Проблемы защиты семьи от психологической и духовной агрессии деструктивных культов

Волков Е. Н., ННГУ, Нижний Новгород

Опубликовано: Семья в новых социально-экономических условиях. Материалы Международной научно-практической конференции: 2-10 октября 1997 г. Том 1 / Под ред. проф. З. Х. Саралиевой. – Нижний Новгород: Изд-во ННГУ, 1998. – 409 с. – С. 24-29.

©1997-1999 All rights reserved — Евгений Волков (Evgeny N. Volkov)

Американский теолог Ричард Л. Доухауэр, сравнивая традиционные религии и те организации и движения, которые получили определение "деструктивные культы", одно из важнейших различий сформулировал так: "Религии лелеют семью. Культы рассматривают семью как врага" (Dowhower, R. L. Guidelines for Clergy. Recovery from Cults: Help for Victims of Psychological and Spiritual Abuse. Edited by Michael D. Langone, Ph.D. W. W. Norton & Company, New York, London. 1995, p. 255).

Подобное противопоставление, на первый взгляд, может показаться преувеличением, если не искажением, учитывая, сколько говорят и пишут в этих группах о любви, семейственности, братстве и сестринстве. Так, например, адепты Церкви унификации (они предпочитают называть себя Церковью объединения) раздают на улицах супружеским парам и родителям с детьми "дипломы истинной семьи", в которых содержится панегирик семейности, а также своего рода кодекс семейных и супружеских обязательств. При этом они раздают приглашения на фестивали семьи, организуемые "Федерацией семей за мир во всем мире", и проводят (не предупреждая этих прохожих) свой ритуал крещения этих встреченных на улице семей. Центры дианетики (отделения церкви сайентологии) приглашают всех на курсы по улучшению семейных отношений и эффективного воспитания детей.

Такие примеры можно было бы множить, но в числе групп, относимых к деструктивным культам, немало и таких, которые провозглашают своим идеалом отказ от родительской семьи и от создания семьи собственной и часто практически требуют этого от своих приверженцев. При попадании в орбиту их влияния уже сформировавшихся, прежде всего молодых, семей они навязывают существенные регламентации супружеских и семейных взаимоотношений.

При таких внешних отличиях, на самом деле, все эти группы объединяет глубинное противостояние как всему обычному обществу (в американской литературе используется термин "mainstream society" — "общество основного потока"), так и одному из основных его институтов — семье.

Тут необходимо важное терминологическое отступление. Противопоставление традиционных и так называемых нетрадиционных религий только в сравнении друг с другом не совсем правомерно, поскольку упускает из виду принципиальные системные качества. Традиционные религии выступают элементом системы традиционного же общества ("mainstream society"), тогда как многие из нетрадиционных религиозных групп и движений являются сами по себе системами нетрадиционного же общества (изолированной системой социализации и жизненно-смысловых ориентиров). Фактически речь идет не о праве на ту или иную веру, а о претензии на создание иного общества, что таковыми группами и их лидерами декларируется вполне открыто (в церкви сайентологии существуют даже специальные отделы и секции по созданию новой цивилизации). Это обстоятельство вроде бы лежит на поверхности, но почему-то ускользает от более пристального и глубокого внимания части исследователей, журналистов и законодателей.

Изначальная установка деятельности таких групп и их членов предельно манипулятивна и паразитична по отношению к тому обществу, в ткани которого они зарождаются: пользоваться всеми правами и благами, которые хоть как-то способствуют целям группы и до поры, до времени терпеть (а лучше по возможности сразу вырывать с корнем) то, что хоть как-то ей мешает — права и интересы других людей и групп, свобода критики и информации, иные мнения и убеждения.

Семья, семейные связи и отношения реально являются главными объектами психологической и духовной агрессии со стороны деструктивных культов в связи с тем, что они представляют конкурентные системы социализации. Модель воздействия на личность в культе можно представить как процесс регрессии в детское, инфантильное состояние, с которого начинается пересоциализация индивида в члена культовой "семьи", которому навязываются новые "родители" и организуется новое "рождение" для "новой жизни". В этой модели обычная семья находит место только в том случае, если она интегрируется как младшая, во всем зависимая, часть главной, основной ("истинной") культовой "семьи", т.е. превращаясь в группу разновозрастных "детей" по отношению к лидеру и группе.

