Главная Карта Поиск Новости Онтография Консультации
Facebook Расписание КОРНИблог Контакт/Contact КОРНИ-проект Обучение

Консультирование по случаям интенсивной манипуляции и социальной зависимости: методы и содержание

Е. Н. Волков

Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» — Нижний Новгород

Волков Е. Н. Консультирование по случаям интенсивной манипуляции и социальной зависимости: методы и содержание // Здоров’я України — ХХІ сторіччя, № 11/1, июнь 2009. — С. 52-53. (0,55 п.л.)


В предыдущих двух статьях были описаны основные подходы к экстренной помощи жертвам культов и к реабилитации, теперь я остановлюсь на методах и содержательной стороне консультирования как по выходу из культа1, так и в процессе реабилитации бывших культистов.

Прежде всего предлагаю гипотезу, которая сложилась и окрепла за 15 лет работы с описываемой проблемой. Если была бы возможность достаточно полно и точно диагностировать систему верований (когнитивно-инструктивную систему ориентации в реальности) конкретного индивида, то можно было бы с вероятностью порядка 90% предсказывать попадание или непопадание человека в ловушки деструктивных культов и очерчивать группы риска. Соответствующим образом можно было бы прогнозировать и перспективы консультирования по ситуациям манипулирования и самообмана2. В связи с этим считаю необходимым использовать все сколько-нибудь стоящие методики для выявления как осознаваемых, так и неосознаваемых когниций, определяющих восприятие, ценности и поведение клиента-культиста, особенно базовые требования к себе, к окружающим и к миру. О некоторых мало используемых возможностях такой диагностики и её консультативном применении я планирую написать отдельную статью, сейчас же хочу лишь обратить внимание коллег на этот ключевой аспект.

Дело в том, что если в системе верований клиента-культиста ещё сохраняются элементы, позволяющие ему относиться хотя бы с некоторым доверием к людям вне культа, вступать с ними в общение и дискуссии и даже подвергать сомнению некоторые моменты культовой идеологии и поведения лидеров, то шансы на успешное консультирование и последующую реабилитацию резко возрастают. Если такие элементы совсем задавлены культовой дрессировкой и верой в сказочные обещания всяческих чудес, то отрицательный исход практически предрешён. Но понять, столкнулся консультант с первым вариантом или со вторым, можно только в результате непосредственного общения с культистом, никакие данные из вторых рук — от родственников и друзей — не дают оснований для заочных однозначных выводов.

Каков же план действий консультанта, если клиент оказался готовым к восприятию помощи, и какие инструменты должны быть в его распоряжении для надёжного обеспечения положительного результата?

Во-первых, необходимо создать все условия, чтобы общение с первого же контакта длилось как можно дольше, наилучший вариант — полный день. Должна быть также обеспечена возможность непрерывного продолжения консультирования в течение ближайших 3-4 дней как минимум, желательно иметь перспективу до недели (в моей практике были случаи полутора-двухнедельных консультирований при разной продолжительности работы в течение дня). Во-вторых, чрезвычайно желательно, а в большинстве случаев просто необходимо, работать бригадой из двух-трёх специалистов и одного-двух помощников из числа бывших культистов с таким расчётом, чтобы на сеансе всегда присутствовало минимум двое членов бригады. В-третьих, критически важно договориться с культистом об отказе от общения с его группой и лидерами на время консультирования. В-четвёртых, категорически нельзя проводить консультирование вместе двух или более членов культа (супругов, братьев и сестёр, друзей), их обязательно надо разводить во времени и пространстве, иначе они могут сильно подкреплять друг у друга преданность культу.

Место консультирования должно отвечать условиям длительного общения без присутствия посторонних, с возможностью приема пищи и отдыха во время перерывов. Техника: ноутбук или компьютер с аудиоколонками и с подключением к интернету, медиа-проектор или ТВ для показа видео и презентаций, диктофон, ватман или листы бумаги для рисования схем.

