Главная Карта Поиск Новости Онтография Консультации
Facebook Расписание КОРНИблог Контакт/Contact КОРНИ-проект Обучение

«Целительство», манипуляция и самообман: иррациональность человека против его здоровья

Е. Н. Волков

Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» — Нижний Новгород

Волков Е. Н. «Целительство», манипуляция и самообман: иррациональность человека против его здоровья // Здоров’я України — ХХІ сторіччя, № 22/1, ноябрь 2009 г. — С. 51-52. (0,6 п.л.), http://www.health-ua.com/articles/4406.html


  • Уж сколько раз твердили миру,
  • Что ложь гнусна, вредна; но только всё не впрок,
  • И в сердце лжец всегда отыщет уголок.
  • Парафраз на слова басни И. А. Крылова «Ворона и Лисица»


    Нельзя не сказать, но что ещё сказать... Примерно такие мысли одолевали меня, когда я взялся за очередную статью из своей стратегической темы «здоровье и рациональность». Размах и разнообразие деструктивно-культовых и просто шарлатанских спекуляций на желании людей быть здоровыми растут буквально на глазах и, кажется, нет сил, способных остановить этот мутный и зловонный бурный поток. Что особенно тревожит, так это многочисленные факты соучастия в этом потопе невежества и шаманизма вроде бы специалистов с государственными дипломами врачей и психологов.

    Какую по-настоящему эффективную стратегию и тактику противодействия этой напасти может выбрать подлинный специалист по здоровью, физическому или психическому? Ни вылавливание отдельных «блох», т. е. конкретных мошенников, ни ограничительно-карательные законодательные меры не могут дать сколько-нибудь удовлетворительного результата, поскольку корни оккультно-псевдонаучной эпидемии «целительства» и самолечения находятся в основном в головах самих жертв, а не в каких-то особых талантах беззастенчивых шарлатанов или в «белых пятнах» уголовного, гражданского или административного кодексов.

    С главными корнями проблемы я и предлагаю попробовать разобраться, не предлагая ни в коем случае отказываться от любых полезных мер на всех других направлениях. Почему я настаиваю на радикально базальном подходе? Потому что уже огромное количество раз сталкивался с неэффективностью любых других подходов и методов, в результате чего оказался перед единственным оставшимся вариантом. Некоторого рода последней каплей, — той, которая переполняет чашу, — стало недавнее знакомство с «новейшими» веяниями в таком по всей видимости безобидном занятии, как шейпинг.

    Шейпинг — это изначально всего лишь специализированная, заточенная под задачи «конструирования» женского тела, физзарядка (ну, оздоровительная гимнастика). Что такого деструктивного и патогенного можно создать на такой почве? Когда несколько недель назад коллега из Казахстана прислал мне письмо с вопросом, не исследовал ли кто-нибудь шейпинг на предмет признаков деструктивного культа, то я сначала готов был просто посмеяться и посчитать такое беспокойство за проявление разыгравшейся фантазии. Переход по предложенным ссылкам заставил вспомнить много раз повторявшуюся мною же мысль, что манипуляторы-мошенники или ментально больные «изобретатели» способны раскручивать свои фантазии буквально на пустом месте и по любому поводу.

    На сайте Международной федерации шейпинга (shaping.ru) теперь вместе с физзарядкой предлагается «всеобъемлющая» «духовно-философско-научная система», включающая в себя «невероятные открытия» в области истории, физики, космологии и медицины. Программа Web-TV этой федерации содержит три раздела, с оздоровительной гимнастикой связанных весьма опосредованным образом, — «Осознание Знания», «Религиозно-философские диалоги» и «Удивительные миры». Перечислю — почти без комментариев — названия нескольких статей с сайта и процитирую несколько характерных фраз, чтобы картина стала более ясной и живописной.

