Характерные черты лидера культа

Опубликовано: Тобиас, М., Лалич, Дж. Характерные черты лидера культа (из книги «Пленённые сердца, пленённые умы») // Журнал практического психолога, 2000, № 1-2. — С. 189-214.
Перевод с англ. — И. Н. Волкова, Е. Н. Волков.
© 1999-2002 Е. Н. Волков, перевод на русский язык
Tobias, M. L., and Lalich, J. Captive Hearts, Captive Minds. Freedom and Recovery from Cults and Abusive Relationships. Hunter House, Alameda, CA, 1994. (Madeleine Landau Tobias and Janja Lalich)
Тобиас, М. Л., Лалич, Дж. Пленённые сердца, пленённые умы: Освобождение и исцеление от культов и насильственных отношений. — Нижний Новгород, 2002. (Тобиас, Мэделайн (Мадлен) Ландау, и Лалич, Джанья)
Перевод с англ. — И. Н. Волкова, Е. Н. Волков.
Copyright © 1994 by Madeleine Landau Tobias and Janja Lalich
© 1999-2002 Е. Н. Волков, перевод на русский язык

Содержание

(64:) Люди, покидающие культовую группу или разрывающие культовые отношения, часто бьются над вопросом: «С какой стати кто-то (лидер, возлюбленный, преподаватель) творит это со мной?» Когда обман и эксплуатация становятся явными, оказывается очень трудно примириться с огромной несправедливостью издевательства и жестокого обращения. У побывавших частью такого кошмара часто возникают трудности с обвинением того, кого следует — лидера.

Культ нельзя по-настоящему исследовать или понять без понимания его лидера. Структура культа, методы обращения в свою веру и средства контроля “определяются конкретными бросающимися в глаза характерными чертами индивидуальности лидера культа... Такие индивидуумы — это авторитарные лица, пытающиеся получить для себя компенсацию глубоких, интенсивных чувств неполноценности, неуверенности и враждебности. Они формируют культовые группы, прежде всего, чтобы привлечь тех, кого могут психологически принуждать и держать в пассивно-покорном состоянии и в дополнение к этому использовать для увеличения своего дохода” (1).

При исследовании мотивов и действий этих самозваных лидеров становится мучительно очевидным, что культовая жизнь редко приятна для приверженца и порождает насилие всех видов. В качестве защиты против высокого уровня тревоги, сопровождающего положение такого крайнего бессилия, люди в культах часто занимают позицию самообвинения. Это подкрепляется манипулятивными идеями группы, согласно которым последователи никогда не бывают достаточно хорошими и виноваты во всем, что идет не так, как надо.

Демистификация власти гуру — важная часть процесса психологического просвещения, необходимого для полного исцеления (2). Это является решающим для истинного достижения свободы и независимости от контроля лидера. Процесс начинается с нескольких основных вопросов: кто был этот человек, поощрявший вас рассматривать его как Бога, всезнающего или всесильного? Что он приобретал от этого маскарада? Какова была реальная цель группы (или отношения)? (65:)

В культах и связанных с насилием отношениях те, кто оказывается в зависимом положении, обычно принимают жестокое обращение как свою вину, веря, что они заслуживают скверного обхождения или же что это для их собственного блага. Они иногда упорствуют в убеждении, что это именно они плохи, вместо того, чтобы считать, что человек, от которого они настолько зависимы, — жестокий, ненадежный и не заслуживающий доверия. Поступать так просто слишком страшно для них: это угрожает равновесию власти и означает риск полного отвержения, потери и, возможно, даже смерти личности или близких. Это объясняет, почему подвергающийся насилию сторонник культа может разочароваться в отношениях или группе и все же продолжать верить в учение, совершенство и могущество лидера.

Даже после ухода из группы или разрыва отношений многие бывшие приверженцы несут бремя вины и стыда, продолжая расценивать бывшего лидера как отца, всеблагого и подобного богу. Это довольно обычно для тех, кто “уходит” из групп добровольно, особенно если они никогда не обращались к преимуществам консультирования о выходе или терапии, чтобы справиться со связанными с культом проблемами. Тот же самый феномен обнаруживается у избитых женщин и детей, испытывающих на себе насилие родителей или других взрослых, которыми они восхищаются.

Чтобы исцелиться от травмирующего опыта подобного типа, важно понять, кто преступник и каков он. Пока существуют иллюзии относительно мотивации, способностей и умений лидера, те, кого он держал в руках, лишают себя важной возможности для роста: шанса обрести уверенность в себе, освободиться от тирании зависимости от других в том, что касается их благосостояния, духовного роста и счастья.

Динамика авторитарной власти

Цель культа (группы или отношений один на один) состоит в том, чтобы служить эмоциональным, финансовым, сексуальным и властным потребностям лидера. Единственное наиболее важное слово здесь — власть. Динамика, на базе которой формируются культы, похожа на динамику других властных отношений и по существу сверхавторитарна, основана на диспропорции власти. Лидер культа по определению должен иметь авторитарную индивидуальность, чтобы реализовывать свою половину динамики власти. Традиционные элементы авторитарных личностей включают следующее:

В научной работе, посвященной диктаторам двадцатого века, один исследователь написал:

“Поскольку податливость зависит от того, воспринимается ли лидер как могущественный и знающий, такого вечно бдящего и всесильного лидера (и его невидимые, но исполнительные и могущественные инструменты типа тайной полиции) можно призвать, подобно духу, таким же образом, как незримого, но всеведущего Бога … Точно так же великолепие и церемониал, окружающие такого индивидуума, делают его более достойным восхищения и менее похожим на обычное стадо, увеличивая и его собственную уверенность в себе, и доверие подданных. Этот феномен обнаруживается не только у индивидуальных лидеров, но и у целых движений” (4).

Мы увидим, однако, что авторитарная индивидуальность — только один из аспектов природы лидера культа.

Кто становится лидером культа?

Часто на собраниях бывших членов культа в процессе живого обмена присутствующие сравнивают свои группы и лидеров. По мере того, как люди начинают описывать своего особенного, просвещенного и уникального “гуру” — будь он пастором, терапевтом, политическим лидером, преподавателем, возлюбленным или свами — они вскоре поражаются, обнаруживая, что их когда-то уважаемые лидеры в действительности весьма похожи по характерам и индивидуальности. Часто кажется, будто эти лидеры отлиты в одной форме, иногда в шутку называемой “школой -автоматом по изготовлению Мессий”.