Говоря о содержании консультирования, все американские специалисты по работе с жертвами культов подчёркивают две важнейшие составляющие: социально-психологическое просвещение (обучение) и побуждение к критическому мышлению, прежде всего в отношении культовой ситуации. Первый элемент состоит из интенсивного мини-курса социальной психологии, прежде всего той её части, которая раскрывает механизмы манипуляции — межличностной и групповой. Он включает в себя, помимо бесед-лекций, яркие научно-популярные и учебные фильмы по воздействию людей друг на друга и по тем когнитивным иллюзиям и ошибкам, которые свойственны человеку в социальном взаимодействии и которыми активно пользуются манипуляторы и мошенники, например, «Человеческое поведение: эксперименты», видеосюжеты об экспериментах С. Эша, С. Милгрэма, Ф. Зимбардо, фильм канала Discovery «Вершины злодейства: Лидеры культов» (Most Evil: Cult Leaders) и др. Есть два знаменитых игровых фильма, но основанных на реальных событиях: «Волна» (The Wave) — об эксперименте школьного учителя истории в Сан-Франциско в 1967 г., создавшего за неделю из своих учеников фактически фашистскую организацию (в этом году вышел германский римейк под название «Эксперимент-2: Волна»); и «Дитя Муна» (Moon Child) — о судьбе юноши, попавшего в Церковь Объединения корейского «мессии» Муна. В последнем фильме прошедшие депрограммирование бывшие мунисты играют самих себя. Стоит обратить внимание и на победителя последнего Каннского кинофестиваля — фильм «Белые повязки», как говорят аннотации, посвящён корням тоталитаризма и показывает жизнь жёсткой религиозной общины3.

Сейчас в интернете чуть ли не каждый день появляются документальные и анимационные ролики антикультового содержания, из поразивших меня назову «Руководство к жизни»4. Полезны также видеосюжеты новостей или тематических телерасследований о конкретных культах и культовых лидерах, но на первом этапе консультирования они не должны касаться той группы, к которой принадлежит клиент.

Из книг по социальной психологии и непосредственно по проблеме культов я отмечу несколько ключевых, содержание которых консультант по социальным зависимостям должен уметь доходчиво доносить до клиентов5: знаменитая книга Р. Лифтона «Технология «промывки мозгов»: Психология тоталитаризма»6, «Эпоха пропаганды» Э. Аронсона и Э. Пратканиса7, «Психология влияния» Р. Чалдини8, «Социальное влияние» Ф. Зимбардо и М. Ляйппе9, «Открытое общество и его враги» К. Поппера10, «Маски авторитарности» Дж. Крамера и Д. Олстед11, «Истинноверующий» Э. Хоффера12, «Освобождение от психологического насилия» С. Хассена13, «Энциклопедия заблуждений» Р. Т. Кэрролла14. Существенным подспорьем может быть сборник афоризмов С. Ежи Леца «Почти всё»15.

Нет и не может никакого жёсткого универсального плана, с чего подобное консультирование начинать и в каком порядке проходить, важно лишь общее содержание и обозначенные выше главные задачи. Конкретный ход взаимодействия консультантов и клиента во многом определяется поведением последнего: если клиент сначала проявляет пассивность в общении, то консультанты идут по классическому «семинарскому» плану бесед; если же клиент сразу активно вступает в дискуссию и предлагает свои темы для обсуждения, то консультанты подхватывают их как материал для пробуждения критического мышления, а социально-психологический «ликбез» осуществляется в виде иллюстративных вставок. В любом случае самой главной задачей является побуждение клиента к активному диалогу, обсуждению и переосмыслению культового опыта.

При первых признаках проявления у клиента реалистического критичного отношения к идеологии и практике группы и к лидерам начинается второй этап, в ходе которого все внимание сосредотачивается на личном опыте культиста и на его культовой организации. Консультанты должны иметь наготове как можно больше документированных фактов, свидетельств и исследований, показывающих манипулятивно-мошенническую сторону и деструктивный характер данного культа и его лидера(ов), а также хотя бы одного-двух бывших членов того же культа, согласных поделиться своим опытом прозрения.