    Итак, «Духовное совершенствование человека — новая цель шейпинга» (замахиваться на меньшее амбиции не позволяют) — это и заглавная статья, и название раздела, в котором размещены следующие «шедевры»: «Энергоинформационная оценка некоторых моральных категорий» «Эфиродинамическая картина мира», «Основы гиперборейской культуры орнамента, одежды и ритуального движения», «Топология "тонких" тел человека», «Ритмодинамика, геометрия частотного пространства и интуиция», «Сферодинамика — резонанс тонких тел» и т. п.

    А вот и несколько цитат-«открытий» из этих опусов:

    «Физика даёт современное объяснение тайному учению тибетских лам, в соответствии с которым одновременно с нашим миром существуют множество параллельных миров. Вибрации — это то, что объединяет эти миры, они — основа жизни не только на Земле, но и во всей Вселенной. Научившись управлять ими, познав их законы, считали тибетские ламы, человек получит невиданные возможности: новые способы перемещения, новую энергетику, антигравитацию».

    Дальше еще чудесатее, как говаривала Алиса из известной сказки. «Учёным» друзьям «духовного» шейпинга удалось, как оказывается:

    «Выработать схему, по которой происходят "запредельные" контакты и взаимодействия человека с иными частотно-заселенными уровнями бытия. Показать неразрывность человека с запредельными формами разумного бытия. Решить ряд УФОлогических проблем: овеществление (материализация) и развеществление (дематериализация), левитация, полиморфизм».

    С такой «научной базой», эквивалентной, по меньше мере, чего уж тут мелочиться, миллиону нобелевских премий, новейший шейпинг переходит от банальных физических нагрузок на мышцы и связки к шейпингу «тонких тел» человека, а в перспективе, само собой, к перестройке всего человечества и Вселенной. Уже и лозунг готов: «...Социальный девиз шейпинга — "От здоровой, красивой личности — к счастливому обществу"». Приехали — через физкультурно-утопический «шейпинг-коммунизм» прямиком в психдиспансер.

    Данную мутацию болезненно фантазирующего сознания так и тянет назвать спиритуально-эфирной, памятуя о том, что spiritus одновременно и спирт, и душа (дух), а эфир отправляет человека в наркоз. В последние десятилетия, правда, такие «духовно-спиртовые» коктейли стали настолько обычным явлением, что вряд ли кого-то особенно удивит приведённый мною пример.

    Оставляю эту зарисовку чем-то вроде эпиграфа и перехожу к обещанному анализу корней и базиса.

    Если говорить о культурно-идеологической почве подобных метастазов в сфере здоровья, то мне представляется довольно обоснованной и логичной концепция французского специалиста по философии медицины Pierre Le Coz. В его докладе «Эволюция концепта здоровья и новые религиозные движения»1 на конференции «Секты и здоровье в обществе» в Марселе в 2004 г. прозвучала мысль о том, что деструктивно-культовые организации и их идеологии удачно спекулируют на определённых тенденциях в научной медицине и профессиональной психотерапии, а не появляются совершенно чужеродными чёрными пятнами на чистом фоне академически белоснежных халатов. За интересными историческими экскурсами отсылаю к оригинальному тексту статьи, доступному на трех европейских языках (кроме русского), остановлюсь лишь на актуальных тезисах Le Coz'а.

    Каким же образом оккультно-сектантские «целительские» идеи и практики проникают и врастают в практику и идеологию профессионального здравоохранения? И какие особенности официального здравоохранения и какая риторика позволяют «целительским» культам находить путь к сознанию — и кошелькам — огромного количества страждущих?

    Первое же, о чём упоминает Le Coz, — это очевидный факт принадлежности всех специалистов здравоохранения к роду обычных людей, подверженных, к тому же, множеству эмоциональных и экзистенциальных проблем сложной и ответственной профессии. Как и все обычные люди, врачи тоже могут проявлять слабинку и мечтать о чудесах «эфиро-динамических исцелений» и о гарантии бессмертного и спокойного умиротворения в состоянии полного здоровья.

