охоты на ведьм, возглавляемой сенатором Маккарти и Комитетом по антиамериканской деятельности. Хаббард не обошел в своих обвинениях и тех, кто все еще работал в фондах. Двое, Росс Ламеро и Ричард Халперн, оставались его верными сторонниками еще много лет. Разумеется, жалобы Хаббарда на руководителей, управляющих его организациями, неизбежно привели к расследованию ФБР этих самых организаций. [8]

В гуще этих проблем первая жена Хаббарда, Полли, потребовала алименты за 42 месяца, которые Хаббард не выплачивал с самого развода. Счет, включая проценты и гонорары, составил 2 503 доллара 79 центов. Хаббард также не выплатил долг Национальному торговому банку, взятый в 1940-м, который с процентами теперь составлял 889 долларов 55 центов. Хаббард оставлял за собой вереницу неоплаченных счетов, несмотря на состояние, которое ему принесла дианетика. Во время окончательного краха Лос-анджелесского фонда один из его директоров написал: «Мне в огромных количествах присылают счета на имя Рона Хаббарда от 1948-го года и ранее». [9]

В своем секретном докладе в ФБР Хаббард сообщил, что Сара и ее любовник Майлз Холистер – коммунисты. Он также написал, что Сара наркоманка. Хаббард предложил вознаграждение в 10.000 долларов любому в дианетике, кто сможет решить трудности Сары, сделав ее клиром. Ее отстранили от исполнения обязанностей в Калифорнийском фонде. [10]

Взяв с собой Алексис и верного соратника Ричарда де Милля, Хаббард вылетел во Флориду, и оттуда на Кубу. Он продолжал сильно пить, заканчивая диктовку «Науки выживания». В письме своему помощнику в Лос-Анджелесе, Хаббард говорил об огромном количестве денег, которые можно сделать, настояв на том, чтобы каждый дианетик купил психогальванометр. Прибыль могла бы вырасти до 60%. Нет никаких упоминаний о пользе, которую принесло бы использование психогальванометра (или, как он стал впоследствии известен, Э-метра) в одитинге. [11]

В своей книге «Дианетика в неопределенности» Хелен О'Брайан писала: «Прилив всеобщего интереса завершился в течение нескольких месяцев, хотя донные волны еще некоторое время не стихали. Книга стала недоступной из-за возникшей у издателя юридической путаницы. Люди увидели, что хотя дианетика работает, в том смысле, что индивидуумы могут сотрудничать в любительских исследованиях захороненных воспоминаний, это лишь иногда приводит к улучшению здоровья и способностей, несмотря на уверенные предсказания Хаббарда».

В конце 1950-го мир Хаббарда терпел крах. Прибыль катастрофически упала, и фонды не могли выплачивать зарплату или покрывать расходы на рекламу. Попытка открыть новый фонд в Канзас-Сити провалилась. В январе 1951-го уволился Паркер С. Морган, юрист, бывший директором-учредителем Фонда Элизабет. В марте за ним последовал Джон Кэмпбелл. Он также жаловался на авторитарное отношение Хаббарда. Таким образом, из семи первоначальных директоров четверо уволились, а Сара была отстранена, и остались лишь Дон Роджерс и Хаббард. [12]

Увольнение Кэмпбелла последовало вскоре после расследования, проведенного медицинской ассоциацией Нью-Джерси, которая подала в суд на Фонд Элизабет за преподавание медицины без лицензии. Хаббард не только обещал всевозможные исцеления, он также экспериментировал над преклирами с использованием наркотических веществ, особенно с применением бензедрина. В лекции, прочитанной в июне 1950-го года, Хаббард признал, что принимал прежде фенобарбитал. Он также со знанием дела говорил о действии амитала натрия [sodium amytal – прим. перев.], адренокортикотропина (гормона), опиума, марихуаны и пентатола натрия. [13] В Элизабет были назначены новые директора, которые немедленно столкнулись с безнадежной проблемой платежеспособности фонда.

Сара, которая несмотря на обещанное мужем вознаграждение, уже была «клиром», подала на развод в Лос-Анджелесе. Она бредила возвращением своей годовалой дочери. Она обвиняла Хаббарда в том, что он подвергал «научным пыткам», что ее брак был бигамным, что у нее есть медицинское подтверждение «параноидной шизофрении» Хаббарда, и что он похитил их дочь.