Продолжительность первого этапа может варьироваться от одного до полутора-двух дней, за исключением самых тяжёлых случаев. Второй этап длится столько, сколько требуется культисту, чтобы выговориться и эмоционально освободиться, но не меньше целого дня. Как указывалось выше, в большинстве случаев 3-4 дней консультирования достаточно, чтобы определился положительный или нулевой результат (если не учитывать возможность отложенных по времени эффектов).

Консультирование по манипуляциям и социальным зависимостям во многих отношениях отличается от традиционного помогающего консультирования по «обычным» жизненным проблемам, и его не могут правильно организовать и провести «обычные» психологи-консультанты или психотерапевты без серьёзной специальной подготовки16. В первой статье я уже отмечал, что такое консультирование требует серьёзных познаний в философии, социологии, социальной психологии, логике, в истории и религиоведении, а также определённой правовой подготовки и общенаучной эрудиции. Оно также связано с необходимостью формирования больших документальных баз и с созданием сети свидетелей. В противовес распространённым недирективным подходам консультирование по социальным зависимостям необходимо вести в директивно-дискуссионном ключе и категорически избегать фрустрирующих клиента пауз и недоговорённостей (широко используемых в других подходах), уметь делать увлекательные информационные и научно-просветительские презентации, быть судебным экспертом, следователем и тренером-инструктором по рациональному мышлению одновременно.

Существенными ограничениями описываемой консультативной интервенции являются:

Ливия Бардин, указывающая на эти недостатки, описывает также критерии и обстоятельства успешного консультирования о выходе из культа:

«Консультирование о выходе не является стопроцентным решением. Оценки успеха весьма сильно колеблются в зависимости, например, от определённой группы и подготовленности семьи. Консультанты по выходу сообщают о коэффициенте успеха 80% или больше для членов культов, которые высиживают в процессе консультирования о выходе, по крайней мере, три дня. (Эта цифра относится к тем, кто не просил о консультировании, но кого можно было уговорить в нем участвовать). Многие не остаются на три дня, а из тех, что остались, существенное меньшинство всё-таки возвращается к культу.

В неудачном консультировании о выходе есть существенный риск оборотной стороны. Культы знают о консультировании о выходе и стараются делать своим членам нечто вроде прививки от него, намекая, что злонамеренные люди, нанятые их рассерженными, контролирующими семьями, могут попытаться увлечь их нечестивой ложью от Истины к гибели. Членов культов, которые сопротивляются консультированию о выходе и возвращаются к группе, могут приветствовать как героев, а приукрашенные рассказы об их испытаниях и сопротивлении могут широко распространяться. Их связи с группой усиливаются похвалой и признанием, которое они получают. Они могут также серьёзно рассердиться на семью за то, что их заманили в такую ситуацию. Мучительно завоёванное доверие утрачивается, а отношения не устанавливаются, когда вы стремитесь преодолеть боль и подозрение члена культа.

С другой стороны этого сложного гроссбуха, даже если член культа отказывается остаться или, в конечном счёте, возвращается к группе, консультирование о выходе может посеять семя сомнения, которое сформирует основание для окончательного решения уйти»18.

Что остаётся делать тем, у кого близкий человек, оказавшийся в ловушке социальной зависимости, не подпадает под перечисленные критерии? Поддерживать как можно изобретательнее общение и ждать, когда тот «дозреет». В определённой части случаев можно дождаться и добровольного выхода из культа, но через сколько месяцев и лет, предсказать невозможно.

Возвращаясь к ситуации, когда консультирование удалось организовать, отмечу несколько моментов, которые способны оказать решающее воздействие на удачный или неудачный исход. Если в первый же день удалось «зацепить» чувства и пробудить разумное мышление клиента, то сессию необходимо продолжать, даже в ночь, до появления более явных и устойчивых признаков критической рефлексии. Нельзя начинать консультирование, соответственно, если консультанты или клиент слишком ограничены во времени какими-то неотложными обстоятельствами.

