Консультирование и психотерапия как социальная инженерия, часть 2: Картографическая объективация элементов и технологий консультирования

Е. Н. Волков

Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» — Нижний Новгород

Впервые опубликовано: Волков Е. Н. Консультирование и психотерапия как социальная инженерия, часть 2: Картографическая объективация элементов и технологий консультирования // Здоров’я України — ХХІ сторіччя. Неврология. Психиатрия. Психотерапия. № 3 (18), сентябрь 2011. — С. 50-51. (0,5 п.л.) http://health-ua.com/articles/7429.html

Оттого, что в кузнице

Не было гвоздя.

С. Маршак


Есть банальности и банальности. Одна из банальнейших банальностей — давно известная и затёртая до дыр истина про большое значение так называемых «мелочей»: «мелочей не бывает», «дьявол кроется в мелочах» и т. п. В эпиграфе я вспомнил маршаковский перевод английского стишка про то, как отсутствие гвоздя в кузнице привело к поражению целой армии: «Не было гвоздя — Подкова пропала. Не было подковы — Лошадь захромала. Лошадь захромала — Командир убит. Конница разбита — Армия бежит. Враг вступает в город, Пленных не щадя, Оттого, что в кузнице Не было гвоздя».

Обычно эту истину вспоминают задним числом и в самом печальном контексте. А потом забывают до следующего неудобного случая. А почему? А потому, что нет «гвоздя», за который можно было надёжно и надолго закрепить суперполезное внимание к жизненно важным мелочам. Точнее, раньше его не было, а теперь он появился.

О чём это я? О решающем «гвозде», который делает возможной социальную инженерию в любой социальной деятельности, в том числе в консультировании и психотерапии, — об электронных концепт-картах в соответствующем программном исполнении.

Ведь какой «гвоздь» сделал возможной научно-техническую инженерию, а также современную промышленность, транспорт и строительство? Чертежи. Чертежи — та самая «мелочь», без которой никакой технический прогресс не был бы возможен, поскольку невозможно было бы объективировать, сохранять и точно передавать новые знания, накопляемый опыт и технологии во всех перечисленных областях. Чертежи, схемы, условные обозначения и сопутствующие инструкции и стандарты — вот мощнейшее виртуальное «вещество», из которой сотканы все успехи материального прогресса цивилизации. Представьте себе, что было бы, если бы инженеры и строители всю необходимую им техническую информацию излагали в форме обычного линейного текста на разных языках1, как это до сих пор делается в социогуманитарных дисциплинах? Ужас беспросветный!

При здравом рассуждении напрашивается вопрос: почему же в применении и развитии социальных знаний не стали пользоваться таким продуктивным подспорьем, да и до сих пор не спешат заимствовать? Причин разной степени значимости можно найти немало. Одна из основных и лежащих на поверхности — цеховые предрассудки и косные традиции гуманитариев и человековедов типа психологов с психотерапевтами. Другая причина — исключительное использование линейных текстов создаёт ситуацию океана «мутной воды», в которой, как хорошо известно, удобно манипулировать и скрывать свою некомпетентность, неэффективность и безответственность. Третья причина, — в некоторой степени производная от первых двух, — не сформировалась до сих пор та социальная группа (слой), которая испытывала бы острую потребность в последовательной реализации инженерных методов в социальной деятельности. Современному правящему слою — невыгодно, чиновничеству — тоже невыгодно, социогуманитариям — непривычно, неудобно, потребует много тяжелой работы высокого научного и технологического уровня. А много ли среди последних найдётся на это способных? Только горстка передовых бизнес-организаций и некоторые структуры гражданского общества, как мне представляется, смогут в ближайшей перспективе оценить потенциал социоинженерного подхода, вооружённого «мелочами» объективирующей картографической визуализации.

В консультировании и психотерапии самыми подготовленными к предлагаемому технологическому рывку являются специалисты когнитивно-поведенческого направления, практически всем остальным придётся столкнуться с выбором — продолжать придерживаться любимых мифов и заниматься имитацией помощи или становиться подлинными ответственными профессионалами.