Эти сходные черты лидеров культа всех типов на деле являются характерными расстройствами, обычно отождествляемыми с психопатической индивидуальностью. В течение более чем половины столетия их изучали психиатры, медицинские доктора, клинические психологи и другие. В этой главе мы рассматриваем часть данного исследования и приходим к выводу о психопатологическом профиле черт (графике личностных характеристик и профессиональных способностей), обнаруживаемых у склонных к насилию лидеров. (67:)

Культовые группы обычно возникают при живом лидере, которого посвященные сторонники считают “богом” или подобным богу. Наряду с драматическим и убедительным талантом к самовыражению эти лидеры обладают интуитивной способностью ощущать потребности своих сторонников и привлекать их обещаниями реализации потенциальных возможностей. Постепенно лидер внушает группе собственную идеологию (или сумасшествие!), затем создает такие условия, чтобы жертвы не могли или не осмеливались проверить его утверждения. Как можно доказать, что кто-то — не Мессия? Что мир не перестанет существовать завтра? Что людьми не овладели пришельцы из другого мира или измерения? Путем психологической манипуляции и контроля лидеры культа обманом заставляют последователей верить во что-то, затем не дают им проверять и опровергать эту мифологию или систему верований.

Роль харизмы

Вообще харизматические личности известны своим неотвратимым магнетизмом, обаятельным стилем, самоуверенностью, с которой они рекламируют что-то — дело, веру, продукт. Харизматический человек, предлагающий надежду на новые начала, часто привлекает внимание, и за ним идут.В наше время мы наблюдали это у таких людей, как Дэйл Карнеги, Вернер Эрхард (основатель est, теперь Форум), Джон Хэнли (основатель — Lifespring), Махариши Махеш Йоги, Шерли МакЛэйн, Джон Брэдшоу, Мэрианн Виллиамсон, направляющий в русло Рамты Дж. З. Найт и куча “исполнителей” Амвэй, люди, рекламирующие программы потери веса, и гуру бодибилдинга.

Одно из словарных определений слова “харизма” — “личная магия лидерства, пробуждающая специфическую массовую преданность или энтузиазм в отношении общественного деятеля (политического лидера или военного командующего); особенное магнетическое обаяние или привлекательность” (5). Харизма глубоко изучалась немецким социологом Максом Вебером, определившим её как “исключительное качество в индивидууме, который путем кажущегося обладания сверхъестественными, ниспосланными провидением или необычайными способностями преуспевает в собирании вокруг себя учеников” (6).

Харизматический лидер Вебера был “кудесником с творческой аурой и личным магнетическим даром, [который] создавал определенную доктрину ... [и был] озабочен скорее собой, чем занят другими ... [Он] поддерживал исключительный тип власти: тип, несовместимый с использованием нормальной политической жизни и предполагающий вместо этого демагогию, диктатуру или революцию, [порождавшие] искреннюю преданность людей харизматическому индивидууму через слепое фанатическое доверие и неограниченную и некритическую веру” (7).

В случае с культами, мы, разумеется, знаем что эта стимуляция (68:) беззаветной преданности не возникает спонтанно, но является результатом квалифицированного использования методов реформирования мышления лидером культа. Харизма сама по себе еще не зло и не обязательно порождает руководителя культа. Она, однако, — мощное и устрашающее отличительное качество многих культовых лидеров, использующих её корыстными и разрушительными для других способами. Комбинация харизмы и психопатии — смертельная смесь. Возможно, это тот самый рецепт, который применяется в Школе автоматического выпекания Мессий!

Для лидера культа наличие харизмы, вероятно, важнее всего на стадии формирования культа. Чтобы привести людей к новой вере, затем собрать новообращенных вокруг себя как преданных учеников, требуется решительный и обладающий даром убеждения вождь. Неверное истолкование личной харизмы руководителя культа может взлелеять уверенность приверженцев в его необыкновенных или мессианских качествах.

Так что мы видим, что харизма — действительно подходящая черта для желающих привлечь последователей. Однако, как и о красоте, у каждого свое представление о харизме. Мэри, например, может быть полностью увлечена данным руководителем семинара, прямо-таки впадает в дикий восторг при каждом его слове, в то время как её подруга Сьюзи не испытывает ни малейшего трепета. Конечно, в тот момент, когда человек находится под влиянием харизмы, эффект очень реален. Однако на практике харизма всего лишь создает некую реакцию преклонения перед идеализированной фигурой в сознании охваченного страстью человека.

В конечном счете, для лидера культа навыки убеждения (который могут быть, а могут и не быть харизматическими) важнее, чем харизма — ибо власть и влияние в культах зависят от специфической окружающей среды, оформленной в соответствии с программой реформирования мышления и контрольными механизмами. Все это обычно осмысляется и внедряется вождем. Таким образом, именно психопатология лидера, а не его харизма является причиной систематического манипулятивного насилия и эксплуатации в культах.

Лидер культа как психопат

Культовые группы и отношения формируются, прежде всего, чтобы удовлетворять определенные эмоциональные потребности лидеров, многие из которых страдают от того или иного эмоционального или личностного расстройства. Немногие культовые лидеры, если таковые вообще имеются, подвергаются психологическому тестированию или длительным клиническим собеседованиям с целью получения точного диагноза. Однако исследователи и клиницисты, ведущие научные наблюдения за этими индивидуумами, различным образом описывают их как невротиков, психотиков, людей, проявляющих широкое разнообразие неврозов, социопатии и психических отклонений, или страдающих от установленного расстройства личности (8).

В наши намерения не входит постановка всеобъемлющего диагноза, не собираемся мы и намекать, (69:) что все лидеры культа или лидер любой из групп, упоминаемых здесь, являются психопатами. Однако , анализируя имеющиеся данные, мы можем предполагать, что имеется у некоторых культовых лидеров налицо существенное психологическое дисфункционирование, что их поведение демонстрирует черты, вполне совместимые с расстройством, известным как психопатия.

Доктор Роберт Хар, один из самых известных в мире экспертов в этой области, считает, что в Северной Америке имеется, по крайней мере, два миллиона психопатов. Он пишет: “Психопаты — это социальные хищники, которые очаровывают, манипулируют и безжалостно прокладывают свой путь по жизни, оставляя широкий след разбитых сердец, разрушенных надежд и пустых бумажников. Полностью лишенные совести и сочувствия к другим, они эгоистично берут то, что хотят, и делают, что им нравится, нарушая социальные нормы и ожидания без малейшего ощущения вины или сожаления” (9).

Психопатия входит в раздел о расстройствах личности в справочнике Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders (Диагностическое и статистическое руководство по психическим заболеваниям), который является стандартной исходной книгой, используемой при психиатрических оценках и постановке диагнозов (10). В проекте 4-ого издания этого справочника (публикация ожидается весной 1994 года), данное расстройство отнесено к категории “расстройство личности, которое нельзя определить иначе/психопат типа Клекли”, получившей название по имени психиатра Херви Клекли (Hervey Clekley), осуществившего первые важные исследования психопатов. Сочетание индивидуальности и поведенческих черт, подпадающих под этот диагноз, должно быть очевидным в истории жизни человека, а не просто проявляться в течение конкретного эпизода. То есть психопатия — долговременное расстройство личности. Термин “психопат” часто используется как взаимозаменяемый с понятием “социопат”, или социопатическая индивидуальность. Мы используем здесь термин психопат, поскольку его обычно шире признают.