Категорически необходимо избегать возникновения у клиента чувства «потери лица» и резкого снижения самооценки в связи с раскрытием и осознанием тех ошибок, которые он или она совершили под воздействием манипуляций и обмана в культе. Для этого клиенту необходимо предложить концепцию отделения поступков от оценки личности19, а также доказать нормальность и неизбежность ошибок в жизни любого человека и исключительную полезность признания совершенных ошибок и извлечения из них ценного опыта. Стоит также акцентировать внимание на отрицательных чертах лидеров-манипуляторов как главных виновников возникновения деструктивной ловушки культа.

Если все вышеописанные условия соблюдены, то шансы на успех интервенционистского консультирования о социальной зависимости весьма высоки, чего и желаю коллегам, решившимся вступить на эту трудную стезю.

Всё же преобладающее большинство людей оказываются в культах относительно недолго и покидают их самостоятельно, к чему подталкивает даже непросвещённый обыденный здравый смысл. Это не означает, однако, что им не наносится никакой вред.

В последнее время все более актуальной становится помощь бывшим участникам культов, не прошедшим специализированное консультирование в момент выхода и пытающимся преодолеть негативные последствия своего пребывания в деструктивно-манипулятивной среде. Есть все основания предположить, что число таких обращений в ближайшей перспективе будет только расти. Дело в том, что на территории СНГ уже выросло целое поколение людей, в полной мере столкнувшихся с феноменом деструктивных культов, но только недавно начавших осознавать, что часть их проблем может быть как-то связана с «духовными учителями» и соответствующими организациями. И фактически только сейчас стали сказываться результаты профессиональной просветительской деятельности по проблеме культов, которая долгое время оставалась в тени православно-религиозного антикультового подхода.

Для таких клиентов полностью актуальна содержательная сторона описанного консультирования о социальной зависимости, но методы и организация помощи существенно видоизменяются. Просветительско-образовательная часть во многом необходима, как показывает практика, даже для тех бывших членов культов, которые получили высшее психологическое образование и сами уже выступают в роли «обычных» консультантов. Речь-то ведь приходится вести о тех аспектах социальной психологии (и ряда других социально-гуманитарных дисциплин), которые мало или плохо освещаются в стандартных курсах психфаков. Отпадает только нужда в интенсивном лекционном курсе, бывших культистов можно просвещать посредством библиотерапии и фильмотерапии, т. е. обсуждать с ними на очных сессиях результаты прочтения рекомендованных книг и просмотра фильмов. И сами сессии могут быть одно-двухчасовыми и не чаще одного раза в неделю или в месяц.

Дискуссионная часть по развитию критического мышления тоже не отменяется, а преобразуется в классический РЭП-вариант по А. Эллису, который в таких случаях во всех отношениях к месту и открывает перспективу максимально эффективной и глубинной реабилитации. Это предполагает также значительное внимание к домашним заданиям на рефлексию и на переосмысление всего мировоззрения или определённой части верований в связи с полученным культовым опытом. Поскольку уровень обучения критическому мышлению в образовательных учреждения стран СНГ даже не нулевой, а скорее отрицательный, то эта сторона консультирования по социальным зависимостям самая сложная и трудоёмкая, а ещё и самая важная.

Именно на этом направлении приходится сталкиваться и с наибольшим сопротивлением клиентов, поскольку признание масштабов своего несовершенства и невежества даётся наиболее болезненно и тяжело, особенно на фоне современной пропаганды дезориентирующего «позитивного мышления» (на деле магических «позитивных» заклинаний) и культа имиджа успешности. Приходится иметь дело со случаями, когда и десять лет спустя после выхода из культа бывшие его участники всеми силами пытаются отогнать от себя мысли о полном перечне сделанных ошибок и о соучастии в преступлениях с гуру и с единомышленниками.