В предыдущей статье я уже писал, что никаких принципиальных и непреодолимых барьеров, кроме человеческой глупости и ретроградства, для использования инженерных инструментов и методов в социальных науках и в работе с социальной материей НЕТ. Единственным основанием для отказа от них в данной сфере может быть только экспериментально выявленная на длительном временном интервале нулевая или отрицательная эффективность во всех отношениях. Если же они хоть в чём-то и чему-то смогут помочь, то их игнорирование равносильно непростительному преступному небрежению.

Почему во внедрении социоинженерного подхода я на первое место ставлю вроде бы служебную технику — картографию концепций и моделей? Несколько выше я частично ответил на этот вопрос, указав на объективно решающую функцию картографирования (чертежей) в технической инженерии. В социальной психологии те элементы ситуаций, которые кажутся второстепенными по отношению к вроде бы самым важным и сильным элементам во влиянии на поведение людей, но на деле оказывающие весьма существенно воздействие на изменение или стабильность того или иного поведения, называются «канальными факторами»2. Речь идёт, таким образом, о факторах (средствах, методах, техниках, инструментах), которые облегчают или затрудняют какие-то процессы, но при этом не являются их важными или существенными составляющими, а лишь предоставляют более эффективные «каналы» реализации для главного события.

Модельно-концептуальные карты являются не только переспективнейшими «канальными факторами» для всех видов социальной деятельности, включая и сферу психологической помощи, но и способны стать их важным «внутренним» стержневым элементом как чертежи в технической инженерии.

О каких именно картах и каком программном обеспечении, собственно, идёт речь? Современные технологии подняли методы визуализации и наглядности на фантастическую высоту, что в сочетании с доступностью, распространённостью и простотой использования хардверных и софтверных инструментов произвело такой переворот в культуре, все последствия которого ещё не проявлены и не осознаны. Чаще всего на поверхности оказываются ламентации по поводу снижения интереса к чтению книг (линейных текстов) и увлечения визуально-виртуальной продукцией (видео и компьютерные игры разного типа). При этом в тени оказываются вполне конструктивные перспективы, как общекультурные, так научные и профессионально-прикладные, которые открываются в новой медийной среде. Зло не в самих технических возможностях, доставшимся нашим современникам, а исключительно в способах их использования, которые определяются только нашими творческими усилиями. Чем больше будет найдено и придумано новых конструктивных применений визуализации и разного рода гаджетов, тем меньше у нас будет оснований жаловаться на технический прогресс и тем больше будет возможностей и поводов заняться в первую очередь самими собой.

И кое-кто всё же работает над конструктивным и творческим освоением технического прорыва с целями обогащения и усиления когнитивных способностей людей, совершенствования процессов обучения и процессов познания. Создана, в частности, замечательная периодическая таблица методов визуализации (по аналогии с таблицей химических элементов)3.

Среди нескольких десятков методов визуализирования информации, моделей и процессов есть лишь один, который максимально подходит для моделирования сложных процессов, явлений и концепций, — метод полицентрических карт (концепт-карт)4. Этот метод, к тому же, единственный, способный интегрировать все остальные методы визуализации в картину любой сложности.

Поле применения визуального когнитивного и модельного картирования, как только появились соответствующие программные средства, быстро стало чрезвычайно широким — от органайзера до управления проектами, от визуального представления и менеджмента знаний до мозгового штурма и группового принятия решений, от перевода линейных учебных текстов в структуры концепт-карт до предполагаемой постановки концепт-карт в центр любого образовательного процесса.

На настоящий момент наибольшую популярность и известность приобрёл частный вариант таких карт — моноцентрические (радиальные) схемы5. Это связано с простотой организации радиальных карт и узконаправленными целями их использования, позволяющими «танцевать» от единственного главного узла, которому подчиняется вся структура схемы. Большинство коммерческих программ, ориентированных на применении в бизнесе, работают именно с радиальными картами и их модификациями6. Из разряда свободного программного обеспечения для построения радиальных карт наиболее быстрыми темпами развивается проект Freeplane7.