Расстройства личности как диагноз касаются некоторых видов негибкого и неадекватного поведения и характерных особенностей, значительно ухудшающих социальное и профессиональное функционирование человека. Их признаки часто сначала проявляются в детстве и юности и выражаются через искаженные модели непосредственного и мысленного восприятия окружающей среды и самого себя. Проще говоря, это означает, что у данной личности что-то не так, нехорошо, не совсем правильно, и это создает проблемы в её отношениях с остальным миром.

Психопатическую индивидуальность иногда путают с “антисоциальной индивидуальностью”, другим видом расстройства, однако психопат демонстрирует более экстремальное поведение, чем антисоциальная личность. Антисоциальная индивидуальность определяется соединением антиобщественного и преступного поведения — это уголовный преступник. Психопат, с другой стороны, характеризуется смесью преступного и отклоняющегося от нормы социального поведения.

Психопатия — это и не то же самое, что психоз. Последний (70:) характеризуется неспособностью отличать реальное от воображаемого: границы между “я” и другими утрачены, и критическое мышление чрезвычайно ухудшено. Обычно не являясь психотиками, лидеры культа могут переживать эпизодические психозы, способные привести к разрушению собственного “я” или группы. Крайний пример такого рода — массовое самоубийство в ноябре 1978 года в Джонстауне (Гайана) в Народном Храме, возглавляемом Джимом Джонсом. По его приказам погибли более 900 мужчин, женщин и детей, когда состояние Джонса ухудшилось до вероятного параноидального психоза.

Психопатическая индивидуальность была хорошо описана Херви Клекли в его классическом труде The Mask of Sanity (Маска здравомыслия), впервые изданном в 1941 году и переизданном в исправленном варианте в 1982 году. Клекли, возможно, лучше всего известен благодаря книге, а позднее популярному кинофильму о человеке с расщепленной личностью The Three Faces of Eve (Три лица Евы). Клекли также дал миру детальное научное исследование об индивидуальности и поведении психопата, перечислив 16 признаков, которые нужно использовать при оценке и лечении психопатов (11).

Работа Клекли очень серьезно повлияла на 20-летние исследования, выполненные Робертом Харом в Университете Британской Колумбии в Ванкувере. В своем труде, разрабатывая надежные и обоснованные процедуры оценки психопатии, Хар пересмотрел список характерных особенностей, выделенных Клекли, и окончательно остановился на контрольном перечне признаков психопатии (Psychopathy Checklist) из 20 пунктов (12). Далее в этой главе мы будем пользоваться для изучения профиля (графика личностных характеристик и профессиональных способностей) лидера культа переделанными вариантами контрольных перечней как Клекли, так и Хара.

Нейропсихиатр Ричард М. Рестак утверждал: “В основе диагноза психопатии лежало осознание того факта, что человек может казаться нормальным и, однако, при более внимательном наблюдении демонстрировать иррациональную или даже склонную к насилию индивидуальность” (13). Действительно, первоначально большинство психопатов выглядят вполне нормальными психически. Они предстают перед нами как очаровательные, интересные, даже скромные. Большинство “не страдает от обмана чувств, галлюцинаций или ухудшения памяти, их контакт с действительностью производит впечатление убедительного” (14).

С другой стороны, некоторые могут проявлять ясно различимую паранойю и манию величия. В одном клиническом научном труде о психопатических стационарных больных авторы писали: “Мы обнаружили, что наши психопаты подобны психически нормальным (эталонная группа) в отношении способности переживать внешние события как действительные и в том, что касается их чувства физической реальности. У них обычно хорошая память, концентрация, внимание и языковая функция. Они обладали высоким барьером против внешнего, аверсивного (вызывающего отвращение к чему-либо) стимулирования … В определенном смысле они отчетливо напоминают нормальных людей и могут, таким образом, “сойти” за достаточно психически здоровых или находящихся в здравом уме. Однако мы выяснили, что в других отношениях они были крайне примитивными, даже более примитивными, чем явные пациенты-шизофреники. В каких-то направлениях их мышление было здравым и разумным, но в других оно было психотически неэффективным и/или запутанным” (15). (71:)

Другой исследователь описал психопатов таким образом: “Эти люди импульсивны, неспособны переносить фрустрацию и промедление, у них проблемы с доверием. Они занимают параноидальную позицию или объясняют свой глубоко внутренний эмоциональный опыт внешними обстоятельствами. У них плохо получается рабочее сотрудничество, слаба способность к самонаблюдению. Их гнев пугает. Они часто обращаются в бегство. Их отношения с другими чрезвычайно проблематичны. Оказываясь близко к другому человеку, они боятся поглощения, слияния или потери собственного “я”. В то же время, как это ни парадоксально, они желают близости; разочарование в обоснованных стремлениях, чтобы их лелеяли, любили, помогали им, часто ведет к гневу. Они поддаются примитивной ярости ребенка, осуществляемой с помощью физических способностей взрослого, и действие возможно в любой момент” (16).

В конечном счете, “психопат должен иметь то, что хочет, и не важно, чего это будет стоить оказавшимся у него на пути” (17).

Искусный манипулятор

Давайте посмотрим, как это проявляется у лидера культа. У руководителей культов выдающийся талант очаровывать и склонять на свою сторону приверженцев. Они обольщают и совращают. Они входят в комнату и сосредотачивают все внимание на себе. Они внушают предельное уважение и повиновение. Это “индивидуумы, чья самовлюбленность настолько предельна и претенциозна, что они существуют в своего рода роскошной изоляции, где созидание грандиозного “я” преобладает над юридическими, моральными или межличностными обязательствами” (18).

Паранойя может проявляться в простых или сложных маниях преследования. Крайне подозрительные, лидеры культов могут считать, что против них устраивают сговор, за ними шпионят, их обманывают или на них клевещут отдельные люди, группа или правительственное учреждение. Любая реальная или подозреваемая неблагоприятная реакция может интерпретироваться как преднамеренное нападение на них или группу. (Если принять во внимание преступную природу и антисоциальное поведение ряда групп, некоторые из этих опасений могут иметь больше оснований в реальности, чем в галлюцинациях!)

Конечно, труднее оценивать, является ли вера этих лидеров в свои магические полномочия, всемогущество и связь с Богом (или какой они там придерживаются системы убеждений либо какой более высокой силе поклоняются) маниакальной или это просто часть мошенничества. Манию величия — уверенность в способности или праве управлять миром — также трудно определить без психологической проверки индивидуума, хотя многие лидеры культа довольно охотно заявляют, что их цель заключается в управлении миром. В любом случае, под поверхностным блеском интеллекта, обаяния и мнимого смирение кипит внутренний мир ярости, депрессии и страха.

