Целикова Вера Владимировна, психолог (Нижний Новгород).

Групповое мышление как механизм влияния на личность в деструктивном культе

Статья опубликована в: Журнал практического психолога. Москва, Фолиум. 1997, № 1. С. 98-101.

98:
Определяющим признаком деструктивности культа, по признанию специалистов по культам, является контроль сознания. Существует несколько моделей контроля сознания в культах (М. Сингер, Р. Лифтона). Все они описывают примерно одинаковые признаки этого контроля (изоляция, тотальность влияния, манипуляция).

С. Хассэн (Хассэн С. Контроль сознания и феномен культа. — В кн. Джиамбалво К. Консультирование о выходе: семейное воздействие. Н. Новгород.1995 г.), как бы объединяя все это, контроль сознания понимает в 4 сферах : контроль

Контроль мышления в культе может происходить, например, за счет:
- завоевания контроля над временем размышления человека (М. Сингер);
- обеспечения члена культа нагруженным культовым смыслом языком — клишированным словарем, с целью устранения основы для самостоятельного и критического мышления. (Р. Лифтон).

Кроме того при контроле мышления могут использоваться (и используются) групповые механизмы, в частности модели группового мышления. Эти модели сами по себе, в качестве группового феномена, не содержат деструктивизма или имеют возможности его преодоления. Но в культе эти возможности отсутствуют, модель имеет модификацию и может влиять деструктивно.

Вначале необходимо определить сам термин «групповое мышление». Он достаточно условен по отношению к традиционному пониманию мышления в психологии (как процесс деятельности человека, характеризующийся обобщенным и опосредованным отражением действительности).

Групповое мышление (термин употребляет Дж. Джанис (1)) скорее относится к процессу принятия решения группой. Джанис отмечает феномен группового мышления в специально организованных для «делания» решений экспертных группах: в сфере политики, экономики, управления.

Однако как действующий, практикующий тренер по тренингу я могу отметить наличие этого феномена и в лабораторных группах, т.е. группах обучения, группах тренинга. Правда, действия механизма группового мышления в деятельности групп можно наблюдать при определенных условиях. Таким образом, групповое мышление — реальный факт жизнедеятельности групп.

Основываясь на моделях группового мышления Джаниса, можно сформулировать феномен группового мышления как способ размышления и принятия решения, где главным является мотив, стремление к согласию с группой (« стремление к совпадению, соответствию» — Джанис).

Джанис использует концепцию группового мышления для объяснения специфического вида патологии группы. Однако, мы скорее имеем дело не с патологией группы, а с патологией решения: его ненадежностью, неадекватностью реальной ситуации. Это происходит от того, что стремление к единодушию и единообразию в группе выше, чем побуждение реалистично оценить альтернативные варианты действия.

Групповое мышление имеет несколько главных условий возникновения в группе.

1. Высокая сплоченность («высокая степень связанности» — Джанис) группы, которая ведет к принятию одобренной группой версии действительности. Все силы в группе работают на то, чтобы держать всех членов вместе. Это — мера желания членов группы держаться вместе, оставаться вместе как группа, принадлежать группе.
99:
Участники такой группы более восприимчивы к взаимному давлению. Последствием высокой связанности группы является сокращение конфликтов в группе, избегание столкновения альтернативных мнений . Группа не хочет « раскачивать лодку» (Джанис). Сама групповая сплоченность — естественный и закономерный групповой механизм. Однако, высокий ее уровень может привести к принятию решений с низкой вероятностью успешных результатов.

2. «Структурные недостатки» групповой организации. Этих недостатков или характеристик четыре:

- групповая изоляция (изоляция группы, изолированная группа), что приводит членов группы к сознанию собственной групповой важности;
- наличие директивного лидера, который ориентирует группу в выгодном для него направлении при выработке решения;
- однородность (гомогенность) группы, которая развивается вследствие недопущения (часто лидером) существования разных мнений или ценностей;
- отсутствие ясных процедурных норм, особенности в ситуации напряжения или стресса.

3. «Ситуационные провокационные контексты» (Джанис) или ситуации стресса. Групповое мышление не «функционирует» в обычных ситуациях. Но возможность его проявления увеличивается, когда способная к высокой связанности группа со структурными недостатками находится в ситуации кризиса, стресса.
Во-первых, это приводит к чувству неуверенности и напряжению у участников группы, и они используют группу как средство создания ясности в решении проблем; во-вторых, у членов группы происходит в стрессе происходит снижение самооценки и повышение оценки группы как средства выхода из кризиса. Все это придает группе высокую ценность и определяет стремление членов группы к быстрому и безболезненному единодушию.