Программы-картопостроители, создаваемые в академических образовательных учреждениях и ориентированные на моделирование сложных систем и формирование баз знаний, являются исключительно полицентрическими8, и за ними, как мне представляется, — грандиозное будущее.

Что представляет из себя концепт-карта? В дальнейших объяснениях и примерах я буду подразумевать возможности и терминологию программы Visual Understanding Environment (VUE)9, с которой предпочитаю работать. Итак, концепт-карта — это сеть узлов (nodes), соединённых между собой связями (links). Каждый узел содержит какой-либо один концепт (термин; имя объекта, элемента), а в названиях связей фиксируются логические и прочие отношения между концептами или объектами. И к узлам, и к связям можно делать примечания, задавать ключевые слова и онтологии. В узлы можно добавлять разнообразные ресурсы: Интернет-ссылки, изображения, тексты. Карта может включать в себя множество связанных друг с другом слоёв, т. е. фактически способна быть не плоской двухмерной, а объёмной трёхмерной (само изображение пока остаётся двухмерным, но в некоторых других программных продуктах уже реализуются и 3D-изображения).

Карту в электронном виде можно расширять и усложнять сколько угодно, не теряя связности, целостности и структурированности — и возможности гибко её менять, делить на части, объединять и сравнивать с другими картами. Доступны хорошие средства поиска, выделения одних узлов и связей и скрытия других, форматирования структуры карты и т. д. Есть функция полуавтоматического формирования карты из файлов с данными в формате csv. Во VUE есть функции презентации с возможностью автономного редактирования слайдов и переключения между слайд-шоу и картой. Обычные слайдовые презентации, кстати, после работы с картой видятся совершенно неадекватным и даже вредным инструментом.

Карты, само собой, экспортируются в целый ряд других форматов, в том числе в pdf и jpeg, что позволяет легко их встраивать в любые документы и сайты.

В чём же состоят основные преимущества карт в сравнении с уже привычными линейными текстами, разбавленными разрозненными иллюстрациями и схемами?

Во-первых, В СВЯЗНОЙ ЦЕЛОСТНОСТИ И СВОБОДЕ ВИДЕНИЯ!

В картах вы можете наглядно отобразить любые элементы (узлы) в любых отношениях (связях) и рассматривать созданную картину как «с птичьего полёта», так и с любой стороны и в любом масштабе. Ни обычный линейный текст, ни замечательный гипертекст, сделавший Интернет тем, чем он сейчас является, даже отдалённо не дают ничего похожего или сравнимого по качествам и потенциалу с картами с их визуальной всеохватной связностью и наглядной структурированностью.

Во-вторых, В КАРТАХ НАМНОГО СЛОЖНЕЕ ВРАТЬ И МАНИПУЛИРОВАТЬ!

Такое качество, само собой разумеется, реализуется только при соблюдении определённых научных принципов и правил (например, обязательное указание логических связей, источников, фактов и т. д.), но в карте сразу видно их отсутствие или неверное использование.

В-третьих, ПО КАРТАМ МОЖНО СВОБОДНО ХОДИТЬ!

Я имею в виду, конечно же, когнитивно-информационное «хождение», когда «путешественник» по концепт-карте своим взглядом и вниманием может свободно — и практически мгновенно — перемещаться к любому узлу или связи или их совокупности, не теряя при этом из виду всю или значительную часть карты.

В-четвёртых, В КАРТАХ МОЖНО НЕПОСРЕДСТВЕННО РАБОТАТЬ С ТЕМ, С ЧЕМ НЕВОЗМОЖНО НАПРЯМУЮ — БЕЗ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО ПЕРЕВОДА В ТЕ ЖЕ САМЫЕ КАРТЫ — РАБОТАТЬ В ЛИНЕЙНЫХ ТЕКСТАХ ИЛИ В РЕЧЕВОМ ОБЩЕНИИ!