    Le Coz, однако, тут же справедливо указывает, что один этот психологический фактор не способен объяснить масштаб современной экспансии идеологии и практики новых культовых движений в сферу здоровья и здравоохранения. И Le Coz формулирует культурно-идеологический тренд — рост психологизма. Под ним он понимает широко распространившуюся, причём во всех слоях общества, тенденцию объяснять болезни психологическими факторами. Все, кому не лень, начинают уверенно утверждать, что лишь соответствующее «духовное» врачевание и достижение «внутренней гармонии с самим собой и космосом» способны поставить надёжную преграду всем болезням.

    Когда со ссылками на «научные исследования» повсеместно заявляется, что рак возникает вследствие психологического шока2, то первыми же и основными пенкоснимателями бешеных доходов с запаниковавших обывателей оказываются как раз псевдопсихотерапевтические и «целительские» культы. Они никак не заинтересованы разъяснять своим клиентам и адептам, что отказ от курения эффективнее психоанализа или «гармонизации с космосом» более чем в десять тысяч раз!!!

    Психологизм в объяснении причин болезней и термин «психосоматика» приобрели такую респектабельность в общественном мнении, что её не смогло поколебать даже открытие бактериальной природы язвы желудка, считавшейся чуть ли не самоочевидным образцом «психосоматического» заболевания. Неудивительно, что часть специалистов здравоохранения оказались доверчивы и некритичны к психологическим спекуляциям вокруг физических страданий людей, а часть психологов и психотерапевтов уверились в том, что они без всякой «бездушно-физиологичной» медицины способны исцелять людей от серьёзных заболеваний или предотвращать их. На форуме проекта «Открытое сознание» (sektam.net/forum), например, можно найти посты, в которых вроде бы дипломированный специалист из вроде бы приличного университета без тени сомнения утверждает, что проблемы бесплодия у женщин могут эффективно решаться совершенно шаманским, но весьма модным сейчас, методом «расстановок по Хеллингеру». Гипотезы о подобных причинно-следственных связях имеют право на существование, но поражает быстрое формирование своего рода фанатично-религиозной веры в несомненную истинность никак по-настоящему не проверенных предположений.

    Именно психологизм (тут я полностью согласен с французским коллегой) в объяснении причин чуть ли не всех заболеваний, кроме инфекционных (а частично и их тоже), заразил массу недопсихологов и недопсихотерапевтов с университетскими дипломами верой в свою способность творить чудеса исцелений.

    И это ещё не все последствия эпидемии психологизма. Другим краем эта зараза создала плодородную почву для энергетико-поле-ритмо-космо-волнового бреда таких «гигантов мысли и слова» в деле «целительства», как, например, Дуся Марченко с её «Радастеей» или Вася Гоч со «Школой Причинности» и волшебным «рунным языком». Полный список подобных «спасителей человечества» не уместится, скорее всего, и в годовой подшивке «Здоровья Украины».

    Невежественная эзотерика, однако, успешно проникает не только в сознание обывателей и отдельных недоученных специалистов, но и в идеологию международных профессиональных организаций. Le Coz пишет о том, что определение здоровья, закреплённое ВОЗ в собственном Уставе, — «Здоровье является состоянием полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствием болезней и физических дефектов», — имеет отнюдь не научный, а отчётливо эзотерический характер. Я сразу добавлю, что оно содержит явно утопический смысл, что не удивительно, поскольку эзотерика и утопизм — две стороны одной медали. К. Поппер не преминул бы тут указать и на признаки утопической социальной инженерии3, если рассматривать ВОЗовское представление о здоровье как некий проект, который пытается осуществить эта уважаемая международная организация.

    Подобные формулировки заставляют ставить вопрос о когнитивном здоровье, точнее, нездоровье, тех учёных мужей (и дам), которые согласились подписаться под такими дефинициями. И если уж сугубые профессионалы от медицины способны поддаваться вере в волшебно-магические формулы, то вряд ли стоит ожидать большей мудрости от всех остальных, столь же несовершенных, но ещё и менее образованных, людей.