Два автора, пишущие об этом предмете, использовали для описания психопатической индивидуальности постоянный эпитет “Бандит доверия” (72:) (19). Бандит доверия — действительно подходящее описание этого вора наших сердец, душ, умов, тел и бумажников. Поскольку значительная доля нынешних и бывших членов культа состояли больше чем в одной культовой группе или отношениях, обучение опознанию личного стиля Бандита доверия может оказаться полезным противоядием против дальнейшего насилия.

Профиль (график личностных характеристик и профессиональных способностей) психопата

При чтении профиля (графика личностных характеристик и профессиональных способностей), имейте в виду три признака, которые Роберт Лифтон рассматривает как общие для культовой ситуации:

  1. Харизматический лидер, который … во все возрастающей степени становится объектом поклонения.
  2. Ряд процессов, которые могут быть связаны с “принудительным убеждением” или “реформированием мышления”.
  3. Тенденция к манипулированию сверху… с эксплуатацией — экономический, сексуальной, или другой — часто подлинных искателей, несущих идеализм снизу (20).

Основываясь на контрольных перечнях определения психопатии Херви Клекли и Роберта Хара, мы теперь исследуем некоторые особенности, чрезвычайно подходящие для лидеров культа. 15 характерных черт, вкратце очерченных ниже, относятся к категории свойств, обычно обнаруживаемых у тех, кто становится виновниками психологического и физического насилия. При обсуждении мы используем термины “психопат” и “лидер культа” как взаимозаменяемые. В качестве иллюстрации к этим положениям в конце данного раздела дается изложение конкретного случая с лидером культа Ветвь Давидова Дэвидом Корешем.

Мы не предполагаем, что все лидеры культа — психопаты. Скорее, они могут проявлять многие из поведенческих характеристик психопатов. Мы также не предлагаем вам применять этот контрольный перечень для постановки диагноза. Это может сделать только обученный профессионал. Мы предлагаем контрольный список как инструмент, способный помочь вам отмечать и демистифицировать черты, которые вы, вероятно, заметили у своего лидера.

1. Бойкость (благовидность)/поверхностное обаяние

Бойкость (благовидность) — критерий психопатов. Они способны без усилий использовать язык, чтобы обманывать, путать и убеждать. Они — очаровательные рассказчики. Они источают уверенность в себе и способны плести паутину, увлекающую других и затягивающую их в жизнь психопата. Превыше всего они (73) убедительны. Часто они способны уничтожать своих критиков устно или разоружать их эмоционально.

2. Манипулирующий и мошенничающий

Лидеры культа не признают личность или права других, что делает допустимыми все виды корыстного поведения. Критерий психопата — психопатический маневр, который является по существу межличностной манипуляцией”, основанной на обаянии. Манипулятор кажется полезным, очаровательным, даже внушающим расположение или соблазнительным, но втайне он враждебный, властный … [Жертва] воспринимается как агрессор, конкурент, или просто как инструмент, которым следует воспользоваться…, манипуляция неизбежно становится последним ударом и больше не определяется (смягчается) принципом реальности” (21). Другими словами, в поведении психопата не существует никаких сдерживающих начал — ему подходит все.

Психопат делит мир на сосунков, грешников и самого себя. Он высвобождает мощные чувства страха и ярости, подчиняя и унижая свои жертвы. Он добивается особенного успеха, когда под флером обаяния превращает жертву в союзника, — процесс, иногда описываемый как эмоциональный вампиризм или эмоциональный терроризм. В литературе о Джонстауне и других культовых группах за примерами такого рода манипулирования далеко ходить не приходится. Оно особенно широко распространено в культовых отношениях “один на один”, где существует непосредственная увлеченность манипулятором.

3. Грандиозное чувство собственного “я”

Лидер культа обладает потрясающей уверенностью в том, что может все. Он полагает, что все полагается ему по праву. Занятый собственными фантазиями, он всегда должен быть центром внимания. Он подает себя как “Предельную Сущность”: просвещенный, орудие бога, гений, лидер человечества, а иногда даже скромнейший из скромных. У него ненасытное стремление к лести и публике. Его претенциозность может также быть защитой от внутренней пустоты, депрессии и ощущения собственной незначительности. Паранойя часто сопровождает подобную напыщенность, укрепляя изоляцию группы и потребность в обороне от воспринимаемой враждебной окружающей среды. Таким образом, он создает менталитет “мы против них”.

4. Патологическая ложь

Психопаты лгут хладнокровно и легко, даже когда очевидно, что они лживы. Для них почти невозможно быть последовательно правдивыми относительно как серьезной, так и незначительной проблемы. Они обманывают без всяких видимых причин, даже (74:) в тех случаях, когда, казалось бы, легче и безопаснее было бы сказать правду. Иногда это называют “безумной ложью” (22). Противостояние их лжи может вызывать непредсказуемо сильную ярость или просто улыбку Будды.

Другая форма лжи, обычная среди лидеров культа, известна как pseudologica fantastica (фантастическая псевдологика), расширение патологической лжи. Лидеры склонны создавать сложную систему веры, часто относительно собственных сил и способностей, которая иногда захватывает их самих. “Нередко сложно определить, является ли данная ложь действительным маниакальным искажением реальности или она высказана с сознательным или бессознательным намерением обмануть” (23).

Эти манипуляторы редко являются оригинальными мыслителями. Плагиаторы и воры, они нечасто доверяют истинным создателям идей, в большинстве случаев присваивая авторство. Они чрезвычайно убедительны, действенны в выражении своих взглядов и талантливы в прохождении испытаний на детекторе лжи. Объективная истина для них не существует. Единственная “истина” заключается в том, что позволяет лучше всего достигать результата, отвечающего их потребностям. Этот тип оппортунизма очень трудно понять не психопатам. По этой причине приверженцы более склонны изобретать или уживаться с различными объяснениями и логическими обоснованиями очевидных противоречий в поведении: “я знаю, что у моего гуру должна быть серьезная причина поступать таким образом”. “Он сделал это, потому что любит меня — хотя это и причиняет боль”.

5. Отсутствие раскаяния, стыда или чувства вины

Глубоко в душе психопата затаилась ярость, которая отщеплена (то есть психологически отделена от остального “я”) и подавлена. Некоторые исследователи выдвигают теоретическое предположение о том, что это вызвано ощущением заброшенности в младенчестве или раннем детстве (24). Неважно, каков эмоциональный или психологический источник подобного поведения, но психопаты видят вокруг себя объекты, цели или благоприятные возможности, а не людей. У них нет друзей, у них есть жертвы и сообщники — и последние часто заканчивают как жертвы. Для психопатов цели всегда оправдывают средства. Таким образом, для чувств раскаяния, стыда или вины просто нет места. Лидеры культа чувствуют себя оправданными во всех своих действиях, так как рассматривают себя в качестве окончательного морального арбитра. Им ничто не мешает.