В первую очередь речь идёт о визуализации разного рода допущений, логических связок, фоновых теорий, постулатов10. В ходе своих изысканий мне удалось найти интересную статью о кейсе с графической схемой анализа аргументов и процесса принятия решения, основой для которого послужила запись психотерапевтической сессии с женщиной, отказавшейся бросить курить11. В данном случае метод построения когнитивной концепт-карты был применён лишь постфактум и для исключительно узких исследовательских целей, однако этот пример — одна из многих тропинок, что вывели меня на тот широкий путь, который я теперь пытаюсь описать и по которому хочу пойти. Весьма, кстати, симптоматично, что авторы указанной статьи одновременно являются одними из лидеров в развитии технологии критического мышления, о которой я планирую обязательно написать.

Таким образом, КАРТЫ — ЭТО ГОРАЗДО БОЛЕЕ ВЫСОКИЙ УРОВЕНЬ КОГНИТИВНОЙ И ОПЕРАЦИОНАЛЬНОЙ СВОБОДЫ И ВОЗМОЖНОСТЕЙ, ЧЕМ ЛИНЕЙНЫЙ ТЕКСТ ИЛИ ГИПЕРТЕКСТ. Визуально-картографический язык — это единственный путь, на котором социальные науки и социальные профессии смогут подняться вровень с естественными науками и техническими специальностями по своей методологической, технологической и инструментальной оснащённости.

Консультирование — это в определённом смысле работа с текстами и моделями, и карты способны произвести настоящую технологическую революцию в методах психологической помощи, как, впрочем, и во всех других сферах социального взаимодействия.

Что дают карты? Объективированность, операциональность, ясность, полноценную наглядность, целостность с детализацией «в одном флаконе», контроль процессов и результатов, сравнимость и сопоставимость, технологичность.

Что конкретно концепт-картирование может коренным образом изменить в консультировании и психотерапии? (Большинство далее изложенных предложений относятся ко всем сферам профессиональной социальной деятельности.)

Во-первых, необходимо все учебники и учебные пособия перевести в формат карт, в основном в безбумажном цифровом виде, что не исключает, при желании, и бумажной публикации.

Во-вторых, необходимо сделать карты основным учебным инструментом.

В-третьих, необходимо картографировать все концепции и методики консультирования и психотерапии.

В-четвёртых, необходимо перевести на формат картографирования всю научно-исследовательскую продукцию (отчёты, статьи, монографии, тезисы и т. д.).

В-пятых, карты должны стать основной самого процесса консультирования и психотерапии в двух видах — как предварительно подготовленные технологические карты для специалиста и для клиента и как ситуативные рабочие карты, создаваемые совместно с клиентами в ходе сессий. Возможен и третий тип консультативной карты — карты продвижения в решении тревожащих проблем.

Сделать видимым прежде невидимое — вот миссия картографии в социогуманитарной сфере. Первое, что предстоит сделать, — зафиксировать в картах текущее содержание и состояние научных теорий и знаний. Тогда в статьях можно будет отсылать к определённым районам той или иной социологической или психологической карты, а также сравнивать карты разных теорий и технологий.

Возможность — более чем реальная — возникновения множества вариантов карт одних и тех же явлений и концепций нисколько не препятствует эффективному развитию и использования социогуманитарной картографии, а стандартизация картографического языка и его грамматики будет происходить в процессе конкуренции картографических продуктов.

Мой собственный опыт по внедрению и использованию концепт-карт в консультировании, обучении и научных исследованиях насчитывает уже порядка трёх лет. Два последних года я все свои доклады на конференциях делаю только в формате карт, но пока являюсь единственным в своём роде на фоне подавляющей традиции слайдовых презентаций. Студенты и магистранты на моих курсах все свои работы выполняют в картах и в основном относятся к этому новшеству с энтузиазмом.

Года полтора назад на моём научном семинаре у магистрантов произошёл показательный эпизод. Студенты делали доклады по проблематике своих курсовых работ, демонстрируя презентации, естественно, в виде карт, поскольку уже несколько месяцев пользовались ими с моей подачи. Вдруг выяснилось, что один из докладчиков решил вернуться к привычным слайдам. Прямо по ходу доклада автор со всей очевидностью понял проигрышность выбранного формата в сравнении с картами и обязался вернуться к гораздо более прогрессивному методу.