    Справедливости ради стоит отметить, что с этим определением «не согласно подавляющее большинство врачей, т. к., если следовать этому определению, то существование здоровых людей возможно только в идеальном мире»4. Весьма здравая, т. е. здоровая, мысль, но сама ВОЗ на такую критику пока обращает мало внимания и продолжает продвигать в массы и другие сомнительные идеи. О психическом здоровье в ее относительно недавнем информационном бюллетене сказано следующее (курсив мой. — Е. В.): «Психическое здоровье — это больше, чем отсутствие психических расстройств. Психическое здоровье можно представить как состояние благополучия, при котором каждый человек может реализовать свой собственный потенциал, справляться с обычными жизненными стрессами, продуктивно и плодотворно работать, а также вносить вклад в жизнь своего сообщества. В этом позитивном смысле психическое здоровье является основой благополучия и эффективного функционирования для человека и для сообщества. Это основное понятие психического здоровья соответствует его широким и разнообразным интерпретациям в разных культурах»5.

    В данном описании отчётливо прослеживаются как признаки основного утопического образа здоровья, так и следы ещё одной, ставшей во второй половине прошлого века чрезвычайно популярной, эзотерической идеи — личностной самореализации некоего врождённого потенциала, чего-то вроде заранее заданной судьбы. Такое представление о психическом здоровье, конечно же, «соответствует его широким и разнообразным интерпретациям в разных культурах», поскольку включает в себя все древние мифологические и религиозные концепции, но при этом оставляет за бортом научный подход.

    Во-первых, что такое «собственный потенциал человека»? И какая степень его реализации может считаться границей здоровья/нездоровья? И что делать в тех случаях, когда этот «потенциал» деструктивен для окружающих и общества, а то и для самого данного индивида? Или тогда это не «потенциал» и «не собственный»?

    И, во-вторых, в чём конкретно выражается способность «справляться с обычными жизненными стрессами»? Где проходит грань между «справляется» и «не справляется»? Если человек достигает эмоционального и психологического успокоения в иллюзиях и в искусственно замкнутой среде единоверцев в несуществующее, — он «справляется»? Можно ли считать «продуктивной и плодотворной работой» и «вкладом в жизнь своего сообщества» рабскую работу членов организации Свидетелей Иеговы в вефилях или агрессивные продажи мошеннических услуг сайентологами, получающими за это нищенскую зарплату?

    И снова приходится констатировать, что если такая серьёзная профессиональная организация, как ВОЗ, опирается в своей деятельности на столь расплывчатые и сомнительные дефиниции, то заблуждения относительного своего здоровья и его критериев гораздо менее просвещённой публики явно заслуживают снисходительного и понимающего отношения.

    Но можно ли предположить какие-нибудь шаги, которые позволили бы и профессионалам, и обывателям продвинуться в сторону более точных и конкретных и одновременно более реалистичных и действительно продуктивных представлений о здоровье?

    С определением показателей физического здоровья проблема видится относительно простой: научно обоснованным критерием может выступать лишь отсутствие у человека патологических процессов или явлений в организме, всё остальное — благие пожелания. Странно, вроде бы, что столь очевидный подход становится предметом дискуссий и различных дезориентирующих спекуляций, но важнейшей особенностью человека является то, что реальное положение дел он может воспринимать только субъективно и никаким иным образом. Результат этого субъективного восприятия может или более, или явно менее совпадать с объективной реальностью, при том, что и стремление приблизиться к реальности, и увлеченность иллюзиями — опять же следствие субъективного выбора. Мы неизбежно упираемся, таким образом, в проблему психических и когнитивных оснований здоровья.