Полноценная реабилитация бывшего культиста требует не меньше года напряжённой работы прежде всего самого клиента даже при ограниченном симптоматическом подходе, не говоря уже о капитальном «элегантном» переформировании мировоззрения по А. Эллису. Когда и на чем поставить точку, опять же определяет сам клиент, но консультант по социальным зависимостям должен уметь и предложить, и обеспечить помощь во всем спектре возможностей, вплоть до максимальных.

1Много важных подробностей изложено в: Кларк Д., Джиамбалво К., Джиамбалво Н., Гарви К., Лангоуни М. Д. Консультирование о выходе: практический обзор // Журнал практического психолога, № 1-2, 2000 г. — С. 57-87 (http://evolkov.net/cults/jpp/Giambalvo.K.et.al.Exit.counseling.practical.overview.htm)

2«Воздействие любой “объективно” стимулирующей ситуации зависит от личностного и субъективного значения, придаваемого ей человеком. Чтобы успешно предсказать поведение определённого человека, мы должны уметь учитывать то, как он сам интерпретирует эту ситуацию, понимает её как целое» (Росс Л., Нисбетт Р. Человек и ситуация. Перспективы социальной психологии. — М.: Аспект Пресс, 1999. — С. 46).

3Упомяну ещё несколько антиутопий: американский фильм «Плезантвиль» в жанре фантастической притчи, классический сюжет «1984» по Дж. Оруэллу, а также российский фильм «Обитаемый остров» по повести А. и Б. Стругацких.

4http://www.smartvideos.ru/rukovodstvo-k-zhizni. Небольшую коллекцию ссылок см. здесь: http://www.sektam.net/forum/index.php?showtopic=1390

5Оглавления, частичные или полные тексты перечисленных ниже книг размещены на моем сайте http://evolkov.net.

6Лифтон Р. Технология «промывки мозгов»: Психология тоталитаризма. — СПб.: прайм-Еврознак, 2005.

7Аронсон Э., Пратканис Э. Эпоха пропаганды: Механизмы убеждения — повседневное использование и злоупотребление. — СПб.: прайм-Еврознак, 2003.

8Чалдини Р. Психология влияния. — 2-е испр. изд. — СПб.: Питер, 2006.

9Зимбардо Ф., Ляйппе М. Социальное влияние. — СПб.: Питер, 2000.

10Поппер К. Открытое общество и его враги. Т. 1-2. — М.: Феникс, Международный фонд «Культурная инициатива», 1992.

11Крамер Дж., Олстед Д. Маски авторитарности: Очерки о гуру. — М.: Прогресс-Традиция, 2002.

12Хоффер Э. Истинноверующий. — Мн.: ЕГУ, 2001.

13Хассен С. Освобождение от психологического насилия: деструктивные культы, контроль сознания, методы помощи. — СПб.: прайм-Еврознак, 2001.

14Кэррол, Роберт Т. Энциклопедия заблуждений: собрание невероятных фактов, занимательных обманов и опасных поверий: Пер. с англ. — М.: Издательский дом «Вильямс», 2005.

15Лец С. Е. Почти всё. — Екатеринбург: У-Фактория, 2005.

16В США среди консультантов по культам немало специалистов с квалификацией социальных работников, но у них в любом случае хорошая консультативная подготовка.

17Bardin, L. Coping With Cult Involvement: A Handbook for Families and Friends. American Family Foundation, 2000. Pp. 86-87 (Неопубликованный перевод: Бардин Л. Как справиться с вовлечением в культ: Руководство для семей и друзей. — Архив Е. Волкова).

18Ibid. — Pp. 87-88.

19Хорошим пособием в этом является статья А. Эллиса «Ценность человеческого существования: психотерапевтическая оценка», см.: Эллис А. Гуманистическая психотерапия: Рационально-эмоциональный подход. — СПб.: Сова; М.: ЭКСМО-Пресс, 2002. — С. 24-37.