Все вышесказанное приводит к тому, что участники группы склонны подавлять собственные мнения, отказываться от собственных путей решения ради возможности « принадлежать» группе.
Последствия группового мышления могут быть помещены в три характеристики:

1. Формируется завышенная оценка власти (мощи) группы, что включает иллюзию неуязвимости и веры в групповую мораль.
2. Члены группы получают уверенность, что даже в ситуации стресса, членство в группе рационально. Появляются групповые стереотипы, которые поощряются группой.
3. Культивируется принуждение (давление группы) для поддержания групповой однородности. Оно может включать в себя: самоцензуру, иллюзию единодушия, давление на инакомыслящих.

Результатом такого процесса принятия решений являются дефектные (неэффективные), иногда рискованные решения. Это положение справедливо как для недеструктивных групп, так и для деструктивных культов. Однако, именно в культах принимаются наиболее « дикие» и нереалистичные решения: например, отравление людей в токийском метро, ответственность за которое возлагается на «Аум Сенрике», призыв к смерти и объявление «конца света» «Белым братством». Кроме того, в недеструктивных группах есть возможности минимизировать последствия группового мышления, что в культах не происходит, но об этом чуть ниже.

В культах модель группового мышления имеет модификации, проистекающие из целей культа: « культы не существуют прежде всего, чтобы принимать решения» (Джанис),т.е. принятие решений не является первичной целью культа. В отличие от «групп принятия решения», первичная цель которых состоит в «делании» высококачественных решений, цель культа — контроль сознания, который подразумевает власть не только над принятием решений членами культа, но и над мыслями и чувствами членов культа, над их личностью.

100:
Модификации модели группового мышления в культе следующие:

1. Сплоченность членов группы в культе не спонтанна, а спланирована и реализуется манипулятивно лидерами культа. Харизматический лидер формирует вокруг себя преданную верхушку (элиту), которая и является «группой принятия решений», т.е. процесс принятия решения отчужден от рядовых членов культа. Стремление к принадлежности группе у участников культа поддерживается через процесс сурового испытания верности члена культа с использованием приемов « кнута и пряника». Культ становится центральным интересом жизни человека и единственным, первичным, необходимым источником межличностных связей членов культа.

2. Структурные недостатки представлены в культе в виде деиндивидуализации, как результата стремления членов культа к однородности. Они теряют старые принципы поведения и «принимают» новый набор норм, стереотипов поведения, которые поощряются. Деиндивидуализация — не побочный продукт культов, культы существуют, чтобы « обеспечить» своих членов изменениями, вплоть до замены в их системах веры, поведении и локуса контроля.

3. Спонтанные и проходящие стрессовые ситуации (« провокационные ситуационные контексты») в культе имеют вид жесткого социального контроля , который использует как инструмент чувства вины, страха, позора за свое прошлое, чтобы создавать образ более привлекательного будущего в культе, таким образом, члены культа находятся в постоянном напряжении. Достичь будущего в культе можно, только соблюдая нормы группы, нормы устанавливает элита («группа принятия решения»). Здесь мы опять наблюдаем отчуждение, депривацию по отношению к процессу принятия личностью решений.

4. Преждевременное согласие с мнением группы в культе модифицируется в полное, восторженное соответствие доктрине культа. Преждевременное согласие может подразумевать наличие и критического настроя участника принятия решения и находится на одном конце континуума. На другом его конце — полное принятие и соответствие. Поскольку в культе критика решений, принятых элитой исключается, то требуется восторженное обожание и самой доктрины, и ее проводников : доктрина — единственная дорога к правде, с ней мало соглашаться, ей надо полностью соответствовать.

Модифицированная модель группового мышления — стартовый пункт, то которого можно идти к пониманию процесса принятия дефектных, опасных решений в пределах культа. Система испытаний, деиндивидуализация, восторженное соответствие создают условия для элиты, принимающей решения в культе, чтобы полностью контролировать условия принадлежности членов группе, верности ей. Эти условия облегчены тем, что рядовые члены культа не контролируют способы принятия решения элитой культа.