    Позволю себе маргиналию, прямо относящуюся к теме. В дни написания данной статьи мне довелось участвовать в конференции по девиантологии — дисциплине, которую можно рассматривать как параллельную медицине науку о социальном здоровье и нездоровье. Когда при обсуждении доклада коллеги-социолога я вступил с ним в дискуссию, касавшуюся критериев социальной нормальности («здоровости») членов социума, и в ходе полемики стал отстаивать приведённые выше положения, то в ответ услышал определение своих тезисов — о неизбывно субъективно-конвенциональном характере всех представлений человека — как «постмодернистских». Мне видится в таком ярлыке грубая логическая ошибка, поскольку между признанием субъективно-веровательного и договорного характера всех концепций, которыми пользуется человек, и постмодернистским утверждением об их «равноправии» и «равноценности» лежит глубочайшая пропасть, в которой сокрыты — или обнаруживаются — многие другие постулаты и логические связки, годные для построения взаимоисключающих теорий. Напомню, что я придерживаюсь представления о возможности относительно объективного «взвешивания» различных теорий, позволяющего получать ощутимые полезные результаты в объективной же практике, а постмодернисты вряд ли под этим подпишутся. Да, все представления людей субъективны во всех смыслах, однако это не мешает предлагать такие субъективно же сформулированные принципы и критерии, которые позволяют отделять теории и концепты, улавливающие в свои сети те или иные свойства объективной реальности, от действительно пустых вербальных построений. И если мы замахиваемся на определение психического здоровья, а тем более здоровья социально-психологического, то постмодернистская позиция делает задачу совершенно бессмысленной, поскольку отказывается брать на себя ответственность за отношения с реальностью.

    Итак, мы сталкиваемся с эзотерической патологией в описании здоровья, состоящей в обсессивно-компульсивном употреблении абстрагированных до вакуума фраз и понятий, и с патологией псевдорациональной и псевдокритической, приписывающей пустоту любым, даже проявившим свою объективную содержательность, концепциям и дефинициям. Вряд ли имеет смысл обсуждать потенциальную ценность какой-то средней позиции, поскольку между двумя заблуждениями не то что истины не найти, но и особо интересной проблемы не нащупать.

    От какой же надёжной печки начинать танцевать в описании психического и социально-психологического здоровья? Мне представляется, что от эволюционно-эпистемологической в исполнении К. Поппера6. В указанной концепции есть все необходимые отправные точки и намечены самые важные координаты. Ряд ее положений я воспроизвёл в эпиграфе к одной из первых своих статей в «Здоровье Украины»7, здесь же остановлюсь на ней подробнее.

    В качестве первого постулата может выступить следующая идея К. Поппера: «Все организмы — решатели проблем: проблемы рождаются вместе с возникновением жизни»8.

    Именно способность решать проблемы является важнейшим стержнем существования для любого живого существа, а для человека — тем более. И именно способность решать проблемы должна быть главным критерием психического здоровья, без этого показателя любые рассуждения о когнитивном, эмоциональном и социально-психологическом здоровье человека кардинально обесцениваются и обесцеливаются.

    «Мы всегда стоим лицом к лицу с практическими проблемами, а из них иногда вырастают теоретические проблемы, поскольку, пытаясь решить некоторые из наших проблем, мы строим те или иные теории. … Однако даже лучшие теории — всегда наше собственное изобретение. Они полны ошибок. Проверяя наши теории, мы поступаем так: мы пытаемся найти ошибки, которые скрыты в наших теориях. Иначе говоря, мы пытаемся найти слабые места наших теорий, точки их слома. В этом состоит критический метод.

    В процессе критической проверки часто требуется большая изобретательность.

    Эволюцию теорий мы можем суммарно изобразить следующей схемой:

    P1 —> ТТ —> ЕЕ —> Р2

    Проблема (P1) порождает попытки решить ее с помощью пробных теорий (tentative theories) (ТТ). Эти теории подвергаются критическому процессу устранения ошибок (error elimination) ЕЕ. Выявленные нами ошибки порождают новые проблемы Р2. Расстояние между старой и новой проблемой часто очень велико: оно указывает на достигнутый прогресс»9.

    В приведённой цитате кратко отражены основы попперовской эволюционной эпистемологии, ясно и точно показавшей роль когнитивных структур (теорий) в решении проблем, а особенно — фундаментальную необходимость критического поиска и устранения ошибок, без чего не только невозможно поддержание психического здоровья, но и сама эволюция человечества обречена на смертельный тупик, поскольку иррациональная некритичность homo sapiens автоматически превращает наш вид в одну большую ошибку, подлежащую элиминации.