6. Поверхностные эмоции

Хотя они могут демонстрировать вспышки эмоций, чаще они разыгрывают обдуманную реакцию с целью получить определенный результат. Они редко раскрывают диапазон эмоций, а то, что мы наблюдаем, в лучшем случае поверхностно, в худшем — притворно. Положительные чувства сердечности, радости, любви и сострадания скорее изображаются, чем переживаются. Их не трогает то, что (75:) расстроило бы нормального человека, зато их приводят в ярость сущие пустяки. Они — безучастные наблюдатели эмоциональной жизни других, возможно, завидующие и презирающие чувства, которых не могут ни иметь, ни понимать. В конечном счете, психопаты холодны, обладают лишь поверхностными эмоциями, живут в собственном мрачном мире.

Скрываясь за “маской здравомыслия”, лидер культа проявляет чувства только постольку, поскольку они служат скрытому мотиву. Он может быть свидетелем актов крайней жестокости или отдавать приказы о них, не испытывая ни малейших эмоций. Он отводит себе роль абсолютного контролера, которую разыгрывает до предела. То, что больше всего обещают культы — мир, радость, просвещенность, любовь и безопасность — цели, навсегда недосягаемые для лидера, и, таким образом, для приверженцев. Раз лидер фальшивый, таковы же и его обещания.

7. Неспособность к любви

В качестве “живого воплощения любви Бога” лидер трагически не способен ни давать, ни получать любовь. Вместо этого выдаются суррогаты любви. Типичным примером может служить утверждение гуру, что его болезнь или неудача (в других отношениях несовместимые с его просвещенным состоянием) вызваны глубиной его сострадания к последователям, посредством чего он берет на себя их отрицательную карму. Мало того, что приверженцы, как предполагается, должны воспринимать это как доказательство его любви, но ожидается также, что они будут испытывать чувство вины за свои неудачи! Для членов культа невозможно опровергнуть это притязание, коль скоро они восприняли верования группы.

Огромная потребность лидера быть любимым сопровождается столь же сильным неверием в любовь, предлагаемую его сторонниками; отсюда часто невыразимо жестокие и грубые проверки приверженцев. Безоговорочное подчинение — абсолютное требование. В одном культе, например, мать двух маленьких детей заставили еженощно говорить им, что она любит лидера больше, чем их. Позже, в качестве проверки преданности, от неё потребовали отказаться от опеки над детьми, чтобы ей позволили остаться с лидером. Любовь гуру никогда не проверяется, она должна признаваться за чистую монету.

8. Потребность в стимулировании

Среди психопатов является обычным поведение, направленное на поиск острых ощущений, часто на грани буквы или духа закона. Такое поведение иногда оправдывается подготовкой к мученичеству: “Я знаю, что мне недолго жить; поэтому свой срок на этой земле следует прожить как можно полнее”. “Конечно, даже я имею право немного развлечься или согрешить”. Этот тип поведения становится все более частым по мере того, как лидер разрушается эмоционально и психологически — широко распространенное явление. (76:)

Лидеры культа живут на острие, постоянно проверяя убеждения своих последователей, часто при все более и более причудливом поведении, наказаниях и правилах. Другие механизмы возбуждения выливаются в форму неожиданных, кажущихся стихийными вспышек, обычно в виде словесного оскорбления, а иногда и физического наказания. Психопат невозмутимо безразличен к происходящему вокруг него, однако его ледяная холодность может быстро обратиться в гнев, изливаемый на тех, кто его окружает.

9. Бессердечность/отсутствие эмпатии (сопереживания)

Психопаты с готовностью добиваются преимущества над другими, выражая абсолютное презрение к чувствам любого другого человека. Оказавшиеся в беде не важны для них. Хотя они умны, проницательны и весьма хорошо разбираются в людях, они не устанавливают никаких реальных связей с другими. Они используют свои “человеческие умения” с целью эксплуатации, насилия и обладания властью.

Психопаты неспособны сочувствовать боли своих жертв. Между тем, часть системы отрицания жертв заключается в неспособности поверить, что тот, кого они так любят, мог сознательно и бессердечно причинять им боль. Именно поэтому становится легче рационалистически объяснять поведение лидера как необходимое для общего или индивидуального “блага”. Альтернатива для приверженца означала бы оказаться лицом к лицу с внезапным и непреодолимым осознанием того, что его принесли в жертву, обманули, использовали. Такое понимание ранило бы глубочайшее чувство собственного “я” этого человека, поэтому в качестве самозащиты человек отрицает насилие. Когда и если приверженец начинает отдавать себе отчет о подобной эксплуатации, это воспринимается так, как если бы было совершено страшное зло, духовное изнасилование.

10. Недостаточный поведенческий контроль/импульсивный характер

Подобно маленьким детям, многие психопаты с трудом регулируют эмоции. Находиться рядом со взрослыми, которым свойственны вспышки раздражения, страшно. Ярость и оскорбления, чередующиеся с символическими выражениями любви и одобрения, создают вызывающий привыкание цикл как для оскорбителя, так и для оскорбляемого, а попутно и ощущение безысходности у последнего. Эта динамика была также признана в отношении домашнего насилия и избиения женщин.

Лидер культа действует с определенной регулярностью — часто конфиденциально, иногда публично, — обычно к стыду и смятению последователей и других наблюдателей. Он может действовать сексуально, агрессивно или преступно, часто с яростью. Кто может контролировать человека, полагающего себя всесильным, всезнающим и имеющим право на любое желание, не обладающего никаким ощущением личных границ, ничуть не обеспокоенного воздействием на окружающих? Обычно это аберрантное поведение является хорошо сохраняемой (77:) тайной, известной лишь нескольким ученикам. Другие видят только совершенство.

Эти тенденции связаны с потребностью психопата в стимулировании и неспособностью переносить фрустрацию, тревогу и депрессию. Часто противоречивое поведение лидера нуждается в рациональном объяснении со стороны самого лидера, либо его приверженца, чтобы поддерживать внутреннюю последовательность. Нередко оно расценивается как внушенное свыше и еще более отдаляет наделенного властью от бессильного.

11. Ранние поведенческие проблемы/подростковая преступность

У психопатов часто имеется история поведенческих и академических трудностей. Они нередко “еле тянут” академически, обманывая других студентов и выманивая оценки у преподавателей. Обычны столкновения с официальными органами, занимающимися подростками. Столь же распространены трудности в отношениях со сверстниками и в установлении и сохранении дружбы, заметные проблемы с контролем и другие виды аберрантного поведения типа краж, поджогов и жестокости к другим.