Дефектные последствия группового мышления в недеструктивных группах можно минимизировать введением нескольких простых, но сильных способов, что практикуется нами при работе с группой , в частности в тренинге принятия решений:

- организация процесса сбора, обсуждения и оценки различных мнений и облегчение прохождения критики;
- беспристрастность лидера, отсутствие давления с его стороны, «непроталкивание» им своего мнения;
- привлечение экспертов извне;
- организация возможности пересмотреть принятое решение, возвратиться к нему еще раз.

Данные методы в культе невозможны, т.к. противоречат основному принципу влияния на личность: обману, манипулированию, способствующих некритичному отношению членов культа к принятию решений.

Механизмы влияния на личность в культе, основанные на групповых феноменах, проявляются том числе и в психотерапевтических
101:
культах. Причем, психотерапевтические группы могут являться деструктивными уже в силу специфики своего влияния на личность: именно групповые процессы - часто основной «инструмент» воздействия на участника группы для достижения им изменений (еще употребляются термины «трансформация», «продвижение», «реформирование»).

В некоторых психотерапевтических группах тренер (ведущий) является харизматическим лидером по определению и проводит линию диктата. Например, в EST-тренинге, который С. Хассэн наравне с тренинговой программой «Лайфспринг» называет в перечне деструктивных культов, точка зрения, мнение, «верования» создателя ESTа Вернера Эрхарда «проводится» его последователями без объяснений и по формуле внушения: «Ты получишь это (что такое «это», не объясняется) по одной простой причине — Вернер так сделал тренинг, что это получишь» (2).

Также в программах используется принцип изоляции группы в пространстве (длительные выезды) или во времени (тренинги-марафоны), а также депривация физиологических потребностей (сна, отдыха, потребности в пище).

Последствия такого воздействия на личность в психотерапевтических группах часто приводит к тому, что, ценность и важность группы настолько возрастают по сравнению с собственной важностью участников, что они стремятся «принадлежать» группе и после окончания программы. Такое стремление «быть» в группе, следовать нормам этой группы, находясь в ней может быть сигналом деструктивности воздействия на личность в группе. Я знаю случаи в практике моих коллег, когда участники, прошедшие психотерапевтические программы, оставались в них в качестве добровольных помощников, инструкторов. Эта «привязанность» к группе давала руководителям программы большие материальные выгоды.

Действующие тренеры в группах имеют опасность перейти грань между конструктивным и деструктивным влиянием группы на участника. Иногда это бывает неосознаваемо ведущим группы, но в случае с ESTом или Лайфспринг — вполне осознанно. Поэтому ведущему необходимо знать механизмы деструктивного влияния группы на личность, чтобы не создать культ. «Лучшая помощь в мире та, которая совершенно ненамерена, а многие деструктивные вещи происходят из намерения помочь» (Дж. Энрайт)

Но тем не менее, именно групповые формы можно использовать для профилактики попадания человека в культ. Думается, что есть люди с « предрасположенностью к культам» : социально плохо адаптированные, плохо социализированные, психологически травмированные, с несформированными социальными навыками.

Необходимо помочь им обрести эти социальные навыки, адаптироваться, особенно сейчас у нас в России, к непростой социальной ситуации, где сломаны старые стереотипы, но не созданы пока новые. Для этого наилучшей формой являются все программы социально-психологического тренинга как способа научения социальными умениям и навыкам, формирования гибкого стиля поведения с самоответственностью, критичностью, креативностью, уверенностью в себе.

Кроме того, группу можно использовать в качестве совокупного консультанта по выходу из культа. Такие случаи описывает в своей практике К. Джиамбалво (3). В качестве группы используется: семья, знакомые, бывшие члены культа. Групповые механизмы воздействия на личность в культе вполне уместно нейтрализовать аналогичными групповыми механизмами «недеструктивного действия». Группа - это своеобразная «барокамера» при переходе человека из культа в реальность.


  1. См.: Mark N. Wexler. Expanding the Groupthink Explanation to the Study of Contemporary Cults. Cultic Studies Journal, Vol. 12, No. 1, 1995, pp. 49-79.
  2. Рейнхард Л. Трансформация. М., 1994.
  3. См.: Джиамбалво К. Консультирование о выходе: семейное воздействие. — Н. Новгород, 1995.