Не случайно в уникальном Веллспрингском реабилитационном центре для жертв культов (штат Огайо, США) в основу терапевтического метода положен трансактный анализ динамики трех эго-состояний: Ребенка (Дитя), Родителя и Взрослого. Он позволяет отчетливо выявить патологичность и асоциальность системы культовых "семейных" отношений в сравнении с моделью здоровой или даже среднестатистической семьи обычного общества.
В предлагаемой схеме, взятой из работы Инго Мишеля "Культовая травма и исцеление" (Ingo Michehl. Cult Trauma and Recovery), представлена схема внутреннего диалога здоровой растущей личности. Из нее видно, что преобладает диалог Заботящегося Родителя и Свободного Дитя, а сам диалог находится под контролем Взрослого, следящего за тем, чтобы этот диалог не отрывался от реальности, соответствовал фактам, наблюдениям и опыту.











В случае культовой личности мы видим преобладание диалога Критикующего Родителя и Адаптированного Дитя при полной изоляции и регрессии Взрослого.

Эти внутренние диалоги являются интериоризациями тех преобладающих отношений, которые складываются в соответствующих социальных группах, контролирующих процесс социализации. На схемах хорошо видно, что основной объект поражения в культовой среде — это эго-состояние Взрослого, ответственное за зрелость и социальную продуктивность личности.

Из этого обстоятельства естественно вытекает вывод, что антикультовая профилактика и терапия должны быть нацелены на воспитание и укрепление эго-состояния Взрослого как в растущей, так и в сформировавшейся личности. Такой подход также позволяет более точно и конкретно обозначить поле деструктивности культовых манипулятивных групп.

Защита семьи и молодежи от психодуховной агрессии деструктивных культов строится в России в настоящее время на основе активности родительских комитетов и обществ, объединяющих мизерную часть родителей и семей, реально затронутых этим явлением. Можно выделить две основные стратегии поведения родителей, чьи дети оказались в "Белом братстве", у мунистов, у Виссариона или среди сайентологов и т.д. Первая — силовая, т.е. нацеленная на инициировании запретительных законодательных инициатив и судебных исков, на привлечение силовых правоохранительных органов и насильственное изъятие своих детей из подобных групп. Вторая — системно-конструктивная, нацеленная прежде всего на восстановление личностного контакта со своими детьми и на широкую информационно-просветительскую работу. Эти стратегии могут смешиваться в деятельности конкретных организаций или усилиях отдельной конкретной семьи.

Несомненно, что общество и государство должны принимать все законные и обоснованные меры законодательного и административного характера, чтобы в максимальной степени добиться от культовых движений, в какой бы сфере и под каким бы прикрытием они ни выступали, соблюдения "правил игры" в демократическом и открытом обществе. Но для системы воспитания и просвещения (образования), для молодых и взрослых людей, становящихся родителями, главной целью и главным приоритетом должно быть тщательное культивирование зрелого эго-состояния Взрослого в структуре личности своих детей при поддержке Свободного Ребенка и поощрении Заботливого Родителя.

В заключение хотелось бы отметить американский опыт как разработки просветительских программ по антикультовому воспитанию в школах и вузах, так и мощного движения по развитию критического мышления (Critical Thinking), материалы которых могли бы быть во многом перенесены на российскую почву, значительно сократив для нас период проб и ошибок. Это тем более актуально, что немало деструктивных культов пробуют войти в семьи через школьные и вузовские двери, а кроме того, уже можно говорить о нескольких случаях возникновения "педагогических" деструктивных культов типа "Движения инструкторов мира, здоровья и согласия", "Юнивера" (группа Жана Гавэра — Ивана Гавриленко) и группы Столбуна.

Социально-психологической культуре семьи брошен серьезный вызов. Глубокое его осмысление и быстрые решительные действия, основанные на опыте многих западных стран, столкнувшихся с этим феноменом более двадцати лет назад, могут предотвратить множество трагедий и поломанных жизней.