12. Безответственность/ненадежность

Не заботясь о последствиях своего поведения, психопаты оставляют за собой обломки жизней и мечтаний других людей. Они могут совершенно не обращать внимания или проявлять полное безразличие к опустошению, причиняемому ими другим, как к чему-то, что не расценивают ни как свою проблему, ни как свою ответственность.

Психопаты редко признают вину за свои неудачи или ошибки. Обычными являются поиски козла отпущения, возложение вины на последователей, на тех, кто находится вне группы, на семью члена культа, на правительство, на Сатану — на кого угодно, только не на лидера. Обвинение может следовать за превращенной в обряд процедурой типа суда, разоблачения с помощью “горячего сиденья” или публичной исповеди (либо один на один, либо перед группой). Порицание — мощный подкрепляющий стимул пассивности и повиновения, порождающий ощущение вины, стыд, страх и конформизм у сторонников.

13. Беспорядочное половое поведение/неверность

Лидеры культа нередко практикуют половую распущенность, половое насилие по отношению к детям, полигамию, изнасилование и половые представления всех видов. И наоборот, часто существует строгий половой контроль над последователями посредством такой тактики, как принудительное безбрачие, специально организованные браки, насильственные разрывы и разводы, удаление детей от родителей, принудительные аборты или роды по приказу. Для психопатов секс является, прежде всего, вопросом власти и контроля.

Параллельно с этим поведением действует широчайшая безответственность не только в отношении (78:) эмоций приверженцев, но также и их жизни. В одном культе, например, многократные половые отношения поощрялись, несмотря даже на то, что один из высших лидеров, как известно, был ВИЧ инфицированным. Подобное безразличие к другим обычно в мире психопата.

Брачная верность — редкость в жизни психопата. Имеются бесчисленные свидетельства о внебрачных связях и половом хищничестве в отношении членов культа обоего пола, как взрослых, так и детей. Сексуальное поведение лидера может скрываться от всех, кроме внутреннего круга, или может быть частью принятой групповой сексуальной практики. В любом случае, из-за дисбаланса власти между лидером и последователями, половой контакт никогда не является по-настоящему согласованным с обеих сторон и вполне может иметь разрушительные последствия для приверженца.

14. Отсутствие реалистического жизненного плана/паразитический образ жизни

Психопат склонен усердно суетиться, прилагая бесчисленные усилия к тому, чтобы “начать заново”, разыскивая новую плодородную почву для эксплуатации. Он может появляться то как рок-музыкант, то как мессия; то как продавец подержанных автомобилей, то как основатель массовой программы самопреобразования; то как профессор колледжа, то как новый “Ленин”, приносящий в Америку революцию.

Обратная сторона этого сумасбродного планирования жизни — всеобъемлющее обещание на будущее, которое лидер культа дает своим последователям. Многие группы провозглашают своей целью мировое господство или спасение во время Апокалипсиса. Лидер первым объявляет об утопической природе группы, что обычно является просто другим оправданием иррационального поведения и строгого контроля.

Ощущение лидера, что ему все позволено, часто демонстрируется контрастом между его роскошным образом жизни и обнищанием приверженцев. Большинство лидеров культа содержатся подарками и пожертвованиями своих последователей, на которых оказывается давление с целью передачи большей части дохода и мирского имущества группе. В культовой среде обычны рабство, принудительная проституция и самые разнообразные незаконные действия в пользу лидера. Этот тип эксплуатации точно иллюстрирует третий пункт Лифтона об идеализации снизу и эксплуатации сверху.

Психопаты также имеют обыкновение заниматься собственным здоровьем при сохранении полного безразличия к страданию других. Они могут жаловаться, что “измучились” из-за бремени “заботы” о своих последователях, иногда заявляя, что жизнь их будет недолгой, вселяя в приверженцев страх и чувство вины и поощряя дальнейшее рабство. Они высокочувствительны к собственной боли и имеют тенденцию быть ипохондриками, что часто находится в противоречии с их публичным образом сверхчеловеческого самообладания и целительных способностей. (79:)

Согласно их утверждениям, болезни у них отсутствуют благодаря их силам. В то же время те болезни, которые у них все-таки бывают, вызваны их “состраданием” и принятием на себя кармы учеников или разрешением проблем группы. Это, конечно, еще одна уловка гуру.

15. Криминальная или предпринимательская маневренность

Лидеры культа меняют свой образ и образ группы с целью избежать судебного преследования и процесса, увеличить доход и рекрутировать какие-то определенные категории членов. Лидеры культа обладают врожденной способностью привлекать последователей, имеющих навыки и связи, отсутствующие у самих лидеров. Долговечность группы зависит от готовности руководителей приспосабливаться в соответствии с необходимостью и сохранять группу. Нередко в случаях публичного разоблачения незаконных или безнравственных действий лидер культа перебазируется, иногда захватывая с собой сторонников. Он будет вести себя сдержанно, только чтобы вынырнуть позже с новым названием, новой группой прикрытия и, возможно, новым причудливым зигзагом жульничества.

Пример — Дэвид Кореш

В Вако, штат Техас, 19 апреля, 1993 года больше 80 мужчин, женщин и детей умерли, когда пожар охватил территорию Ветви Давидовой, известной как Ранчо Апокалипсиса. Эти давидианцы были неприсоединенным ответвлением Церкви адвентистов седьмого дня. Члены группы были последователями Дэвида Кореша, “Греховного Мессии”. Приверженцы Кореша верили до самого конца, что он вправе давать и отнимать их жизнь или смерть.

Сразу же после показа по телевидению этого жуткого пожара о нем была масса споров в обществе: возник ли он по вине ФБР, когда они использовали броневики, чтобы пустить в здание слезоточивый газ, или он был устроен преднамеренно последователями по приказу Кореша? В какой-то степени ответ не имеет значения. Некоторые из нас, в ужасе наблюдавшие, как огонь пожирал здания, знал, что это было не массовое самоубийство, но, возможно, неизбежный конец для группы людей, зачарованных психопатическим харизматическим лидером культа.

В период анализа, последовавшего за этой трагедией, одни психотерапевты классифицировали Кореша как психотика, другие — как психопата. Ричард Рестак, в статье в Washington Post, ожесточенно критиковал правительство, плохо справившееся с данным делом. Он был уверен, что если бы с Корешем обращались как с психотиком, а не как просто с “еще одним преступником”, трагедии можно было бы избежать. Далее он описывал главные показатели психоза: “маниакальная озабоченность преследованием, обычно связанная с (80:) манией величия; более или менее постоянное, странное, беспорядочное возбуждение, сопровождаемое раздражительностью; причудливые иллюзорные идеи в сочетании с очевидным безразличием к социальным ожиданиям; и всепроникающее убеждение в наличии зла или пороков у самого себя или у других”. Согласно Рестаку, “Кореш в высшей степени отвечал этим критериям” (25).