    Поскольку основным средством формулирования и транслирования теорий (в попперовском смысле — т. е. в смысле всех форм, в которых живые организмы реализуют поисковые и проблеморешающие предположения о реальности) у людей является язык, то характер и качество использования языка как средства описания проблем и обеспечения их решения оказывается первоочередным конкретизирующим критерием психического (и социально-психологического) здоровья.

    К. Поппер так описывает разницу между амебой и Эйнштейном с точки зрения эволюции: «В то время как теории, вырабатываемые амебой, составляют часть ее организма, Эйнштейн мог формулировать свои теории на языке; в случае надобности — на письменном языке. Таким путем он смог вывести свои теории из своего организма. Это дало ему возможность смотреть на свою теорию как на объект, смотреть на нее критически, спрашивать себя, может ли она решить его проблему и может ли она быть истинной и, наконец, устранить ее, если выяснится, что она не выдерживает критики. Для решения такого рода задач можно использовать только специфически человеческий язык»10.

    Язык, таким образом, выступает и в роли основного стержня в решении проблем человеком, и в роли основного источника симптомов здоровья/ нездоровья человеческого сознания и социального поведения. К. Поппер кратко, но метко, очертил основные проблемы эволюционной эпистемологии, которые вполне можно рассматривать и как основные проблемы психического здоровья: «Основными проблемами эволюционной эпистемологии я считаю следующие: эволюция человеческого языка и роль, которую он играл и продолжает играть в росте человеческого знания; понятия (ideas) истинности и ложности; описания положений дел (states of affaires) и способ, каким язык отбирает положения дел из комплексов фактов, составляющих мир, то есть «действительность»»11. В одном этом предложении чётко очерчены области исследования, позволяющие выявить вполне определённые важнейшие признаки и критерии здравости человеческой психики и адекватности человеческого поведения всё усложняющимся проблемам социального бытия.

    Резюмирую своё предложение (предположение, или «теорию» по К. Попперу) о базовых показателях психического и социально-психологического здоровья:

    1 Le Coz, Pierre. Evolution of the concept of health and the new religious movements. — Документ Интернета, http://griess.st1.at/gsk/fecris/71%20conf%20engl%20LE%20COZ.htm, доступ 17 октября 2009 г.

    2 В примечании к своей статье Le Coz приводит действительно научные данные по этому поводу: «Тогда как выкуривание одной пачки сигарет в день в течение 15 лет увеличивает риск рака в 25 раз, психологический шок повышает этот риск лишь на 0,2%».

    3 Поппер К. Открытое общество и его враги. Т. 1: Чары Платона. Пер. с англ. — М.: Феникс, Международный фонд «Культурная инициатива», 1992. — С. 199-212.

    4 Бабиков А. С. Здоровье, предболезнь, болезнь, определение ВОЗ. Основные формулировки. — Документ Интернета: http://med-oboz.ru/healthy-voz/

    5 ВОЗ. Информационный бюллетень № 220. Сентябрь 2007 г. — Документ Интернета: http://www.who.int/mediacentre/factsheets/fs220/ru/index.html

    6 Поппер К. Р. Эволюционная эпистемология // Эволюционная эпистемология и логика социальных наук: Карл Поппер и его критики / Пер. с англ. — М.: Эдиториал УРСС, 2000. — С. 57-74.

    7 См.: Волков Е. Н. Разумная и реалистичная технология человекопользования-1: GPS для клиента… ну, и для консультанта // Здоров’я України — ХХІ сторіччя. № 6/1, апрель 2007 г. — С. 74. http://www.health-ua.com/articles/1744.html

    8 Поппер К. Р. Эволюционная эпистемология. — С. 57.

    9 Там же. — С. 57-58.

    10 Там же. — С. 58-59.

    11 Там же. — С. 57.