Оригинал жалобы Сары Нортрап Хаббард на мужа таинственным образом исчез из архивов микрофильмов окружного суда в Лос-Анджелесе. К счастью, копии все еще существуют. Среди приписываемых Хаббарду «научных пыток» была эта:

«Хаббард систематически не позволял истице спать на протяжении периода свыше четырех дней, и затем давал ей несколько таблеток снотворного, что приводило ее в состояние на волосок от смерти… истица теряла чувства и сознание, после чего вышеупомянутый Хаббард отвозил ее в больницу «Голливуд Лиланд», где ее пять дней держали без связи с семьей и друзьями под вымышленным именем».

Сара утверждала, что такие «эксперименты» были часты в их браке. Она также утверждала, что Хаббард многократно применял физическую силу, однажды настолько сильно сдавил ее, что евстахиева труба ее левого уха разорвалась, что повредило ее слуху. Хаббард якобы просил ее совершить самоубийство, «если она действительно любит его», потому что, хотя он и хотел расстаться с ней, он опасался, что развод повредит его репутации. В конечном счете, Хаббард решил, что его жена состоит в лиге его врагов – медицинской и психиатрической ассоциаций и коммунистов. Он довольно часто выдвигал подобные обвинения против всех, кто критиковал его.

В своем письме в ФБР от 14-го мая Хаббард вновь нападал на Сару как на коммунистического агента. Он утверждал, что раскрыл и может обезвреживать методы, используемые русскими для получения признаний. Он сказал, что всякий раз, когда он только пытается предложить министерству обороны свои техники психологической войны, его организации начинают преследовать. Он просил об устранении коммунистических элементов, которые очевидно проникли даже в министерство обороны.

Далее Хаббард обвинял отца Сары в том, что он преступник, а ее сводная сестра сумасшедшая. Он написал, что она ведет беспорядочную половую жизнь, и намекнул, что она разрушила жизнь Джека Парсонса. Хаббард утверждал, что Сара была очень близка с учеными, работавшими над первой атомной бомбой, и дал понять, что она может все выдать на допросе в ФБР. Что она могла выдать оставалось неясным.

Несмотря на замечательную прибыль фонды пошли ко дну. Лос-анджелесский ДИФХ потонул с отставным контр-адмиралом за штурвалом. В апреле 1951-го Хаббард сам уволился из Дианетического исследовательского фонда Хаббарда.

Хаббард поднялся от обычного писателя-фантаста к лидерству в самой крупной в США группе по самосовершенствованию. Теперь, спустя лишь несколько месяцев все фонды были практически банкротами, тысячи последователей были разочарованы, а личную жизнь Хаббарда обсуждали во всех газетах. Было самое время рубить концы и спасаться. Для менее находчивого или менее удачливого человека это был бы конец. Для Хаббарда это было лишь одно из многих новых начал. Глава «Омега ойл компани» Дон Перселл, горячий поклонник Хаббарда, который с первых дней посещал Фонд Элизабет, спас положение.


Сноски и дополнительные источники:

[1]. Martin Gardner, Fads and Fallacies in the Name of Science p.270 (Dover, New York, 1957); Dr. Christopher Evans, Cults of Unreason p.49 (Harrap, London, 1973).

[2]. Research & Dicovery Series vol.3, pp.20-24; vol.1, p.696; Gardner, p.270.

[3]. New York Times, 9 September 1950.

[4]. Technical Bulletins of Dianetics & Scientology, vol. 1, p.280.

[5]. Dianetics: The Modern Science of Mental Health, p.168.

[6]. Roy Wallis, The Road To Total Freedom p.71 (Columbia, New York, 1977); Hubbard, Science of Survival book 2, p.225 (1951 and passim).

[7]. Dessler letters; Russell Miller interview with Richard de Mille, Santa Barbara, 25 July 1986; Sara Northrup Hubbard vs. L. Ron Hubbard, Superior Court, Los Angeles, divorce complaint, no. D414498.

[8]. Hubbard letter to FBI, 3 March 1951; FBI memo, 7 March 1951.

[9]. Dessler letters.

[10]. Hubbard telegram to Dessler, March 1951; Dessler letters.

[11]. Hubbard letter to Dessler, 27 March 1951.

[12]. "A Factual Report of the Hubbard Dianetic Foundation," John Maloney, 23 February 1952; Frank Dessler letters file.

[13]. Dianetics: The Modern Science of Mental Health, pp.363, 365; Research & Dicovery Series vol.1, p.124.


Назад
3.1. - Построение Моста
Содержание Вперед
3.3. - Вичита

Original text is © Jon Atack; 1990
Русский перевод © Алексей Матвеев, Алексей Кондрашов; 2007
Переработка оригинальной html-версии для русского перевода © Алексей Кондрашов; 2007