В другой статье автор задавался вопросом, не страдал ли Кореш “иерусалимским синдромом”. По утверждению Эли Витцтума, психиатра, лечащего и изучающего это расстройство, некоторые паломники в Иерусалим, посещая город, оказываются во власти галлюцинаций и теряют ориентацию, нуждаясь в госпитализации, прежде чем их состояние стабилизируется и их можно будет отправить домой. Эти религиозные и параноидальные мании переживались паломниками всех вер и наций. Кореш посетил Иерусалим в 1985 году. Хотя нет никаких данных о посещении Корешем психиатрической больницы, Витцтум предполагает, что поездка Кореша в Святой Город усилила его мессианское представление о самом себе (26).

Хотя мы полагаем, что Кореш проявляет многие из психотических черт, выделенных Рестаком и другими, наша предпосылка заключается в том, что прежде всего он был не психотиком, а психопатом. Это прояснится в процессе сравнения его графика личностных характеристик с признаками психопата, только что обрисованными в общих чертах и подчеркнутыми ниже курсивом.

Дэвид Кореш, урожденный Вернон Вейн Хауэлл, был незаконным ребенком 15-летней матери (27). Когда ему было два года, его отец ушел из дома, его мать в конце концов вышла замуж за другого человека. По словам бабушки, Дэвид и его отчим не ладили; сам Кореш говорил, что дома подвергался насилию. Ранние поведенческие проблемы были очевидны. Слабый ученик с проблемами в обучении и плохой посещаемостью, Кореш бросил школу в девятом классе. В 1979 году, приблизительно в возрасте 19 лет, он был исключен Церкви адвентистов седьмого дня как нарушитель спокойствия, плохо влиявший на молодых людей церкви. Он хотел власти и не намеревался придерживаться принципов церкви. Однако также было замечено, что с раннего возраста у него была поразительная способность запоминать отрывки из Библии. С бойкостью и поверхностным обаянием он эксплуатировал этот навык как преподаватель Священного писания и лидер своей будущей паствы.

В начале 1980-ых годов Кореш присоединился к секте Ветвь Давидова во главе с семьей Роден. Путем манипулирования и разнообразных игр власти Кореш сумел вырвать управление группой, обманув и перехитрив лидера, Джорджа Родена. В 1987 году Роден бросил Корешу вызов. Он предложил посмотреть, у кого больше божественной власти, вернув к жизни умершего члена группы. Когда Роден эксгумировал тело, Кореш обеспечил его арест за “оскорбление трупа”. Затем между Корешем и Роденом последовало вооруженное столкновение. Хотя Кореш был арестован и обвинен в покушении на жизнь, суд закончился тем, что присяжные не пришли к согласию, обвинения были сняты. (81:)

Когда Роден был заключен в тюрьму, Кореш возглавил группу и начал использовать классические методы реформирования мышления, такие, как изоляция, лишение сна, физическое истощение через бессмысленную деятельность и перенапряжение, лишение еды и стимулирование фобий. Он проводил долгие часы идеологической обработки, иногда подвергая своих приверженцев 15-часовым занятиям по изучению Библии. Кореш создал круг сторонников из нескольких сотен мужчин, женщин и детей, включая завербованных во время поездок в Израиль, Австралию, Англию и другие части Соединенных Штатов.

Его грандиозное чувство собственного “я” было хорошо известно. На его визитной карточке было напечатано “Мессия”, и о нем говорили, что он бесчисленное количество раз заявлял: “Если Библия истинна, то я — Христос”. Некоторые ему верили. Он был способен убеждать мужей уступать ему жен, семьи — передавать ему деньги и детей. К 19 апреля 1993 года существовало около сотни людей, готовых умереть с ним во имя обещания небесной загробной жизни.

Бессердечность Кореша и недостаток эмпатии были очевидны в его обращении с последователями, особенно детьми, по отношению к которым он применял физическое, эмоциональное и сексуальное насилие, затем держал их как заложников, пешек в своей игре власти. В конечном счете, примерно 25 детей из числа приверженцев умерли. Патологическая ложь Кореша касалась средств массовой информации, правительственных сил и его сторонников. Например, он неоднократно изменял обещаниям сдаться и уверял последователей, что они будут в безопасности в подземных бункерах. Его отсутствие раскаяния, стыда или чувства вины были явными в эти годы, поскольку он часто признавал, что как грешнику ему не было равных. Не известно ни одного случая, когда он выразил бы раскаяние из-за вреда, причиненного столь многим из его последователей, или из-за страданий их семей вне группы.

Кореш ясно показал неспособность к любви и сексуальное непостоянство, укладывая в постель и устраивая “свадьбы” со всеми женщинами в группе, включая жен других мужчин и девочек, едва достигших 12-летнего возраста. После требования безбрачия от всех мужчин Корешу, должно быть, доставляли садистское удовольствие открытые сексуальные отношения с их женами, хотя некоторые из этих мужчин были его наиболее преданными заместителями. Неугомонная потребность в возбуждении проявилась в запасе оружия и боеприпасов, иррациональных вспышках и неистовой деятельности на территории группы. Недостаточный поведенческий контроль очевиден в его взрывах ярости и физическом насилии по отношению к детям и взрослым, боготворившим его, и в постоянном изменении правил приемлемого поведения. Паразитический образ жизни позволял ему жить за счет доходов других, в то время как себя он считал библейским королем, самим Христом. Импульсивный характер был несомненным в наказаниях, обрушивавшихся на взрослых и детей в равной степени за любой намек на непочтительность или неповиновение. Он правил по прихоти и приказами; он правил с помощью страха. (82:)

Криминальная маневренность проявлялась на протяжении всей его жизни. Известный нарушитель спокойствия еще с подросткового возраста, он подвергался аресту за покушение на жизнь, незаконное хранение запасов оружия и сексуальное насилие по отношению к детям и другим людям. Наконец, его собственная смерть и гибель его последователей — был ли пожар случайно зажжен танками ФБР или преднамеренно устроен членами культа — показали, что Кореш, по меньшей мере, был безответственным. Для психопата те, кто следует за ним, — дураки, сосунки, простофили; как люди они существуют лишь для того, чтобы их использовать и оскорблять. Идея о принятии на себя ответственности ему столь же чужда, как способность испытывать сострадание, сочувствие (эмпатию) или симпатию — если только у психопата нет какого-то скрытого мотива для симулирования подобных чувств.

На протяжении всей жизни Дэвид Кореш демонстрировал определенное чувство цели. Он также обладал безжалостной решимостью психопата достигать своих целей, чего бы это ни стоило другим. Вполне вероятно, что его поведение подверглось психотическому вырождению под интенсивным давлением его последних двух месяцев. Психотерапевты и исследователи культа могут продолжать в течение некоторого времени подвергать сомнению ярлыки, приклеенные Корешу, не столько ради научных дебатов, сколько ради проблемы, вызывающей глубокую социальную тревогу.