Все свои тренинги и семинары, начиная с конца 2009 г., я также перевёл в картографический формат: в картах создаю программы, и в картах же — групповых и индивидуальных — осуществляется фиксация и рефлексия работы на тренингах. Участники уносят с собой с моих тренингов теперь не почти бесполезные линейные конспекты, а набор электронных карт, с которым они могут продолжить свободно работать в любом нужном им направлении. Единственная проблема — необходимость каждому участнику иметь ноутбук или нетбук, но сейчас эти инструменты стали обязательным атрибутом жизни, и самое разумное — максимально использовать те возможности, которые ими предоставляются.

Весьма позитивные отклики я получил от коллег на форуме «Мастерская когнитивно-поведенческих психотерапевтов», попробовавших по моему совету применять карты в работе с клиентами. Один из них поделился очень примечательной информацией в ответ на рекомендацию именно программы VUE: «Спасибо! Очень полезная штука! Насколько я знаю, Visual Understanding Environment (VUE) довольно широко используют психотерапевты в ведущих центрах когнитивной терапии»12. Хочется надеяться, что психотерапевты Украины и России быстро наверстают серьёзное отставание от заграничных коллег в использовании картографического инструментария.

Карты стали моим основным средством для заметок, набросков, планирования и проектирования статей, учебных занятий, а также для упорядочивания, прояснения и организации моей профессиональной интеллектуальной деятельности в целом. Исключительно линейный текст видится мне теперь частным служебным методом, и я к нему обращаюсь только по необходимости, например, как в данном случае, чтобы опубликовать эту статью. Линейный же текст как элемент карты — это его возвращение на место естественного когнитивного предназначения.

Итак, отныне наш лозунг: «КАРТЫ НА СТОЛ!» В следующей статье я попробую описать некоторые подробности методологии и методики социогуманитарного картографирования и применения его в сфере психологической помощи и в подготовке специалистов. Рассказывать о картах в линейном тексте — это особый опыт, но цель стоит того, чтобы пройти через такое испытание.

В заключение привожу пример концепт-карты, которая отражает основные моменты статьи и даёт представление о возможностях применения данного метода визуализации информации в различных сферах деятельности человека.

1Под «разными языками» я понимаю в данном случае также и разные концептуальные языки в пределах одной дисциплины, а не только языки разных народов.

2Росс Л., Нисбетт Р. Человек и ситуация. Перспективы социальной психологии. — М.: Аспект Пресс, 1999. — С. 44.

3Lengler R., Eppler M. Towards A Periodic Table of Visualization Methods for Management. IASTED Proceedings of the Conference on Graphics and Visualization in Engineering (GVE 2007), Clearwater, Florida, USA. visual-literacy.org/periodic_table/periodic_table.pdf

4Novak, J. D., & Canas, A. J. The Theory Underlying Concept Maps and How to Construct and Use Them. Technical Report, IHMC CmapTools, 2006-01. Rev. 01-2008. — Florida Institute for Human and Machine Cognition, 2008. cmap.ihmc.us/Publications/ResearchPapers/TheoryUnderlyingConceptMaps.pdf

5См.: Бьюзен Т. и Б. Супермышление. — Мн.: ООО «Попурри», 2003.

6MindManager, iMindMap, TheBrain, PersonalBrain, XMind и т. д.

7freeplane.sourceforge.net

8Visual Understanding Environment (VUE), Compendium, IHMC CmapTools.

9vue.tufts.edu

10О неотрефлексированности исходных постулатов в абсолютном большинстве современных психологических направлений см.: Смит Н. Современные системы психологии. — СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2003.

11Facione, N. C., Facione, P. A. Analyzing Explanations for Seemingly Irrational Choices: Linking Argument Analysis and Cognitive Science. International Journal of Applied Philosophy, 2001, 15:2, pp. 267-286. executivesearch.calstate.edu/mb_president/Facione.pdf

12kpp.onlinetherapy.ru/viewtopic.php?f=16&t=35