Разоблачение гуру

По мере того, как вы читаете контрольный список из 15 пунктов и описание графика личностных характеристик Дэвида Кореша, вы можете обратить внимание на особенности, соответствующие и объясняющие кое-что в поведении и личных качествах вашего лидера. Разоблачение или демистифицирование лидера — важная часть посткультового исцеления. Знакомство с этим типом индивидуальности поможет предотвратить новое превращение в жертву. Здесь приводятся некоторые вопросы относительно вашего собственного опыта:

Глава 5. Примечания

  1. Edward Levine and Charles Shaiova, “Religious Cult Leaders as Authoritarian Personalities,” Areopagus (Fall 1987): 19.
  2. Отдельные разделы этой главы были первоначально обнародованы на национальной конференции Сети оповещения о культах в Тинеке, штат Нью-Йорк, в 1989 году. В то время Мадлен Ландау Тобиас и Поль Мартин представили в соавторстве стендовый доклад “Психопатология лидера культа” (“The Psychopathology of the Cult Leader.”)
  3. Адаптировано из “Personality Structure and Change in Communist Systems: Dictatorship and Society in Eastern Europe” by Ivan Volgyes, in The Cult of Power: Dictators in the Twentieth Century, ed Joseph Held (Boulder, CO: East European Monographs, 1983), 23-39.
  4. Peter Suedfeld, “Authoritarian Leadership: A Cognitive-Interactionist View,” in The Cult of Power ed. Held, 8-9.
  5. Webster's Ninth New Collegiate Dictionary, s.v. “charisma.”
  6. Max Weber, The Sociology of Religion (Boston: Beacon Press, 1963), cited in Charisma: A Psychoanalytic Look at Mass Society, Irvine Schiffer (New York: Free Press, 1973), 3.
  7. Schiffer, Charisma, 4.
  8. Joachim C. Fest, The Face of the Third Reich (New York: Pantheon Books, 1960); Alexander Deutsch, “Tenacity of Attachment to a Cult Leader: A Psychiatric Perspective,” American Journal of Psychiatry 137 (1980): 12; Benjamin B. Wolman, The Sociopathic Personality (New York: Brunner/Mazel, 1987); Leon J. Saul and Silas L. Warner, The Psychotic Personality (New York: Van Nostrand Reinhold, 1982); Levine and Shaiova, “Religious Cult Leaders.”
  9. Robert D. Hare, Without Conscience: The Disturbing World of the Psychopaths Among Us (New York: Pocket Books, 1993), xi.
  10. American Psychiatric Association, Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders, 3rd rev. ed. (Washington, DC: Author, 1987), 335-358.
  11. Hervey Cleckley, The Mask of Sanity (New York: NAL/Plume, 1982), 204.
  12. Robert D. Hare, “Twenty Years of Experience With the Cleckley Psychopath,” in Unmasking the Psychopath: Antisocial Personality and Related Syndromes, ed. William H. Reid et (293:) al. (New York: W. W. Norton, 1986), 18.
  13. Richard M. Restak, The Self Seekers (Garden City, NY: Doubleday, 1982), 195.
  14. Ken Magid and Carole A. McKelvey, High Risk: Children Without a Conscience (New York: Bantam Books, 1989), 21.
  15. Darwin Dorr and Peggy K. Woodhall, “Ego Dysfunction in Psychopathic Psychiatric Inpatients,” in Unmasking the Psychopath, ed. Reid et al., 128-29.
  16. Larry H. Strasburger, “The Treatment of Antisocial Syndromes: The Therapist's Peelings,” in Unmasking the Psychopath, ed. Reid et al., 191.
  17. Magid and McKelvey, High Risk, 21.
  18. Restak, Self Seekers, 289.
  19. Magid and McKelvey, High Risk, 4.
  20. Lifton, The Future of Immortality, 211.
  21. Ethel Person, “Manipulativeness in Entrepreneurs and Psychopaths,” in Unmasking the Psychopath, ed. Reid et al., 257.
  22. Magid and McKelvey, High Risk, 98.
  23. Scott Snyder, “Pseudologica Fantastica in the Borderline Patient,” American Journal of Psychiatry 143, 10 (1986): 1287.
  24. См. Magid and McKelvey, High Risk. Для тех, кто хотел бы узнать больше относительно факторов детства и того, как они могут влиять на взгляд человека на мир и на его потенциал насилия, мы рекомендуем работы Алисы Миллер, в частности The Drama of the Gifted Child (New York: Basic Books, 1981) и For Your Own Good: Hidden Cruelty in Child-Rearing and the Roots of Violence (New York: Farrar Straus Giroux, 1984). В последней книге приводится вызывающее глубокий интерес исследование детства Адольфа Гитлера.
  25. Richard M. Restak, “If Koresh had been treated as a psychotic,” Hartford Courant, 3 May 1993.
  26. Charles W. Holmes, “Jerusalem syndrome victim?” Atlanta Journal, 13 March 1993.
  27. Источники, использованные для получения информации, связанной с жизнью Дэвида Кореша, перечисляются в хронологическом порядке и включают в себя “Violent Cult Had Faith in Twisted Leader” by Mark England and Darlene McCormick, San Francisco Chronicle, 1 March 1993; “The Cult Leader's Seductive Ways” by Mark England and Darlene McCormick, San Francisco Chronicle, 2 March 1993; “Bloody Sunday's Roots in Deep Religious Soil” by Peter Applebome, New York Times, 2 March 1993; “'Messiah' Fond of Rock, Women and Bible” by Sam Howe Verhovek. New York Times, 3 March 1993; “The Siege, Waco Points Out, Isn't Exactly in Waco” by Sam Howe Verhovek, New York Times, 6 March 1993; “At the Whim of the leader: Childhood in a Cult” by Melinda Henneberger, New York Times, 7 March 1993; “Thy Kingdom Come” by B. Kantrowitz et al., Newsweek, 15 March 1993; “The Zealot of God” by J. Treen et al.. People, 15 March 1993; “In the Grip of a Psychopath” by Richard Lacayo, Time, 3 May 1993; “Oh, My God, They're Killing Themselves” by Nancy Gibbs, Time, 3 May 1993; “Death Wish” by A. Press et al., Newsweek, 3 May 1993; “Tragedy in Waco” by J. Smolowe et al., Time, May 3, 1993; “If Koresh had been treated as a psychotic” by Richard M Restak, Hartford Courant, May 3, 1993, “U.S. Pleads with Cult Leader to Let His Followers Go” by Michael deCourcy Hinds, New York Times, 7 May 1993; “FBI Told Not to Attack Compound,” Hartford Courant, 9 May 1993; “An Emotional Moonscape” by David Gelman, Newsweek, 17 May 1993; “911 Tape Reveals Koresh Knew of Planned ATF Raid,” San Francisco Chronicle, 10 June 1993.